style=»text-align: center;»>

Христина Тирская

 

ЖИТИЕ МУЧЕНИЦЫ ХРИСТИНЫ ТИРСКОЙ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Му­че­ни­ца Хри­сти­на жи­ла в III ве­ке. Она ро­ди­лась в бо­га­той се­мье. Отец ее Урван был пра­ви­те­лем го­ро­да Ти­ра. В воз­расте 11 лет де­воч­ка от­ли­ча­лась необык­но­вен­ной кра­со­той, и мно­гие хо­те­ли же­нить­ся на ней. Од­на­ко отец Хри­сти­ны меч­тал о том, чтобы дочь ста­ла жри­цей. Для это­го он по­ме­стил ее в осо­бое по­ме­ще­ние, где по­ста­вил мно­же­ство зо­ло­тых и се­реб­ря­ных идо­лов, и ве­лел до­че­ри вос­ку­ри­вать пред ни­ми фими­ам. Две ра­бы­ни при­слу­жи­ва­ли Хри­стине.
В сво­ем уеди­не­нии Хри­сти­на ста­ла за­ду­мы­вать­ся над тем, кто же со­тво­рил этот пре­крас­ный мир? Из сво­ей ком­на­ты она лю­бо­ва­лась звезд­ным небом и по­сте­пен­но при­шла к мыс­ли о Еди­ном Твор­це все­го ми­ра. Она убе­ди­лась, что без­глас­ные и без­душ­ные идо­лы, сто­яв­шие в ее по­ко­ях, ни­че­го не мог­ли со­тво­рить, так как са­ми бы­ли со­тво­ре­ны ру­ка­ми че­ло­ве­ка. Она ста­ла мо­лить­ся Еди­но­му Бо­гу со сле­за­ми, про­ся Его от­крыть Се­бя. Ду­ша ее раз­го­ра­лась лю­бо­вью к Неве­до­мо­му Бо­гу, она все бо­лее уси­ли­ва­ла мо­лит­ву, со­еди­няя ее с по­ще­ни­ем.
Од­на­жды Хри­сти­на удо­сто­и­лась по­се­ще­ния Ан­ге­ла, ко­то­рый на­ста­вил ее в ис­тин­ной ве­ре во Хри­ста, Спа­си­те­ля ми­ра. Ан­гел на­звал ее неве­стой Хри­сто­вой и пред­воз­ве­стил ей бу­ду­щий стра­даль­че­ский по­двиг. Свя­тая де­ва раз­би­ла всех сто­яв­ших у нее идо­лов и вы­бро­си­ла их за ок­но. Отец Хри­сти­ны Урван, по­се­щая свою дочь, спро­сил ее, ку­да ис­чез­ли идо­лы? Хри­сти­на мол­ча­ла. То­гда, при­звав ра­бынь, Урван узнал от них прав­ду. В гне­ве отец на­чал бить дочь по ще­кам. Свя­тая де­ва сна­ча­ла без­молв­ство­ва­ла, а по­том от­кры­ла от­цу свою ве­ру в Еди­но­го Ис­тин­но­го Бо­га и что сво­и­ми ру­ка­ми она уни­что­жи­ла идо­лов. То­гда Урван при­ка­зал убить всех при­слу­жи­вав­ших до­че­ри ра­бынь, а Хри­сти­ну пре­дал же­сто­ко­му би­че­ва­нию и бро­сил в тем­ни­цу. Узнав о слу­чив­шем­ся, мать свя­той Хри­сти­ны с пла­чем при­шла к до­че­ри, про­ся ее от­речь­ся от Хри­ста и вер­нуть­ся к оте­че­ским ве­ро­ва­ни­ям. Од­на­ко Хри­сти­на оста­лась непре­клон­ной. На дру­гой день Урван при­звал дочь на суд и на­чал ее уго­ва­ри­вать воз­дать по­кло­не­ние бо­гам, про­сить про­ще­ния за свой грех, но уви­дел твер­дое и непре­клон­ное ее ис­по­ве­да­ние.
Му­чи­те­ли при­вя­за­ли ее к же­лез­но­му ко­ле­су, под ко­то­рым раз­ве­ли огонь. Те­ло му­че­ни­цы, по­во­ра­чи­ва­ясь на ко­ле­се, об­жи­га­лось со всех сто­рон. За­тем ее бро­си­ли в тем­ни­цу.
Ан­гел Бо­жий явил­ся но­чью, ис­це­лил ее от ран и под­кре­пил пи­щей. Отец, уви­дев ее на­ут­ро невре­ди­мой, при­ка­зал уто­пить в мо­ре. Но Ан­гел под­дер­жал свя­тую, ка­мень по­гру­зил­ся, а Хри­сти­на чу­дес­но вы­шла из во­ды и яви­лась к сво­е­му от­цу. В ужа­се му­чи­тель от­нес это к дей­ствию вол­шеб­ства и ре­шил на­ут­ро каз­нить ее. Но­чью же сам неожи­дан­но умер. При­слан­ный на его ме­сто дру­гой пра­ви­тель, Ди­он, при­звал свя­тую му­че­ни­цу и так­же пы­тал­ся скло­нить к от­ре­че­нию от Хри­ста, но, ви­дя ее непре­клон­ную твер­дость, вновь пре­дал же­сто­ким му­че­ни­ям. Свя­тая му­че­ни­ца Хри­сти­на дол­го бы­ла в тем­ни­це. К ней ста­ли про­ни­кать лю­ди, и она об­ра­ща­ла их к ис­тин­ной ве­ре во Хри­ста. Так об­ра­ти­лось око­ло 3000 че­ло­век.
На ме­сто Ди­о­на при­был но­вый пра­ви­тель Юли­ан и при­сту­пил к ис­тя­за­ни­ям свя­той. По­сле раз­лич­ных му­че­ний Юли­ан ве­лел бро­сить ее в рас­ка­лен­ную печь и за­тво­рить в ней. Через пять дней печь от­кры­ли и на­шли му­че­ни­цу жи­вой и невре­ди­мой. Ви­дя про­ис­хо­дя­щие чу­де­са, мно­гие уве­ро­ва­ли во Хри­ста Спа­си­те­ля, а му­чи­те­ли свя­тую Хри­сти­ну за­ру­би­ли ме­чом.

.

МОЛИТВЫ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Тропарь мученице Христине Тирскойглас 4

Званием евангельски Христу уневестившися,/ Христино славная,/ славу мира сего и похоть бренную вменила еси ни во что же,/ о самом телеси небрегущи,/ муки претерпела еси доблественно,/ тем твое страдание хвалами почитаем,/ мученице, Христу тезоименитая.

Кондак мученице Христине Тирскойглас 4
Световидная голубица позналася еси, криле имущи злате,/ и к высоте Небесней возлетела еси, Христино честная./ Темже твой славный праздник совершаем,/ верою покланяющеся твоих мощей раце,/ из неяже истекает всем обильно/ исцеление Божественное,// душам же и телом.
Благоверные князья Борис (во Святом Крещении Роман) и Глеб (во Святом Крещении Давид)

КРАТКИЕ ЖИТИЯ СВЯ­ТЫХ БЛА­ГО­ВЕР­НЫХ КНЯ­ЗЕЙ-СТРА­СТО­ТЕРП­ЦЕВ БО­РИСА И ГЛЕБА

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Свя­тые бла­го­вер­ные кня­зья-стра­сто­терп­цы Бо­рис и Глеб (в Свя­том Кре­ще­нии – Ро­ман и Да­вид) – пер­вые рус­ские свя­тые, ка­но­ни­зи­ро­ван­ные как Рус­ской, так и Кон­стан­ти­но­поль­ской Цер­ко­вью. Они бы­ли млад­ши­ми сы­но­вья­ми свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра († 15 июля 1015). Ро­див­ши­е­ся неза­дол­го до Кре­ще­ния Ру­си свя­тые бра­тья бы­ли вос­пи­та­ны в хри­сти­ан­ском бла­го­че­стии. Стар­ший из бра­тьев – Бо­рис по­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. Он лю­бил чи­тать Свя­щен­ное Пи­са­ние, тво­ре­ния свя­тых от­цов и осо­бен­но жи­тия свя­тых. Под их вли­я­ни­ем свя­той Бо­рис возы­мел го­ря­чее же­ла­ние под­ра­жать по­дви­гу угод­ни­ков Бо­жи­их и ча­сто мо­лил­ся, чтобы Гос­подь удо­сто­ил его та­кой че­сти.
Свя­той Глеб с ран­не­го дет­ства вос­пи­ты­вал­ся вме­сте с бра­том и раз­де­лял его стрем­ле­ние по­свя­тить жизнь ис­клю­чи­тель­но слу­же­нию Бо­гу. Оба бра­та от­ли­ча­лись ми­ло­сер­ди­ем и сер­деч­ной доб­ро­той, под­ра­жая при­ме­ру свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, ми­ло­сти­во­го и от­зыв­чи­во­го к бед­ным, боль­ным, обез­до­лен­ным.
Еще при жиз­ни от­ца свя­той Бо­рис по­лу­чил в удел Ро­стов. Управ­ляя сво­им кня­же­ством, он про­явил муд­рость и кро­тость, за­бо­тясь преж­де все­го о на­саж­де­нии пра­во­слав­ной ве­ры и утвер­жде­нии бла­го­че­сти­во­го об­ра­за жиз­ни сре­ди под­дан­ных. Мо­ло­дой князь про­сла­вил­ся так­же как храб­рый и ис­кус­ный во­ин. Неза­дол­го до сво­ей смер­ти ве­ли­кий князь Вла­ди­мир при­звал Бо­ри­са в Ки­ев и на­пра­вил его с вой­ском про­тив пе­че­не­гов. Ко­гда по­сле­до­ва­ла кон­чи­на рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, стар­ший сын его Свя­то­полк, быв­ший в то вре­мя в Ки­е­ве, объ­явил се­бя ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским. Свя­той Бо­рис в это вре­мя воз­вра­щал­ся из по­хо­да, так и не встре­тив пе­че­не­гов, ве­ро­ят­но, ис­пу­гав­ших­ся его и ушед­ших в сте­пи. Узнав о смер­ти от­ца, он силь­но огор­чил­ся. Дру­жи­на уго­ва­ри­ва­ла его пой­ти в Ки­ев и за­нять ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол, но свя­той князь Бо­рис, не же­лая меж­до­усоб­ной рас­при, рас­пу­стил свое вой­ско: «Не под­ни­му ру­ки на бра­та сво­е­го, да еще на стар­ше­го ме­ня, ко­то­ро­го мне сле­ду­ет счи­тать за от­ца!»
Од­на­ко ко­вар­ный и вла­сто­лю­би­вый Свя­то­полк не по­ве­рил ис­крен­но­сти Бо­ри­са; стре­мясь огра­дить се­бя от воз­мож­но­го со­пер­ни­че­ства бра­та, на сто­роне ко­то­ро­го бы­ли сим­па­тии на­ро­да и вой­ска, он по­до­слал к нему убийц. Свя­той Бо­рис был из­ве­щен о та­ком ве­ро­лом­стве Свя­то­пол­ка, но не стал скры­вать­ся и, по­доб­но му­че­ни­кам пер­вых ве­ков хри­сти­ан­ства, с го­тов­но­стью встре­тил смерть. Убий­цы на­стиг­ли его, ко­гда он мо­лил­ся за утре­ней в вос­крес­ный день 24 июля 1015 го­да в сво­ем шат­ре на бе­ре­гу ре­ки Аль­ты. По­сле служ­бы они во­рва­лись в ша­тер к кня­зю и прон­зи­ли его ко­пья­ми. Лю­би­мый слу­га свя­то­го кня­зя Бо­ри­са – Ге­ор­гий Уг­рин (ро­дом венгр) бро­сил­ся на за­щи­ту гос­по­ди­на и немед­лен­но был убит. Но свя­той Бо­рис был еще жив. Вый­дя из шат­ра, он стал го­ря­чо мо­лить­ся, а по­том об­ра­тил­ся к убий­цам: «Под­хо­ди­те, бра­тия, кон­чи­те служ­бу свою, и да бу­дет мир бра­ту Свя­то­пол­ку и вам». То­гда один из них по­до­шел и прон­зил его ко­пьем. Слу­ги Свя­то­пол­ка по­вез­ли те­ло Бо­ри­са в Ки­ев, по до­ро­ге им по­па­лись на­встре­чу два ва­ря­га, по­слан­ных Свя­то­пол­ком, чтобы уско­рить де­ло. Ва­ря­ги за­ме­ти­ли, что князь еще жив, хо­тя и ед­ва ды­шал. То­гда один из них ме­чом прон­зил его серд­це. Те­ло свя­то­го стра­сто­терп­ца кня­зя Бо­ри­са тай­но при­вез­ли в Вы­ш­го­род и по­ло­жи­ли в хра­ме во имя свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го.
По­сле это­го Свя­то­полк столь же ве­ро­лом­но умерт­вил свя­то­го кня­зя Гле­ба. Ко­вар­но вы­звав бра­та из его уде­ла – Му­ро­ма, Свя­то­полк по­слал ему на­встре­чу дру­жин­ни­ков, чтобы убить свя­то­го Гле­ба по до­ро­ге. Князь Глеб уже знал о кон­чине от­ца и зло­дей­ском убий­стве кня­зя Бо­ри­са. Глу­бо­ко скор­бя, он пред­по­чел смерть, неже­ли вой­ну с бра­том. Встре­ча свя­то­го Гле­ба с убий­ца­ми про­изо­шла в устье ре­ки Смя­ды­ни, непо­да­ле­ку от Смо­лен­ска.
В чем же со­сто­ял по­двиг свя­тых бла­го­вер­ных кня­зей Бо­ри­са и Гле­ба? Ка­кой смысл в том, чтобы вот так – без со­про­тив­ле­ния по­гиб­нуть от рук убийц?
Жизнь свя­тых стра­сто­терп­цев бы­ла при­не­се­на в жерт­ву ос­нов­но­му хри­сти­ан­ско­му доб­ро­де­ла­нию – люб­ви. «Кто го­во­рит: «Я люб­лю Бо­га», а бра­та сво­е­го нена­ви­дит, тот лжец» (1Ин.4:20). Свя­тые бра­тья сде­ла­ли то, что бы­ло еще но­во и непо­нят­но для язы­че­ской Ру­си, при­вык­шей к кров­ной ме­сти – они по­ка­за­ли, что за зло нель­зя воз­да­вать злом, да­же под угро­зой смер­ти. «Не бой­тесь уби­ва­ю­щих те­ло, ду­ши же не мо­гу­щих убить» (Мф.10:28). Свя­тые му­че­ни­ки Бо­рис и Глеб от­да­ли жизнь ра­ди со­блю­де­ния по­слу­ша­ния, на ко­то­ром зи­ждит­ся ду­хов­ная жизнь че­ло­ве­ка и во­об­ще вся­кая жизнь в об­ще­стве. «Ви­ди­те ли, бра­тия, – за­ме­ча­ет пре­по­доб­ный Нестор Ле­то­пи­сец, – как вы­со­ка по­кор­ность стар­ше­му бра­ту? Ес­ли бы они про­ти­ви­лись, то ед­ва ли бы спо­до­би­лись та­ко­го да­ра от Бо­га. Мно­го ныне юных кня­зей, ко­то­рые не по­ко­ря­ют­ся стар­шим и за со­про­тив­ле­ние им бы­ва­ют уби­ва­е­мы. Но они не упо­доб­ля­ют­ся бла­го­да­ти, ка­кой удо­сто­и­лись сии свя­тые».
Бла­го­вер­ные кня­зья-стра­сто­терп­цы не за­хо­те­ли под­нять ру­ку на бра­та, но Гос­подь Сам ото­мстил вла­сто­лю­би­во­му ти­ра­ну: «Мне от­мще­ние и аз воз­дам» (Рим.12:19).
В 1019 го­ду князь Ки­ев­ский Яро­слав Муд­рый, так­же один из сы­но­вей рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, со­брал вой­ско и раз­бил дру­жи­ну Свя­то­пол­ка. По про­мыс­лу Бо­жию, ре­ша­ю­щая бит­ва про­изо­шла на по­ле у ре­ки Аль­ты, где был убит свя­той Бо­рис. Свя­то­полк, на­зван­ный рус­ским на­ро­дом Ока­ян­ным, бе­жал в Поль­шу и, по­доб­но пер­во­му бра­то­убий­це Ка­и­ну, ни­где не на­хо­дил се­бе по­коя и при­ста­ни­ща. Ле­то­пис­цы сви­де­тель­ству­ют, что да­же от мо­ги­лы его ис­хо­дил смрад.
«С то­го вре­ме­ни, – пи­шет ле­то­пи­сец, – за­тих­ла на Ру­си кра­мо­ла». Кровь, про­ли­тая свя­ты­ми бра­тья­ми ра­ди предот­вра­ще­ния меж­до­усоб­ных рас­прей, яви­лась тем бла­го­дат­ным се­ме­нем, ко­то­рое укреп­ля­ло един­ство Ру­си. Бла­го­вер­ные кня­зья-стра­сто­терп­цы не толь­ко про­слав­ле­ны от Бо­га да­ром ис­це­ле­ний, но они – осо­бые по­кро­ви­те­ли, за­щит­ни­ки Рус­ской зем­ли. Из­вест­ны мно­гие слу­чаи их яв­ле­ния в труд­ное для на­ше­го Оте­че­ства вре­мя, на­при­мер, – свя­то­му Алек­сан­дру Нев­ско­му на­ка­нуне Ле­до­во­го по­бо­и­ща (1242), ве­ли­ко­му кня­зю Ди­мит­рию Дон­ско­му в день Ку­ли­ков­ской бит­вы (1380). По­чи­та­ние свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба на­ча­лось очень ра­но, вско­ре по­сле их кон­чи­ны. Служ­ба свя­тым бы­ла со­став­ле­на мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским Иоан­ном I (1008–1035).
Ве­ли­кий князь Ки­ев­ский Яро­слав Муд­рый по­за­бо­тил­ся о том, чтобы разыс­кать остан­ки свя­то­го Гле­ба, быв­шие 4 го­да непо­гре­бен­ны­ми, и со­вер­шил их по­гре­бе­ние в Вы­ш­го­ро­де, в хра­ме во имя свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, ря­дом с мо­ща­ми свя­то­го кня­зя Бо­ри­са. Через неко­то­рое вре­мя храм этот сго­рел, мо­щи же оста­лись невре­ди­мы, и от них со­вер­ша­лось мно­го чу­до­тво­ре­ний. Один ва­ряг небла­го­го­вей­но стал на мо­ги­лу свя­тых бра­тьев, и вне­зап­но ис­шед­шее пла­мя опа­ли­ло ему но­ги. От мо­щей свя­тых кня­зей по­лу­чил ис­це­ле­ние хро­мой от­рок, сын жи­те­ля Вы­ш­го­ро­да: свя­тые Бо­рис и Глеб яви­лись от­ро­ку во сне и осе­ни­ли кре­стом боль­ную но­гу. Маль­чик про­бу­дил­ся от сна и встал со­вер­шен­но здо­ро­вым. Бла­го­вер­ный князь Яро­слав Муд­рый по­стро­ил на этом ме­сте ка­мен­ный пя­ти­гла­вый храм, ко­то­рый был освя­щен 24 июля 1026 го­да мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским Иоан­ном с со­бо­ром ду­хо­вен­ства. Мно­же­ство хра­мов и мо­на­сты­рей по всей Ру­си бы­ло по­свя­ще­но свя­тым кня­зьям Бо­ри­су и Гле­бу, фрес­ки и ико­ны свя­тых бра­тьев-стра­сто­терп­цев так­же из­вест­ны в мно­го­чис­лен­ных хра­мах Рус­ской Церк­ви.

ПОЛНЫЕ ЖИТИЯ СВЯ­ТЫХ БЛА­ГО­ВЕР­НЫХ КНЯ­ЗЕЙ-СТРА­СТО­ТЕРП­ЦЕВ БО­РИСА И ГЛЕБА 

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Свя­той Вла­ди­мир, сын Свя­то­сла­ва, внук Иго­ря, про­све­тив­ший Свя­тым Кре­ще­ни­ем всю зем­лю Рус­скую, имел 12 сы­но­вей, и млад­шие бы­ли Бо­рис и Глеб, ко­то­рые ро­ди­лись от ца­рев­ны Ан­ны, сест­ры гре­че­ских им­пе­ра­то­ров Ва­си­лия и Кон­стан­ти­на. И по­са­дил их отец на кня­же­ние по раз­ным зем­лям, каж­до­му дав удел: Бо­ри­су – Ро­стов, Гле­бу – Му­ром. О ран­нем воз­расте свв. Бо­ри­са и Гле­ба прп. Нестор со­об­ща­ет сле­ду­ю­щее: «Свя­той Вла­ди­мир от­пу­стил всех сво­их де­тей по во­ло­стям, ко­то­рые дал им в управ­ле­ние, но Бо­ри­са и Гле­ба де­ржал при се­бе, по­то­му что они бы­ли весь­ма юны. Свя­той Глеб был со­всем еще ди­тя, а свя­той Бо­рис уже про­яв­лял вы­со­кий ра­зум, был по­лон бла­го­да­ти Бо­жи­ей, знал гра­мо­ту и лю­бил чи­тать кни­ги. Чи­тал же он жи­тия и му­че­ния свя­тых и, мо­лясь со сле­за­ми, про­сил у Гос­по­да, чтобы Он спо­до­бил его уча­сти еди­но­го из сих свя­тых. Так он мо­лил­ся по­сто­ян­но, а свя­той Глеб слу­шал его, без­от­луч­но на­хо­дясь при нем».
Ко­гда уже про­шло 28 лет по Свя­том Кре­ще­нии, по­стиг Вла­ди­ми­ра злой недуг. В это вре­мя к от­цу при­был Бо­рис из Ро­сто­ва. Пе­че­не­ги, ко­че­вой на­род тюрк­ско­го про­ис­хож­де­ния, шли ра­тью на Русь, и Вла­ди­мир был в ве­ли­кой пе­ча­ли, по­то­му что не имел сил вы­сту­пить про­тив без­бож­ных. Оза­бо­чен­ный этим, при­звал он Бо­ри­са, ко­то­ро­му во Свя­том Кре­ще­нии бы­ло на­ре­че­но имя Ро­ман. Отец дал Бо­ри­су, бла­жен­но­му и ско­ро­по­слуш­ли­во­му, мно­го во­и­нов и по­слал его про­тив без­бож­ных пе­че­не­гов. С ра­до­стью по­шел Бо­рис, ска­зав от­цу: «Вот я пе­ред то­бой, го­тов со­тво­рить что тре­бу­ет во­ля серд­ца тво­е­го».
Но не на­шел Бо­рис су­по­ста­тов сво­их. На воз­врат­ном пу­ти к нему при­был вест­ник и ска­зал, что отец его Вла­ди­мир, на­ре­чен­ный во Свя­том Кре­ще­нии Ва­си­ли­ем, умер ме­ся­ца июля 15-го дня 1015 го­да. А Свя­то­полк ута­ил смерть от­ца, но­чью разо­брал пол па­лат в се­ле Бе­ре­сто­вом, обер­нул те­ло усоп­ше­го в ко­вер, спу­стил его на ве­рев­ках, от­вез на са­нях (в Древ­ней Ру­си был обы­чай усоп­ших пе­ре­но­сить и пе­ре­во­зить на са­нях на от­пе­ва­ние в цер­ковь) в Де­ся­тин­ную цер­ковь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­стро­ен­ную и укра­шен­ную свя­тым кня­зем Вла­ди­ми­ром, и по­ста­вил там. Все это бы­ло сде­ла­но тай­но.
Услы­шав сие, Бо­рис силь­но опе­ча­лил­ся и не мог го­во­рить, но в серд­це так пла­кал по от­це сво­ем: «Увы мне, свет очей мо­их, си­я­ние и за­ря ли­ца мо­е­го, вос­пи­та­тель юно­сти мо­ей, на­ка­за­ние нера­зу­мия мо­е­го: увы мне, отец и гос­по­дин мой! К ко­му я при­бег­ну, на ко­го я по­смот­рю, где я на­сы­щусь бла­го­го уче­ния и на­ка­за­ния тво­е­го ра­зу­ма? Увы мне, увы мне! За­ка­ти­лось солн­це мое, а я не был тут, не мог сам об­ла­чить чест­ное те­ло твое и пре­дать гро­бу сво­и­ми ру­ка­ми. Не пе­ре­но­сил я тво­е­го пре­крас­но­го и му­же­ствен­но­го те­ла, не спо­до­бил­ся по­це­ло­вать тво­их се­дин! О, бла­жен­ный мой, по­мя­ни ме­ня в ме­сте тво­е­го упо­ко­е­ния. Серд­це у ме­ня го­рит, сму­ща­ет­ся у ме­ня ра­зум, не знаю я, к ко­му об­ра­тить­ся и по­ве­дать мою горь­кую пе­чаль. Ес­ли к бра­ту, ко­то­ро­го я имел бы вме­сто от­ца, то тот, ка­жет­ся, ду­ма­ет о су­е­те мир­ской и о мо­ем уби­е­нии. Ес­ли же он ре­шит­ся на мое уби­е­ние, то бу­ду му­че­ни­ком Гос­по­ду мо­е­му. Но не про­тив­люсь, ибо пи­шет­ся: Гос­подь гор­дым про­ти­вит­ся, сми­рен­ным же да­ет бла­го­дать (Иак.4:6)». Так по­мыш­ляя в уме сво­ем, по­шел Бо­рис к бра­ту сво­е­му и го­во­рил в ду­ше: «Во­ля Твоя да бу­дет, Гос­по­ди мой».
Идя сво­им пу­тем, Бо­рис горь­ко пла­кал; хо­тел удер­жать­ся от слез, но не мог, и все, ви­дя его в сле­зах, пла­ка­лись о его бла­го­род­ной кра­со­те и доб­ром ра­зу­ме. И кто мог не за­пла­кать, пред­чув­ствуя смерть Бо­ри­са, ви­дя его уны­лое ли­цо и его скорбь, ибо был бла­жен­ный князь прав­див, щедр и тих, кро­ток и сми­рен, всех ми­ло­вал и всем по­мо­гал.
Но свя­то­го Бо­ри­са укреп­ля­ла мысль о том, что, ес­ли его брат, по на­уче­нию злых лю­дей, и убьет его, то он бу­дет му­че­ни­ком, и Гос­подь при­мет дух его. Он за­был смерт­ную скорбь, уте­шая свое серд­це сло­ва­ми Бо­жи­и­ми: иже по­гу­бит ду­шу свою Мене ра­ди и Еван­ге­лия, той спа­сет ю (Мк.8:35) и в жиз­ни веч­ной со­хра­нит ее. И шел Бо­рис с ра­дост­ным серд­цем, го­во­ря: «Не пре­зри, пре­ми­ло­сти­вый Гос­по­ди, ме­ня, упо­ва­ю­ще­го на Те­бя, но спа­си ду­шу мою».
Свя­то­полк же са­мо­власт­но утвер­дил­ся в Ки­е­ве, при­звал ки­ев­лян, раз­дал им мно­гие да­ры и от­пу­стил их. За­тем по­слал к Бо­ри­су с та­ки­ми сло­ва­ми: «Брат, я хо­чу с то­бой жить в люб­ви и уве­ли­чу твою часть в от­чем на­сле­дии». В этих сло­вах бы­ла лесть, а не ис­ти­на.
Ис­кон­ный нена­вист­ник доб­рых лю­дей, диа­вол, ви­дя, что свя­той Бо­рис воз­ло­жил всю на­деж­ду на Бо­га, стал силь­нее воз­дей­ство­вать на Свя­то­пол­ка, ко­то­рый, по­доб­но Ка­и­ну, го­рел ог­нем бра­то­убий­ства, за­ду­мав из­бить всех на­след­ни­ков от­ца сво­е­го и од­но­му при­нять власть его.
Ока­ян­ный про­кля­тый Свя­то­полк, со­вет­ник вся­ко­го зла и на­чаль­ник вся­кой неправ­ды, при­звал к се­бе вы­ше­го­род­ских му­жей и ска­зал: «Ес­ли вы обе­ща­е­те по­ло­жить за ме­ня го­ло­вы, иди­те тай­но, бра­тья мои, най­ди­те бра­та мо­е­го Бо­ри­са и, улу­чив вре­мя, убей­те его». И обе­ща­лись они.
Бла­жен­ный Бо­рис на воз­врат­ном пу­ти остал­ся на ре­ке Аль­те в шат­рах (он вы­хо­дил про­тив пе­че­не­гов). И ска­за­ла ему дру­жи­на его: «Иди в Ки­ев и сядь на кня­же­ском пре­сто­ле от­ца сво­е­го, ибо и во­ин­ство от­чее с то­бою». Он же от­ве­чал им: «Не под­ни­му ру­ки на бра­та сво­е­го, да еще на стар­ше­го ме­ня, ко­то­ро­го мне сле­ду­ет счи­тать за от­ца». Услы­шав сие, во­и­ны ушли от Бо­ри­са, и он остал­ся толь­ко с от­ро­ка­ми сво­и­ми. Был то­гда день суб­бот­ний.
Удру­чен­ный пе­ча­лью, во­шел он в ша­тер свой и со сле­за­ми жа­лоб­но воз­звал: «Слез мо­их не пре­зри, Вла­ды­ко. Упо­ваю на Те­бя, что при­му жре­бий с Тво­и­ми ра­ба­ми, со все­ми свя­ты­ми Тво­и­ми. Ибо Ты Бог Ми­ло­сти­вый и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем во ве­ки, аминь».
На­сту­пил ве­чер, и свя­той Бо­рис ве­лел слу­жить ве­чер­ню; а сам тво­рил мо­лит­ву и ве­чер­ню со сле­за­ми горь­ки­ми, и ча­стым воз­ды­ха­ни­ем, и сте­на­ни­ем мно­гим. По­том лег и уснул. Утром, умыв­ши ли­цо, ста­ли со­вер­шать утре­ню.
По­слан­ные Свя­то­пол­ком при­шли на Аль­ту но­чью, при­бли­зи­лись и услы­ша­ли го­лос бла­жен­но­го стра­сто­терп­ца, по­ю­ще­го псал­мы, по­ло­жен­ные на утре­ни. Уже до­шла до свя­то­го весть о пред­сто­я­щем уби­е­нии, и он пел: Гос­по­ди, что ся умно­жи­ша сту­жа­ю­щии ми, мно­зи вос­ста­ют на мя (Пс.3:2). Обы­до­ша мя пси мно­зи и юн­цы туч­нии одер­жа­ша мя. По­том: Гос­по­ди Бо­же мой, на Тя упо­вах, спа­си мя (Пс.21:17-18, 7:2) и про­чие псал­мы.
И услы­шав силь­ный то­пот око­ло шат­ра, свя­той Бо­рис за­тре­пе­тал, за­лил­ся сле­за­ми и ска­зал: «Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, что в све­те сем спо­до­бил ме­ня при­нять горь­кую смерть из-за за­ви­сти и по­стра­дать за лю­бовь и сло­во Твое». Свя­щен­ник и от­рок, слу­га свя­то­го Бо­ри­са, уви­дев гос­по­ди­на сво­е­го осла­бев­шим и одер­жи­мым пе­ча­лью, горь­ко за­пла­ка­ли и ска­за­ли: «Ми­лый гос­по­дин наш до­ро­гой, ка­кой бла­го­да­ти спо­до­бил­ся ты, ибо не за­хо­тел про­ти­вить­ся бра­ту сво­е­му ра­ди люб­ви Хри­сто­вой, хоть и мно­го во­и­нов имел ты у се­бя».
Тут они уви­де­ли бе­гу­щих к шат­ру, блеск их ору­жия и об­на­жен­ные их ме­чи. Без ми­ло­сти бы­ло прон­зе­но чест­ное те­ло свя­то­го бла­жен­но­го стра­сто­терп­ца Хри­сто­ва Бо­ри­са. Его про­ткну­ли ко­пья­ми Пут­ша и Та­лец и Ело­вич Ляш­ко. Ви­дя сие, от­рок свя­то­го Бо­ри­са бро­сил­ся на те­ло его и ска­зал: «Не остав­лю те­бя, гос­по­дин мой до­ро­гой; тут пусть и я бу­ду спо­доб­лен окон­чить свою жизнь с то­бою». Был же он ро­дом вен­ге­рец, зва­ли его Ге­ор­гий, и был он лю­бим кня­зем без­мер­но. Тут прон­зи­ли и от­ро­ка.
Ра­нен­ный Бо­рис вы­бе­жал из шат­ра и на­чал умо­лять и упра­ши­вать убийц: «Бра­тья мои ми­лые и лю­би­мые! По­го­ди­те немно­го, дай­те мне по­мо­лить­ся Бо­гу мо­е­му». И он мо­лил­ся: «Гос­по­ди Бо­же ми­ло­сти­вый, сла­ва Те­бе, ибо осво­бо­дил ме­ня от пре­льще­ния жи­тия се­го. Сла­ва Те­бе, пре­щед­рый По­да­тель жиз­ни, спо­до­бив­ший ме­ня стра­да­ния свя­тых Тво­их му­че­ни­ков. Сла­ва Те­бе, Вла­ды­ко Че­ло­ве­ко­лю­бец, ис­пол­нив­ший же­ла­ние серд­ца мо­е­го. Сла­ва, Хри­сте, ми­ло­сер­дию Тво­е­му, ибо Ты на­пра­вил на пра­вый и мир­ный путь но­ги мои ид­ти к Те­бе без со­блаз­на. При­з­ри с вы­со­ты свя­то­сти Тво­ей; по­смот­ри на сер­деч­ное мое стра­да­ние, ко­то­рое я при­нял от сво­е­го срод­ни­ка. Ибо ра­ди Те­бя умерщ­вля­ют ме­ня се­го­дня. Они, как агн­ца, по­жи­ра­ют ме­ня. Зна­ешь, Гос­по­ди, зна­ешь, что я не про­тив­люсь, не воз­ра­жаю. Имея в сво­их ру­ках всех во­и­нов от­ца сво­е­го (их бы­ло 8 ты­сяч) и всех его лю­бим­цев, я не по­мыс­лил ни­че­го зло­го со­тво­рить бра­гу мо­е­му… И не по­ставь ему в ви­ну гре­ха се­го, но при­ми с ми­ром ду­шу мою. Аминь».
За­тем, об­ра­тив к убий­цам ис­том­лен­ное ли­цо свое и воз­зрев на них уми­лен­ны­ми оча­ми, за­ли­ва­ясь сле­за­ми, ска­зал им: «Бра­тья, при­сту­пи­те и окон­чи­те по­ве­лен­ное вам, и да бу­дет мир бра­ту мо­е­му и вам, бра­тья».
Мно­гие пла­ка­ли и взы­ва­ли: «Как уди­ви­тель­но, что ты не за­хо­тел сла­вы ми­ра се­го и ве­ли­чия, не за­хо­тел быть сре­ди чест­ных вель­мож. Кто не уди­вит­ся ве­ли­ко­му его сми­ре­нию, кто не сми­рит­ся, ви­дя и слы­ша его сми­ре­ние!»
По­слан­ные Свя­то­пол­ком из­би­ли и мно­гих от­ро­ков. Бла­жен­но­го Бо­ри­са они обер­ну­ли ша­тром и, по­ло­жив­ши на по­воз­ку, по­вез­ли. А ко­гда узнал о сем Свя­то­полк, то по­слал двух ва­ря­гов, и те прон­зи­ли ме­чом серд­це му­че­ни­ка. И тот­час свя­той скон­чал­ся, пре­дав ду­шу в ру­ки Бо­га Жи­ва, ме­ся­ца июля в 24 день. Те­ло его тай­но при­нес­ли в Вы­ш­го­род, по­ло­жи­ли у церк­ви свя­то­го Ва­си­лия и в зем­ле по­греб­ли его.
Так свя­той Бо­рис, при­яв ве­нец от Хри­ста Бо­га, был со­при­чтен с пра­вед­ны­ми и во­дво­рил­ся с про­ро­ка­ми и апо­сто­ла­ми и с ли­ка­ми му­че­ни­че­ски­ми, вос­пе­вая с Ан­ге­ла­ми, ве­се­лясь в ли­ке свя­тых.
Ока­ян­ные же убий­цы при­шли к Свя­то­пол­ку, счи­тая се­бя до­стой­ны­ми по­хва­лы. Та­ки­ми слу­га­ми бе­сы бы­ва­ют. Злой же че­ло­век, стре­мя­щий­ся ко злу, не усту­па­ет во зле бе­су. Бе­сы ве­ру­ют и Бо­га бо­ят­ся и тре­пе­щут (Иак.2:19), а злой че­ло­век Бо­га не бо­ит­ся и не сты­дит­ся лю­дей. Бе­сы бо­ят­ся Кре­ста Гос­под­ня, а злой че­ло­век да­же и Кре­ста не бо­ит­ся.
Не оста­но­вил­ся на сем убий­стве ока­ян­ный Свя­то­полк, но за­мыс­лил убить и Гле­ба, бра­та сво­е­го. И по­слал ска­зать бла­жен­но­му Гле­бу: «Иди ско­рей, отец очень нездо­ров и зо­вет те­бя».
Глеб тот­час сел на ко­ня и с ма­лой дру­жи­ной по­мчал­ся на зов. Ко­гда он до­е­хал до Вол­ги, у устья Тьмы на по­ле спо­ткнул­ся под ним конь в ка­на­ву и по­вре­дил се­бе но­гу. За­тем при­был к Смо­лен­ску и, отой­дя от Смо­лен­ска, невда­ле­ке оста­но­вил­ся на ре­ке Смя­дыне в лод­ке. В это вре­мя при­шла от Пред­сла­вы к Яро­сла­ву весть о смер­ти от­ца. Яро­слав же по­слал к Гле­бу со сло­ва­ми: «Не хо­ди, брат, отец у те­бя умер, а брат твой убит Свя­то­пол­ком». Услы­шав сие, бла­жен­ный за­пе­ча­лил­ся, горь­ко за­ры­дал и ска­зал: «Увы мне, гос­по­дин мой, дву­мя пла­ча­ми я пла­чу и се­тую дву­мя се­то­ва­ния­ми. Увы мне, увы мне, пла­чу я об от­це, пла­чу боль­ше, в от­ча­я­нии, по те­бе, брат и гос­по­дин мой Бо­рис. Как прон­зи­ли те­бя, как ты без­ми­ло­стив­но был пре­дан смер­ти, не от вра­га, но от сво­е­го бра­та при­ял ги­бель. Увы мне! Луч­ше бы мне уме­реть с то­бою, неже­ли жить в сем жи­тии од­но­му, оси­ро­тев­ше­му от те­бя».
Ко­гда свя­той Глеб так сте­нал, вне­зап­но по­яви­лись по­слан­ные Свя­то­пол­ком злые его слу­ги и ста­ли плыть к нему. Ко­гда лод­ки по­рав­ня­лись, зло­деи схва­ти­ли лод­ку кня­зя за уклю­чи­ны, по­тя­ну­ли к се­бе и ста­ли ска­кать в нее, имея в ру­ках об­на­жен­ные ме­чи. У греб­цов вы­па­ли из рук вес­ла и все по­мерт­ве­ли от стра­ха. Бла­жен­ный, ви­дя, что его хо­тят убить, взгля­нул на зло­де­ев уми­лен­ны­ми оча­ми и с со­кру­шен­ным серд­цем, сми­рен­ным ра­зу­мом и ча­стым воз­ды­ха­ни­ем, за­ли­ва­ясь сле­за­ми и сла­бея те­лом, стал жа­лоб­но мо­лить их: «Не тронь­те ме­ня, бра­тья мои ми­лые и до­ро­гие. Ка­кую оби­ду на­нес я бра­ту мо­е­му и вам, бра­тья и гос­по­да мои. Ес­ли есть оби­да, то ве­ди­те ме­ня к кня­зю ва­ше­му, а к мо­е­му бра­ту и гос­по­ди­ну. По­ща­ди­те юность мою, по­ми­луй­те, про­шу вас и умо­ляю. До­ка­жи­те мне, что зло­го сде­лал я».
Но убийц не по­сты­ди­ло ни од­но сло­во. Он же, ви­дя, что они не вни­ма­ют сло­вам его, стал го­во­рить: «Ва­си­лий, Ва­си­лий, отец мой, при­к­ло­ни слух твой и услышь го­лос мой. По­гля­ди, что слу­чи­лось с сы­ном тво­им, как без ви­ны за­ка­ла­ют ме­ня. Увы мне, увы мне! И ты, брат Бо­рис, услышь го­лос мой, по­гля­ди на скорбь серд­ца мо­е­го и по­мо­лись обо мне об­ще­му всех Вла­ды­ке, так как ты име­ешь дерз­но­ве­ние и пред­сто­ишь Пре­сто­лу Его».
Пре­кло­нив ко­ле­на, стал он так мо­лить­ся: «Пре­щед­рый, пре­ми­ло­сти­вый Гос­по­ди, не пре­зри слез мо­их, но с жа­ло­стью по­смот­ри на со­кру­ше­ние серд­ца мо­е­го. Вот я за­ка­ла­ем, но за что и за ка­кую оби­ду – не знаю. Ты ска­зал Сво­им апо­сто­лам: в тер­пе­нии ва­шем стя­жи­те ду­ши ва­ша (Лк.21:19). Смот­ри, Гос­по­ди, и су­ди. Вот го­то­ва ду­ша моя пе­ред То­бою, Гос­по­ди, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху».
За­тем, взгля­нув на убийц, ска­зал им ти­хим го­ло­сом: «При­сту­пай­те уж и кон­чай­те то, за­чем вы по­сла­ны». То­гда ока­ян­ный Го­ря­сер ве­лел его тот­час за­ре­зать, а стар­ший по­вар Гле­ба, име­нем Тор­чин, об­на­жив нож свой, пе­ре­ре­зал гор­ло бла­жен­но­му, как незло­би­во­му агн­цу. Сие бы­ло 5 сен­тяб­ря в по­не­дель­ник. И при­нес­лась Гос­по­ду жерт­ва чи­стая, свя­тая и бла­го­вон­ная и взо­шла в Небес­ные оби­те­ли к Бо­гу. И узрел свя­той же­лан­но­го бра­та, и оба они вос­при­я­ли вен­цы небес­ные, ко­то­рые так же­ла­ли.
Ока­ян­ные же убий­цы воз­вра­ти­лись к по­слав­ше­му их и ска­за­ли: «Со­тво­ри­ли мы по­ве­лен­ное то­бою».
Услы­шав это, Свя­то­полк воз­нес­ся серд­цем, и сбы­лось ска­зан­ное псал­мо­пев­цем Да­ви­дом: что хва­ли­ши­ся во зло­бе, сильне; без­за­ко­ние весь день… Се­го ра­ди Бог раз­ру­шит тя до кон­ца, вос­тор­га­ет тя и пре­се­лит тя от се­ле­ния тво­е­го, и ко­рень твой от зем­ли жи­вых (Пс.51:3-7).
Ко­гда свя­той Глеб был убит, те­ло его бро­си­ли в пу­стын­ном ме­сте, меж­ду двух ко­лод. Но Гос­подь ни­ко­гда не остав­ля­ет Сво­их ра­бов, как ска­зал Да­вид: хра­нит Гос­подь вся ко­сти их, ни еди­на от них со­кру­шит­ся (Пс.33:21). И вот, ко­гда те­ло свя­то­го дол­го ле­жа­ло на пу­сты­ре, Гос­подь не оста­вил его пре­бы­вать в неве­де­нии и небре­же­нии, но по­ка­зы­вал сие ме­сто то све­щой го­ря­щей, то про­хо­жие куп­цы, охот­ни­ки и пас­ту­хи слы­ша­ли пе­ние Ан­гель­ское. Но ни слы­шав­шим, не ви­дев­шим сие не при­шло на мысль по­ис­кать те­ло свя­то­го, по­ка Яро­слав, воз­му­щен­ный сим убий­ством, не по­шел вой­ной на бра­то­убий­цу, ока­ян­но­го Свя­то­пол­ка, ко­то­ро­го, при­няв мно­го бран­но­го тру­да, по­бе­дил, при по­мо­щи Бо­жи­ей и по­спе­ше­нии свя­тых кня­зей му­че­ни­ков. Так был по­срам­лен и по­беж­ден нече­сти­вый.
А ко­гда Яро­слав еще не знал о смер­ти от­ца, а Свя­то­полк уже стал кня­жить в Ки­е­ве, то ему при­шла весть от сест­ры Пред­сла­вы: «Отец у те­бя умер, Свя­то­полк кня­жит в Ки­е­ве, убил он Бо­ри­са, и на Гле­ба по­слал убийц. Бе­ре­гись его». Услы­шав сие, Яро­слав за­гру­стил об от­це, бра­те и на дру­гой день стал со­би­рать дру­жи­ну.
Со­брав ва­ряг ты­ся­чу, да дру­гих во­и­нов со­рок ты­сяч, Яро­слав при­звал Бо­га на по­мощь и по­шел на Свя­то­пол­ка со сло­ва­ми: «Не я на­чал из­би­вать бра­тьев, но он. Пусть же он и от­ве­тит за кровь бра­тьев, ибо без ви­ны про­лил он пра­вед­ную кровь Бо­ри­са и Гле­ба, и мне то же со­тво­рит. Но су­ди Бог по прав­де, чтобы пре­кра­ти­лась зло­ба греш­но­го». И по­шел на Свя­то­пол­ка. Тот же, услы­шав про по­ход Яро­сла­ва, со­брал бес­чис­лен­ное вой­ско Ру­си и пе­че­не­гов и вы­сту­пил к Лю­бе­чу.
Это бы­ло в ле­то 6524 (1016 г.). Оба вой­ска встре­ти­лись у Дне­пра, ста­ли од­но про­тив дру­го­го по обе сто­ро­ны ре­ки, и ни­ка­кое из них не име­ло сме­ло­сти на­чать бой. Так они и сто­я­ли друг про­тив дру­га око­ло 3 ме­ся­цев. И стал во­е­во­да Свя­то­пол­ка, ез­дя по бе­ре­гу, уко­рять нов­го­род­цев: «Что вы при­шли с хро­мым, вы – плот­ни­ки, вот мы вас за­ста­вим стро­ить нам хо­ро­мы». Услы­шав сие, нов­го­род­цы оскор­би­лись и ска­за­ли Яро­сла­ву: «Зав­тра пе­ре­ве­зем­ся через ре­ку. Ес­ли же кто не пой­дет с на­ми, са­ми убьем его». В ту по­ру бы­ли уже за­мо­роз­ки. На за­ре Яро­слав с вой­ском пе­ре­вез­лись через ре­ку, вы­са­ди­лись и от­толк­ну­ли лод­ки от бе­ре­га. И вот по­шли вой­ска друг на дру­га и столк­ну­лись.
Силь­ная бы­ла се­ча: пе­че­не­ги сто­я­ли за озе­ром и не мог­ли по­мочь Свя­то­пол­ку.
Во­и­ны Яро­сла­ва при­тис­ну­ли Свя­то­пол­ко­ву рать к озе­ру, столк­ну­ли их на лед, ко­то­рый под ни­ми про­ва­лил­ся. И стал одоле­вать Яро­слав. Ви­дя сие, Свя­то­полк бе­жал к ля­хам. Яро­слав же сел на от­цов­ском кня­же­нии в Ки­ев, по­сле то­го, как про­был в Нов­го­ро­де 28 лет.
Через 2 го­да Свя­то­полк по­шел про­тив Яро­сла­ва с ко­ро­лем Бо­ле­сла­вом и ля­ха­ми. Яро­слав же не успел при­го­то­вить­ся к бит­ве, и по­бе­дил Бо­ле­слав Яро­сла­ва. Бо­ле­слав во­шел со Свя­то­пол­ком в Ки­ев, а Яро­слав бе­жал с 4-мя му­жа­ми в Нов­го­род. И на­ча­ли они со­би­рать день­ги, с каж­до­го му­жа по 4 ку­ны, со ста­рост по 9 гри­вен, а с бо­яр – по 80 гри­вен. За­тем при­зва­ли ва­ря­гов и за­пла­ти­ли им со­бран­ные день­ги. Так со­брал Яро­слав боль­шое вой­ско. Безум­ный же Свя­то­полк ска­зал: «Из­би­вай­те по го­ро­дам ля­хов». Так и сде­ла­ли. То­гда Бо­ле­слав бе­жал из Ки­е­ва, за­хва­тив с со­бой иму­ще­ство и бо­яр. Яро­слав же устре­мил­ся на Свя­то­пол­ка и по­бе­дил его. Свя­то­полк бе­жал к пе­че­не­гам.
В ле­то 6527 (1019 г.) он воз­вра­тил­ся со мно­же­ством пе­че­не­гов. Яро­слав со­брал вой­ско и вы­сту­пил про­тив него на Аль­ту. Став на ме­сте, где был убит свя­той Бо­рис, он воз­дел ру­ки на небо и ска­зал: «Вот кровь бра­та мо­е­го во­пи­ет к Те­бе, Вла­ды­ко, как кровь Аве­ля. Ото­мсти за него Свя­то­пол­ку так, как бра­то­убий­це Ка­и­ну, на ко­то­ро­го Ты воз­ло­жил сте­на­ние и тря­се­ние (Быт.4:12). Мо­лю Те­бя, Гос­по­ди, пусть Свя­то­полк по­лу­чит то же. О, бра­тья мои, ес­ли вы и умер­ли те­лом, то жи­вы бла­го­да­тью и пред­сто­и­те Гос­по­ду. По­мо­ги­те мне мо­лит­вою».
Ска­зав сие, он по­шел на Свя­то­пол­ка, и по­ле у ре­ки Аль­ты по­кры­лось мно­же­ством во­и­нов. И со­шлись вой­ска на вос­хо­де солн­ца, и бы­ла злая се­ча, со­сту­па­лись триж­ды, би­лись це­лый день, и толь­ко к ве­че­ру одо­лел Яро­слав.
Сей же ока­ян­ный Свя­то­полк бе­жал. И на­пал на него бес, и рас­слаб­ли ко­сти его так, что он не мог си­деть на коне, и его нес­ли на но­сил­ках. Так до­нес­ли его до Бе­ре­стья. Он же го­во­рил: «Бе­ги­те, вот го­нят­ся за на­ми». По­сы­ла­ли про­тив по­го­ни, но ни­ко­го не на­хо­ди­ли. Ле­жа в немо­щи, Свя­то­полк все вска­ки­вал и го­во­рил: «Бе­жим, опять го­нят­ся. Ох мне!» Так не мог он по­быть на од­ном ме­сте. И про­бе­жал он через ляш­скую зем­лю, го­ни­мый гне­вом Бо­жи­им, и до­стиг пу­сты­ни меж­ду зем­лей ля­хов и че­хов. Тут он ли­шил­ся жиз­ни и при­нял воз­мез­дие от Гос­по­да, так как сви­де­тель­ство­ва­ла по­слан­ная на него бо­лезнь о веч­ной му­ке по смер­ти. Так был он ли­шен той и дру­гой жиз­ни: здесь он ли­шил­ся не толь­ко кня­же­ния, но и жи­тия, а там – не толь­ко Цар­ства Небес­но­го и пре­бы­ва­ния с Ан­ге­ла­ми, но и был пре­дан му­ке и ог­ню. Мо­ги­ла его оста­лась. От нее ис­хо­дит злой смрад, на по­ка­за­ние лю­дям, что, ес­ли услы­шав­ший о сем со­тво­рит по­доб­ное, то при­и­мет и гор­ше се­го. С то­го вре­ме­ни за­тих­ла в Рус­ской зем­ле кра­мо­ла, а Яро­слав по­лу­чил гос­под­ство в Ру­си. И стал он во­про­шать о те­ле­сах свя­тых, как и где они по­ло­же­ны. И по­ве­да­ли ему, что свя­той Бо­рис по­гре­бен в Вы­ш­го­ро­де, о свя­том же Гле­бе не все зна­ли, что он был убит в Смо­лен­ске. И то­гда ска­за­ли Яро­сла­ву близ­кие, что они слы­ша­ли о при­хо­див­ших от­ту­да, буд­то там они ви­де­ли си­я­ние и све­чи на пу­стын­ном ме­сте. Услы­хав сие, Яро­слав по­слал на по­ис­ки в Смо­ленск пре­сви­те­ров.
Те по­шли и отыс­ка­ли его те­ло там, где со­вер­ша­лись ви­де­ния. С по­чте­ни­ем, со све­ча­ми мно­ги­ми и ка­ди­ла­ми пе­ре­нес­ли они его в лод­ки и от­нес­ли в Вы­ш­го­род, где ле­жа­ло те­ло преб­ла­жен­но­го Бо­ри­са, там они вы­ры­ли мо­ги­лу и по­ло­жи­ли те­ло, изум­лен­ные его пре­крас­ным и цве­ту­щим ви­дом. Див­но и чуд­но и па­мя­ти до­стой­но, что те­ло свя­то­го столь­ко лет оста­ва­лось невре­ди­мым, не тро­ну­тое пло­то­яд­ны­ми зве­ря­ми и не толь­ко не по­чер­не­ло, как это бы­ва­ет с тру­па­ми, но бы­ло свет­ло, пре­крас­но, це­ло и бла­го­вон­но. Так Бог со­хра­нил остан­ки Сво­е­го стра­даль­ца. Мно­гие не ве­да­ли, что тут ле­жа­ли те­ле­са свя­тых стра­сто­терп­цев. Но, как ска­зал свя­той еван­ге­лист, не мо­жет град укры­ти­ся, вер­ху го­ры стоя. Ни­же вжи­га­ют све­тиль­ник и по­став­ля­ют его под спу­дом, но на свещ­ни­це, и све­тит всем (Мф.5:14-15), так и сих свя­тых Гос­подь по­ста­вил све­тить ми­ру и си­ять пре­мно­ги­ми чу­де­са­ми в Рус­ской стране, где мно­го страж­ду­щих по­лу­чи­ли спа­се­ние. На ме­стах же, где они при­ня­ли му­че­ни­че­ские вен­цы, бы­ли со­зда­ны церк­ви во имя их. И тво­ри­ли они здесь мно­го чу­дес.
Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их, тво­ряй чу­де­са Един (Пс.67:36, 71:18), – вос­пел про­рок Да­вид. Пре­по­доб­ный же Иоанн Да­мас­кин пи­сал, что та­кие му­жи и по смер­ти жи­вы и Бо­гу пред­сто­ят. Ис­точ­ник на­ше­го спа­се­ния Вла­ды­ка Хри­стос по­мощь их по­даст, ибо от му­че­ни­че­ских те­лес ми­ро бла­го­ухан­ное ис­хо­дит. И кто в Бо­га ве­ру­ет и в на­деж­ду вос­кре­се­ния, тот не на­зо­вет их мерт­вы­ми. Ибо как мерт­вая плоть мо­жет тво­рить чу­де­са? Та­ки­ми бес от­го­ня­ет­ся, про­хо­дят бо­лез­ни, ис­це­ля­ют­ся немо­щи, сле­пые по­лу­ча­ют зре­ние, про­ка­жен­ные очи­ща­ют­ся, скор­би и несча­стия пре­кра­ща­ют­ся и вся­кое доб­рое да­я­ние от От­ца све­та через них ис­хо­дит. Они – за­ступ­ни­ки все­го ро­да, за нас Бо­гу мо­лит­вы тво­рят. По­чи­тая па­мять их, с уси­ли­ем тво­рим празд­ник свя­тых, ко­то­рых Гос­подь про­сла­вил пре­мно­гой бла­го­да­тью и чу­де­са­ми – сих чу­до­твор­цев и за­ступ­ни­ков всех стран на­шей Рус­ской зем­ли.
Мно­гие не зна­ли, что в Вы­ш­го­ро­де по­чи­ва­ют свя­тые му­че­ни­ки и стра­сто­терп­цы Хри­сто­вы Ро­ман и Да­вид, но Гос­подь не до­пу­стил, чтобы та­кое со­кро­ви­ще та­и­лось в зем­ле, и об­на­ру­жил его для всех. На ме­сте, где они ле­жа­ли, ино­гда ви­дел­ся ог­нен­ный столп, ино­гда же слы­ша­лось Ан­гель­ское пе­ние. Слы­ша сие и ви­дя, лю­ди при­хо­ди­ли по­кло­нять­ся со стра­хом на ме­сте том.
Од­на­жды при­шли к то­му ме­сту, где ле­жа­ли свя­тые, по­гре­бен­ные под зем­лею, ва­ря­ги, и один из них всту­пил на него; тот­час же огонь вы­шел из гро­ба и опа­лил но­ги ва­ря­га. Тот вско­чил, стал рас­ска­зы­вать и по­ка­зал дру­жине свои обо­жжен­ные но­ги. С тех пор не осме­ли­ва­лись под­хо­дить близ­ко, но со стра­хом по­кло­ня­лись.
Из­ве­стен слу­чай, ко­гда неожи­дан­но за­го­рел­ся храм во имя свя­ти­те­ля Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, где бы­ли за­хо­ро­не­ны свя­тые стра­сто­терп­цы Бо­рис и Глеб. Это бы­ло вос­при­ня­то как некий знак Бо­жий, ибо храм дав­но об­вет­шал и нуж­дал­ся в об­нов­ле­нии.
По это­му слу­чаю Ки­ев­ский мит­ро­по­лит Иоанн (1008–1035) и бла­го­вер­ный князь Яро­слав при­шли на это ме­сто с крест­ным хо­дом, чтобы с бла­го­го­ве­ни­ем до­стать из зем­ли свя­тые мо­щи Бо­ри­са и Гле­ба. И, от­ко­пав, вы­ну­ли гроб из зем­ли. И при­сту­пил мит­ро­по­лит Иоанн и пре­сви­те­ры со стра­хом и лю­бо­вью, от­кры­ли гроб свя­тых и уви­де­ли чу­до пре­слав­ное. Те­ле­са свя­тых не име­ли ни­ка­ко­го по­вре­жде­ния, но бы­ли со­вер­шен­но це­лы и бе­лы, как снег, ли­ца их бы­ли свет­лы, как у Ан­ге­лов, бла­го­уха­ние ис­хо­ди­ло от них. Силь­но ди­ви­лись ар­хи­епи­скоп и все лю­ди. И от­нес­ли они те­ле­са в неболь­шую ча­сов­ню, ко­то­рая бы­ла по­став­ле­на на ме­сте сго­рев­шей церк­ви, и по­ло­жи­ли их над зем­лею на пра­вой сто­роне.
Был в Вы­ш­го­ро­де муж, име­нем Ми­ро­нег, ого­род­ник. Он имел сы­на, у ко­то­ро­го но­га вы­сох­ла и со­гну­лась. И не мог он хо­дить и не ощу­щал ее. Хо­дил же он, сде­лав се­бе де­ре­вян­ную но­гу. И при­шел он к свя­тым, при­пал к гро­бу и мо­лил­ся Бо­гу и свя­тым, про­ся от свя­тых ис­це­ле­ния. Так день и ночь мо­лил­ся он со сле­за­ми. Од­наж­ды но­чью яви­лись ему свя­тые стра­сто­терп­цы Хри­сто­вы Ро­ман и Да­вид и спро­си­ли: «Что ты во­пи­ешь к нам?» Тот по­ка­зал но­гу. Они взя­ли но­гу сухую и три­жды ее пе­ре­кре­сти­ли. Про­бу­див­шись от сна, он уви­дел се­бя здо­ро­вым и вско­чил, сла­вя Бо­га и свя­тых. За­тем он по­ве­дал всем, как свя­тые его ис­це­ли­ли, и ска­зал, что ви­дел и Ге­ор­гия, от­ро­ка свя­то­го Бо­ри­са, ко­то­рый шел пе­ред свя­ты­ми, неся све­чу. Ви­дя та­кое чу­до, лю­ди про­сла­ви­ли Бо­га.
Князь Яро­слав, при­звав мит­ро­по­ли­та Иоан­на, с ве­се­ли­ем по­ве­дал ему слы­шан­ное. Ар­хи­епи­скоп так­же воз­дал хва­лу Бо­гу и дал кня­зю бо­го­угод­ный со­вет по­стро­ить цер­ковь. И по­стро­и­ли цер­ковь ве­ли­кую, име­ю­щую пять глав, в 1026 го­ду. С крест­ным хо­дом мит­ро­по­лит Иоанн, князь Яро­слав, все свя­щен­ни­ки и весь на­род пе­ре­нес­ли в цер­ковь мо­щи свя­тых и освя­ти­ли ее. И уста­но­ви­ли празд­но­ва­ние 24 июля, ко­гда был убит преб­ла­жен­ный Бо­рис.
Ко­гда на Свя­той ли­тур­гии при­сут­ство­ва­ли князь и мит­ро­по­лит, слу­чи­лось быть в хра­ме че­ло­ве­ку хро­мо­му. С боль­шим тру­дом при­полз он в храм, мо­лясь Бо­гу и свя­тым. И тот­час ста­ли креп­ки­ми но­ги его, бла­го­да­тью Бо­жи­ей и мо­лит­ва­ми свя­тых. И вос­став, по­шел он пе­ред все­ми. Ви­дя сие чу­до, бла­го­вер­ный князь Яро­слав, мит­ро­по­лит и все лю­ди воз­да­ли хва­лу Бо­гу и свя­тым.
По­сле ли­тур­гии князь по­звал на тра­пе­зу всех, и мит­ро­по­ли­та, и пре­сви­те­ров, и спра­ви­ли они празд­ник, как по­до­ба­ет. И мно­го име­ния раз­дал князь ни­щим, си­ро­там и вдо­ви­цам.
И вот скон­чал­ся Яро­слав (в 1054 го­ду), оста­вив на­след­ни­ка­ми сво­их сы­но­вей Изя­с­ла­ва, Свя­то­сла­ва и Все­во­ло­да, раз­де­лив меж­ду ни­ми на­сле­дие. В по­сле­дую­щие го­ды Вы­ш­го­род­ский Бо­ри­со­глеб­ский храм с мо­ща­ми свя­тых стра­сто­терп­цев ста­но­вит­ся се­мей­ным хра­мом Яро­сла­ви­чей, свя­ти­ли­щем их брат­ской люб­ви и сов­мест­но­го слу­же­ния Ро­дине.
Про­шло два го­да, и цер­ковь уже об­вет­ша­ла. При­дя од­на­жды в нее, Изя­с­лав Яро­сла­вич уви­дел ее вет­хость, при­звал стар­ши­ну плот­ни­ков и ве­лел ему по­стро­ить но­вую, од­но­гла­вую цер­ковь во имя свя­тых стра­сто­терп­цев. Ко­гда цер­ковь бы­ла за­кон­че­на со­всем, бо­го­лю­бец Изя­с­лав умо­лил ар­хи­епи­ско­па Ге­ор­гия, чтобы тот учре­дил пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­тых в но­вую цер­ковь. И взя­ли преж­де кня­зья на ра­ме­на те­ло свя­то­го Бо­ри­са в ра­ке де­ре­вян­ной и по­нес­ли в пред­ше­ствие пре­по­доб­ных чер­но­риз­цев со све­ча­ми. За ино­ка­ми шли дья­ко­ны и пре­сви­те­ры, за­тем мит­ро­по­лит и епи­ско­пы. И при­нес­ши, по­ста­ви­ли ра­ку в церк­ви, от­кры­ли ее, и ис­пол­ни­лась цер­ковь бла­го­уха­ния чуд­но­го. За­тем взя­ли ка­мен­ную ра­ку с те­лом свя­то­го Гле­ба, по­ста­ви­ли на са­ни и, взяв­шись за ве­рев­ки, по­вез­ли их. И ко­гда бы­ли уже в две­рях, оста­но­ви­лась ра­ка и не дви­ну­лась впе­ред. То­гда по­ве­ле­ли на­ро­ду воск­ли­цать: Гос­по­ди, по­ми­луй! – и мо­ли­лись Гос­по­ду и свя­тым. И тот­час сдви­ну­ли ра­ку. Мит­ро­по­лит Ге­ор­гий взял ру­ку свя­то­го Гле­ба и бла­го­сло­вил ею кня­зей.
И с тех пор (1072 г.) уста­но­вил­ся сей празд­ник 2 мая в честь и сла­ву свя­тых му­че­ни­ков, бла­го­да­тью Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. Этот день па­мя­ти пе­ре­не­се­ния мо­щей так­же стал ши­ро­ко празд­но­вать­ся на Ру­си. Ле­то­пись под 1093 го­дом со­об­ща­ет, что празд­ник свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба явил­ся но­вым ве­ли­ким празд­ни­ком зем­ли Рус­ской. Бо­ри­со­глеб­ский храм с мо­ща­ми свя­тых стра­сто­терп­цев про­сла­вил­ся мно­ги­ми чу­дес­ны­ми ис­це­ле­ни­я­ми, да­ро­ван­ны­ми по ми­ло­сти Бо­жи­ей всем, при­хо­див­шим с ве­рой и мо­лит­вой.
Некий че­ло­век был нем и хром, но­га у него бы­ла от­ня­та по ко­ле­но. Сде­лав де­ре­вян­ную но­гу, он хо­дил на ней. И пре­бы­вал у церк­ви свя­тых с ины­ми убо­ги­ми, при­ни­мая от хри­сти­ан ми­ло­сты­ню. В один из дней слу­чи­лось же так, что ему не да­ли ни есть, ни пить, и си­дел он, го­лод­ный и жаж­ду­щий. То­гда вне­зап­но впал он в ис­ступ­ле­ние и ви­де­ние ви­дел. Пред­ста­ви­лось ему, что он си­дит у церк­ви свя­тых. И уви­дел он Бо­ри­са и Гле­ба, вы­шед­ших как бы из ал­та­ря и шед­ших к нему, и пал он ниц. Свя­тые взя­ли его за ру­ку, по­са­ди­ли его и ста­ли го­во­рить об ис­це­ле­нии его. По­том пе­ре­кре­сти­ли уста его, взя­ли его боль­ную но­гу, как бы по­ма­за­ли мас­лом и по­тя­ну­ли ее за ко­ле­но. Все сие недуж­ный как бы во сне ви­дел, ибо он упал ниц. Уви­дев его рас­про­стер­тым на зем­ле, лю­ди по­вер­ты­ва­ли его ту­да и сю­да. Он ле­жал как мерт­вый, не имея сил дви­нуть ни уста­ми, ни оча­ми. Толь­ко ду­ша его в нем бы­ла и серд­це би­лось. Все ду­ма­ли, что его по­ра­зил бес. Взя­ли его, по­нес­ли и по­ло­жи­ли у церк­ви свя­тых, пе­ред две­ря­ми. Мно­го лю­дей сто­я­ло во­круг, смот­ре­ли и ди­ви­лись пре­слав­но­му чу­ду. Из ко­ле­на стра­даль­ца по­яви­лась но­га и ста­ла рас­ти, по­ка не срав­ня­лась с дру­гой, и это про­изо­шло не в дол­гий срок, а в один час. Ви­дя сие, на­хо­див­ши­е­ся тут про­сла­ви­ли Бо­га и его угод­ни­ков, му­че­ни­ков Ро­ма­на и Да­ви­да. И все вос­клик­ну­ли: «Кто воз­гла­го­лет си­лы Гос­под­ни, слы­ша­ны со­тво­рит вся хва­лы Его. Ди­вен Бог тво­ряй чу­де­са Един» (Пс.105:2, 71:18).
Жил в го­ро­де некий сле­пец. При­хо­дил он к церк­ви свя­то­го Ге­ор­гия и мо­лил­ся свя­то­му, про­ся про­зре­ния. Од­на­жды но­чью явил­ся ему свя­той му­че­ник Ге­ор­гий и ска­зал: «Что ты взы­ва­ешь ко мне! Ес­ли ты хо­чешь про­зреть, я те­бе по­ве­даю, как се­го до­стиг­нуть. Иди к свя­тым Бо­ри­су и Гле­бу, они, ес­ли по­же­ла­ют, да­ру­ют те­бе зре­ние, о ко­то­ром ты про­сишь. Ибо им да­на бла­го­дать от Бо­га в стране Рус­ской ис­це­лять вся­кие му­ки и неду­ги».
Ви­дя сие и слы­ша, сле­пец про­бу­дил­ся и от­пра­вил­ся в путь, как ему бы­ло ве­ле­но. При­шел он к церк­ви свя­тых му­че­ни­ков и про­был тут несколь­ко дней, при­па­дая и мо­ля свя­тых, по­ка они не по­се­ти­ли его. И про­зрел он и стал ви­деть, сла­вя Бо­га и свя­тых му­че­ни­ков. И рас­ска­зал он всем, как ви­дел, что при­шли к нему свя­тые му­че­ни­ки, пе­ре­кре­сти­ли ему гла­за три­жды, и тот­час они от­верз­лись. Все воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га за те пре­слав­ные, пре­див­ные и неска­зан­ные чу­де­са, ко­то­рые тво­ри­лись свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми. Ибо на­пи­са­но: во­лю бо­я­щих­ся Его со­тво­рит и мо­лит­ву их услы­шит (Пс.144:19), и еще: вся ели­ка вос­хо­те со­тво­ри (Пс.113:11).
То­гда Свя­то­слав, сын Яро­сла­ва, за­мыс­лил со­здать свя­тым ка­мен­ную цер­ковь, но успел до­ве­сти клад­ку стен лишь до вось­ми лок­тей и скон­чал­ся в 1079 го­ду. Все­во­лод, став кня­зем зем­ли Рус­ской, до­вер­шил ее всю. Ко­гда же она бы­ла окон­че­на, тот­час, в ту же ночь, упал ее верх, и вся она раз­ру­ши­лась.
По­чи­та­ние свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба силь­но раз­ви­лось в эпо­ху вну­ков Яро­сла­ва, при­во­дя неред­ко к свое­об­раз­но­му бла­го­че­сти­во­му со­рев­но­ва­нию меж­ду ни­ми. Сын Изя­с­ла­ва Свя­то­полк († 1113) устро­ил свя­тым се­реб­ря­ные ра­ки, сын Все­во­ло­да Вла­ди­мир Мо­но­мах († 1125) в 1102 го­ду тай­но, но­чью, при­слал ма­сте­ров и око­вал се­реб­ря­ные ра­ки ли­ста­ми зо­ло­та. Но их пре­взо­шел сын Свя­то­сла­ва Олег († 1115), ко­то­рый «умыс­лил воз­двиг­нуть со­кру­шив­шу­ю­ся ка­мен­ную цер­ковь и, при­ве­дя стро­и­те­лей, дал в оби­лии все­го, что нуж­но». Цер­ковь бы­ла го­то­ва в 1111 го­ду. Рас­пи­са­ли ее. Олег мно­го по­нуж­дал и мо­лил Свя­то­пол­ка, чтобы пе­ре­не­сти в нее свя­тые мо­щи. Свя­то­полк не хо­тел, «зане не он со­здал эту цер­ковь». Пе­ре­не­се­ние мо­щей со­вер­ши­лось 2 мая 1115 го­да.
Во­об­ще же име­на Бо­рис и Глеб так­же, как Ро­ман и Да­вид, бы­ли из­люб­лен­ны­ми во мно­гих по­ко­ле­ни­ях рус­ских кня­зей. Кня­зья со­стя­за­лись в со­зда­нии ве­ли­ко­леп­ных хра­мов свя­тым му­че­ни­кам. Сам Олег, кро­ме Вы­ш­го­род­ско­го хра­ма, воз­двиг в 1115 го­ду Бо­ри­со­глеб­ский со­бор в Ста­рой Ря­за­ни (по­че­му и епар­хия на­зы­ва­лась поз­же Бо­ри­со­глеб­ской). Его брат Да­вид стро­ит та­кой же в Чер­ни­го­ве (в 1120 го­ду). В 1132 го­ду Юрий Дол­го­ру­кий по­стро­ил цер­ковь Бо­ри­са и Гле­ба в Ки­дек­ше на ре­ке Нер­ли, «где бы­ло ста­но­ви­ще свя­то­го Бо­ри­са». В 1145 го­ду свя­той Ро­сти­слав Смо­лен­ский «за­ло­жи цер­ковь ка­мен­ну на Смя­ды­ни», в Смо­лен­ске. В сле­ду­ю­щем го­ду воз­ник пер­вый (де­ре­вян­ный) Бо­ри­со­глеб­ский храм в Нов­го­ро­де. В 1167 го­ду на сме­ну де­ре­вян­но­му за­кла­ды­ва­ет­ся ка­мен­ный, окон­чен­ный и освя­щен­ный в 1173 го­ду.
Вы­ш­го­род­ские свя­ты­ни бы­ли не един­ствен­ным цен­тром ли­тур­ги­че­ско­го цер­ков­но­го по­чи­та­ния свя­тых стра­сто­терп­цев Бо­ри­са и Гле­ба, рас­про­стра­нен­но­го по всей Рус­ской зем­ле. Преж­де все­го, су­ще­ство­ва­ли хра­мы и мо­на­сты­ри в кон­крет­ных мест­но­стях, свя­зан­ных с му­че­ни­че­ским по­дви­гом свя­тых и их чу­дес­ной по­мо­щью лю­дям: храм Бо­ри­са и Гле­ба на До­ро­го­жи­че, на пу­ти в Вы­ш­го­род, где свя­той Бо­рис, по пре­да­нию, ис­пу­стил дух; Бо­ри­со­глеб­ский мо­на­стырь на Тме, близ Торж­ка (ос­но­ван в 1030 го­ду), где хра­ни­лась гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия Уг­ри­на. Бо­ри­со­глеб­ские хра­мы бы­ли воз­двиг­ну­ты на Аль­те – в па­мять по­бе­ды Яро­сла­ва Муд­ро­го над Свя­то­пол­ком Ока­ян­ным 24 июля 1019 го­да, и на Гзе­ни, в Нов­го­ро­де – на ме­сте по­бе­ды над волх­вом Гле­ба Свя­то­сла­ви­ча.
И умно­жа­лись чу­де­са свя­тых, и, как пи­са­но во Свя­том Еван­ге­лии, ни все­му ми­ру вме­сти­ти пи­ше­мых (Ин.21:25); они тво­ри­лись, не бу­дучи за­пи­сы­ва­е­мы, и кто знал о них – рас­ска­зы­вал.
В го­ро­де Вла­ди­ми­ре За­лес­ском кня­жил внук Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха Все­во­лод Юрь­евич. На него в 1175 го­ду вос­ста­ли два пле­мян­ни­ка – Мсти­слав и Яро­полк Ро­сти­сла­ви­чи. По­сле ве­ли­кой бит­вы Ро­сти­сла­ви­чи бы­ли по­ра­же­ны Все­во­ло­дом, за­хва­че­ны в плен и при­ве­де­ны во Вла­ди­мир. Все­во­лод при­ста­вил к ним стра­жу, но поз­во­лил им хо­дить на сво­бо­де. Вла­ди­мир­цы, ви­дя сих пле­нен­ных кня­зей на сво­бо­де, а не в тем­ни­це, воз­роп­та­ли, и ве­ли­кий князь не мог удер­жать на­род от мя­те­жа. Вла­ди­мир­цы раз­ме­та­ли тем­ни­цу и, схва­тив­ши Мсти­сла­ва и Яро­пол­ка, осле­пи­ли их и от­пу­сти­ли. Так несчаст­ные Ро­сти­сла­ви­чи, хо­тев­шие боль­шей сла­вы и вла­сти, бы­ли усми­ре­ны и ослеп­ле­ны. И вот по­шли они к Смо­лен­ску и при­шли на Смя­ды­ню в цер­ковь свя­тых му­че­ни­ков Бо­ри­са и Гле­ба. Был же то­гда день па­мя­ти уби­е­ния свя­то­го Гле­ба, 5 сен­тяб­ря. И мо­ли­лись кня­зья Бо­гу с ве­ли­ким усер­ди­ем и при­зы­ва­ли на по­мощь свя­тых му­че­ни­ков, как срод­ни­ков сво­их, чтобы свя­тые по­сла­ли им об­лег­че­ние, так как яз­вы на ме­сте очей гно­и­лись у них. Ко­гда они мо­ли­лись, сна­ча­ла об­лег­чи­лась боль, а за­тем неожи­дан­но им бы­ло да­ро­ва­но про­зре­ние. Яс­но ви­дя, на­ча­ли Ро­сти­сла­ви­чи сла­вить и бла­го­да­рить Бо­га, Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу и свя­тых кня­зей Ро­ма­на и Да­ви­да. И воз­вра­ти­лись они с ра­до­стью в до­ма свои, рас­ска­зы­вая всю­ду о ми­ло­сти Гос­под­ней, по­дан­ной им по мо­лит­ве свя­тых му­че­ни­ков.
В го­ро­де Ту­ро­ве жил в древ­ние вре­ме­на ста­рец некий, име­нем Мар­тин. И стра­дал он ча­сто от бо­лез­ни жи­во­та. Ко­гда стра­да­ния при­сту­па­ли к нему, ста­рец ле­жал, кри­ча от бо­ли, не имея сил встать и по­за­бо­тить­ся о те­ле сво­ем. Од­на­жды, хво­рая тем неду­гом, ле­жал он в кел­лии и из­не­мо­гал от жаж­ды. Но ни­кто не по­се­тил его, так как во­круг мо­на­сты­ря то­гда раз­ли­лась во­да. На тре­тий день во­шли к нему свя­тые му­че­ни­ки Бо­рис и Глеб, в том ви­де, как они бы­ли изо­бра­же­ны на иконе, и спро­си­ли: «Чем ты хво­ра­ешь, стар­че?» Тот рас­ска­зал им о сво­ем неду­ге. «Не на­до ли те­бе во­ды?» – «О, гос­по­да мои, – от­ве­чал ста­рец, – уже дав­но я жаж­ду». Один из них взял ко­ро­мыс­ло и при­нес во­ды, а дру­гой за­черп­нул ков­шик. И на­по­и­ли они стар­ца. То­гда он спро­сил: «Чьи вы де­ти?» Они ему от­ве­ча­ли: «Мы бра­тья Яро­сла­ва». — Ста­рец, ду­мая, что они род­ствен­ни­ки кня­зя Яро­сла­ва, ска­зал: «Да по­шлет вам Гос­подь мно­гие ле­та, гос­по­да мои, возь­ми­те са­ми хлеб и ешь­те, ибо я не мо­гу по­слу­жить вам». Они от­ве­ча­ли: «Пусть хлеб оста­нет­ся для те­бя, а мы пой­дем. Ты же не хво­рай боль­ше, но усни». И тот­час ста­ли неви­ди­мы. Вы­здо­ро­вев, ста­рец по­нял, что его по­се­ти­ли свя­тые Бо­рис и Глеб, и, встав, про­сла­вил Бо­га и угод­ни­ков Его. И с тех пор ни­ко­гда не хво­рал он тем неду­гом, был здо­ров и рас­ска­зы­вал бра­тии о ис­це­ле­нии, да­ро­ван­ном ему свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми.
Бла­го­вер­ный князь Алек­сандр Яро­сла­вич, про­зван­ный Нев­ским, во вре­мя кня­же­ния сво­е­го в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де вел вой­ну со шве­да­ми. Ко­гда он с вой­ском при­шел на ре­ку Неву, один из его во­е­вод, бо­го­бо­яз­нен­ный муж, име­нем Филипп, ис­пол­няя по­ру­чен­ную ему ноч­ную стра­жу, уви­дел при вос­хо­де солн­ца плы­ву­щий по во­де ко­рабль; по­сре­ди ко­раб­ля сто­я­ли свя­тые му­че­ни­ки Бо­рис и Глеб в одеж­дах черв­лен­ных, греб­цы же си­де­ли, оде­тые как бы мглою. И ска­зал свя­той Бо­рис свя­то­му Гле­бу: «Брат Глеб, пой­дем ско­рее, по­мо­жем срод­ни­ку на­ше­му кня­зю Алек­сан­дру про­тив неисто­вых вра­гов».
Сие ви­де­ние во­е­во­да по­ве­дал кня­зю сво­е­му. И в тот день князь Алек­сандр по­мо­щью свя­тых му­че­ни­ков Бо­ри­са и Гле­ба по­бе­дил и по­прал си­лу шве­дов, во­ждя их Бир­ге­ра сам уяз­вил ме­чом в ли­цо и с тор­же­ством воз­вра­тил­ся в Ве­ли­кий Нов­го­род в 1240 го­ду.
По­доб­ным же об­ра­зом, ко­гда ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ди­мит­рий Иоан­но­вич вел вой­ну с ца­рем та­тар­ским Ма­ма­ем, ноч­ной страж Фо­ма Ха­ци­бе­ев ви­дел от­кры­тое ему Бо­гом та­кое ви­де­ние. На вы­со­те по­ка­за­лось боль­шое об­ла­ко, и вот с во­сто­ка шли как бы ве­ли­кие пол­ки, с юга же яви­лись двое юно­шей, дер­жав­шие в ру­ках све­чи и ост­рые об­на­жен­ные ме­чи. Сии юно­ши бы­ли свя­тые му­че­ни­ки Бо­рис и Глеб. И ска­за­ли они во­е­во­дам та­тар­ским: «Кто вам ве­лел ис­треб­лять оте­че­ство на­ше, от Гос­по­да нам да­ро­ван­ное?» И ста­ли они сечь вра­гов, так что ни­кто из них не уце­лел. На­ут­ро страж тот по­ве­дал свое ви­де­ние ве­ли­ко­му кня­зю. Князь же, воз­ве­дя очи на небо и воз­дев ру­ки, стал мо­лить­ся со сле­за­ми, го­во­ря: «Гос­по­ди Че­ло­ве­ко­люб­че, по мо­лит­вам свя­тых му­че­ни­ков Бо­ри­са и Гле­ба по­мо­ги мне! Как Мо­и­сею на Ама­ли­ка (Исх.17), как Да­ви­ду на Го­лиа­фа (1Цар.17), как Яро­сла­ву на Свя­то­пол­ка, как пра­де­ду мо­е­му Алек­сан­дру на швед­ско­го ко­ро­ля, так и мне на Ма­мая по­дай по­мощь».
И вот в день 8 сен­тяб­ря 1380 го­да ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ди­мит­рий, по мо­лит­ве свя­тых стра­сто­терп­цев Бо­ри­са и Гле­ба, по­бе­дил Ма­мая, ца­ря та­тар­ско­го.
Свя­тые стра­сто­терп­цы Бо­рис и Глеб бы­ли пер­вы­ми рус­ски­ми свя­ты­ми, ка­но­ни­зи­ро­ван­ны­ми Рус­ской и Ви­зан­тий­ской Церк­вя­ми. Служ­ба им бы­ла со­став­ле­на вско­ре по­сле их кон­чи­ны, со­ста­ви­те­лем ее был свя­ти­тель Иоанн I, мит­ро­по­лит Ки­ев­ский (1008–1035), что под­твер­жда­ют за­пи­си в Ми­не­ях XII ве­ка. Сви­де­тель­ством осо­бо­го по­чи­та­ния на Ру­си свя­тых му­че­ни­ков Бо­ри­са и Гле­ба слу­жат мно­го­чис­лен­ные спис­ки жи­тий, ска­за­ний о мо­щах, чу­де­сах и по­хваль­ных слов в ру­ко­пис­ных и пе­чат­ных кни­гах XII–XIX вв. Их за­ступ­ни­че­ство про­сти­ра­ет­ся на всех, кто с ве­рой об­ра­ща­ет­ся к ним в сво­их мо­лит­вах.

 

МОЛИТВЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Тропарь благоверных князей Бориса и Глеба
глас 4

Днесь церковная разширяются недра,/ приемлющи богатство Божия благодати,/ веселятся русстии собори,/ видяще преславная чудеса,/ яже творите приходящим к вам верою,/ святии чудотворцы Борисе и Глебе,// молите Христа Бога, да спасет души наша.

Ин тропарь благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба
глас 2
Пречестнии, и целомудреннии, и незлобивии страстотерпцы,/ Романе славный и Давиде чудный,/ иго бо Господне евангельски на рамо вземше,/ последовасте Христу/ и, крест Его, яко скипетр, в руку имуще,/ врага брата и злаго властолюбца соодолесте,/ и той ныне в геенне мучится,/ вы же радуетеся, с лики ангельскими предстояще Святей Троице,/ молитеся о державе сродник ваших, благоугодней быти,/ и сыновом русским спастися.

Ин тропарь благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 4

Мученицы Господни спасшиися,/ преславнии блаженнии князи Борисе и Глебе,/ труждающимся быстрии помощницы,/ недужным целители,/ вы бо болезни врачуете/ притекающих в церковь с верою./ Темже и мы молимся:/ от бед избавите нас,/ чтущих с любовию пренесение мощей ваших.

Ин тропарь благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 8

Днесь всякая душа верных веселится,/ в пренесение честных мощей ваших, Борисе и Глебе,/ слепыя просвещаете, немым уста отверзаете и печальных утешаете,/ прияли бо есте от Христа Бога благодать исцелений,/ молитеся о душах наших.

Тропарь благоверных князей Бориса и Глеба

глас 2

Правдивая страстотерпца/ и истинная Евангелия Христова послушателя,/ целомудренный Романе с незлобивым Давидом,/ не сопротив стаста врагу сущу брату,/ убивающему телеса ваша,/ душам же коснутися не могущу./ Да плачется убо злый властолюбец,/ вы же, радующеся с лики Ангельскими,/ предстояще Святей Троице,/ молитеся о державе сродников ваших богоугодней быти// и сыновом Российским спастися.

Ин тропарь благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 4

Яко плодовита винограда, отрасли добродетелей суще,/ Небесный дождь Христов прилете,/ источающе отечеству своему струю Православия,/ Борисе пречудне с доблим Глебом,/ вкупе молитеся Господеви сохранити град и люди,/ и на враги пособствовати,/ и душам нашим даровати велию милость.

Ин тропарь благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 4

Мученическою кровию порфиру окропивше светло,/ украшени предстоите, страдальцы славнии, Царю Безсмертному,/ и, венцы славы от Него приимше,/ молитеся стране нашей подати на враги одоление/ и душам нашим велию милость.

Тропарь благоверного князя Глеба

глас 4

Мученик Твой, Господи,/ спасшеся веры ради,/ княже Глебе,/ труждающимся быстрый помощник/ и ненадежным надежа./ Ты бо болезни врачуеши притекающим к тебе с верою./ Темже и мы верою молимся/ от бед избави нас,/ чтущим любовию память твою.

Кондак благоверных князей Бориса и Глеба

глас 4

Явися днесь в стране Русстей/ благодать исцеления/ всем, к вам, блаженнии,/ приходящим и вопиющим:// радуйтеся, заступницы теплии.

Ин кондак благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 3

Приидите, вси русстии собори,/ чудотворцев и мучеников Бориса и Глеба восхвалим,/ законно бо пострадавше,/ победисте сопротивнаго врага,/ тем святым заступлением князи русстии враги побеждают,/ тем память ею весело и любовию похвалим, вопиюще:/ за ны молите Святую Троицу,/ умирити мир и спасти души наша.

Ин кондак благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 4

От гроба знамения показасте во стране Русстей,/ явися днесь благодать исцеления/ всем, к вам, страстотерпцы, притекающим с верою,/ Борисе славный со Глебом чудным./ Крепцы верою, добропобеднии мученицы, за Христа подъемше различныя муки,/ и на многа лета сокровени быша ваши святии мощи,/ ныне же являетеся от земли,/ возсиявше лучами, яко богатство многоценно,/ и в церковь Божию честно носими, архиерей Божиих дланьми./ Темже вопием вам:/ радуйтеся, князи, русстии заступницы.

Кондак благоверных князей Бориса и Глеба

глас 3

Возсия днесь преславная память ваша,/ благороднии страстотерпцы Христовы, Романе и Давиде,/ созывающи нас к похвалению Христа Бога нашего./ Тем, притекающе к раце мощей ваших,/ исцеления дар приемлем молитвами вашими, святии:// вы бо божественнии врачеве есте.

Ин кондак благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба

глас 8

Аще и убиени бысте и во гробех положени,/ но на Вышнее Царство преидосте,/ оваго бо копии насунута,/ другаго же, яко агнца незлобива, ножем зарезаша,/ тем и кровь ваша бысть исцеление миру,/ верою призывающим вас, святии, на помощь.

Кондак благоверного князя Глеба

глас 2

Днесь земля ублажается, напившися крови твоея,/ и храм освящается, приимши тело твое,/ великомучениче княже Глебе./ Желанием болезни твоея за грези предлагаема/ и удесы благоухания освящающи,/ подающи всему миру велию милость.

Величание благоверным князьям Борису и Глебу

Величаем вас, страстотерпцы святии, и чтим честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте.

Молитва благоверным князьям Борису и Глебу

О двоице священная, братия прекрасная, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе, от юности Христу верою, чистотою и любовию послужившии, и кровьми своими, яко багряницею, украсившиися, и ныне со Христом царствующии! Не забудите и нас, сущих на земли, но, яко тепли заступницы, вашим сильным ходатайством пред Христом Богом сохраните юных во святей вере и чистоте неврежденными от всякаго прилога неверия и нечистоты, оградите всех нас от всякия скорби, озлоблений и напрасныя смерти, укротите всякую вражду и злобу, действом диавола воздвигаемую от ближних и чуждих. Молим вас, христолюбивии страстотерпцы, испросите у Великодаровитаго Владыки всем нам оставление прегрешений наших, единомыслие и здравие, избавление от нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, язвы и глада. Снабдевайте своим заступлением страну нашу и всех, чтуших святую память вашу, во веки веков. Аминь.

КАНОНЫ И АКАФИСТЫ

КАНОН ПЕРВЫЙ СТРАСТОТЕРПЦАМ ВЕЛИКИМ КНЯЗЬЯМ БОРИСУ И ГЛЕБУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

глас 4
Песнь 1
Ирмос: Моря чермную пучину невлажными стопами древний пешешествовав, Израиль, крестообразныма Моисеовыма рукама Амаликову силу в пустыни победил есть.
Богомудрая двоице, велицыи страдальцы, со святыми Троице предстояще, молитеся очищение мне даровати, вас похваляющему.
Божественное богатство исцелений и миро благовонное храм ваш, святии, в немже поем Христа Бога, вас прославльшаго.
Незаходимаго Солнца в себе стяжавше, Христа Бога нашего, преславне Романе с Давидом, освятите нас, честную память вашу почитающих.
Богородичен: Красную, и избранную, и всечестную разумев Тебе, Божий, Пренепорочная, Сын Твой Сын бысть: сыны сотвори благодатию, Богородицу Тя чтущия.
Песнь 3
Ирмос: Веселится о Тебе Церковь Твоя, Христе, зовущи: Ты моя крепость, Господи, и прибежище, и утверждение.
Веселием веселится Христова Церковь в памяти вашей, святии, и Творцу вопиет: Ты моя, Господи, крепость, и прибежище, и утверждение.
Доблия венечники и страдальцы Христовы вси восхвалим светло, научившия нас Христу вопити: Свят еси, Господи.
Ни царства желания, ни пищи наслаждения, ни сребра и злата возжелеша, но Христу единому вопияху: Свят еси, Господи.
Богородичен: Избавляющаго человеки преслушания и лютаго падения, всему Виновнаго, Чистая и Всенепорочная, родила еси.
Кондак, глас 8.
Аще и убиени бысте и во гробех положени, но на Вышнее Царство преидосте, оваго бо копии насунуша, другаго же, яко агнца незлобива, ножем зарезаша, тем и кровь ваша бысть исцеление миру, верою призывающим вас, святии, на помощь.
Икос:
Плотское богатство возненавидевше, славнии, благородство душевное яко Божие паче вожделели есте, Христа бо возлюбисте и всяко веселие мирское оплевасте и стремление страстей обуздасте, сосуди честнии Пресвятаго Духа явистеся, се бо враг, праведнии, завидя вашему целомудрию, мучителя вам убийцу брата воздвиже. Но все злосмешение и убийства разум на онаго же Божиим судом вскоре прииде, оружие секущее. Вы же, убиени, паче живете и, Небесное Царство имуще, чудотворите безпрестани, вас же Христос звезды светоносны показа и Руси вы похвала есте и утверждение, ваши гроби, яко безмезднии врачеве, предлежат стране нашей, к ним бо слепии приходяще верою, просвещаются; хромии, влекущеся, скачуще отходят; недужнии исцеляются и беснующиися бесов свобождаются. Вы князи князем, вы в напастех утешение и в темницах сущим свобождение. Но, о супрузи святии, Романе и Давиде, не престаните молящеся Христу, вечно сохранити Православную веру невредну в отечествии вашем.
Седален, глас 1.
Измлада Христа возлюбивше купно, братия честная, жизнь безстрастную стяжавше, славнии, целомудрие изволисте и пощение от страстей душевных и телесных, поспешение Божиею благодатию приемше, исцеляете вас поющия.
Песнь 4
Ирмос: Вознесена Тя видевши Церковь на Кресте, Солнце Праведное, ста в чине своем, достойно взывающи: слава силе Твоей, Господи.
Яко два светила возсиявшая, просвещаете люди ваша, Богоносцы, но и ныне избавите нас врагов обстояния, да почитаем вас, с Богом заступление наше.
Врачевство неистощимое рака ваша показася, блаженнии, и пристанище небурное: вси бо, верою притекающии, обретаем от злых напастей избавление.
Любовию ко Христу привязаеми, тем и даров сподобльшеся страсти различныя исцеляти, сего ради ваше совершаем празднество, Богомудрии.
Богородичен: Седяй на престоле Херувимсте и превознесене, яко престол имый, на руку Твоею почив, Марие Богоневесто, препрославленный Бог.
Песнь 5
Ирмос: Ты, Господи, мой Свет, в мир пришел еси, Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения верою воспевающия Тя.
Наста всечестный праздник и священное торжество славнаго Романа с Давидом, нося нам радость вечную, в нейже славим Господа, прославльшаго их.
Добродетели украшени благолепием, светлый Романе с Глебом, страданием венчавшеся, врага же и брата посрамльше, за Христа приясте заколение.
Слышано бысть во всем мире честное и священное страдание ваше, и всяк язык возставляет славити Христа, вас прославльшаго.
Богородичен: Преста убо тление человека: Дева бо роди нетленно Бога Слова, паче естества и слова, и Дева паки пребысть.
Песнь 6
Ирмос: Пожру Ти со гласом хваления, Господи, Церковь вопиет Ти, от бесовския крове очищшися ради милости от ребр Твоих истекшею Кровию.
О иже светлый ваш праздник совершающих, блаженнии, молитеся, и отечество ваше хранити от враг ненаветно, и мирно строение даровати молитвами вашими.
Небеснаго Царствия рачителие бывше, блаженнии, Владыце Христу чистою совестию послуживше, и Тому предстояще, молитеся, спасти вас восхваляющих.
Прилепившеся Христу и на Него все упование возложивше, блаженнии, сего ради убиени бывше, вечно с Ним царствуете.
Богородичен: Усты, помыслом и сердцем, Пречистая, Тя, Богородицу, проповедаем: Тобою бо Богу примирихомся, отриновении преступлением первее праотца.
Кондак, глас 3.
Возсия днесь преславная память ваша, благороднии страстотерпцы Христовы, Романе и Давиде, созывающи нас к похвалению Христа Бога нашего. Тем, притекающе к раце мощей ваших, исцеления дар приемлем молитвами вашими, святии: вы бо Божественнии врачеве есте.
Икос:
Разумное житие совершая, преблаженне, царским венцем от юности украшен, всебогатый Романе, власть велия был еси твоему отечеству, во всей земли Россиистей. Тем, видя твой успех, Христос Бог судом Своим на мучение тя призва, крепость тебе подав с Небесе, да победиши врага мужески с Давидом, братом твоим, пострадавшим с тобою: вы бо Божественнии врачеве есте.
Песнь 7
Ирмос: В пещи авраамстии отроцы персидстей, любовию благочестия паче, нежели пламенем, опаляеми, взываху: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.
Божественная и пресветлая память ваша, яко Небо светозарное, показася, и яко солнце светоносно, просвещая без сумнения Христу вопиющия: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.
Кто не удивится и кто не воспоет и прославит верно преславных мученик Христовых, Бориса с Глебом, Христова ради смирения возненавидевших диадиму и царство?
Мглу безбожия отгнавше, светло научиша люди своя чести в Троице Единаго Бога и усердно пети: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.
Богородичен: Вышняго освященное Божественное селение, радуйся, Тобою бо дадеся радость, Богородице, вопиющим: благословена Ты в женах еси, Всенепорочная Владычице.
Песнь 8
Ирмос: Руце распростер, Даниил львов зияния в рове затче; огненную же силу угасиша, добродетелию препоясавшеся, благочестия рачители, отроцы, взывающе: благословите, вся дела Господня, Господа.
Просиявши днесь пресветлая память ваша, блаженнии, верныя созывает на торжество, прославити терпения ваша, Христу же вопити: благословите, вся дела Господня, Господа.
Богоявленнии и новии страдальцы Тебе, Христе, единаго возлюбиша и люди наставиша пети Тя, Творца всех: благословите, вся дела Господня, Господа.
Правды светильницы возсиявшии, украшени добротою мучения, просвещающе сердца верных, недуги отгонят от вопиющих верно: благословите, вся дела Господня, Господа.
Богородичен: Избавляя нас, возсия из Тебе Господь, Дево Чистая, Егоже моли, Владычице, просветити поющия Тя и обстояния избавити вопиющия: благословите, вся дела Господня, Господа.
Песнь 9
Ирмос: Камень нерукосечный от несекомыя горы, Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос, совокупивый разстоящаяся естества. Тем, веселящеся, Тя, Богородице, величаем.
Испещрени бывши Божественными добротами, страдании вашими к Богу востекосте, венцы победы от Него приемлюще, тем ваша певцы поминайте, да вас непрестанно величаем.
О Божественная двоице, самобратная и светозарная! Молитеся даровати очищение согрешений и прежде конца жития исправление, да вас непрестанно величаем.
От млада возраста освяти вас Вседетель Бог и окормители изрядны плавающим в мори жития показа, тем согласно почитаем память вашу.
Богородичен: Спаси мя, всех рождшая Избавителя, разори души моея облаки, Света облаче, Всесвятая Владычице, и сильна соделай на страсти, борющия мя.
Светилен.
Яко воистину пресветлии светильницы, всю вселенную просветисте верою, Богоприятне Романе с Давидом. Тем песньми воспоем возвеличившаго вас Христа Бога нашего.

КАНОН ВТОРОЙ СТРАСТОТЕРПЦАМ БЛАГОВЕРНЫМ КНЯЗЬЯМ БОРИСУ И ГЛЕБУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

глас 8
Песнь 1
Ирмос: Воду прошед, яко сушу, и египетскаго зла избежав, израильтянин вопияше: Избавителю и Богу нашему поим.
Даждь ми отпуст многих прегрешений моих, Спасе, премудрость мне подай, яко да песньми похвалю Тя, прославльшаго святыя Твоя.
Воспоем песнь, благочестивии, прославленных целомудренным смыслом, Романа славнаго и Давида благочестиваго купно славяще.
Дар благодарства от Бога прияша оба, благородство душевное возлюбивше паче, целомудрием и добродетелию удобряющеся.
Богородичен: Избранную от родов всех достойно похвалим, вернии, Деву, воистину паче слова Бога Слова плотию рождшую.
Песнь 3
Ирмос: Ты еси утверждение притекающих к Тебе, Господи, Ты еси Свет омраченных, и поет Тя дух мой.
Все помышление к Богу, мудрии, имуще, братнею любовию совокупльшеся, благочестно пожисте.
Вещи возненавидесте тленныя и мимотекущия и добродетели явистеся сосуди, славнии, от юности.
Млади убо телом, душами же купно святи, яко благочестиви, тем и искренно Бога возлюбисте.
Богородичен: Едина Ты породила еси несказанно нетленная, тления воистину Потребителя и мир спасла еси.
Кондак, глас 8.
Аще и убиени бысте и во гробех положени, но на Вышнее Царство преидосте, оваго бо копии насунуша, другаго же, яко агнца незлобива, ножем зарезаша, тем и кровь ваша бысть исцеление миру, верою призывающим вас, святии, на помощь.
Икос:
Плотское богатство возненавидевше, славнии, благородство душевное яко Божие паче вожделели есте, Христа бо возлюбисте и всяко веселие мирское оплевасте и стремление страстей обуздасте, сосуди честнии Пресвятаго Духа явистеся, се бо враг, праведнии, завидя вашему целомудрию, мучителя вам убийцу брата воздвиже. Но все злосмешение и убийства разум на онаго же Божиим судом вскоре прииде, оружие секущее. Вы же, убиени, паче живете и, Небесное Царство имуще, чудотворите безпрестани, вас же Христос звезды светоносны показа и Руси вы похвала есте и утверждение, ваши гроби, яко безмезднии врачеве, предлежат стране нашей, к ним бо слепии приходяще верою, просвещаются; хромии, влекущеся, скачуще отходят; недужнии исцеляются и беснующиися бесов свобождаются. Вы князи князем, вы в напастех утешение и в темницах сущим свобождение. Но, о супрузи святии, Романе и Давиде, не престаните молящеся Христу, вечно сохранити Православную веру невредну в отечествии вашем.
Седален, глас 1.
Измлада Христа возлюбивше купно, братия честная, жизнь безстрастную стяжавше, славнии, целомудрие изволисте и пощение от страстей душевных и телесных, поспешение Божиею благодатию приемше, исцеляете вас поющия.
Песнь 4
Ирмос: Ты моя крепость, Господи, Ты моя и сила, Ты мой Бог, Ты мое радование, не оставль недра Отча и нашу нищету посетив. Тем с пророком Аввакумом зову Ти: силе Твоей слава, Человеколюбче.
Юношески подвигшеся, Богоблаженнии, возрастом цвета и юностию, о сластех любве плотския попечения не иместе отнюд, Божественныя книги почитающе, тем и просвещшеся заповедьми Божественными, темнаго погубисте князя.
Всемысленно отеческим последуя, яко мудр, стопам, блаженне, сревнителя имел еси добрым, Романе Богомудре, Давида, воистину приснопамятнаго: братия убо вкупе, благочестно совокуплени душами и телом, явистеся.
Законы Божия от души возлюбивше, прозряще жизнь грядущую, смысл простирающе, святии, честь земную и власть возненавидесте и нетленное царство и славу умномудрии изменисте.
Богородичен: Глаголом Твоим последующе, Непорочная, Блаженну Тебе именуем, христианстии вси роди, яко Бога рождшую воистину, а не мечтанием, совершенна обоими, Божества естеством и законом человечества.
Песнь 5
Ирмос: Вскую мя отринул еси от лица Твоего, Свете Незаходимый, и покрыла мя есть чуждая тьма, окаяннаго, но обрати мя и к свету заповедей Твоих пути моя направи, молюся.
Яко отца благочестива чада, любовию связана и того любяще, благочестия светлостию в России возсиявше, братия же паче возлюбленнии. Сего ради завистными стрелами искушени бысте.
Разгневася братоубийца, яко Каин прежде, Святополк окаянный, явися же законопреступник и к зависти убийство приплете, сластию прельстився властолюбия. Темже отмщения праведнаго не убеже.
От крове своея препруду носяще, преславнии, и Крест за скипетр в десную руку ныне имуще, сцарствовати Христу сподобишася Роман и Давид, воини Христовы непобедимии.
Богородичен: Вышшу Тя всех и святейшу чинов прославляем Небесных, яко дольная с Горними совокупившу, но, о Мати Божия, певцы Твоя посещающи, поганых уставляй шатания.
Песнь 6
Ирмос: Очисти мя, Спасе, многа бо беззакония моя, и из глубины зол возведи, молюся: к Тебе бо возопих, и услыши мя, Боже спасения моего.
Нощи и тьмы сынове нарекошася противнии, в нощи тя, к Богу пение приносяща, копии сбодоша, ходатаи твоему венцу, Романе, Божественному бывше.
Яко воистину сын подобник Бога воплощшагося, за убивающия тя тепле молился еси, святе, яко вторый мученик Христов великий Стефан, сего ради и с ним прославился еси.
Юношески храбрствовавше, мужески победиша лютаго ратоборца священный Роман купно с Давидом, делом и словом победители показашася и победный венец от Бога прияша славнии.
Богородичен: Уясняют пророчестии гласи Божию Родительницу, поем же Тя и мы, видяще сбытие честных прорицаний, девства воистину и чистоты вместилище.
Кондак, глас 3.
Возсия днесь преславная память ваша, благороднии страстотерпцы Христовы, Романе и Давиде, созывающи нас к похвалению Христа Бога нашего. Тем, притекающе к раце мощей ваших, исцеления дар приемлем молитвами вашими, святии: вы бо божественнии врачеве есте.
Икос:
Разумное житие совершая, преблаженне, царским венцем от юности украшен, всебогатый Романе, власть велия был еси твоему отечеству, во всей земли Россиистей. Тем, видя твой успех, Христос Бог судом Своим на мучение тя призва, крепость тебе подав с Небесе, да победиши врага мужески с Давидом, братом твоим, пострадавшим с тобою: вы бо Божественнии врачеве есте.
Песнь 7
Ирмос: От Иудеи дошедше, отроцы в Вавилоне иногда верою Троическою пламень пещный попраша, поюще: отцев Боже, благословен еси.
Преславно прослави Божественная благодать вас, прехвальнии, яко союз воистину братолюбия и благочестия, и светло научи вопити: благословен Бог отец наших.
О, мужества страстотерпец! О, чистоты крепости! О, разума непреклонна! яко уязвляеми вельми и закалаеми немилостивно явистеся страстоносцы велицыи, Романе и Давиде. Ихже восхвалим, вернии, вопиюще: благословен Бог отец наших.
Пострадати Христа ради изволисте и сего ради возмездие от Бога обретосте, страсти и недуги от земных отгоняти, хвалящих и вопиющих: благословен Бог отец наших.
Богородичен: Капля Боготочная, Яже от Тебе рождшися, мир освятивша, Богородице Дево, каплю милости ми источи, освящающу души и помышления земных.
Песнь 8
Ирмос: Седмерицею пещь халдейский мучитель Богочестивым неистовно разжже, силою же лучшею спасены, сия видев, Творцу и Избавителю вопияше: отроцы, благословите, священницы, воспойте, людие, превозносите во вся веки.
Не довольны бывше о убийстве окаяннии, но и телеса ваша небрегома повергше, не устыдешася благородия, но благодать Божия храняше я хранением Ангелов, с нимиже ликуете во веки.
Человецы, иже тогда в горах лова ищуще, видеша свет, от твоего телесе сияющ, Богодохновенне Давиде, что видение? — друг другу глаголаху. Видевше же чудо, проповедаша всем, Христа хваляще, тебе сохраньшаго.
Пресвятая ваша память, освящающая мир, наста ныне, прехвальнии страстоносцы, в нюже молим получити ваше заступление, Романе и Давиде, Христа поющим во веки.
Богородичен: Света сосуд, Чистая, бывши, просвети мя, в повелениих Света ходити ми поспеши, Всечистая, от чрева Твоего возсиявшаго и просветивша верных сердца, Егоже превозносим во веки.
Песнь 9
Ирмос: Ужасеся о сем Небо, и земли удивишася концы, яко Бог явися человеком плотски и чрево Твое бысть пространнейшее Небес. Тем Тя, Богородицу, Ангелов и человек чиноначалия величают.
Аще и на земли положени бысте яко мертви,— но на Небесех прославляетеся с рабы Божиими. Тем дерзновения от Него сподобльшеся, славнии, нечистаго, верху стояща над гробом вашим, страхом огненным отгнасте, блаженнии.
Здравы творите болящия благочестивыя и хромым течение подаете, и послушествует здрав бывый у вашея раки, о двоице предивная! Тем и нам всем помощницы поспешни бываете свыше, уставляюще болезни и поганых шатания.
Божественная и светозарная воистину верста Романе и Давиде, добропобеднии страстоносцы, на Небеси ныне Троице Вседержавней предстоите, избавления просяще прегрешений лютых верно на земли память вашу торжествующим.
Богородичен: О, чудесе, пребольша ума, чудо велие воистину и преславно! Како вместися во утробу Твою Бог, никакоже вместимый? Егоже за хвалящии Тя благочестивно моли, Дево, от бед избавляти и от беззаконных язык всегда.
Светилен.
Яко воистину пресветлии светильницы, всю вселенную просветисте верою, Богоприятне Романе с Давидом. Тем песньми воспоем возвеличившаго вас Христа Бога нашего.

АКАФИСТ СВЯТЫМ БЛАГОВЕРНЫМ СТРАСТОТЕРПЦАМ БОРИСУ И ГЛЕБУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Избраннии чудотворцы и преславнии страстотерпцы Христовы, украсившии души своя добродетелию и прешедшии поприще временныя жизни в страсе Божии, молите Христа Бога, Егоже даже до крове возлюбили есте, да спасет от бед и напастей и вечныя смерти всех, с верою притекающих и с любовию зовущих к вам:
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Икос 1
Ангельским чином радость сотворили есте, преславная двоице, целомудренный Борисе с кротким Глебом, житием своим, зане Христа ради преходящее царство земное оставльше, Господа от всея души возлюбисте. Сего ради и мы, благодаряще Бога, показавшаго в вас силу благодати Своея, с любовию вопием к вам:
Радуйтеся, яко вкупе со отцем своим, князем Владимиром, суетных богов уклонистеся; радуйтеся, яко к истинному Богу всею душею прилепистеся.
Радуйтеся, прекраснии цвети новопросвещенныя земли Русския; радуйтеся, пресветлыя звезды присносущаго света Христова в стране нашей.
Радуйтеся, чистоту душевную возлюбившии; радуйтеся, дом Духу Святому себе соделавшии.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 2
Видевше, яко в мире сем вся суете и тлению причастна, измлада Христа возлюбили есте, честная братие Борисе и Глебе, жизнь безстрастную стяжавше, славнии целомудрия рачителие. Темже от страстей душевных и телесных молитвами своими свободите почитающих вас и поющих Богу: Аллилуиа.
Икос 2
Разум свой просветив книжным учением, чтение Божественных писаний, наипаче же душеполезных повествований о страданиих мучеников, зело возлюбил еси, блаженне Борисе; имиже себе и брата твоего Глеба наставил еси, Господа Иисуса Христа со слезами моляше, да не увлекутся суетою мира сего, но да последуют стопам святых мученик, сего ради приимите от нас, святая братие, похвалы сицевыя:
Радуйтеся, путь правый в Царствие Небесное обретшии; радуйтеся, сим путем невозвратно шествовавшии.
Радуйтеся, разум свой в послушание веры предавшии; радуйтеся, сердцем своим единому Христу служити вожделевшии.
Радуйтеся, Российския земли удобрение; радуйтеся, всего мира пресветлии светильницы.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 3
Силою благодати Божия укрепляеми, крестным путем евангельским в житии вашем шестовали есте, благовернии Борисе и Глебе. Темже и нас молитвами вашими от всех козней лукаваго диавола укрепите, да непреткновенно возможем проити путем заповедей Божиих и выну воспевати: Аллилуиа.
Икос 3
Имуще пред умныма очима своима образ Христа Господа, усерднии подражателие Ему в житии вашем явистеся; получивше же от отца вашего, князя Владимира, во обладание грады Ростов и Муром, о насаждении в земли вашей веры Христовы и благочестия паче всего потрудистеся и правосудием, кротостию, смирением и милосердием к бедным любовь народа своего стяжали есте, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе. Сего ради приимите и от нашего усердия к вам:
Радуйтеся, вернии ученицы Спасовы; радуйтеся, благочестия столпи непоколебимии.
Радуйтеся, родителей ваших с любовию почитавшии; радуйтеся, друг друга и братию свою искреннею любовию возлюбившии.
Радуйтеся, целомудрия ревнителие; радуйтеся, девства и чистоты хранителие.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 4
Бурею зависти и злобы одержимь брат ваш Святополк окаянный, страстию прельстився властолюбия, лиши вас земнаго царствия, святии Борисе и Глебе. Христос же безконечное Царство вам дарова, Емуже со ангельским воинством предстояще, молитеся спасти любовию поющия: Аллилуиа.
Икос 4
Слышав святый князь Борис, на реце Альте стоя с вои своими, о злом умышлении Святополка, яко хощет его убити, не емляше веры тому, не чаяше бо таковыя злобы от брата, обаче смущашеся мыслию и, печалию одержимь, вшед в шатер свой, со слезами моляшеся Христу Богу и Пресвятей Богородице и повеле иерею Утреню пети. Весть же приемь, яко приближашася уже убийцы, прилежнее нача молитися, да не поставит сего Господь Святополку во грех. И се внезапу нападоша нань убийцы, и копии прободоша его. Не по мнозе же времени, яко агнец непорочный, заклан бысть на реце Смядыни и блаженный Глеб. И тако предсташа святии братия вкупе в Небеснем Царствии Христу Богу, радующеся. Мы же, почитающе мученическую кончину их, усердно вопием:
Радуйтеся, в горних селениих со святыми мученики и со всеми святыми Пресвятей Троице предстоящии; радуйтеся, непрестающим веселием наслаждающиися.
Радуйтеся, яко богатство исцелений верующым изливаете; радуйтеся, яко от внезапныя смерти почитающих память вашу избавляете.
Радуйтеся, яко веселием духовным сердца наша исполняете; радуйтеся, яко предстательством вашим пред Богом печали и скорби наша утоляете.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 5
Боготечныя звезды явистеся, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе, на заре христианства в стране нашей, богоугодным житием своим уверяюще соплеменники в спасительности православныя веры и научающе благодарне пети Богу: Аллилуиа.
Икос 5
Видевше, како святии братия Борис и Глеб, вожделевше будущих благ, паче же любве ради Христовы, царство земное и славу его ни во чтоже вмениша, никакоже противящеся закалающему их брату, и венцы мученическия получиша, песньми духовными людие российстии их прославляют и радостно зовут:
Радуйтеся, вселенныя заступницы; радуйтеся, стране нашея поборницы на враги.
Радуйтеся, маслины плодовитыя, в дому Божии возрастшии; радуйтеся, финиксы, добродетельми процветшии.
Радуйтеся, врачеве болящих и бесов прогонителие; радуйтеся, в бедах и скорбех призывающим вас с верою скории помощницы.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 6
Проповеди Христове о любви к ближним последуя, Георгий, верный слуга твой, Борисе, душу свою за тя положи; хотя телом своим прикрыти тя от врагов, вкупе с тобою убиен бысть. По мале же времени брат твой, благоверный князь Глеб, яко агня незлобив, от своего злаго раба заклание прият, и тако вы трие в Чертог Небесный внидосте, идеже со ангельскими чины Богу вопиете: Аллилуиа.
Икос 6
Возсияли есте, яко два светила на тверди церковней, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, богоугодным житием своим и мученическою кончиною показующии нам путь к Незаходимому Свету Христу, темже молим вас тму неверия и развращения в стране нашей разгнати, да единомысленно вси взывают вам сице:
Радуйтеся, просветителя Российския страны, князя Владимира отрасли честныя; радуйтеся, корене правоверия ветви богонасажденыя, цвети благоухания процветшии.
Радуйтеся, яко во уделех своих Ростове и Муроме идолы потребили есте; радуйтеся, яко тму язычества тамо прогнали есте.
Радуйтеся, яко светом боговедения просвещаете помраченныя умы; радуйтеся, яко теплотою молитв ваших согреваете хладная сердца.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 7
Хотя явити новый источник благодати Своея, человеколюбец Господь нетление дарова честным мощем вашим, боголюбезная двоице, Борисе и Глебе, знаменми и чудесы прослави я. Мы же дивящеся в вас всемогуществу и благости Бога, вопием Ему: Аллилуиа.
Икос 7
Новаго Каина братоубийцу, Святополка победив благоверный князь Ярослав и уведев, яко многая знамения и чудеса от гробов ваших, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, бывают, с радостию поведа о сем митрополиту Илариону и по благословению его созда в честь вашу церковь в Вышгороде, идеже поставлена быша честныя мощи ваша. Мы же, светло празднующе святую память вашу, со умилением зовем:
Радуйтеся, мученическими венцы увенчаннии на небеси; радуйтеся, дары чудотворений прославленнии на земли.
Радуйтеся, яко и прежде прославления вашего дивная знамения над гробом вашим являхуся; радуйтеся, яко столп огненный и свещи горящия тамо зряхуся.
Радуйтеся, яко тамо ангельская пения слышахуся; радуйтеся, яко при открытии мощей ваших благоухания церковь вся исполнися.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 8
Странники и пришельцы, по апостолу, явистеся на земли, боголюбезнии Борисе и Глебе, дольняя презирающе, горних взыскующе, все помышление к Богу имуще, братнею любовию совокупльшеся, благочестно пожисте. Темже и нам помозите вашими молитвами добродетельное житие возлюбити и пети Богу: Аллилуиа.
Икос 8
Всею душею и всем сердцем возлюбивше Христа и Церковь Его в жизни временней, братия блаженнии, и по преставлении вашем не оставляете во время благопотребно вразумляти преступающих закон евангельский и законы церковныя. Сего ради Церковь Святая ублажает вас сице:
Радуйтеся, Господеви, а не человеком угождавшии; радуйтеся, на стражи закона Христова стоящии.
Радуйтеся, во граде Дорогобужи жену некую, в праздник святителя Николая работавшую, разрушением храмины ея и изсушением руки наказавшии; радуйтеся, по триех летех с верою притекавшей ко святым мощем вашим жене той исцеление подавшии.
Радуйтеся, двух мужей в Вышгороде, в темницу неповинно заключенных, чудесно свободившии; радуйтеся, сим чудом великаго князя киевскаго Михаила-Святополка не предавати никогоже на казнь по клевете вразумившии.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 9
Всякия недуги исцеляти в земли Российстей дадеся вам благодать от Бога, якоже великомученик Георгий, во сне явлься некоему слепцу, поведа, послав его к вам; он же, пришед в Вышгород, пребываше дни некия при церкви вашей, усердно моляся, и получив прозрение, благодарне возопи Богу: Аллилуиа.
Икос 9
Вития многовещанныя не могут достойно восхвалити вас, страстотерпцы Христовы Борисе и Глебе, за любовь и милосердие ко всем человеком страждущим; вся бо страна наша исполнися славою чудес ваших, имже удивляющеся, с верою вопием вам:
Радуйтеся, яко всех, призывающих вас с верою, от различных недугов исцеляете; радуйтеся, яко вашими молитвами слепии прозреваху.
Радуйтеся, яко вашим ходатайством хромии и безнозии хождение получиша; радуйтеся, яко в Вышгороде отроку некоего мужа Мирона-огородника в сонном видении явистеся и крестным знамением сухую и скорченную ногу его здраву сотвористе.
Радуйтеся, во граде Турове инока Мартина, в тяжцей болезни суща, в келии яве посетившии и исцеление ему подавшии; радуйтеся, яко и всем труждающимся скории помощницы.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 10
Спастися хотяще от вечныя смерти, достоблаженнии Борисе и Глебе, души ваша украсили есте целомудрием, смирением, кротостию и прочими добродетельми и, прешедше поприще временныя жизни, венцев неувядаемых сподобистеся. И ныне, предстояще Престолу Господа славы, молитеся прилежно о чтущих память вашу и вопиющих Богу: Аллилуиа.
Икос 10
Стена и заступление, богомудрии угодницы Борисе и Глебе, есте Отечеству в годину скорби и нестроений и прибежище всем, с верою призывающим вас на помощь во всяких бедах и напастех, дерзновение бо велие имуще, святии, у Христа Бога помогати и спасати вопиющих вам таковая:
Радуйтеся, неисчерпаемии источницы Божественных исцелений; радуйтеся, реки чудес и дарований духовных.
Радуйтеся, яко сущим в бедах и напастех избавление подаете; радуйтеся, ослепленным владимирцем князем Мстиславу и Ярополку Ярославичем, в церковь вашу на Смядыни пришедшим, прозрение даровавшии.
Радуйтеся, Димитрию Донскому победити татарскаго царя Мамая помогшии; радуйтеся, благоверному князю Александру Невскому на помощь противу Велгера Свейскаго с небес явльшиися.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 11
Пение хвалебное и благодарственное приносим дивному во святых Своих Богу нашему, даровавшему Церкви Своей и стране Российстей дивных чудотворцев, священную двоицу Бориса и Глеба, иже ныне со ангельскими чины и со всеми святыми вопиют на небеси: Аллилуиа.
Икос 11
Светозарнии светильницы незаходимаго Солнца Правды Христа Господа явистеся, добропобеднии Борисе и Глебе, земли Российския покровителие и защитницы, ихже ныне священную память совершающе, во умилении душ и сердец вопием:
Радуйтеся, веселие и радование стране нашей; радуйтеся, крепости и забрала воинов христолюбивых.
Радуйтеся, Престолу Господа славы предстоящии; радуйтеся, зарею Трисолнечнаго Света озареннии.
Радуйтеся, яко отверзошася вам врата Едемская; радуйтеся, яко лицем к лицу Господа зрите.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 12
Благодать единения и братолюбия испросите у Бога Отечеству вашему, святии миротворцы Борисе и Глебе, да вси людие российстии возлюбят друг друга и единодушно исповедуют православную веру, воспевающе Христу, Спасителю нашему песнь: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще добродетельное ваше житие, преисполненное нелицемерныя любве к Богу и ближним, мученическую кончину и славу на небеси и на земли по преставлении вашем, прилежно молим вас, блаженнии братие Борисе и Глебе: не возгнушайтеся нас грешных и недостойных, зовущих к вам:
Радуйтеся, Господеви верно послужившии; радуйтеся, светом и солию земли Российския явившиися.
Радуйтеся, добродетелем отца своего подражавшии; радуйтеся, вкупе с ним в радость Господа вшедшии.
Радуйтеся, сонму мученик сопричтеннии; радуйтеся, в лице российстих святых славою многою от Бога превознесеннии.
Радуйтеся, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, теплии о нас пред Богом молитвенницы.
Кондак 13
О преславнии и пречуднии чудотворцы, святии страстотерпцы Борисе и Глебе, приимите от нас сие малое приносимое вам моление и вашими молитвами у Престола Божия утвердите в стране нашей мир и благочестие; Церковь святую сохраните от ересей и расколов и всех православных христиан оградите от враг видимых и невидимых, от неверия и развращения, от бед и скорбей, да благодарни суще, вопием спасителю Христу Богу нашему: Аллилуиа.
Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангельским чином …» и 1-й кондак «Избраннии чудотворцы …».
Молитва первая
О двоице священная, братия прекрасная, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе, от юности Христу верою, чистотою и любовию послужившии, и кровьми своими, яко багряницею, украсившиися, и ныне со Христом царствующии! Не забудите и нас, сущих на земли, но, яко теплии заступницы, вашим сильным ходатайством пред Христом Богом сохраните юных во святей вере и чистоте неврежденных от всякаго прилога неверия и нечистоты, оградите всех нас от всякия скорби, озлоблений и напрасныя смерти, укротите всякую вражду и злобу, действом диавола воздвизаемую от ближних и чуждих. Молим вас, христолюбивии страстотерпцы, испросите у Великодаровитаго Владыки всем нам оставление прегрешений наших, единомыслие и здравие, избавление от нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, язвы и глада. Снабдевайте своим заступлением страну нашу и всех, чтущих святую память вашу, во веки веков. Аминь.
Молитва вторая
Святии страстотерпцы, боголюбивая двоице, благовернии князи Борисе и Глебе, измлада всею душею Христа возлюбившии, целомудрие, кротость, смирение и прочия добродетели стяжали есте и, яко Агнцы незлобивии, от брата своего неправедное убиение претерпели есте, чистыя своя души в благоприятную жертву Богу принесосте и от Него венцы нетленныя приясте, припадающе к честному образу вашему, молим вас в дусе сокрушенне и смиренне: вознесите своя усердныя молитвы ко Всемилостивому Спасу нашему, да подаст нам, чтущим святую память вашу, великия Своя и богатыя милости. Церковь Свою Святую да соблюдет от ересей и расколов, в чадех ея да оживет дух правыя веры и любве, дух ведения и благочестия, да дарует всем нам вся, яже к жизни временней и вечней потребная. Ей, святии страстотерпцы, ускорите на помощь к нам, якоже сроднику вашему благоверному князю Александру Невскому и избавите страну нашу от враг видимых и невидимых, от глада, огня, смертоносныя язвы, от всяких бед и напастей; разгоните облежащий ны мрак неверия и развращения, да мирно и благочестно поживем в веце сем и сподобимся христианския кончины и добраго ответа на Страшнем Суде Христа Бога, Емуже подобает честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
мы на подворье бориса и глеба в муроме.