БЛАГОВЕЩЕНИЕ МОСКОВСКАЯ                                                                       БЛАГОВЕЩЕНИЕ КИЕВСКАЯ

 

МОСКОВСКАЯ
Хо­тя тор­же­ствен­ное празд­но­ва­ние дня Бла­го­ве­ще­ния на­ча­лось в IV ве­ке, но ико­ны, отоб­ра­жа­ю­щие это со­бы­тие, по­яви­лись в хри­сти­ан­ской церк­ви несрав­нен­но рань­ше. Уже в рим­ских ка­та­ком­бах, в усы­паль­ни­це свя­той При­с­кил­лы, мож­но най­ти стен­ное изо­бра­же­ние Бла­го­ве­ще­ния, от­но­ся­ще­е­ся к на­ча­лу II ве­ка: здесь бес­кры­лый ан­гел пре­кло­нил ко­ле­на пред Де­вой; од­ну ру­ку он про­стер к Ней, а в дру­гой дер­жал сви­ток. Пре­свя­тая Де­ва изо­бра­же­на си­дя­щей, на ли­це Ее – вы­ра­же­ние удив­ле­ния и стра­ха.
Позд­нее на иконе изо­бра­жал­ся ар­хан­гел Гав­ри­ил с кры­лья­ми и рай­ской вет­вью, как сим­во­лом ра­дост­но­го при­вет­ствия, в ру­ках, а Бо­го­ма­терь – си­дя­щей или сто­я­щей и чи­та­ю­щей кни­гу, на ко­то­рой ино­гда бы­ла вид­на над­пись: «Се Де­ва во чре­ве при­и­мет».
На древ­не­рус­ских ико­нах, та­ких, как, на­при­мер, мо­за­ич­ное изо­бра­же­ние в ки­ев­ском Со­фий­ском со­бо­ре на двух стол­бах, под­дер­жи­ва­ю­щих ал­тар­ную ар­ку, или в нов­го­род­ской Бо­ри­со­глеб­ской церк­ви Ан­то­ни­е­ва мо­на­сты­ря Бла­го­ве­ще­ние изо­бра­же­но в дру­гом ви­де: Пре­свя­тая Де­ва дер­жит в ру­ках ве­ре­те­но, или по­ча­ток, и пря­дет. В мос­ков­ском Успен­ском со­бо­ре или в нов­го­род­ской Ми­ро­но­сиц­кой церк­ви – не Са­ма Бо­го­ма­терь пря­дет, а де­вы, си­дя­щие при Ее но­гах, или де­ва, си­дя­щая за Ней.
Из икон Бла­го­ве­ще­ния, про­сла­вив­ших­ся сво­ей чу­до­твор­ной си­лой, из­вест­ны две, на­хо­див­ши­е­ся в Москве: в Успен­ском со­бо­ре («Устюж­ская») и в церк­ви Бла­го­ве­ще­ния, что на быв­шем Жит­ном цар­ском дво­ре в Крем­ле.
Жит­ни­цы эти при­мы­ка­ли к безы­мян­ной башне, слу­жив­шей ме­стом за­клю­че­ния пре­ступ­ни­ков. Пре­да­ние го­во­рит, что сю­да при Иоанне Гроз­ном был за­клю­чен один окле­ве­тан­ный во­е­во­да. Уз­ник, пе­ре­но­ся тер­пе­ли­во свое несча­стье, усерд­но мо­лил­ся о сво­ем из­бав­ле­нии. И вот од­на­жды ему яви­лась Бо­го­ма­терь и при­ка­за­ла про­сить ца­ря о сво­бо­де. Он не ре­шал­ся, бо­ясь уве­ли­чить гнев ца­ря. То­гда Ца­ри­ца Небес­ная вто­рич­но яви­лась ему и обе­ща­ла Свою по­мощь. Во­е­во­да по­ви­но­вал­ся. По­слан­ные от ца­ря лю­ди, по­дой­дя к тюрь­ме, бы­ли по­ра­же­ны, уви­дев на стене баш­ни са­мо­пи­сан­ную ико­ну Бла­го­ве­ще­ния.
Царь, узнав об этом чу­де, осво­бо­дил во­е­во­ду, а при об­ра­зе при­ка­зал воз­двиг­нуть де­ре­вян­ную ча­сов­ню. Им­пе­ра­три­ца Ан­на Иоан­нов­на в 1731 го­ду по­стро­и­ла здесь храм та­ким об­ра­зом, что внеш­няя сте­на баш­ни с ико­ной ста­ла внут­рен­ней юж­ной сте­ной церк­ви. Об­раз этот, изо­бра­жен­ный на шту­ка­тур­ке, был укра­шен ве­ли­ко­леп­ным ки­о­том.

 

КИЕВСКАЯ

 

В Ки­е­во-Со­фий­ском со­бо­ре, на во­сточ­ных стол­бах, под­дер­жи­ва­ю­щих ал­тар­ную ар­ку, мож­но уви­деть мо­за­ич­ное изо­бра­же­ние ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла и Бо­го­ма­те­ри, об­ра­зу­ю­щих ком­по­зи­цию «Бла­го­ве­ще­ние».
Опи­са­ние яв­ле­ния Ан­ге­ла Гос­под­ня Де­ве Ма­рии при­сут­ству­ет толь­ко в од­ном Еван­ге­лии – от Лу­ки (Лк.1:26-39). На ос­но­ве это­го сю­же­та и по­стро­е­на ико­но­гра­фия «Бла­го­ве­ще­ния», ко­то­рая весь­ма раз­но­об­раз­на, на­сы­ще­на де­та­ля­ми и име­ет несколь­ко из­во­дов бла­го­да­ря до­пол­не­ни­ям из мно­го­чис­лен­ных нека­но­ни­че­ских ис­точ­ни­ков.
На со­фий­ской мо­за­и­ке в ру­ках Бо­го­ро­ди­цы ве­ре­те­но с пур­пур­ной пря­жей, о ко­то­ром еван­ге­лист Лу­ка ни­че­го не го­во­рит. Од­на­ко, со­глас­но апо­кри­фи­че­ско­му «Про­то­е­ван­ге­лию Иа­ко­ва» (XI, 1), ко­гда к Пре­чи­стой Де­ве явил­ся ар­хан­гел с ве­стью о непо­роч­ном за­ча­тии Спа­си­те­ля ми­ра, Она пря­ла пря­жу для за­ве­сы Иеру­са­лим­ско­го хра­ма. «Бла­го­ве­ще­ние с пря­жей» ста­ло од­ним из глав­ных из­во­дов в ико­но­гра­фии это­го сю­же­та. Имен­но этот ва­ри­ант «Бла­го­ве­ще­ния» по­ме­ща­ют на Цар­ских вра­тах, ко­то­рые ве­дут в свя­тая свя­тых – ал­тарь. В мо­за­и­ке от­сут­ству­ют ка­кие-ли­бо ат­ри­бу­ты кон­крет­но­го ме­ста дей­ствия: это по­мо­га­ет ука­зать на со­кры­тый ха­рак­тер на­ча­ла Бо­го­во­пло­ще­ния. Све­де­ние к ми­ни­му­му на­бо­ра «рас­ска­зы­ва­ю­щих» де­та­лей – ха­рак­тер­ная осо­бен­ность ви­зан­тий­ской ико­но­пи­си эпо­хи ма­ке­дон­ской ди­на­стии.
При вы­кла­ды­ва­нии изо­бра­же­ния Бо­го­ма­те­ри гре­че­ский ма­стер ис­кус­но ис­поль­зо­вал смаль­ту раз­лич­ных от­тен­ков си­не­го: на Де­ве Ма­рии хи­тон свет­ло-си­них то­нов, а ма­фо­рий бо­лее тем­ный, с гу­сты­ми тем­но-си­ни­ми склад­ка­ми, до­хо­дя­щи­ми до чер­но­го цве­та. Лик вы­ло­жен ро­зо­ва­ты­ми и бе­лы­ми ку­би­ка­ми, со­че­та­ю­щи­ми­ся в при­те­нен­ных ме­стах с зе­ле­но­ва­то-се­ры­ми. Спра­ва от Бо­го­ро­ди­цы гре­че­ская ци­та­та из Еван­ге­лия, рус­ский пе­ре­вод ко­то­рой: «[Я] Ра­ба Гос­под­ня; да бу­дет Мне по сло­ву тво­е­му» (Лк.1:38).
Ар­хан­гел Гав­ри­ил об­ра­щен к Бо­го­ма­те­ри. Пра­вой ру­кой он бла­го­слов­ля­ет, а в ле­вой, как по­слан­ник Гос­по­да, дер­жит жезл. Над­пись гла­сит: «Ар­хан­гел Гав­ри­ил: Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с То­бою» (Лк.1:28).
Фигу­ры ар­хан­ге­ла и Де­вы Ма­рии вы­пол­ня­ли раз­ные мо­за­и­чи­сты. Гав­ри­ил, в от­ли­чие от Бо­го­ма­те­ри, мас­си­вен и гру­зен, а склад­ки его оде­я­ний по­чти пря­мо­уголь­ны и лом­ки. Это изо­бра­же­ние Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы но­сит на­зва­ние «Пря­ду­щая».