ЧИРСКАЯ ПСКОВСКАЯ
Чир­ская (Псков­ская) ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри пер­во­на­чаль­но на­хо­ди­лась в церк­ви се­ла Чир­ски Псков­ской епар­хии и име­но­ва­лась «Чир­ской». 16 июля 1420 го­да при ве­ли­ком кня­зе Ва­си­лии Ди­мит­ри­е­ви­че, ар­хи­епи­ско­пе Нов­го­род­ском и Псков­ском Си­меоне и Псков­ском кня­зе Фе­о­до­ре Алек­сан­дро­ви­че во вре­мя мо­ро­во­го по­вет­рия, быв­ше­го во Пско­ве, от Чир­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри из обо­их глаз ис­тек­ли сле­зы. Об этом со­об­щи­ли вла­стям го­ро­да Пско­ва. Свя­щен­но­слу­жи­те­ли пе­ре­нес­ли чу­до­твор­ную ико­ну в Псков. На­встре­чу иконе был со­вер­шен крест­ный ход. Ико­ну по­ста­ви­ли в со­бор­ной церк­ви во Имя Свя­той Тро­и­цы.

МОЛИТВЫ

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Чирской (Псковской)
глас 4

Яко необоримую стену и источник чудес,/ стяжавше Тя, рабы Твои,/ Богородице Пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем./ Темже молим Тя:/ мир граду Твоему даруй/ и душам нашим велию милость.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Чирской (Псковской)
глас 4
Яко необоримую стену и источник чудес,/ стяжавше Тя, рабы Твои,/ Богородице Пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем./ Темже молим Тя:/ мир граду Твоему даруй/ и душам нашим велию милость.

 

Блаженная Матрона Анемнясевская (Белякова), Христа ради юродивая

 

ЗАХОТЕЛОСЬ ОСОБО ОБРАТИТЬ ВАШЕ ВНИМАНИЕ НА ЭТУ СВЯТУЮ. ЧАСТО ЕЕ ПУТАЮТ С МАТРОНУШКОЙ МОСКОВСКОЙ. ТЯЖЕЛЕЙШАЯ ЖИЗНЬ БЫЛА У ЭТОЙ МАЛЕНЬКОЙ БЛАЖЕННОЙ, ЮРОДИВОЙ СВЯТОЙ. ЕСЛИ НЕ ЗНАКОМЫ С НЕЙ, ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОЧИТАЙТЕ И ПОМОЛИТЕСЬ ЕЕ ПАМЯТИ. ВО СЛАВУ БОЖИЮ. (АДМИН).

 

ЖИТИЕ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Жиз­не­опи­са­ние по­движ­ни­цы бы­ло со­став­ле­но при ее жиз­ни свя­щен­ни­ком Ни­ко­ла­ем Ана­то­лье­ви­чем Прав­до­лю­бо­вым и его бра­том Вла­ди­ми­ром Ана­то­лье­ви­чем Прав­до­лю­бо­вым. За эту ру­ко­пис­ную кни­гу ее ав­то­ры бы­ли аре­сто­ва­ны и осуж­де­ны на дол­гие го­ды ла­ге­рей. Ав­тор­скую ру­ко­пись об­на­ру­жил в на­ши дни в Ар­хи­ве ФСБ про­то­и­е­рей Сер­гий Прав­до­лю­бов, на­сто­я­тель мос­ков­ско­го хра­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы в Тро­иц­ком-Го­ле­ни­ще­ве.
Здесь мы при­во­дим со­кра­щен­ное жи­тие бла­жен­ной Мат­ро­ны, со­став­лен­ное по ма­те­ри­а­лам кни­ги свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая и Вла­ди­ми­ра Прав­до­лю­бо­вых, под ре­дак­ци­ей про­то­и­е­рея Сер­гия Прав­до­лю­бо­ва (Жи­тие Свя­той Бла­жен­ной Мат­ро­ны Ане­мня­сев­ской/Сост. Свя­щен­ник Ни­ко­лай Прав­до­лю­бов, Вла­ди­мир Прав­до­лю­бов. Из­да­ние прот. Сер­гия Прав­до­лю­бо­ва. – М.: Свя­ти­тель Ки­при­ан, 1999. – 72 с.).
Мат­рё­на Гри­горь­ев­на Бе­ля­ко­ва ро­ди­лась 6 но­яб­ря 1864 го­да в де­ревне Ане­мня­се­во Ка­си­мов­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии. Ро­ди­те­ли ее, Гри­го­рий и Ев­до­кия, бы­ли ед­ва ли не са­мы­ми бед­ны­ми людь­ми в де­ревне и кое-как ве­ли свое кре­стьян­ское хо­зяй­ство. По внеш­не­му сво­е­му ви­ду они бы­ли хи­лы­ми, тще­душ­ны­ми людь­ми и ка­за­лись ка­ки­ми-то недо­раз­ви­ты­ми. Отец мно­го пил и слыл в де­ревне пья­ни­цей. У них бы­ло боль­шое се­мей­ство – шесть до­че­рей и два сы­на. Три де­воч­ки умер­ли в дет­стве; Мат­рё­ша бы­ла чет­вер­тою по сче­ту.
До се­ми лет Мат­ре­ша бы­ла обыч­ным ре­бен­ком; как и все де­ти ее воз­рас­та, гу­ля­ла и иг­ра­ла со сво­и­ми сверст­ни­ца­ми и по­друж­ка­ми. Ро­ди­те­ли по­че­му-то невзлю­би­ли ее с са­мо­го ран­не­го дет­ства. Нера­дост­на бы­ла жизнь ре­бен­ка в род­ной се­мье, где ей, боль­ше чем ко­му-ни­будь из бра­тьев и се­стер, при­хо­ди­лось тер­петь оби­ды, ру­гань, по­бои; но еще боль­шие стра­да­ния жда­ли де­воч­ку в даль­ней­шем.
В се­ми­лет­нем воз­расте Мат­ре­ша за­бо­ле­ла ос­пой. По­сле этой бо­лез­ни де­воч­ка на­все­гда оста­лась сле­пой. Ее обя­зан­но­стью бы­ло нян­чить сво­их млад­ших сест­ре­нок и бра­тьев, и сле­пой де­воч­ке бы­ло тя­же­ло справ­лять­ся с этим де­лом. Од­на­жды де­ся­ти­лет­няя Мат­ре­ша неча­ян­но уро­ни­ла сест­рен­ку с крыль­ца на зем­лю. Уви­дев это, мать схва­ти­ла Мат­ре­шу и на­ча­ла же­сто­ко бить. В этот мо­мент ду­хов­но­му взо­ру де­воч­ки пред­ста­ла Ца­ри­ца Небес­ная. Мат­ре­ша ска­за­ла об этом ма­те­ри, но та про­дол­жа­ла бить де­воч­ку еще силь­нее. Ви­де­ние по­вто­ри­лось три ра­за. Во вре­мя по­след­не­го ви­де­ния Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца да­ла Мат­ре­ше уте­ши­тель­ную за­пи­соч­ку. О том, что это за за­пи­соч­ка и что в ней бы­ло на­пи­са­но, бла­жен­ная Мат­ро­на ни­ко­гда не рас­ска­зы­ва­ла.
На сле­ду­ю­щее утро изу­ве­чен­ная де­воч­ка не смог­ла под­нять­ся с пе­чи. С это­го вре­ме­ни на­ча­лась для Мат­ре­ши жизнь му­че­ни­цы, при­гвож­ден­ной к од­ру. Она на­все­гда ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить и что-ли­бо де­лать и уже не вста­ва­ла с кро­ва­ти всю свою даль­ней­шую жизнь.
Так ле­жа­ла Мат­ре­ша в ро­ди­тель­ском до­ме до 17 лет, тер­пе­ли­во пе­ре­но­ся вся­кие скор­би и оби­ды, и толь­ко в мо­лит­ве на­хо­дя се­бе уте­ше­ние и от­ра­ду. Од­но­сель­чане зна­ли о стра­даль­че­ской жиз­ни де­вуш­ки и от­но­си­лись к ней с чув­ством бла­го­го­вей­но­го ува­же­ния. С сем­на­дца­ти лет к Мат­ре­ше стал хо­дить на­род. Пер­вым за по­мо­щью при­шел кре­стья­нин ее же де­рев­ни, по спе­ци­аль­но­сти пиль­щик.
– Мат­ре­ша, – ска­зал он, – вот уж как ты ле­жишь несколь­ко лет, ты, небось, Бо­гу-то угод­на. У ме­ня спи­на бо­лит, и я пи­лить не мо­гу. По­тро­гай-ка спи­ну, мо­жет быть и прой­дет от те­бя. Че­го мне де­лать, ле­чил­ся – док­то­ра не по­мо­га­ют.
Мат­ре­ша ис­пол­ни­ла его прось­бу – бо­ли в спине, дей­стви­тель­но, пре­кра­ти­лись, и он встал на ра­бо­ту.
Кре­стья­нин этот рас­ска­зал о сво­ем ис­це­ле­нии од­но­му из сво­их со­се­дей, и тот го­во­рит:
– Пой­ду и я к ней: нас за­му­чи­ли де­ти, ско­ро две­на­дца­тый ро­дит­ся; по­про­шу ее по­мо­лить­ся, чтобы Гос­подь пре­кра­тил у нас де­тей.
При­шел он к Мат­ре­ше и по­про­сил по­мо­лить­ся. Мат­ре­ша по­мо­ли­лась, и де­тей у них боль­ше не бы­ло.
С тех пор все боль­ше и боль­ше ста­ли хо­дить к Мат­ре­ше лю­ди со сво­и­ми нуж­да­ми, скор­бя­ми и бо­лез­ня­ми. С те­че­ни­ем вре­ме­ни эти по­се­ще­ния при­ня­ли ха­рак­тер на­сто­я­ще­го па­лом­ни­че­ства: к Мат­ре­ше шли не толь­ко жи­те­ли окрест­ных се­ле­ний, но и даль­них, ино­гда и са­мых от­да­лен­ных мест на­ше­го Оте­че­ства. При­чем, шли они бес­пре­рыв­ным по­то­ком на про­тя­же­нии бо­лее чем пя­ти­де­ся­ти лет в ко­ли­че­стве несколь­ких де­сят­ков, а ино­гда и со­тен еже­днев­но.
Ко­гда Мат­ре­ша ле­жа­ла у ро­ди­те­лей и по­се­ти­те­ли при­но­си­ли ей раз­лич­ные по­жерт­во­ва­ния за ее мо­лит­вы, то отец обыч­но все это от­би­рал на та­бак или вод­ку, и тя­же­ло бы­ло Мат­ре­ше, что по­жерт­во­ва­ния эти шли не на доб­рое де­ло. Мат­ре­ша лю­би­ла по­де­лить­ся всем с людь­ми, но при дан­ных усло­ви­ях она ли­ше­на бы­ла этой воз­мож­но­сти.
По­сле смер­ти ро­ди­те­лей мно­го скор­бей при­шлось пре­тер­петь Мат­ре­ше от бра­та и сест­ры, смот­рев­ших на нее ис­клю­чи­тель­но как на сред­ство до­хо­да. Сест­ра впо­след­ствии от­су­ди­ла у Мат­ро­ны до­мик, по­стро­ен­ный по­чи­та­те­ля­ми бла­жен­ной.
От сест­ры Мат­ре­ша пе­ре­шла на жи­тель­ство к пле­мян­ни­ку Мат­вею Сер­ге­е­ви­чу, че­ло­ве­ку доб­ро­му и ре­ли­ги­оз­но­му. Но здесь огор­че­ния жда­ли Мат­ре­шу с дру­гой сто­ро­ны. У Мат­вея Сер­ге­е­ви­ча под­рос­ли де­ти, од­но­сель­чане ста­ли сме­ять­ся над ни­ми, драз­нить их. Эти на­смеш­ки тя­же­ло пе­ре­жи­ва­лись мо­ло­ды­ми людь­ми. Но осо­бен­но тя­же­ло это бы­ло для са­мой Мат­ре­ши. Она му­чи­лась и глу­бо­ко скор­бе­ла, что за нее эти ни в чем не по­вин­ные лю­ди долж­ны бы­ли пе­ре­но­сить ино­гда очень тя­же­лые для них на­смеш­ки и оскорб­ле­ния. Осо­бен­но на­смеш­ки эти уси­ли­лись в ре­во­лю­ци­он­ные го­ды в свя­зи с ан­ти­ре­ли­ги­оз­ным дви­же­ни­ем.
Мат­ре­ша обыч­но ле­жа­ла в неболь­шой от­дель­ной ком­нат­ке кре­стьян­ской из­бы, в ма­лень­кой дет­ской кро­ват­ке, ко­то­рая все­гда за­ве­ши­ва­лась по­ло­гом. Ле­том, ко­гда в из­бе ста­но­ви­лось душ­но, ее обыч­но вы­но­си­ли в се­ни, и там ле­жа­ла она до зи­мы. Са­ма она ни­ко­гда не про­си­ла, чтобы ее пе­ре­нес­ли в из­бу, и тер­пе­ли­во пе­ре­но­си­ла осен­нюю сту­жу и хо­лод. Род­ные же, за ис­клю­че­ни­ем пле­мян­ни­ка, не об­ра­ща­ли на нее вни­ма­ния и пе­ре­но­си­ли ее в из­бу толь­ко то­гда, ко­гда уже ви­де­ли, что в се­нях ле­жать бо­лее бы­ло невоз­мож­но.
– Од­на­жды, – вспо­ми­на­ет Мат­ре­ша, – в ок­тяб­ре ме­ся­це я ле­жа­ла в се­нях, но­чью был силь­ный дож­дик. Во­да через кры­шу по­ли­лась на ме­ня, и я про­мок­ла. К утру слу­чил­ся мо­роз, я страш­но озяб­ла, и одеж­да вся на мне оле­де­не­ла. Утром сест­ра уви­де­ла это, сжа­ли­лась и пе­ре­нес­ла ме­ня в из­бу, за что я ей бла­го­дар­на.
Ча­сто в осен­ние хо­ло­да при­хо­дя­щие удив­ля­лись ее тер­пе­нию и спра­ши­ва­ли:
– Мат­ре­ша, да те­бе хо­лод­но?
– Да нет, теп­ло, – обыч­но от­ве­ча­ла она в та­ких слу­ча­ях, – по­смот­ри, вот ка­кая я го­ря­чая.
При этом она да­ва­ла свою ру­ку, и ру­ка бы­ла дей­стви­тель­но го­ря­чая.
По внеш­не­му сво­е­му ви­ду Мат­ре­ша бы­ла на­столь­ко ма­ла, что ка­за­лась де­ся­ти­лет­ним ре­бен­ком. Ее пла­тьи­це, по­да­рок од­ной из по­чи­та­тель­ниц, за­кры­вав­шее бла­жен­ную со­всем с но­га­ми, бы­ло все­го 90 сан­ти­мет­ров в дли­ну. Оче­вид­но, с де­ся­ти­лет­не­го воз­рас­та, с тех пор, ко­гда она ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить, те­ло ее не рос­ло и на­все­гда оста­лось та­ким, ка­ким бы­ло у де­ся­ти­лет­ней де­воч­ки. Она име­ла воз­мож­ность пе­ре­во­ра­чи­вать­ся с бо­ка на бок, ше­ве­лить руч­ка­ми и брать неболь­шие пред­ме­ты. Она лег­ко и сво­бод­но раз­го­ва­ри­ва­ла и пе­ла свя­щен­ные пес­но­пе­ния уди­ви­тель­но чи­стым и звон­ким дет­ским го­ло­сом.
Ни­кто не зна­ет, как она мо­ли­лась Бо­гу. Из­вест­но толь­ко лишь то, что Мат­ро­на зна­ла на­изусть очень мно­го мо­литв, мно­гие ака­фи­сты и цер­ков­ные пес­но­пе­ния.
Во вре­мя бе­сед со сво­и­ми по­се­ти­те­ля­ми она ча­сто чи­та­ла вслух раз­лич­ные мо­лит­вы, под­хо­дя­щие по сво­е­му со­дер­жа­нию к дан­но­му слу­чаю. Ино­гда чи­та­ла це­лые ака­фи­сты, чи­та­ла быст­ро, уве­рен­но, гром­ким го­ло­сом. Пе­ла цер­ков­ные пес­но­пе­ния, со­вер­шен­но пра­виль­но вы­дер­жи­вая осо­бен­но­сти гла­сов и рас­пе­вов.
На во­прос од­но­го из удив­лен­ных по­се­ти­те­лей, спро­сив­ше­го, как это она, бу­дучи сле­пой, зна­ет на­изусть да­же це­лые ака­фи­сты, Мат­ре­ша от­ве­ти­ла: «При­дет доб­рый че­ло­век и про­чи­та­ет что-ни­будь, а я и за­пом­ню с Бо­жи­ей по­мо­щью».
Мат­ре­ша ча­сто при­ча­ща­лась Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, каж­дый ме­сяц обя­за­тель­но. С этой це­лью она при­гла­ша­ла к се­бе сво­е­го ду­хов­ни­ка – при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, и день при­ня­тия Св. Та­ин бы­вал для нее са­мым ра­дост­ным днем. Пять раз в те­че­ние сво­ей жиз­ни она со­бо­ро­ва­лась.
Осо­бен­но стро­го со­блю­да­ла Мат­ре­ша по­сты. С сем­на­дца­ти лет она не ела мя­са. Кро­ме сре­ды и пят­ни­цы со­блю­да­ла та­кой же пост по по­не­дель­ни­кам. В цер­ков­ные по­сты по­чти ни­че­го не ела или ела очень ма­ло. Кро­ме по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы, бла­жен­ная, как уже бы­ло ска­за­но, доб­ро­воль­но тер­пе­ла хо­лод, а так­же пе­ре­би­ра­ла и пе­ре­кла­ды­ва­ла кам­ни, при­не­сен­ные ее по­чи­та­те­ля­ми из раз­ных свя­тых мест.
Очень ува­жа­ла Мат­ре­ша ду­хо­вен­ство и к каж­до­му свя­щен­ни­ку все­гда и неиз­мен­но от­но­си­лась с глу­бо­ким бла­го­го­ве­ни­ем. Но к рас­коль­ни­кам об­нов­лен­цам, в ка­ком бы сане они не бы­ли, на­обо­рот от­но­си­лась очень стро­го. Од­но­го из сво­их при­ход­ских свя­щен­ни­ков, пе­ре­шед­ше­го в об­нов­лен­че­ство, на­зы­ва­ла «наш Пет­ру­ша».
На­сколь­ко рев­ни­во от­но­си­лась Мат­ре­ша к Пра­во­сла­вию, го­во­рит факт, пе­ре­дан­ный од­ной из ее по­чи­та­тель­ниц, жи­тель­ни­цей го­ро­да Ка­си­мо­ва Ма­ри­ей Ива­нов­ной Пу­ти­ли­ной. Умер­ла тет­ка Ма­рии Ива­нов­ны. Сын тет­ки был ста­ро­стой в Ка­си­мов­ском со­бо­ре, а в со­бо­ре в то вре­мя слу­жил об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей. Сын, со­глас­но же­ла­нию по­кой­ной, хо­тел вы­не­сти ее из до­ма не в со­бор, а в клад­би­щен­скую цер­ковь. Дру­гой сын по­кой­ной на­хо­дил­ся в то вре­мя в за­клю­че­нии. Он об­ра­тил­ся к на­чаль­ству с прось­бой, чтобы его от­пу­сти­ли про­стить­ся с ма­те­рью. Его от­пу­сти­ли на три дня с усло­ви­ем, чтобы по­кой­ную хо­ро­нил об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей в со­бо­ре, на что род­ные и со­гла­си­лись.
Псал­тирь по по­кой­ной чи­та­ли мо­наш­ки. Ко­гда они узна­ли, что хо­ро­нить бу­дет об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей, они взя­ли псал­тирь и ушли. К ве­че­ру при­шли сын по­кой­ной и Ма­рия Ива­нов­на. Сын по­про­сил Ма­рию Ива­нов­ну чи­тать псал­тирь. Она на­ча­ла чи­тать и чи­та­ла око­ло ча­са, по­ка не при­шел ар­хи­ерей слу­жить все­нощ­ную. Ма­рия Ива­нов­на тут же ушла и да­же не ви­де­ла ар­хи­ерея. Но­чью она вер­ну­лась с од­ной мо­на­хи­ней Аки­ли­ной, и они вме­сте чи­та­ли псал­тирь всю ночь до вы­но­са те­ла. На вы­но­се Ма­рия Ива­нов­на с мо­на­хи­ней Аки­ли­ной не бы­ли, по­кой­ную по­хо­ро­ни­ли без них.
Мо­на­хи­ня Аки­ли­на по­лу­чи­ла от сво­е­го на­сто­я­те­ля епи­ти­мью. Ма­рия Ива­нов­на же неде­лю спу­стя по­шла к Мат­ре­ше и все ей рас­ска­за­ла. Мат­ре­ша по­жа­ле­ла тет­ку:
– Что ж, ведь по­кой­ни­ца не ви­но­ва­та, что так схо­ро­ни­ли ее.
В это вре­мя у Мат­ре­ши си­де­ли три мо­на­хи­ни из Вла­ди­мир­ской пу­сты­ни. Вдруг Мат­ре­ша и го­во­рит мо­на­хи­ням:
– Вы что так уж хо­ро­шо очень с Ма­ри­ей Ива­нов­ной-то раз­го­ва­ри­ва­е­те?
– Мы ее дав­но не ви­да­ли, на­го­во­рить­ся хо­тим.
– Да ведь она об­нов­лен­ка!
«Бо­же мой, ес­ли бы вы мог­ли се­бе пред­ста­вить, – го­во­ри­ла Ма­рия Ива­нов­на, – как они в од­ну се­кун­ду вста­ли и ушли от ме­ня в дру­гую ком­на­ту, и я оста­лась од­на! На­сту­пи­ла мерт­вая ти­ши­на. Я не мо­гу пе­ре­дать то со­сто­я­ние, оно бы­ло ужас­но. Гля­жу я на Рас­пя­тие и ду­маю: – Гос­по­ди! Все от ме­ня от­сту­пи­лись, не от­сту­пись Ты от ме­ня!»
Ма­рия Ива­нов­на страш­но за­пла­ка­ла. Она мо­ли­лась и ка­я­лась в ду­ше, и так пла­ка­ла дол­го. На­ко­нец Мат­ре­ша по­жа­ле­ла ее:
– Ну вот, по­пла­ка­ла, по­ка­я­лась пред Гос­по­дом Бо­гом, по­го­вей, при­ча­стишь­ся, на ду­ху свя­щен­ни­ку ска­жешь, вот и все.
– Как же мне нуж­но бы­ло по­сту­пить, не на­до бы­ло бы со­всем мне чи­тать?
– Да, не на­до бы­ло те­бе чи­тать.
– А ты-то бу­дешь ме­ня при­ни­мать?
– Да я-то что, вот по­ка­я­лась пе­ред Бо­гом, вот и все!
По­сле этих слов Ма­рии Ива­новне сде­ла­лось ве­се­ло и ра­дост­но, и мо­на­шен­ки опять по-преж­не­му с ней за­го­во­ри­ли.
Осо­бен­но Мат­ре­ша лю­би­ла мо­на­хинь и во­об­ще де­виц. Мо­на­хинь ста­ви­ла вы­ше мир­ских, все им про­ща­ла, бы­ва­ла с ни­ми, как ре­бе­нок.
Из свя­тых мест с наи­боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем Мат­ре­ша от­но­си­лась к Иеру­са­ли­му, к мо­на­сты­рям Ди­ве­ев­ско­му и Са­ров­ско­му. Она го­во­ри­ла о них с осо­бен­ным уми­ле­ни­ем и лю­бо­вью. Сво­им бла­го­че­сти­вым по­се­ти­те­лям она по­сто­ян­но со­ве­то­ва­ла схо­дить в Ди­ве­е­во и Са­ров, счи­тая их ме­ста­ми осо­бен­но­го при­сут­ствия бла­го­да­ти Бо­жи­ей. И ра­до­ва­лась, ко­гда ис­пол­ня­лись эти ее со­ве­ты.
На­хо­дясь без­вы­ход­но в сво­ей ком­нат­ке, Мат­ре­ша зна­ла мно­гих свя­тых и бла­го­че­сти­вых лю­дей, рас­се­ян­ных по ли­цу зем­ли рус­ской, и на­хо­ди­лась с ни­ми во внут­рен­нем бла­го­дат­ном об­ще­нии, хо­тя она ни­ко­гда их не ви­де­ла и не го­во­ри­ла с ни­ми.
Мат­ре­ша сво­им внут­рен­ним, ду­хов­ным взо­ром как бы на­сквозь ви­де­ла каж­до­го из сво­их по­се­ти­те­лей и каж­до­му да­ва­ла то, что для него нуж­но, по­лез­но, необ­хо­ди­мо в за­ви­си­мо­сти от его на­стро­ен­но­сти, его ду­хов­ных немо­щей и нужд, в за­ви­си­мо­сти от усло­вий и об­сто­я­тельств, сре­ди ко­то­рых ему при­хо­ди­лось жить.
Од­них она учи­ла и на­став­ля­ла; дру­гих об­ли­ча­ла и рас­кры­ва­ла им их гре­хи и по­ро­ки; тре­тьих обод­ря­ла и уте­ша­ла в тя­же­лых об­сто­я­тель­ствах жиз­ни; чет­вер­тых пре­ду­пре­жда­ла, ука­зы­вая по­след­ствия их оши­боч­но­го пу­ти, стрем­ле­ний и на­ме­ре­ний; пя­тых ис­це­ля­ла от бо­лез­ней, – и всех вме­сте ста­ра­лась на­пра­вить на путь ис­тин­ной, бо­го­угод­ной хри­сти­ан­ской жиз­ни. Этим объ­яс­ня­ет­ся и раз­но­об­ра­зие ее от­но­ше­ний к по­се­ти­те­лям. Од­них она при­ни­ма­ла чрез­вы­чай­но лас­ко­во, с ра­до­стью и уча­сти­ем, как до­ро­гих и близ­ких сво­их лю­дей. Дру­гих она про­го­ня­ла от се­бя, что бы­ло все же очень ред­ко. Все это бы­ва­ло, как го­во­ри­ли ее по­се­ти­те­ли, или в тех слу­ча­ях, ко­гда че­ло­век за­хо­дил к бла­жен­ной из празд­но­го лю­бо­пыт­ства, или то­гда, ко­гда это нуж­но бы­ло для ис­прав­ле­ния че­ло­ве­ка. Ко­гда та­кой че­ло­век пой­дет от Мат­ре­ши, он по­ду­ма­ет о се­бе и со­зна­ет гре­хи свои. Ес­ли он по­сле это­го опять при­хо­дил к Мат­ре­ше, то она с ра­до­стью при­ни­ма­ла его.
По мо­лит­вам бла­жен­ной Мат­ро­ны со­вер­ша­лись ис­це­ле­ния от мно­же­ства тя­же­лых неду­гов, ко­гда да­же вра­чи не ве­ри­ли вы­здо­ров­ле­нию, так как со­всем недав­но ви­де­ли небла­го­при­ят­ный ис­ход. Ис­це­ля­лись и от пьян­ства, и от бес­но­ва­ния. Ан­на, мо­ло­дая де­вуш­ка 19 лет из со­сед­не­го се­ла всту­пи­ла в пар­тию про­тив во­ли ро­ди­те­лей, лю­дей ре­ли­ги­оз­ных и доб­рых. Вско­ре по­сле это­го у Ан­ны от­ня­лись ру­ка и но­га. Шесть недель по­ле­жа­ла де­вуш­ка до­ма непо­движ­но, и вра­чи не мог­ли ей по­мочь. Мать от­вез­ла Ан­ну на ло­ша­ди к Мат­ре­ше. Мат­ре­ша по­ма­за­ла де­вуш­ку мас­ли­цем из сво­ей лам­пад­ки, и Ан­на ста­ла по­сте­пен­но по­прав­лять­ся и на­ча­ла хо­дить, но пол­но­го вы­здо­ров­ле­ния не бы­ло. Через два го­да Мат­ро­на бла­го­сло­ви­ла Ан­ну съез­дить в Са­ров и Ди­ве­е­во. По пу­ти в Са­ров мать с Ан­ной но­че­ва­ли до­ма у бла­го­че­сти­вой жен­щи­ны, имев­шей до­ма свя­ты­ню из Иеру­са­ли­ма. То­гда об­на­ру­жи­лось, что де­вуш­ка одер­жи­ма бе­сом – она ис­пу­га­лась свя­ты­ни, за­кри­ча­ла и бро­си­лась бе­жать. В Ди­ве­е­ве, по­се­тив бла­жен­ную Ма­рию Ива­нов­ну и ис­ку­пав­шись в ис­точ­ни­ке пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, Ан­на ис­це­ли­лась ду­шев­но. По­сле это­го слу­чая Ан­на ста­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щим че­ло­ве­ком и очень по­чи­та­ла Мат­ро­ну.
На­чи­ная с Ве­ли­ко­го по­ста 1933 го­да, Мат­ре­ша за­мет­но пе­ре­ме­ни­лась. Ес­ли рань­ше она со все­ми дер­жа­лась очень про­сто, всех жа­ле­ла, вни­ка­ла в го­ре каж­до­го че­ло­ве­ка, бе­се­до­ва­ла по­дол­гу и охот­но, об­суж­дая вся­кие де­ла жи­тей­ские, то те­перь бла­жен­ная как буд­то со­всем пе­ре­ста­ла ин­те­ре­со­вать­ся зем­ной жиз­нью. О жи­тей­ских де­лах она ста­ла го­во­рить ред­ко и неохот­но, толь­ко в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. За­то о жиз­ни ду­хов­ной, тем бо­лее о бу­ду­щей жиз­ни она го­то­ва бы­ла го­во­рить день и ночь. Очень охот­но, с лю­бо­вью при­ни­ма­ла она та­ких лю­дей, ко­то­рые шли к ней с во­про­са­ми ду­хов­но­го по­ряд­ка.
– Я ведь те­перь не Мат­ре­на, – ска­за­ла она то­гда од­ной из по­чи­та­тель­ниц, – а Мар­да­рия… О бла­жен­ной го­во­ри­ли, что она бы­ла тай­но по­стри­же­на в ино­че­ский чин са­ров­ски­ми стар­ца­ми, но на­сколь­ко эти раз­го­во­ры бы­ли до­сто­вер­ны, мы те­перь не мо­жем су­дить.
В кон­це июня 1933 го­да Мат­ре­шу по­се­тил ее жиз­не­опи­са­тель, на­сто­я­тель Ка­си­мов­ско­го Ка­зан­ско­го мо­на­сты­ря свя­щен­ник Ни­ко­лай Прав­до­лю­бов со сво­ей ма­туш­кой Пе­ла­ги­ей Ива­нов­ной. Мат­ре­ша бе­се­до­ва­ла с ни­ми дол­го и охот­но. Она мно­го го­во­ри­ла о тя­же­сти жиз­ни, о стра­да­ни­ях, о необ­хо­ди­мо­сти тер­петь все, что по­сы­ла­ет Гос­подь. В под­твер­жде­ние сво­их слов и мыс­лей при­во­ди­ла тек­сты из Свя­щен­но­го Пи­са­ния, фак­ты и со­бы­тия из жиз­ни свя­тых, про­чи­та­ла мо­лит­ву, при­слан­ную ей с Афо­на. Од­на­ко от раз­го­во­ров о се­бе Мат­ре­ша укло­ня­лась, от­ве­ча­ла об­щи­ми фра­за­ми, хо­тя отец Ни­ко­лай с ма­туш­кой очень этим ин­те­ре­со­ва­лись и рас­спра­ши­ва­ли ее.
О по­след­них днях и кон­чине бла­жен­ной Мат­ро­ны из­вест­но сле­ду­ю­щее.
Ле­том 1935 го­да в Бель­ко­ве бы­ло за­ве­де­но де­ло «по­пов Прав­до­лю­бо­вых и боль­но­го вы­род­ка Мат­ре­ны Бе­ля­ко­вой». На­ча­лось оно с до­но­са од­но­го жи­те­ля го­ро­да Ка­си­мо­ва на свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Прав­до­лю­бо­ва в свя­зи с ру­ко­пис­ной кни­гой, со­бран­ной и под­пи­сан­ной им и его бра­том, и при­го­тов­лен­ной к пе­ча­ти. Бы­ли аре­сто­ва­ны 10 че­ло­век (хо­тя долж­ны бы­ли быть аре­сто­ва­ны 12). Од­на жен­щи­на умер­ла, по­лу­чив по­вест­ку с тре­бо­ва­ни­ем явить­ся в От­де­ле­ние НКВД г. Ка­си­мо­ва. По спис­ку долж­на бы­ла быть аре­сто­ва­на и бла­жен­ная Мат­ро­на. Все аре­сто­ван­ные бы­ли уже от­прав­ле­ны в Ря­зань и Моск­ву, а Мат­ро­ну бо­я­лись тро­гать.
На­ко­нец бы­ло со­бра­но кол­хоз­ное со­бра­ние, на ко­то­ром по­ста­но­ви­ли «изъ­ять» Мат­ро­ну Гри­горь­ев­ну Бе­ля­ко­ву как «вред­но­го эле­мен­та». Из 300 жи­те­лей се­ла под­пи­са­лись 24 ак­ти­ви­ста. Сель­со­вет дал ха­рак­те­ри­сти­ку «на Бе­ля­ко­ву М.Г.», в ко­то­рой она пря­мо и от­кры­то на­зва­на свя­той без вся­ких ка­вы­чек и иро­нии. «Дан­ная гр. яв­ля­ет­ся вред­ным эле­мен­том в де­ревне, она сво­ей свя­то­стью силь­но вли­я­ет на тем­ную мас­су… Вви­ду это­го по с/с за­дер­жи­ва­ет­ся ход кол­лек­ти­ви­за­ции».
По­сле от­прав­ки за­клю­чен­ных в Ря­зань бы­ла по­сла­на ма­ши­на и за бла­жен­ной Мат­ро­ной. Подъ­е­ха­ли к ее до­му днем, не та­ясь. Во­шли. Тут их охва­тил страх, по­дой­ти бо­я­лись. По дол­гу служ­бы по­до­шел пред­се­да­тель сель­со­ве­та и, пре­одоле­вая страх, под­нял Мат­ре­нуш­ку с ее до­ща­той по­сте­ли. Мат­ро­на за­кри­ча­ла то­нень­ким го­лос­ком. На­род оце­пе­нел. Пред­се­да­тель стал вы­но­сить. В две­рях ска­зал: «Ой, ка­кая лег­кая!» Мат­ро­на от­ве­ти­ла: «И твои дет­ки та­ки­ми лег­ки­ми бу­дут».
Несколь­ко лет на­зад про­то­и­е­рей Тро­иц­ко­го хра­ма по­сел­ка Гусь-Же­лез­ный отец Се­ра­фим хо­ро­нил од­но­го из сы­но­вей то­гдаш­не­го пред­се­да­те­ля. Он был очень ма­лень­ко­го ро­ста. Все де­ти пред­се­да­те­ля пе­ре­ста­ли рас­ти по­сле аре­ста бла­жен­ной Мат­ро­ны.
Ма­ши­на два­жды ло­ма­лась по до­ро­ге в Ка­си­мов. Кто-то дер­жал на ру­ках бла­жен­ную Мат­ро­ну, по­ка ма­ши­ну ре­мон­ти­ро­ва­ли. Из Ка­си­мо­ва ее быст­ро увез­ли в Ря­зань и за­тем в Моск­ву.
Пред­се­да­тель, «изы­мав­ший» бла­жен­ную Мат­ро­ну, несколь­ко лет спу­стя очень тя­же­ло уми­рал. Де­ло бы­ло ле­том. Дом сто­ял с от­кры­ты­ми ок­на­ми из-за жа­ры. Он кри­чал так гром­ко от бо­ли, что слы­ша­ло пол­де­рев­ни. В на­ро­де го­во­ри­ли: «Это те­бе не Мат­ре­шень­ку под­ни­мать!» Но он по­звал свя­щен­ни­ка и ис­кренне и го­ря­чо ка­ял­ся в сво­их гре­хах, умер в ми­ре с Цер­ко­вью.
Про мос­ков­ский пе­ри­од жиз­ни бла­жен­ной Мат­ро­ны име­ют­ся скуд­ные све­де­ния. В Москве она про­жи­ла по­чти год. Пред­по­ло­жи­тель­но, она бы­ла за­клю­че­на в Бу­тыр­скую тюрь­му. Но про­бы­ла она там недол­го, по­то­му что сде­ла­лась объ­ек­том по­чи­та­ния по­чти всех за­клю­чен­ных, ко­то­рые на­ча­ли петь ака­фи­сты и мо­лить­ся. Ее долж­ны бы­ли ку­да-то деть. Убить бо­я­лись, а от­пра­вить в ла­герь не поз­во­лял при­мер тю­рем­но­го мо­лит­вен­но­го подъ­ема за­клю­чен­ных.
По дру­гим дан­ным, без­на­деж­но болев­шая мать сле­до­ва­те­ля, ве­ду­ще­го де­ло бла­жен­ной Мат­ро­ны, по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние от Мат­ро­ны, и сле­до­ва­тель су­мел осво­бо­дить ее как боль­ную и уми­ра­ю­щую. Он по­ме­стил ее в дом пре­ста­ре­лых и увеч­ных боль­ных.
До­ку­мен­таль­но за­сви­де­тель­ство­ва­но, что бла­жен­ная Мат­ро­на умер­ла от сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти 16/29 июля 1936 го­да в До­ме хро­ни­ков име­ни Ра­ди­ще­ва в Москве, неда­ле­ко от хра­ма Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ды­кине. Так как ря­дом с До­мом хро­ни­ков бы­ло боль­шое Вла­ды­кин­ское клад­би­ще, ча­стич­но со­хра­нив­ше­е­ся до на­ше­го вре­ме­ни, то мож­но сде­лать пред­по­ло­же­ние, что бла­жен­ная Мат­ро­на бы­ла по­хо­ро­не­на здесь же на мест­ном ста­ром клад­би­ще.
По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия, про­слав­ле­ние свя­той бла­жен­ной Мат­ро­ны Ане­мня­сев­ской бы­ло со­вер­ше­но в го­ро­де Ка­си­мо­ве Ря­зан­ской епар­хии в чет­верг Фо­ми­ной неде­ли 9/22 ап­ре­ля 1999 го­да ар­хи­епи­ско­пом Ря­зан­ским и Ка­си­мов­ским Си­мо­ном с со­бо­ром ду­хо­вен­ства Ря­зан­ской епар­хии. Бла­жен­ная Мат­ро­на Ане­мня­сев­ская сна­ча­ла бы­ла про­слав­ле­на как мест­но­чти­мая свя­тая Ря­зан­ской епар­хии, а на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре она бы­ла ка­но­ни­зи­ро­ва­на в ли­ке но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния. По­двиг ее свя­то­сти со­че­та­ет в се­бе как при­мер необы­чай­но­го тер­пе­ния, по­ста и мо­лит­вы, так и об­раз ис­по­вед­ни­че­ства.
Тропарь блаженной Матроне Анемнясевской, Касимовской

глас 8

Яко зарница небеснаго огня возсия в рязанстей стране блаженная старица святая Матрона, еяже память днесь творяще, воспоим Христа Бога, моляще Его даровати нам тоя предстательством в болезнех, бедах и скорбех терпение, и душам нашим велию милость.

Кондак блаженной Матроне Анемнясевской, Касимовской
глас 8
В немощех силу, в слепоте очи нетленныя обрела еси, пребывающи на одре болезни, всюду яко птица духом носилася еси, младенствующи телом, была еси мати скорбящим и обуреваемым. Темже чтущих твою память не остави в молитвах, и помоги нам избавися от грехов покаянием, и улучити с тобою Царство Небесное.

АКАФИСТ БЛАЖЕННОЙ МАТРОНЕ АНЕМНЯСЕВСКОЙ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Избранную угодницу Христову, в земли рязанстей просиявшую, и преизрядную молитвенницу о душах наших песньми восхвалим, блаженную Матрону: ты бо в терпении мнозе житие твое претекла еси, и страданием украсившися, угодна Богу явилася еси. Темже убо стяжавши дерзновение ко Господу, Того моли избавити ны от всякаго зла, с любовию чтущих память твою и поющих ти: Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Икос 1
Ангельски поживши, блаженная Матроно, телесе страданием душу твою убелила еси и небесныя радости причастница быти сподобилася еси. И ныне, пребывающи во Царствии Небеснем вкупе с лики ангел и всех святых, непрестанно молишися за ны, со умилением поющих ти таковая: Радуйся, земли рязанския похвало; Радуйся, страны российския молитвеннице новая. Радуйся, Богу житием твоим угодившая; Радуйся, терпением мнозем душу убелившая. Радуйся, страданием украшенная; Радуйся, венцем славы от Бога увенчанная. Радуйся, с дерзновением ко Господу молящаяся; Радуйся, на земли прославляемая. Радуйся, яко ныне пред Царем царей предстоиши; Радуйся, яко чтущих тя пред Богом поминаеши. Радуйся, со всеми святыми на Небеси пребывающая; Радуйся, о прославляющих тя Бога молящая. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 2
Видяще, яко болезнию издетска избра тя Господь, Того бо сила в немощи совершается, радуемся таковому о тебе Божию смотрению, вопиюще Ему: Аллилуиа.
Икос 2
Разумеющи Божие изволение, от юности Господу вручила еси себе, и вземши свой крест болезней телесных, яко от руку Самаго Христа, чрез все житие твое невозвратно Тому последовала еси. Мы же Господа, избравшаго тя, прославляюще, радостно вопием ти: Радуйся, Богом избранная; Радуйся, Христу уневещенная. Радуйся, сердце твое Господеви отдавшая; Радуйся, крест твой безропотно понесшая. Радуйся, издетска на Господа уповавшая; Радуйся, устнами чистыми Богови молившаяся. Радуйся, отроковице, от Бога услышанная; Радуйся, в терпении твоем свыше укрепленная. Радуйся, Духа Святаго сосуде очищенный; Радуйся, яко о тебе сила Божия является. Радуйся, в немощи лежащая немощным помощнице; Радуйся, Божия благодати цельбоносный источниче. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 3
Бурю укоризн и поруганий от родителю твоею непрестанно с младенчества претерпевающи, на Бога единаго уповала еси, веровавши словесем Его: яко аще же и мать забудет дитя свое, но Аз не забуду тебе, с надеждою вопияла еси Тому: Аллилуиа.
Икос 3
Имущи от седми лет очи слепе, слезы многи пролила еси, от матере биения терпящи, и се, явися ти Сама Пречистая, егда же матери сие рекла еси, та паки всуе зле бияше тя, обаче трищи Богородица являшеся, оставивши тебе рукописание утешительное. Тебе же оттоле в разслаблении лежащей и не озлобленней, со слезами приносим таковая: Радуйся, беды от сродник терпевшая; Радуйся, в молчании скорби понесшая. Радуйся, издетска возлюбившая Бога яко Отца; Радуйся, уповавшая в напастех на Того единаго. Радуйся, многослезныя молитвы к Богу пролиявшая; Радуйся, многи скорби от матере твоея претерпевшая. Радуйся, отроковице, от Матере Божия возлюбленная; Радуйся, под покровом милости Ея утешенная. Радуйся, показавшая образ кротости и незлобия; Радуйся, поревновавшая смирению Христову. Радуйся, яко в тебе вера и любы являются; Радуйся, яко житие твое по Бозе прославляется. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 4
Сила Божия укрепляше тя, егда в болезни страдальчествующи, яко злато в горниле огненнем, душу твою очистила еси, и в горний Иерусалим устремилася еси, ум и сердце отрешивши от всего земнаго и привременнаго, и на всяком месте, идеже превитала еси, пояше песнь Богу: Аллилуиа.
Икос 4
Видев некий человек тя к одру болезни пригвожденную и разумея в простоте сердца своего, яко Богу угодна еси, прииде к тебе в немощи своей, дабы от рук твоих получити исцеление. Мы же, видяще совершение просимаго, Бога прославляюще похвальная приносим ти: Радуйся, волю свою воли Божией покорившая; Радуйся, яко Иов вся от Бога благодарне приимшая. Радуйся, язвы и раны на теле твоем носившая; Радуйся, в жертву Богу всю себе принесшая. Радуйся, силою Божиею в болезни укрепленная; Радуйся, душею, яко в горниле очищенная. Радуйся, отрешившая ум и сердце от всего земнаго; Радуйся, помышлявшая токмо о небеснем. Радуйся, в горний Иерусалим устремившаяся; Радуйся, сподобльшаяся сладости райския. Радуйся, от Господа дар исцеления приимшая; Радуйся, прикосновением руку твоею исцелявшая. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 5
Звезда многосветлая явилася еси, предивная мати Матроно, яко светильник неугасаяй, путеводящи человеков по морю житейскому, людския страсти в дусе кротости обличала еси и подавала еси всем исцеления не токмо телесная, но и душевная, увещавающи церковь Божию посещати и за вся Бога славити, с любовию поюще Ему: Аллилуиа.
Икос 5
Слышавше людие ближнии и дальнии о чудесех тобою творимых, притекаху к тебе, яко к купели силоамстей, в болезнех и скорбех, бедах и нуждах, и никтоже от тебе без утешения отиде. Ты же, мати Матроно, помогающи всем, назидала еси наипаче Бога благодарити. И мы, прославляюще твое смирение, поем ти таковая: Радуйся, Божественнаго Духа чистое селение; Радуйся, к Богу стяжавшая велие дерзновение. Радуйся, по морю житейскому путеводящая; Радуйся, болезни телесныя и душевныя исцеляющая. Радуйся, сущих во страстех с кротостию обличавшая; Радуйся, путь смирения во спасение нам указавшая. Радуйся, врачьми оставленных дивное исцеление; Радуйся, в пианстве гибнущих скорое исправление. Радуйся, яко обидимых от злых заступаеши; Радуйся, яко погибающих в бедствиих спасаеши. Радуйся, сродник враждующих благое примирение; Радуйся, с верою прибегающым к тебе присное утешение. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 6
Дивно и странно есть слышати, мати Матроно, како не имущи научения книжнаго, людем приходящым поучения от Священнаго Писания глаголала еси. Наставляющи пребывати их в заповедех Господних, жития святых во образ им полагала еси, подвизающи всех звати Богу: Аллилуиа.
Икос 6
Возлюбивши обитель Дивеевскую, зело почитала еси блаженную Марию, тамо пребывающую, и с нею сущи во общении духовнем, молитву вкупе творила еси. И тако многия недужныя и страждущыя от дух нечистых вашими молитвами исцеляюще, на путь покаяния наставляли есте. Мы же Бога, дивнаго во святых своих, восхваляюще, приносим ти таковая: Радуйся, измлада благодати Божия исполненная; Радуйся, дары Духа Святаго обогащенная. Радуйся, премудрость и разум от Бога приявшая; Радуйся, твоими ученьми во спасение назидавшая. Радуйся, от Бога свыше наученная; Радуйся, паче книжных просвещенная. Радуйся, подававшая совет благий во исправление; Радуйся, направлявшая от вечныя погибели ко спасению. Радуйся, пребывавшая с блаженною Мариею в духовнем общении: Радуйся, посылавшая бесных многих к ней за исцелением. Радуйся, на земли сподоблшаяся слышати пение небесное; Радуйся, яко ныне на небесех Господу воспеваеши со ангелы. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 7
Иноческий чин превыше всего земнаго поставлявшая, сердцем своим скорбела еси яко не возможно есть тебе во святей обители пребывати. Мы же Господу, давшему ти поприще иное прейти, сиречь в мирстем чине людем послужити, благодарственно воспоим: Аллилуиа.
Икос 7
Имущи огнь любве ко Господу в сердце своем, подвигу преподобных отцев поревновала еси блаженная, непрестанно умерщвляющи плоть свою хладом, бдением и пощением. Мы же, немощнии, ублажающе тя, зовем тебе сице: Радуйся, от юности возлюбившая нищету духовную; Радуйся, дух твой окрилившая тайною молитвою. Радуйся, благое иго Христово на ся вземшая; Радуйся, бремя Его с радостию понесшая. Радуйся, любовию Божиею возжженная свеще; Радуйся, преподобных отцев подражательнице. Радуйся, мраз со благодушием претерпевавшая; Радуйся, постом твоим дух немощных укреплявшая. Радуйся, лучами Святаго Духа озаренная; Радуйся, преисполненная милости к ближним и сострадания. Радуйся, бедствующым на помощь ускоряющая; Радуйся, в радость претворяющая печаль скорбящих. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 8
Новое и лютое гонение на Церковь Божию власть предержащии воздвигоша, дышаще прещением и убийством. Ты же, Матроно, в правой вере всех укрепляющи, увещавала еси вся претерпети и веру хранити, со упованием взывающе к Богу: Аллилуиа.
Икос 8
Хотяща списати житие твое, блаженная Матроно, приидоста к тебе два верных мужа, ты же ничесоже о себе глаголала еси, обаче узревши духовныма очима, яко от Господа мученический венец обема уготован есть, молилася еси, просящи има у Господа терпения и помощи, во еже крест понести. Сего ради, тайнозрению твоему дивящеся, приносим ти таковая: Радуйся, Бога паче всего земнаго возлюбившая; Радуйся, себе ни во чтоже вменившая. Радуйся, паче жизни возжелавшая Царствия Небеснаго; Радуйся, на мученичество укреплявшая верных. Радуйся, молитвеннице о сущих в гонениих; Радуйся, научающая за Христа терпети страдания. Радуйся, прозревшая уготованныя верным венцы; Радуйся, яко о святости твоей свидетельствоваша мученицы. Радуйся, наставлявшая благодарне крест Богом данный нести; Радуйся, увещававшая всегда ко Господу прибегати. Радуйся, како в страданиих веру хранити показавшая; Радуйся, яко немощныя в скорбех укрепляеши. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 9
Внегда соблазны мнози Церковь Русскую обуреваху, ты, Матроно, ревнительница сущи веры православныя, чада Божия в смятении пребывающая увещавала еси душепагубных расколов уклонятися, да чистым сердцем всегда взывают Богу победную песнь: Аллилуиа.
Икос 9
Все житие твое, достоблаженная мати Матроно, преисполненно проповедания веры, надежды и любве, яже к Богу и ближним. Ты бо страждущи по воли Божией, яко верну Зиждителю, душу твою предала еси во благотворение. Сего ради приими от нас приносимое ти ныне песнопение: Радуйся, верное чадо Церкве Православныя; Радуйся, в броню веры и любве оболкшаяся. Радуйся, непреложне за Господем последовавшая; Радуйся, чистоту веры сохранившая. Радуйся, смятенных наставлявшая в Православии; Радуйся, обличавшая отпавших от Церкве. Радуйся, хранящая от пагубных расколов чада Божия; Радуйся, скорбящая об уклонившихся веры правыя. Радуйся, безприкладный источниче веры, надежды и любве; Радуйся, истины немолчное проповедание. Радуйся, немощныя в вере заступающая; Радуйся, малодушныя с любовию утешающая: Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 10
Не может град укрытися верху горы стоя, тако и ты, богомудрая Матроно, яко свеща на свещнице светом любве своея вся осиявала еси, да видящий добрая дела твоя прославляют Бога Отца, иже на Небесех, воспевающе Ему: Аллилуиа.
Икос 10
Людие неразумнии, грехом уязвленнии и не хотящии к Богу обратитися, да исцелит их, возскрежеташа на тя, блаженная Матроно, и злосоветие сотворивше, изгнаша тя из веси своея. Человек же тяжкосердый, иже изнесе тя, в наказание злострадая, каяся, издше, зане Бог поругаем не бывает. Мы же, видяще вся бывшая, в страсе Божием взываем ти: Радуйся, милосердию Христову подражавшая; Радуйся, безмездно цельбы людем подававшая. Радуйся, граде, верху горы стояй; Радуйся, свете любве Божия, всех осияваяй. Радуйся, за имя Христово хулимая; Радуйся, гонимая за веру Божию. Радуйся, людем в нуждах благотворившая; Радуйся, злая возблагая приимшая. Радуйся, правды ради изгнанная; Радуйся, о изгоняющих тя молившаяся. Радуйся и веселися, на подвиг Богом благословенная; Радуйся, яко мзда твоя многа на Небесех. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 11
Не устрашилася еси, угоднице Божия, уз темничных, ибо радостию почитала еси за Христа страдания прияти, темже убо в тяжких недузех пребывающи, немощию своею сильных мира сего посрамила еси. Сего ради велегласно воспоим Богу победившему мир: Аллилуиа.
Икос 11
Аще и не до смерти пострадала еси, блаженная Матроно, но исповедничеством веры украсившися, венец славы от Бога прияла еси. Ныне же с ликом новомучеников и исповедников российских соувенчанно пребываеши и за чада Божия тепле предстательствуеши. Мы же, крепостию духа твоего утверждаемии, воспеваем ти таковая: Радуйся, уз темничных не устрашившаяся; Радуйся, страстем Христовым приобщившаяся. Радуйся, радостию почитавшая гонения за веру; Радуйся, посрамившая сильных мира немощию своею. Радуйся, приимшая заточение Царствия ради Божия; Радуйся, яко тамо слово Господне не преставаше проповедати. Радуйся, в скорбех лютех не унывавшая; Радуйся, искушения мужески терпевшая. Радуйся, исповеданием веры украшенная; Радуйся, с мученики соувенчанная. Радуйся, не убоявшаяся от убивающих тело; Радуйся, ныне за скорби зело утешенная. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 12
Уготовляющися в мир иной отити, рекла еси знаемей своей, яко Мардария ныне наречена еси, лишше же ничесоже глаголющи, но вся устремилася еси горе, от всего житейскаго отрешившися, и токмо к Богу ум свой возводящи, яко к надежде непреложней, с упованием на милость его вопияла еси Ему: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще по Бозе подвижническое твое житие, достохвальная мати Матроно, не вемы, где погребена еси, но истинно вемы, яко блаженнаго упокоения в Бозе сподобльшаяся, в Царстве Его пребывавши и всем призывающым тя помощь скорую подаеши. Мы же Бога, прославльшаго тя, благодаряще, пение сердечное приносим ти: Радуйся, вознесшаяся умом своим ко Господу; Радуйся, в немощи стяжавшая высоту духовную. Радуйся, за весь мир с усердием молящаяся; Радуйся, ластовице благоглаголивая. Радуйся, яко не скрыла еси талант Богом данный; Радуйся, обретшая бисер многоценный. Радуйся, веры зерно горушично в себе возрастившая; Радуйся, пшенице, мног плод принесшая. Радуйся, мудрая дево, еяже светильник не угасает; Радуйся, яко имя твое написася в книзе жизни. Радуйся, яко на всяк день оболчена бе в одеяние брачное; Радуйся, на пир к Небесному Жениху избранная. Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.
Кондак 13
О святая блаженная мати Матроно, зряще твое скорбное житие, со умилением сердечным молим тя: приими ныне от нас, немощных, малое сие моление, с любовию тебе приносимое, огради ны молитвами твоими от всякия скорби, беды и нужды, да предстательством твоим избавимся вечныя муки, да сподобит и нас Господь купно с тобою и всеми святыми во веки в Вышних пети Ему песнь трегубую: Аллилуиа.
(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)
Молитва первая
О преславная и достоблженная мати Матроно, житие твое скорби исполнено бе, но взирающе на смирение твое молим тя, угоднице Божия, умоли всещедраго Бога, да низпослет нам, недостойным, милость Свою, паче же утвердит и укрепит ны в несении креста нашего, да отвержемся себе и пойдем по пути спасения за Христом, смиривше выя своя под крепкую руку Божию, принимающе вся, яже от руки Его: вемы, яко Господь един может и падших возставити, и заблуждших возвратити, и соблазнившихся исправити, и грешников праведники соделати. Огради нас, мати Матроно, молитвами твоими от сети лукаваго, да не прельщеннии им возвратимся вспять. Еще молим тя, яко имущую велие дерзновение ко Господу, пролей теплую молитву за ны, недужныя и унылыя, и испроси у Господа коемуждо благопотребная, да подаст Господь и нам, якоже тебе, терпение и благодушие в бедах и скорбных обстояниих, да поживем по воли Его во вся дни живота нашего, зане воистинну вемы, яко весть Отец наш Небесный, ихже требуем, прежде прошения нашего. О, блаженная мати Матроно, многоименитому сонму новомучеников российских причтенная, с ними моли Господа нашего и Спаса Иисуса Христа, да сохранит Церковь Православную от соблазнов, ересей и расколов, да оградит Господь страну нашу от всех наветов видимых и невидимых враг и изимет ю из пучины безбожия: вемы, яко живем ныне токмо ради крове мучеников излиянныя, дарует же и нам Господь ничесоже боятися, верным же быти Ему даже до смерти, и яко мучениколюбцем со мученики возрадоватися во Царствии Небеснем. Ей, мати Матроно, испроси нам у Человеколюбца Господа время покаяния, да не исторгнет ны аки плевелы прежде жатвы, да не во зле погибнем, но да очистит ны от всякия скверны плоти и духа, во еже явитися нам в день судный нескверным и непорочным пред лицем Его, да чистым сердцем, яко истинная чада Божия, радостне воззовем к Нему: не отрини ны Господи, и приими во Царствие Твое, идеже Ты царствуеши со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь.
Молитва о даровании чад
О блаженная мати Матроно, к твоему предстательству прибегаем и тебе слезно молим, яко имущую велие дерзновение ко Господу, пролей теплую молитву о рабех твоих, в скорби душевней пребывающих и помощи от тебе просящих. Истинно бо слово Господне: просите и дастся вам, и паки: яко аще два от вас совещаета на земли о всякой вещи, еяже аще просита, будет има от Отца Моего, иже на Небесех. Услыши убо воздыхания наша и донеси я ко Престолу Владычню, идеже ты предстоиши, вемы, яко много может пред Богом молитва праведника. Да не до конца забудет нас Господь, но призрит с высоты Небесныя на скорбь рабов Своих и плод чрева на полезное дарует. Воистинну, Бог идеже хощет побеждается естества чин, творит бо елика хощет: яко сотвори Господь Аврааму и Сарре, Захарии и Елисавете, Иоакиму и Анне, с нимиже моли, тако да сотворит Господь Бог и нам по милости Своей и неизреченному человеколюбию. Буди Имя Господне благословенно от ныне и до века. Аминь.