Ильинская              и              Тамбовская

Ильин­ско-Чер­ни­гов­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри бы­ла на­пи­са­на в 1658 го­ду ико­но­пис­цем Гри­го­ри­ем Кон­стан­ти­но­ви­чем Ду­бен­ским, в мо­на­ше­стве Ген­на­ди­ем. В 1662 го­ду в те­че­ние 8 дней, с 16 по 24 ап­ре­ля, от ико­ны ис­те­ка­ли сле­зы. В том же го­ду та­та­ры на­па­ли на Чер­ни­гов и ра­зо­ри­ли его. В пол­ночь они во­рва­лись в Тро­иц­кую оби­тель, во­шли в цер­ковь, опро­ки­ну­ли все ико­ны, взя­ли всю утварь, но чу­до­твор­ная ико­на со все­ми укра­ше­ни­я­ми оста­лась непри­кос­но­вен­ной. Неви­ди­мая си­ла не до­пу­сти­ла нече­стив­цев до свя­той ико­ны. Ца­ри­ца Небес­ная не до­пу­сти­ла так­же, чтобы вра­ги во­шли в пе­ще­ру пре­по­доб­но­го Ан­то­ния Пе­чер­ско­го, где скры­ва­лась бра­тия оби­те­ли. Вне­зап­но, как бы устра­шен­ные непо­сти­жи­мым ви­де­ни­ем, та­та­ры об­ра­ти­лись в бег­ство.

Чу­де­са Бо­жи­ей Ма­те­ри от Ее Чер­ни­гов­ской ико­ны опи­сал свя­ти­тель Ди­мит­рий Ро­стов­ский (па­мять 28 ок­тяб­ря и 21 сен­тяб­ря) в кни­ге «Ру­но Оро­шен­ное». Позд­нее о Чер­ни­гов­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри пи­сал свя­ти­тель То­боль­ский Иоанн († 1715, па­мять 10 июня).

Чу­до­твор­ный спи­сок Чер­ни­гов­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, на­хо­див­ший­ся в Геф­си­ман­ском ски­ту Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, про­сла­вил­ся в 1869 го­ду.

В 1686 го­ду свя­ти­тель Пи­ти­рим при­е­хал в Там­бов и вме­сте с про­чи­ми свя­ты­ня­ми при­вёз спи­сок (ко­пию) ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мой Ильин­ско-Чер­ни­гов­ской, счи­та­ю­щей­ся по­кро­ви­тель­ни­цей Юго-За­пад­но­го края. По­это­му по­став­ле­на бы­ла ико­на на юго-за­пад­ных го­род­ских во­ро­тах. Со вре­ме­нем ико­ну ста­ли на­зы­вать Там­бов­ской, тем бо­лее что в ико­но­пис­ном об­ра­зе бы­ли неко­то­рые от­ли­чия от Ильин­ско-Чер­ни­гов­ской: по обе сто­ро­ны от Бо­го­ро­ди­цы, спра­ва и сле­ва, бы­ли изо­бра­же­ны пред­сто­я­щие: свя­той Алек­сий, че­ло­век Бо­жий, и пре­по­доб­ная Ев­до­кия. Пред­по­ла­га­ют, что это Небес­ные по­кро­ви­те­ли ро­ди­те­лей епи­ско­па Пи­ти­ри­ма, и, вполне воз­мож­но, что сам он и на­пи­сал об­ра­зы этих свя­тых.

Поз­же на ме­сте юго-за­пад­ных го­род­ских врат со­ору­ди­ли неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь во имя свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. В этой церк­ви и пре­бы­ва­ла ико­на. А ко­гда ку­пец Иван Ут­кин по­стро­ил на свои сред­ства в 1771–1778 гг. ка­мен­ную Ар­хи­ди­а­ко­но-Сте­фа­ни­ев­скую цер­ковь, то Там­бов­скую ико­ну пе­ре­нес­ли сю­да и по­ме­сти­ли в ал­та­ре над жерт­вен­ни­ком. Цер­ковь в на­ро­де ста­ли на­зы­вать по име­ни стро­и­те­ля Ут­кин­ской, а ико­ну впо­след­ствии со­вер­шен­но за­бы­ли.

Но Ца­ри­ца Небес­ная са­ма о се­бе на­пом­ни­ла. В на­ча­ле XIX ве­ка од­но­му ка­луж­ско­му за­штат­но­му свя­щен­ни­ку, ко­то­рый стра­дал бо­лез­нью ног и не мог хо­дить, во сне яви­лась имен­но эта ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, и бы­ло ска­за­но: «Оты­щи эту ико­ну. Мо­лись пе­ред ней, и ты по­лу­чишь ис­це­ле­ние». По­сле это­го сна свя­щен­ник по­лу­чил неко­то­рое об­лег­че­ние от сво­ей бо­лез­ни, так что смог хо­дить, и тот­час при­нял­ся разыс­ки­вать уви­ден­ную во сне ико­ну. По­се­тив раз­ные се­ле­ния и го­ро­да, он, на­ко­нец, до­брал­ся до Там­бо­ва, где, осмот­рев все церк­ви, об­на­ру­жил ту са­мую ви­ден­ную во сне ико­ну в ал­та­ре Ут­кин­ско­го хра­ма, а по­сле мо­лит­вы пе­ред ней по­лу­чил со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние. Этот слу­чай стал ши­ро­ко из­ве­стен в го­ро­де, и по­сле него бы­ло ещё несколь­ко чу­дес­ных ис­це­ле­ний го­ро­жан.

Там­бов­ская ико­на сно­ва ста­ла из­вест­на, и ко­гда в 1835 го­ду ста­рая Ут­кин­ская цер­ковь был зна­чи­тель­но рас­стро­е­на, то по прось­бе го­ро­жан пра­вый при­дел освя­ти­ли в честь Там­бов­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. С те­че­ни­ем вре­ме­ни бла­го­дар­ные там­бов­цы усерд­но укра­ша­ли ико­ну: по­яви­лась рос­кош­ная среб­ро­по­зла­щён­ная ри­за, мно­же­ство дра­го­цен­ных кам­ней. Слу­чаи ис­це­ле­ния, быв­шие от ико­ны, не успе­ва­ли за­пи­сы­вать. В 1888 го­ду по рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да из всех церк­вей го­ро­да 16 ап­ре­ля в честь Там­бов­ской ико­ны стал со­вер­шать­ся крест­ный ход, а в 1900 го­ду са­му цер­ковь ста­ли име­но­вать Бо­го­ро­дич­ной.

По­сле ре­во­лю­ции там­бов­ские хра­мы ра­зо­ри­ли, по­стра­да­ла и чу­до­твор­ная ико­на. С ико­ны сня­ли ри­зу, вы­ко­вы­ря­ли кам­ни, а са­ма она бес­след­но ис­чез­ла. В го­ро­де име­ют­ся чти­мые спис­ки чу­до­твор­но­го об­ра­за.