ЧЕТВЕРТЫЙ, ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ
ПопразднствА Рождества Пресвятой Богородицы.

 

 Казанская (Каплуновская)

 

ИСТОРИЯ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

В кон­це XVII ве­ка в 20 вер­стах от го­ро­да Ах­тыр­ки Харь­ков­ской гу­бер­нии, в недав­но воз­ник­шем сель­це Кап­лу­нов­ке, на ре­ке Хух­ре, жил бла­го­че­сти­вый свя­щен­ник о. Иоанн Ильич Ума­нов. В 1689 г. ему явил­ся чу­до­твор­ный об­раз Бо­го­ма­те­ри.
8 сен­тяб­ря, в день Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, он ви­дел во сне стар­ца, ко­то­рый ска­зал ему, что через три дня к нему при­дут три ико­но­пис­ца: один 70-ти, дру­гой 80-ти, тре­тий 90 лет. У это­го тре­тье­го ста­рец при­ка­зал взять связ­ку икон, семь верх­них воз­вра­тить ико­но­пис­цу, а вось­мую, ко­то­рая бу­дет Ка­зан­ской, оста­вить у се­бя; за это свя­щен­ни­ку обе­ща­ны от Бо­го­ма­те­ри ми­лость и бла­го­дать. По­сле это­го сна о. Иоанн по­стил­ся и еже­днев­но со­вер­шал ли­тур­гию. На тре­тий день, воз­вра­ща­ясь из церк­ви до­мой, он уви­дел иду­щих к нему трех пре­ста­ре­лых ико­но­пис­цев. Он при­гла­сил их к се­бе, ра­душ­но при­нял, за­тем у стар­ше­го взял связ­ку икон, и вось­мая, как бы­ло во сне пред­ска­за­но, ока­за­лась Ка­зан­ской. Ико­но­пис­цы в бла­го­дар­ность за хо­ро­ший при­ем хо­те­ли от­дать ико­ну да­ром и ед­ва со­гла­си­лись взять за нее 15 ко­пе­ек. По­сле это­го они про­дол­жа­ли свой путь.
Отец Иоанн Ума­нов по­ста­вил ико­ну у се­бя в ком­на­те и день и ночь теп­лил пе­ред ней све­чу. В ночь на тре­тье вос­кре­се­нье он уви­дел во сне Де­ву необы­чай­ной кра­со­ты, Ко­то­рая, кос­нув­шись его ру­кой, ска­за­ла ему:
— Иерей Иоанн, не вы­нуж­дай Ме­ня быть в тво­ей хра­мине, а от­не­си в Мою цер­ковь!
Цер­ковь в Кап­лу­нов­ке бы­ла в честь Рож­де­ства Бо­го­ма­те­ри. Ко­гда о. Иоанн проснул­ся, ке­лья его бы­ла оза­ре­на яр­ким све­том. Он со­брал­ся с ду­хом, по­до­шел к иконе и уви­дел, что из глаз ли­ка Бо­го­ма­те­ри стру­ят­ся по дос­ке сле­зы. Он немед­лен­но со­брал на­род, рас­ска­зал о про­ис­хож­де­нии ико­ны и о со­бы­ти­ях по­след­ней но­чи, и ико­на по­сле мо­леб­на тор­же­ствен­но бы­ла пе­ре­не­се­на в храм, где про­сла­ви­лась чу­де­са­ми. По име­ни се­ла ее ста­ли звать Кап­лу­нов­ской.
Отец Иоанн дол­го еще по­сле этих со­бы­тий слу­жил в се­ле и уте­шал­ся все воз­рас­тав­шей сла­вой ико­ны. Ему же вы­па­ла на до­лю ра­дость ви­деть то об­ще­го­судар­ствен­ное зна­че­ние, ко­то­рое ико­на по­лу­чи­ла во вре­мя вой­ны Кар­ла XII с Пет­ром Ве­ли­ким.
Ко­гда швед­ский ко­роль Карл XII вторг­ся со сво­и­ми вой­ска­ми в Ма­ло­рос­сию, Петр, идя к нему на­встре­чу и ища по­мо­щи Небес­ной, вы­звал к се­бе в Харь­ков от­ца Иоан­на с Кап­лу­нов­ской ико­ной, ко­то­рую и оста­вил при ар­мии. Меж­ду тем Карл, до­брав­шись с Ма­зе­пой до Кап­лу­нов­ки, рас­по­ло­жил­ся там на от­дых и за­нял дом о. Иоан­на. Несколь­ко сол­дат Кар­ла хо­те­ли под­жечь цер­ковь, но дро­ва, ко­то­ры­ми они об­ло­жи­ли храм, не за­го­ра­лись. Карл ви­дел все это из ок­на и по­про­сил у Ма­зе­пы объ­яс­не­ния то­го, как это лю­ди не мо­гут за­жечь хра­ма. Ма­зе­па ска­зал, что храм, ве­ро­ят­но, охра­ня­ет Бо­го­ма­терь, так как здесь на­хо­дит­ся Ее ико­на, при­зна­ва­е­мая чу­до­твор­ной. Швед­ский ко­роль ве­лел при­ве­сти к се­бе ко­го-ни­будь из кап­лу­нов­ских жи­те­лей. Сыс­ка­ли од­но­го че­ло­ве­ка в ле­су, и Карл стал рас­спра­ши­вать его, где сто­ит Петр с вой­ска­ми. Тот от­ве­чал, что в Харь­ко­ве. За­тем Карл спро­сил, тут ли ико­на Бо­го­ро­ди­цы. Узнав, что она уне­се­на в ар­мию, он ска­зал Ма­зе­пе:
— Церк­ви и без ико­ны не мог­ли за­жечь, а где бу­дет Она Са­ма, там, на­вер­ное, при­дет­ся нам очень пло­хо.
Пе­ред на­ча­лом Пол­тав­ско­го боя Петр при­ка­зал но­сить Кап­лу­нов­скую ико­ну по ря­дам рус­ской ар­мии и со сле­за­ми мо­лил­ся пе­ред об­ра­зом. За­тем по­сле бит­вы свя­щен­ник Иоанн с ико­ной был вы­тре­бо­ван в Моск­ву и от­ту­да уже от­пу­щен с свя­ты­ней до­мой. Петр сде­лал на ико­ну се­реб­ря­ную вы­зо­ло­чен­ную ри­зу с дра­го­цен­ны­ми ка­ме­нья­ми и се­реб­ря­ный ков­чег.
На ки­о­те этом — над­пись: «В сем ков­че­ге им­пе­ра­тор Петр I по окон­ча­нии 1709 го­да с Кар­лом XII под Пол­та­вой вой­ны, при­слал об­рат­но в Кап­лу­нов­ку чу­до­твор­ный об­раз Бо­го­ма­те­ри».
В 1744 го­ду в Харь­ко­ве со­став­ле­но по­вест­во­ва­ние о Кап­лу­нов­ской иконе на ос­но­ва­нии све­де­ний, по­лу­чен­ных от свя­щен­ни­ка о. Иоан­на Ума­но­ва. Поз­же сю­да вклю­че­ны сви­де­тель­ства о по­сле­ду­ю­щих зна­ме­ни­ях и ис­це­ле­ни­ях, быв­ших от ико­ны.
Празд­но­ва­ние этой иконе со­вер­ша­ет­ся еще 8 июля, в день Ка­зан­ской ико­ны.

АКАФИСТ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ ПРЕД ИКОНОЙ «КАПЛУНОВСКАЯ»

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Взбранной Воеводе, Госпоже Царице Богородице, похвальная дерзаем приносити пения. Ты же, яко имущая бездну милосердия и пучину щедрот, от всяких нас бед свободи теплым Твоим к Богу предстательством, да зовем Ти: Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Икос 1
Ангельстии лицы дивятся, зря в Тебе тайну от века сокровенную и в последняя лета всем явленную; мы же, аще и должни в молчании пребывати, дерзаем звати сице:
Радуйся, во чреве приемшая прежде век от Отца Рожденнаго;
Радуйся, родившая Сына Еммануила, еже есть сказаемо: с нами Бог.
Радуйся, Царице, одесную Царя славы предстоящая;
Радуйся, рясны златыми одеяна и преукрашена.
Радуйся, обителище Бога Живаго;
Радуйся, Доме, егоже Премудрость Себе созда.
Радуйся, Кладезю воды Живы;
Радуйся, Врата, имиже Господь пройде и не отверзошася.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 2
Видящи Елисавет Деву Пресвятую исполнь Духа Святаго, и сама темже Духом рече: Благословена Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего! и откуду мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне? Мы же, раби смиреннии, такожде не вемы, откуду явися нам сей образ цельбоносный, пред нимже главы приклоньше, умильно речем Господеви: Аллилуиа.
Икос 2
Разум всяк недоумеет разумети, киими дарми послужити Ти, Всесвятая Дево? Мы убо потщимся, подражая волхвом богопросвещенным, принести пред пречистый образ Твой, вместо злата, смирны и ливана, упование, любы и веру нашу, ихже возлагающе, поем:
Радуйся, Ковчеже, имже тварь от потопления греховнаго свободися;
Радуйся, Земле невозделанная, Плод Животный принесшая.
Радуйся, Облаче, от греховнаго зноя покрывающий;
Радуйся, каплями благодати Божией души наша орошающая.
Радуйся, Купино, огнем Божества неопальна пребывшая;
Радуйся, от огня страстнаго нас свобождающая.
Радуйся, Кадильнице златая, Духа Божия пребывалище;
Радуйся, Трапезо, носящая Хлеб жизни.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 3
Силою свыше облеки нас, Всесильная, во бранех противу козней вражиих, да возможем неколеблемо стояти в правоверии и неумолчно Сыну Твоему взывати: Аллилуиа.
Икос 3
Имущи мнози гради и веси, храмы и обители сокровища великия — Твои, Дево, иконы честнии. Аще и разнолични образы тии, обаче Единем Духом чудеса изливают, ижхе воспевающе, глаголем радостно:
Радуйся, всего мира нерушимая Стено;
Радуйся, страны нашея Покрове и Ограждение.
Радуйся, Цареграду благословение небесное;
Радуйся, Новуграду знамение милости Божией.
Радуйся, Смоленску Путеводительнице к небеси;
Радуйся, Казани сокровище пребогатое.
Радуйся, Печерская Славо;
Радуйся, Почаевская Похвало.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 4
Бурю внутрь имеют помышлений сумнительных суемудрении философи мира сего, егда зрят, како от святыя иконы Твоея, о, Дево, истекают токи благодати. Мы же, просвещени светом истинныя веры, пред образом поклонение Первообразным приносим, Единому Богу поя: Аллилуиа.
Икос 4
Слышав во сне иерей Иоанн чудныя словеса старца, яко имать прияти икону Богородичу, от неяже излиются благодать и милость, потщася в посте и молении приуготоватися к сретению Царицы, рекуще Преблагословенней:
Радуйся, во успении Твоем нас не оставляющая;
Радуйся, на всяко время с верными благодатию Сына Твоего пребывающая.
Радуйся, посещений благодатных грады и веси христианския сподобляющая;
Радуйся, благодать и милость людем Твоим изливающая.
Радуйся, помощи скорая подательнице;
Радуйся, утешения Источниче преизобильный.
Радуйся, к Богу шествующим наставнице;
Радуйся, в мори житейском плывущим управительнице.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 5
Боготечную звезду разуме иерей Иоанн икону Твою Каплуновскую, о, Дево, егда узре сбытие предречения старча; темже прият на руце образ святый, и облобыза и со слезами, Богу поя: Аллилуиа.
Икос 5
Видящи Пресвятая Дева икону Свою в доме поставлену, явися во сне пресвитеру, и рече, да не принуждает Царицу жити во храмине, но да пренесет во Дворец, иже есть Церковь Божия; восстав же от сна, благоговейный иерей призва люди веси тоя, и купно с ними возопи:
Радуйся, Небесе Царице;
Радуйся, всего мира Владычице.
Радуйся, Всесильная Ходатаице за род наш;
Радуйся, Всесвятая Заступнице всякаго человека.
Радуйся, Милостивая вразумительнице заблуждших;
Радуйся, многолюбезная исправительнице неразумных.
Радуйся, утверждение право шествующих;
Радуйся, укрепление во бранех духовных.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 6
Проповедание чудес, от иконы Каплуновския бывших, во вся концы вселенныя изыде, да вси вернии воспоют Подателю чудес Господеви: Аллилуиа.
Икос 6
Возсия во всем мире свет от иконы Твоея, о, Дево, созывая с высоким проповеданием на трапезу милосердия. Темже вси, требующии благодатнаго утешения, приидоша послушати о чудесех, и своих недуг исцеление прияти, еже улучивше, пояху Богородице:
Радуйся, хромым благошествие устрояющая;
Радуйся, на стези истины наставляющая.
Радуйся, слепым прозрение дарующая;
Радуйся, душевныя очеса к боговедению отверзающая.
Радуйся, расслабленных укрепляющая;
Радуйся, грехами отягощенных воздвизающая.
Радуйся, прокаженных очищающая;
Радуйся, греховныя струпы врачующая.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 7
Хотящим еретиком супостатом храм во славу Рождества Твоего сожещи, дивно тем воспретила еси, Богомати Всемощная, огнь вещественный угасила еси, обаче воспалила во всяцем сердце познание, яко велик и славен Бог Христианский, Емуже поем: Аллилуиа.
Икос 7
Новое знамение силы Божией показа дивная икона Каплуновская, егда во брани явися укреплением воинству православному. Взирающе на вражия полчища пораженныя, и видящи демонския полки сокрушаемы предстательством Божия Матере, поем той сладце:
Радуйся, во бранех Поборнице;
Радуйся, во дни мира утишение.
Радуйся, воинов православных благословение;
Радуйся, на супостаты одоление.
Радуйся, умерших в Бозе упокоение;
Радуйся, живых к пакибытию приготовление.
Радуйся, сирот воспитание;
Радуйся, вдов защищение.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 8
Странное Ангелом и человеком имать украшение храм наш, икону Твою Каплуновскую, пред нейже всяк, моления приносяй, просимая получает, токмо еже вопити Богу: Аллилуиа.
Икос 8
Вся тварь, всяк род и возраст, всяко звание и достоинство не возмогут изрещи всех щедрот, яже излияла еси, о, Пресвятая Дево, чрез чудотворныя иконы Твоя на вся люди. Темже всяк чин святых на небеси, и всяк грешник на земли, единеми усты и единем сердцем воспевают Тя, Богомати, песненно:
Радуйся, пророков уста и праотец чаяние;
Радуйся, святителей радование и апостолов мудросте.
Радуйся, Евангелистов благовестие и проповедников учительнице;
Радуйся, мучеников крепосте и исповедников терпение.
Радуйся, постников Питательнице и преподобных Сладосте;
Радуйся, столпников поддержание и девственников оградо.
Радуйся, молчальников собеседнице и богословов умудрение;
Радуйся, пресвитеров наставнице и учителей церковных поучение.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 9
Вся в мире сем скоротечно: кийждо человек из праха произыде и абие ко гробу тщится; несть надеяния на друзи или власти; нимало пользует слава или богатство. Где и взыщем надежду, или кто в скорбех защитит? Воистинну, Владычица Богородица в скорбех Заступница! Воистинну, Господь Иисус Христос, Егоже Дева роди Неискусобрачная, упование подает нераскаянно всем, Истинному Богу покланяющимся, и вопиющих Тому: Аллилуиа.
Икос 9
Ветиями сладкогласными, о, друзи, воспоем хотя и малую часть от дивных благодеяний Богородичных, имиже вера утвердися и вся концы научишася пети Преблагословенней:
Радуйся, яко Тобою прелесть низложися;
Радуйся, яко Тобою сатана посрамися.
Радуйся, неверия токи уставившая;
Радуйся, соблазнов огнь угасившая.
Радуйся, острейшая стрело, язвящая враги;
Радуйся, молние, попаляющая зловерие.
Радуйся, яко Тобою соборища нечестивых исчезоша;
Радуйся, яко Тобою вся мудрость лжеименная посрамися.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 10
Спасение Тя имамы верное, Дево, ибо ко Христу Богу молишися о спасении мира, и чрез иконы чудотворнии мнозем подаеши утешение, Сыну Твоему поющим: Аллилуиа.
Икос 10
Стена и заступление нам грешным Ты еси, Богородице, яко безпрестани подаеши нам милости Твоя богатныя, и препобеждаеши всякое зло, коегождо научая пети Тебе:
Радуйся, цвете неувядаемый рая Христова;
Радуйся, древо, плод животный израстившее.
Радуйся, взыскание погибшим.
Радуйся, спасительнице утопающим;
Радуйся, помощнице женам чада рождати;
Радуйся, млекопитательнице чадом.
Радуйся, Живоносный Источниче;
Радуйся, Спорительнице хлебов.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 11
Песнопений наших, аще и тма тем, обаче не достоит всех вкупе к достойному воспеванию Твоея любви к нам, грешным, и благодеяний, и чудес, ихже сотвори Твоими молитвами Господь наш Иисус Христос, Емуже поем: Аллилуиа.
Икос 11
Светозарную свещу, сущим во мраце греховнем, зрим честный образ Твой, Марие Дево, чрез негоже всяк научается покланятися Трисиянному Божеству, Единоцарственней и Соприсносущней Троице, от Неяже Ты неизреченно Бога Слова породила еси. Таковому чуду дивящеся, верно вопием Преблагословенней:
Радуйся, яко сущую Богородицу Тя чтим;
Радуйся, яко Приснодеву Тя почитаем.
Радуйся, яко Честнейшую Херувим Тя хвалим.
Радуйся, яко Славнейшую без сравнения Серафим Тя величаем;
Радуйся, яко Присноблаженную и Пренепорочную Тя нарицаем;
Радуйся, яко благословенную в женах Тя воспеваем.
Радуйся, Славо Небесных Сил;
Радуйся, Похвало земнородных.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 12
Благодатию Твоею николиже оставила еси нас, о, Мати, Надеждо ненадежных, и по мнозех летех икону Твою паки мирови в храме нашем дивно явила еси. Темже и мы, зряще сие новое чудо, яко знамение присутствия в сем месте Сильнаго Бога, превозносим Его, вопиюще Господеви: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще и воспевающе чудеса, бывшия от иконы Твоея Каплуновския, чтим Тебе, Дево, яко Пречистую и Всеблаженную, и на Тя по Бозе упование возлагаем, чающе, яко и в предняя не презриши молений наших сицевых:
Радуйся, обрадованная иногда;
Радуйся, присно в радости пребывающая.
Радуйся, яко Тобою Радость Небесная на землю сниде;
Радуйся, яко Рожденным Тобою всяка печаль в радость преложися.
Радуйся, вертограде Божественныя радости;
Радуйся, саде Горняго веселия.
Радуйся, Источниче радования;
Радуйся, чаше, черплющая радость.
Радуйся, упование наше и в скорбех всемощная Заступнице.
Кондак 13
О, Всепетая Мати, Дево Богородице, Милостивая и Премилосердная наша Ходатаице и первое наше по Бозе упование! Приими моление сие наше и подаждь нам исполнение всех, яже ко спасению, прошений, низпосли надежду верную и любы крепкую, и веру непостыдну, и сподоби с Тобою в Горнем Царствии воспевати Сыну Твоему и Богу нашему: Аллилуиа.
(Сей кондак глаголи трижды, и паки чти Икос 1, и Кондак 1)

 

 

Преподобные Сергий и Герман, Валаамские чудотворцы

 

КРАТКИЕ ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНЫХ СЕРГИЯ И ГЕРМАНА, ВАЛААМСКИХ ЧУДОТВОРЦЕВ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Пре­по­доб­ные Сер­гий и Гер­ман Ва­ла­ам­ские по­се­ли­лись на Ва­ла­ам­ском ост­ро­ве в 1329 го­ду. Со­бран­ное ими брат­ство яви­лось све­то­чем пра­во­сла­вия в этом крае. Ка­ре­лы на­ча­ли вновь с до­ве­ри­ем от­но­сить­ся к хри­сти­ан­ству, ав­то­ри­тет ко­то­ро­го был по­до­рван в XIII ве­ке шве­да­ми, ме­чом на­саж­дав­ши­ми ка­то­ли­че­ство. Пре­по­доб­ные Сер­гий и Гер­ман пре­ста­ви­лись око­ло 1353 го­да.

 

ПОЛНЫЕ ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНЫХ СЕРГИЯ И ГЕРМАНА, ВАЛААМСКИХ ЧУДОТВОРЦЕВ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Ос­но­ва­те­ли Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ные Сер­гий и Гер­ман, со­глас­но цер­ков­но­му пре­да­нию, бы­ли гре­че­ски­ми свя­щен­но­и­но­ка­ми, при­шед­ши­ми в X ве­ке во вла­де­ния Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да вме­сте с пер­вы­ми пра­во­слав­ны­ми мис­си­о­не­ра­ми. Ис­то­ри­че­ские све­де­ния об ос­но­ва­те­лях Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря скуд­ны. Ча­сто во вре­ме­на вра­же­ских на­ше­ствий (XII, XVII ве­ка) мо­на­стырь пе­ре­жи­вал опу­сто­ше­ние, на дол­гие де­ся­ти­ле­тия пре­ры­ва­лось здесь ино­че­ское слу­же­ние. Во вре­ме­на на­ше­ствий уни­что­жа­лись цер­ков­ные па­мят­ни­ки, мо­на­стыр­ские свя­ты­ни, не раз бы­ли со­жже­ны и раз­граб­ле­ны бо­га­тей­шие мо­на­стыр­ские биб­лио­те­ка и хра­ни­ли­ще ру­ко­пи­сей. 11 июля – па­мять пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на, Ва­ла­ам­ских чу­до­твор­цев
Не до­шло до нас и жи­тие пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на Ва­ла­ам­ских. В XVI ве­ке уже бы­ли утра­че­ны мно­гие ис­то­ри­че­ские до­ку­мен­ты, об этом сви­де­тель­ству­ет древ­ний си­но­дик Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря, по­сле ра­зо­ре­ния оби­те­ли в 1611 го­ду хра­нив­ший­ся в Ста­ро­ла­дож­ском Ва­си­льев­ском мо­на­сты­ре. Этот си­но­дик яв­ля­ет­ся един­ствен­ным ис­то­ри­че­ским до­ку­мен­том, на­пи­сан­ным на Ва­ла­а­ме, в ко­то­ром от­ра­же­но под­лин­ное зна­ние о пер­во­на­чаль­ни­ках оби­те­ли. В си­но­ди­ке в спис­ке игу­ме­нов упо­ми­на­ют­ся пре­по­доб­ные Сер­гий и Гер­ман.
Сви­де­тель­ством ино­че­ско­го по­дви­га пре­по­доб­ных ста­ли цер­ков­ное пре­да­ние и древ­ние ле­то­пис­ные па­мят­ни­ки. Смысл ино­че­ско­го жи­тия пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на со­сто­ял в про­све­ще­нии све­том Хри­сто­вой ве­ры язы­че­ских ка­рель­ских пле­мен, в утвер­жде­нии пра­во­сла­вия на Се­ве­ре Ру­си, в ос­но­ва­нии мо­на­ше­ской оби­те­ли, ко­то­рая ста­ла опло­том пра­во­сла­вия в ран­ние ве­ка хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния. Древ­ние нов­го­род­ские ле­то­пи­си со­об­ща­ют об об­ре­те­нии мо­щей пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на и пе­ре­не­се­нии их в Нов­го­род во вре­мя на­ше­ствия шве­дов в 1163–64 гг.
Имен­но то­гда со­сто­я­лось мест­ное про­слав­ле­ние ос­но­ва­те­лей Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря и бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло цер­ков­но­му по­чи­та­нию пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на в пре­де­лах Нов­го­род­ской епар­хии. Сви­де­тель­ством их цер­ков­но­го по­чи­та­ния яв­ля­ет­ся на­ли­чие их в со­бо­ре Нов­го­род­ских свя­тых, упо­ми­на­ния в служ­бе «Всем рус­ским свя­тым», со­став­лен­ной в XVIII ве­ке, а так­же про­ри­си и ико­но­пис­ный под­лин­ник XVIII ве­ка.
В на­ча­ле XVIII ве­ка бы­ли из­вест­ны ико­ны пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на. На­по­ми­на­ние об утра­чен­ном жи­тии пре­по­доб­ных встре­ча­ет­ся в мно­го­чис­лен­ных спис­ках «Ва­ла­ам­ской бе­се­ды», па­мят­ни­ка цер­ков­ной пуб­ли­ци­сти­ки XVI–XVII ве­ков. За­ча­ло «Бе­се­ды», несо­мнен­но, яв­ля­ет­ся от­рыв­ком из сен­тябрь­ских Ми­ней, где по­вест­ву­ет­ся о пе­ре­не­се­нии мо­щей пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на (Ка­рель­ских чу­до­твор­цев) из Нов­го­ро­да в мо­на­стырь Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са по ути­ше­нии во­ен­ной опас­но­сти, по-ви­ди­мо­му, в 1182 г., что под­твер­жда­ет­ся нов­го­род­ски­ми ле­то­пис­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми. Пер­во­на­чаль­ное ме­сто по­дви­гов пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на ука­зы­ва­ет­ся на Свя­том ост­ро­ве. Так го­во­рит пре­да­ние, из­вест­ное при игу­мене Еф­ре­ме во вто­рой по­ло­вине XVIII ве­ка. Так­же дан­ный факт под­твер­жда­ет и швед­ский ат­лас, в ко­то­ром на кар­те ост­ро­ва Ва­ла­а­ма Свя­той ост­ров име­ну­ет­ся как Vanho Valamo – Ста­рый Ва­ла­ам, и на этом ост­ро­ве ука­зан крест.
Чрез­вы­чай­но ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние «Ва­ла­ам­ской бе­се­ды», из­вест­ной во мно­же­стве спис­ков XVI, XVII, XVIII ве­ков, сви­де­тель­ству­ет о вы­со­ком ду­хов­ном ав­то­ри­те­те ос­но­ва­те­лей Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря, так как имен­но их ду­хов­ны­ми уста­ми из­ло­же­на по­зи­ция нес­тя­жа­те­лей в из­вест­ной цер­ков­ной по­ле­ми­ке XVI ве­ка.
В 1611 го­ду мо­на­стырь был ра­зо­рен шве­да­ми, и на ост­ро­ве жи­ли швед­ские ко­ло­ни­сты. В 1685 го­ду, в цар­ство­ва­ние ве­ли­ких кня­зей Иоан­на Алек­се­е­ви­ча и Пет­ра Алек­се­е­ви­ча, шве­ды за­хо­те­ли от­ко­пать мо­щи пре­по­доб­ных и над­ру­гать­ся над ни­ми, но Гос­подь мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ных вско­ре по­слал на них ве­ли­кий недуг и рас­слаб­ле­ние чле­нов, по­это­му они устра­ши­лись и над мо­ща­ми их устро­и­ли ча­сов­ню.
11 июля – па­мять пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на, Ва­ла­ам­ских чу­до­твор­цев. В 1755 го­ду игу­ме­ном Еф­ре­мом был вы­стро­ен но­вый де­ре­вян­ный со­бор­ный храм, в ко­то­ром имел­ся при­дел пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на. Пу­те­ше­ствен­ник, ка­пи­тан Яков Яко­вле­вич Морд­ви­нов так опи­сы­ва­ет са­му оби­тель: «Мо­на­стырь по­стро­ен на го­ре ка­мен­ной, церк­ви, ко­ло­коль­ня и огра­да де­ре­вян­ные. И все­му оно­му мо­на­сты­рю взят план, и на плане озна­че­но: Со­бор­ная цер­ковь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня, в ней при­де­лы: с юж­ной сто­ро­ны – свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, с се­вер­ной — свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, ввер­ху с юга свя­то­го апо­сто­ла Ан­дрея Пер­во­зван­но­го, с се­ве­ру – свя­тых пра­вед­ных За­ха­рии и Ели­са­ве­ты, вни­зу с юж­ной сто­ро­ны — пре­по­доб­ных отец Сер­гия и Гер­ма­на, Ва­ла­ам­ских чу­до­твор­цев, где и мо­щи преп. под спу­дом, а свер­ху сде­ла­ны ра­ки, и на ра­ки их по­ло­же­ны жи­во­пис­ные их об­ра­зы».
К 28 июня 1789 го­да был освя­щен но­вый со­бор­ный храм пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на, Ва­ла­ам­ских чу­до­твор­цев, каз­на­че­ем Ин­но­кен­ти­ем с бра­ти­ей, где мо­щи их по­чи­ва­ют под спу­дом. В 1817 го­ду ар­хи­манд­ри­том Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря Ила­ри­о­ном бы­ла со­став­ле­на служ­ба пре­по­доб­ным Сер­гию и Гер­ма­ну, Ва­ла­ам­ским чу­до­твор­цам, и на­пе­ча­та­на в Си­но­даль­ной ти­по­гра­фии с при­ло­же­ни­ем по­учи­тель­но­го сло­ва на па­мять их.
В 1819 го­ду, 20 ок­тяб­ря, Свя­тей­шим Си­но­дом бы­ло пред­пи­са­но об­ще­рос­сий­ское по­чи­та­ние Ва­ла­ам­ских угод­ни­ков и опре­де­ле­ны дни цер­ков­но­го празд­но­ва­ния их па­мя­ти – 28 июня/11 июля и 11/24 сен­тяб­ря.
Мо­щи пре­по­доб­ных Сер­гия и Гер­ма­на и ныне по­чи­ва­ют под спу­дом в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском Со­бо­ре Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря. Сви­де­тель­ством бла­го­дат­ной мо­лит­вен­ной по­мо­щи пре­по­доб­ных яв­ля­ют­ся мно­го­чис­лен­ные чу­де­са, яв­лен­ные по ве­ре про­ся­щих и мо­ля­щих­ся.
Ос­но­ва­те­ли мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ные Сер­гий и Гер­ман, Ва­ла­ам­ские чу­до­твор­цы, не оста­ви­ли нам сво­е­го жи­тия, ко­то­рое, несо­мнен­но су­ще­ство­ва­ло, со­хра­ни­лись лишь крат­кие упо­ми­на­ния в ле­то­пи­сях и древ­них ру­ко­пи­сях. Но пре­по­доб­ные Сер­гий и Гер­ман ни­ко­гда не остав­ля­ли сво­е­го брат­ства. Они про­дол­жа­ют сви­де­тель­ство­вать на про­тя­же­нии ты­ся­чи лет свое незри­мое при­сут­ствие, охра­няя сво­им мо­лит­вен­ным пред­ста­тель­ством Ва­ла­ам­скую оби­тель.

МОЛИТВЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Тропарь преподобных

глас 4
Евангелия Христова истиннии послушницы/ явистеся, преподобнии,/ мир и вся, яже в нем, яко не сущая,/ преобидевше любве ради Христовы,/ и в морский остров вселистеся,/ и трудолюбно в нем противу козней невидимых врагов подвизастеся,/ постом, бдением же и всенощным стоянием/ плоти своя духу мудре повинули есте./ Сего ради от Вседержительныя десницы достойныя венцы прияли есте,/ и ныне Пресвятей Троице предстояще, молитеся,/ всеблаженнии отцы Сергие и Германе,/ сохранитися в мире отечеству нашему// и спастися душам нашим.

Тропарь преподобных Сергия и Германа Валаамских

глас 1
От мирския молвы бегающе, безмолвия и благочестия рачители,/ в тихое пристанище Валаама от востока приидосте,/и в нем Евангельски Христу добродетельми последовавше, на верх совершенства востекли есте:/и ныне в торжестве премирном Богозрением наслаждающиеся,/ всеблаженнии отцы Сергие и Германе, Человеколюбца Бога молите,/ еже спасти всех нас, благочестно вас почитающих.

Кондак преподобных

глас 4
От мирскаго жития изшедше,/ отвержением мира Христу последовасте,/ и достигосте великаго Нева езера,/ и, в нем на острове Валааме всельшеся,/ равноангельное житие пожили есте,/ отонудуже веселящеся прешли есте к Небесным чертогом./ И ныне со Ангелы Владычню Престолу предстояще,/ поминайте нас, чад своих,/ яже собрали есте, богомудрии,/ да радостно от души вопием:// радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Молитва преподобным Сергию и Герману Валаамским
О, велиции отцы наши, Христовы угодницы и теплии предстатели ко Спасу о душах наших, Сергие и Германе! Вы бо в недузех целители явистеся, по морю плавающим кормчии, и утопающим благонадежное избав­ление, и от всякаго смертоноснаго нашествия хранители, паче же от духов нечистых свобождение и всяких наветов, противу нас содержимых, очищение и помощь. О, преблаженнии отцы и чудотворцы преславнии, Сергие и Германе, молитеся ко Владыце Христу о нас, грешных, яко да вашими молитвами сподобимся в день Судный деснаго предстояния и наслаждения во Царствии Божии во веки веков. Аминь.

АКАФИСТ СВЯТЫМ ПРЕПОДОБНЫМ СЕРГИЮ И ГЕРМАНУ, ВАЛААМСКИМ ЧУДОТВОРЦАМ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Возбранным нашего спасения поборником и теплым к Богу молитвенником похвальное Вам, преподобнии, приносим пение. Вы же, яко имущии дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободите, зовущих:Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Икос 1
Ангельски на земли поживше, со ангелы ныне на Небеси водворяетеся, отцы преподобнии, светом трисолнечным осияваеми и божественныя доброты лицезрения наслаждающеся. Темже и нас, чад ваших, память вашу любовию празднующих и с верою под отчий кров ваш прибегающих, у Престола Царя Славы Христа не забудите, вопиющих вам таковая:Радуйтеся, в радость Господа своего вшедшии.Радуйтеся, венцы нетленныя от Него приемшии.Радуйтеся, Небеснаго Сиона прекраснаго граждане.Радуйтеся, вечнаго Царствия Христова наследницы.Радуйтеся, в жизни земней единаго Христа всем сердцем возлюбившии и Того единаго взыскавшии.Радуйтеся, любве ради Его вся преобидевшии и мира красная презревшии.Радуйтеся, непрестанным божественным рачением превыше видимых воспарившии.Радуйтеся, деянием видение стяжавшии.
Радуйтеся, уми зрящии Бога.Радуйтеся, неусыпныя молитвы источницы.Радуйтеся, Валааму изрядная похвало.Радуйтеся, миру светильницы.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 2
Видяще преподобнии земныя доброты непостоянное и славы жития сего суету, Отечество свое и сродники и други оставиша, и от полуденныя страны к чуждему и хладному северу устремишася. Христови бо тщахуся невозбранно послужити, поюще Ему: Аллилуиа.
Икос 2
Разума духовнаго и земли безстрастия обетованныя взыскующе, Авраамлю произволению подражасте, преподобнии, землю Отечества своего оставльше и в пустыни сей бывше пришельцы. Темже даже и доднесь святая обитель Валаамская, на пажити вашей вселящися, неустанно вопиет вам сердцем и усты:Радуйтеся, семя святое, земли сея стояние.Радуйтеся, людей, окрест живущих, Христови присвоение.Радуйтеся, безплодную пустыню сию слез своих теченьми вспоившии.Радуйтеся, хладную страну сию молитв теплотою согреявшии.Радуйтеся, славии доброгласнии, райскую весну от полудня нам принесшии.Радуйтеся, греческаго кедра отрасли избранныя, иночества сад в горе сей прорастшыя.Радуйтеся, яко Христа стяжасте в сердцы своем.Радуйтеся, яко Троицы явистеся чистое жилище.Радуйтеся, привременными вечная купившии.Радуйтеся, тленными нетленная наследовавшии.Радуйтеся, богатства неиждиваемаго блазии рачители.Радуйтеся, бисера добраго велицыи купцы.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 3
Силе от Вышняго предложению вашему приложшейся, не всуе труждастеся, преподобнии: Той бо бе вам стена крепка от лица вражия, камень терпения и мужества сподвижник. Духом же Его услаждаеми и от силы в силу восходяще, сподобистеся и части избранных Его, с нимиже зовете: Аллилуиа.
Икос 3
Имуще ум богоприятен и ангеловидное свое обещание непоколебимо на краесекомом камени веры во Христа, не разслабеша в подвизех своих преподобнии, ни возвратишася вспять к памяти прежняго жития мирскаго, но подъятый на ся крест даже до смерти понесоша и вся Христа ради сладце претерпеша. Сего ради и Бог я облагодати и ангельски зрети Его чистым сердцем сподоби, да и мы, житию их подражающе, усердно зовем к ним:Радуйтеся, гласа Евангелскаго истиннии послушницы.Радуйтеся, Закона Христова усерднии творцы.Радуйтеся, Господу своему до смерти послужившии.Радуйтеся, язвы Его выну на теле своем носившии.Радуйтеся, яко Царствия ради Небеснаго ни в чесом же самих себе пощадили есте.Радуйтеся, яко ангельским образом облекшеся, до конца брань свою совершили есте.Радуйтеся, Христови оружницы вернии.Радуйтеся, врага неустаннии запинатели.Радуйтеся, пустыни сладкое прозябение.Радуйтеся, воздержания неувядаемый цвете.Радуйтеся, благодати сосуди избраннии.Радуйтеся, веры подвижницы.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 4
Бурю противных ветров аще и воздвиже на преподобныя диавол, обаче потопити их не возможе, ниже града душевнаго их разорити. Тии бо щитом веры ограждшеся и мечь молитвы вращающе, вся стрелы лукаваго нетрудно угашаху, Христу поюще: Аллилуиа.
Икос 4
Слышана бысть, преподобнии, духовных подвигов ваших молва и молитвы непрестанное горение и жития вольное озлобление: не может бо град укрытися, вверху горы стояй. Сего ради, яко елени на источники водныя, вси алчущии покаяния и жаждущии правды, о Господе ревнующе, к вам притекоша, и се обитель святая создася и пустыня Валаамская аки град благоцветущь показася. Темже о множестве спасаемых веселящеся, воспеваем вам сице:Радуйтеся, обители вашея первоначальницы.Радуйтеся, великаго иноков сонма отцы.Радуйтеся, покаяния от жизни своея проповедницы.Радуйтеся, люботруднаго жития законоположницы.Радуйтеся, яко на пажити спасительныя многи овцы изведосте.Радуйтеся, яко Христа о множестве кающихся возрадовасте.Радуйтеся, дух правый спасения в людех обновившии.Радуйтеся, ревность о Бозе в сердцах унылых возжегшии.Радуйтеся, душ христианских возстание.Радуйтеся, спящих зле пробуждение.Радуйтеся, к Небесному Царствию кормчии.Радуйтеся, пестуни во Христа.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 5
Боготечныя яко звезды, на севере неба возшли есте, преподобнии, и светом веры и подвиг ваших страну Карельскую просветили есте, учаще приходящыя к вам люди суеверия и бесовския обычаи отложити и единаго точию Бога боятися и Ему единому служити, поюще Ему: Аллилуиа.
Икос 5
Видевше окрест себе чада своя, носящая ветви благодеяния, возвеселишася преподобнии и, яко венец жития, блаженную кончину улучивше, радующеся к небеси преидоша, обаче союза любве не расторгоша, ниже чада своя оставиша сира: не оскудеша бо и по смерти за ня Христу выну молящеся и во искушениих и бедах я назирающе и спасающе. Сего ради слышаху от них таковая:Радуйтеся, в нуждах наших помощницы.Радуйтеся, в скорбех утешители.Радуйтеся, язв греховных целители.Радуйтеся, бесовских наваждений отгнатели.Радуйтеся, вы бо колена, унынием разслабленная, скоро укрепляете.Радуйтеся, вы бо угасающыя светильники наша елеем молитв ваших исполняете.Радуйтеся, страстьми порабощенных скории свободители.Радуйтеся, подвижников ко спасению нелестнии вожди.Радуйтеся, целомудрия нашего блюстители.Радуйтеся, нестяжания известное правило.Радуйтеся, крепкое наше ограждение.Радуйтеся, непостыдное наше упование.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 6
Проповедницы Славы Божия и по смерти явистеся, преподобнии, от раки честных мощей ваших неоскудныя струи исцелений источающе и всем требующым различная дарования подающе, яже видевше чада ваша благодарно воспеша прославльшему вас Богу: Аллилуиа.
Икос 6
Возсиявше паки и паки слава ваша, преподобнии, и обитель ваша возрасташе и множашеся, аще и многаши нечестивии воеваху ю, храмы ея разоряюще и иноки избивающе и изгоняюще: от жива бо суща, аще и посечена, корене паки и паки леторасль восхождаше и многи добродетелей подвижники под сень свою собираше, да злостраждуще за Христа, в терпении стяжавают душы своя, вам же, яко первоначальником своим, воспевают сице:Радуйтеся, светила веры, присно возсиявающая.Радуйтеся, источницы молитвы, николиже оскудевшии.Радуйтеся, хлебе сладкий ищущым покаяния.Радуйтеся, питие безсмертное подвижником пощения.Радуйтеся, вы бо бысте благодатное всем смиренным прибежище.Радуйтеся, вы бо показастеся недвижное послушным утверждение.Радуйтеся, изгнанным правды ради готовии спутницы.Радуйтеся, обидимых за Христа сопричастницы.Радуйтеся, нищих духом сожители.Радуйтеся, кротких сердцем собеседницы.Радуйтеся, злострадания живии образи.Радуйтеся, терпения независтнии датели.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 7
Хотяще нечестивии свеи в конец веру православную истребити, обитель Валаамскую до основания истощиша, обаче светильника вашего угасити не возмогоша: инуде бо преставленный, паче возсия на свещнице высоце, да и тамо веселит чада церковная и пети Богу подвизает: Аллилуиа.
Икос 7
Новый Исраиль явишася духовная чада ваша, яже, многоцелебную раку мощей ваших на рамена восприимше, от губительства избегоша: ревноваху бо святыни не быти поруганней от поганых. Темже и в Новград притекоша, идеже всельшеся и мощем вас, отцев своих, приседяще, не престаша заповеди ваша хранити и воспевати вам сице:Радуйтеся, сокровище наше некрадомое.Радуйтеся, светильницы наши неугасимии.Радуйтеся, вожди, николиже нас оставляющии.Радуйтеся, наставницы, выну с нами сущии.Радуйтеся, столпи света, путь к небеси нам указующии.Радуйтеся, облацы благодати, от лести нас покрывающии.Радуйтеся, Амалика всегубителя победнии борители.Радуйтеся, фараона мысленнаго правиии обличители.Радуйтеся, сланое море суеты добре прешедшии.Радуйтеся, в пустыню страстей мужественно всельшиися.Радуйтеся, небесныя манны причастницы.Радуйтеся, нас грешных пред Богом споручницы.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 8
Странноприемый раку мощей ваших божественне возвеселися Великий Новград, собор святых своих две звезде приложивый, дивным светом чудес сияющыя и благодать исцелений неоскудно всем подающыя. Сего ради возопи: Аллилуиа.
Икос 8
Всецелою мыслию у Господа водворяющеся и зрением нетленныя славы Его наслаждаеми, не небрегли есте, преподобнии, о разорении святыя обители вашея, ниже потерпесте, да угаснет светильник, возжженный на Валааме: но неемииною печалию поболесте и молитвою помолистеся, да поруган будет диавол, зле совещавый на страну сию. Темже молитвою вашею воста от пепла обитель святая сия и ликующи честныя мощи ваша от Новаграда грядущыя сретает, вам же вопиет сицевая:Радуйтеся, радости небесныя вестницы.Радуйтеся, милости Божия посли.Радуйтеся, славо наша, паки воставшая.Радуйтеся, венче наш, нам паки возданный.Радуйтеся, яко пришествием вашым вера правая паки зде утвердися.Радуйтеся, яко светильник вечныя жизни паки во обители вашей возсия.Радуйтеся, злаго на страну сию совета диаволя разрушение.Радуйтеся, народа окрестнаго от рова ереси избавление.Радуйтеся, Церкве Православныя новое торжество.Радуйтеся, врат адовых вящшее посрамление.Радуйтеся, ангелов горних высокая песнь.Радуйтеся, земных человек ликование.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 9
Вся строяй о спасении человечестем, вдал еси, Христе, стража Дому Твоего во стране сей святую обитель нашу. Не попусти убо ю унынием воздремати, ни куплями житейскими отяготитися, ниже путь добрейший Креста Твоего оставити, но купно с преподобными Твоими да выну поет Ти: Аллилуиа.
Икос 9
Ветиям многовещанным века сего юродство есть еже мир возненавидети и плоть свою умертвити: недоумеют бо духовная духовными востязовати, ниже жизни сокровенныя во Христе постигнути, яже утаи Бог от премудрых и разумных и откры младенцем. Темже, преподобнии, яко Царствия Небеснаго наследницы и благодатныя радости общницы, молитвою вашею выну наставите нас, да тщетныя прелести жития сего избывше, невозвратным помыслом поприще наше течем, поюще вам таковая:Радуйтеся, духовнаго любомудрия податели.Радуйтеся, безстрастия сосуди.Радуйтеся, чистоты сердечныя сокровища.Радуйтеся, смирения зерцало.Радуйтеся, вы бо мудрых мира сего явистеся посрамление.Радуйтеся, вы бо юродивых о Христе бысте похвала.Радуйтеся, яко вами врага низлагаем хотения.Радуйтеся, яко вами суеты отреваем прилоги.Радуйтеся, во бранех духовных нам пособницы.Радуйтеся, во искушениих всемощнии заступницы.Радуйтеся, обуреваемых пристанище.Радуйтеся, немощных исцеление.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 10
Спасительный путь поста возлюбившии и ярем Христов на ся волею вземшии, приидите вси к сему тихому от бури греховныя пристанищу, в покаянии припадем к неослабным молитвенником нашым и отцем, яко молитвою их присно воздвизаеми, обрящем славу и воспоем: Аллилуиа.
Икос 10
Стена есте обители вашей и всем с верою к вам притекающым, преподобнии: вашим бо бодренным заступлением соблазны мира отгоняются и страстей взыграния угашаются. Темже молим вас: не отрините нас в немощех наших, во искушениих и скорбех. Внегда оскудевати духовней крепости нашей, не оставите нас, но будите нам присное защищение, покров же и отрада, да вопоем вам благодаряще:Радуйтеся, пустынных тихое утешение.Радуйтеся, уединенных тайное радование.Радуйтеся, в молитве пребывающих незримии сомолитвенницы.Радуйтеся, во благоговении сущих благодатни сподвижницы.Радуйтеся, наставницы наши, имиже к совершенству призываемся.Радуйтеся, отцы наши, имиже постничества желаннаго конца доспети уповаем.Радуйтеся, крепосте наша, еюже стену греха нашего прейдем.Радуйтеся, утверждение наше, имже тяготу злобы нашея отлагаем.Радуйтеся, грехми обремененных любвеобильнии восприемницы.Радуйтеся, кающихся тепле блазии ходатаи.Радуйтеся, юноши к целомудрию возводящии.Радуйтеся, старцем терпение подающии.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 11
Пению немолчному безплотных подражающе и на жестокое житие отцев наших взирающе, не обленимся, о, братие: возлюбим в молитвах всенощное бдение, не устрашимся тленныя плоти утеснения, да преподобным нашым сопричастницы будем и со ангелы воспоем: Аллилуиа.
Икос 11
Светозарныя светильники, светом истиннаго благочестия северную страну сию просвещающыя, зрим вы, преподобнии: в земнем бо житии вашем многи от лести бесовския ко Христу приведосте, и по смерти токи благодатных дарований изливающе и обитель свою во благоговении и трудолюбии содержаще, православную веру зде утверждаете, и вся окрестныя люди духовным хлебом питаете, и от Люторова пагубнаго нечестия и тмы неведения избавляете. Сего ради приимите от нас сицевая:Радуйтеся, истины нелестнии свидетелие.Радуйтеся, мрачных суеверий отгнатели.Радуйтеся, Силы Божия дивное явление.Радуйтеся, благодати Христовы чудное знамение.Радуйтеся, вами бо Царствие Божие в сердца многих прииде.Радуйтеся, вами бо Денница истиннаго света во омраченных грехом возсия.Радуйтеся, врачеве святии, сумнящихся душы благодатно исцеляющии.Радуйтеся, пастырие добрии, овцы своя от челюстей звериных изимающии.Радуйтеся, православным Христово благоухание.Радуйтеся, еретичествующым смертная воня.Радуйтеся, Карелии славнии апостоли.Радуйтеся, Российския земли украшение.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 12
Благодатию Твоею божественною раздрав грех наших рукописание, благодать Твоего сыноположения обнови в нас, Слове Божий, и даждь нам прочее в покаянии благоугодити Тебе, да с преподобными Твоими воспоем Тебе: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще пресланую память вашу, елико по силе нашей, восхваляем вас, преподобнии: вы бо, жертву чисту себе Христови принесше, всем вся бысте и всем просящым туне вся потребная подаете, да вси, благодарению поучившеся, в покаяние и исправление приидем, вас же воспоем сице:Радуйтеся, смиренных мольбам вниматели.Радуйтеся, убогих воздыхания послушатели.Радуйтеся, вдов и сирот наказатели и кормители.Радуйтеся, обидимых отрадо и утешение.Радуйтеся, в нуждах и обстояниих сущих скорое и известное избавление.Радуйтеся, всех к раце мощей ваших с верою притекающих независтное исцеление и спасение.Радуйтеся, предстатели наши, умиленныя слезы наша приемлющии.Радуйтеся, молитвенницы наши, во благих прошения верных исполняющии.Радуйтеся, монашествующих всегда готовое прибежище.Радуйтеся, мирских человек упование.Радуйтеся, государства нашего крепосте.Радуйтеся, Церкве Православныя удобрение.Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.
Кондак 13
О, всепетии и преславнии чудотворцы наши и молитвенницы, Сергие и Германе преподобнии! Нынешнее смиренное приношение от недостойных чад ваших приемше, от всяких напастей, скорбей и болезней, наветов вражиих и обстояний избавите нас, и в страшный час смертный будите нам крепцыи предстатели, яко да вечныя смерти избавльшеся, воспоем прославльшему вас Богу: Аллилуиа.
Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й и кондак 1-й
МОЛИТВА ПРЕПОДОБНЫМ СЕРГИЮ И ГЕРМАНУ, ВАЛААМСКИМ ЧУДОТВОРЦЕМ
О, велицыи отцы наши Христови угодницы, и теплии предстатели ко Спасу о душах наших, Сергие и Германе: вы бо в недузех целители явистеся, по морю плавающым кормчии, и утопающым благонадежное избавление, и от всякаго смертоноснаго нашествия хранители, паче же от духов нечистых свобождение и всяких наветов противу нас содержимых очищение и помощь. О, преблаженнии отцы и чудотворцы преславнии, Сергие и Германе, молитеся к Владыце Христу о нас грешных: яко да вашими молитвами сподобимся в день Судный деснаго предстояния, и наслаждения во Царствии Божии во веки веков. Аминь.
МОЛИТВА ИНАЯ
О, преподобнии, богоноснии, всеблаженнии отцы наши, Сергие и Германе, зрителие Славы Божия в Небесном Царствии, не презрите нас грешных в нуждах и скорбех наших, но ускорите в помощь к вам прибегающым: приимите воздыхание и слезы, и вонмите смиренному молению нашему. Предстояще убо Небесному Царю, о всеблаженнии! Молите благость Его, еже ущедрити место селения вашего и всякому граду и стране ниспосылати обилие благ земных. Страждущую страну Российскую от лютых безбожник и власти их Господь да свободит, и да возставит престол православных правителей; верных рабов Его, в скорби и печали день и нощь вопиющих к Нему, многоболезный вопль да услышит и да изведет от погибели живот наш. Молите Его, еже нас всех в вере и добродетелех утвердити, избавляя присно от вожделений греховных, и от нападения видимых и невидимых врагов: обидимыя защитити, болящыя уврачевати, от томительства злых духов свободити, на мори плавающих спасати, путешествующым спутешествовати, и всякому верному в нуждах способствовати; яко Того вси есмы творение и Того есть Царство, и Сила и Слава во веки веков. Аминь.
МОЛИТВА ТРЕТЬЯ
О, преподобнии и богоноснии отцы наши Сергие и Германе! С верою и любовию припадающе к святей иконе вашей, умиленно молим вас: не забудите нас, недостойных и грешных (имена), но предстательством вашим оградите нас от злых козней вражиих, утолите возстание страстей, укрепите немощь нашу в духовных бранех и подвизех, предлежащих нам, отжените всякое уныние и печаль греховную от сердец нашых, и небесное утешение низпослите нам во трудех и скорбех наших. В страшный же час смертный предстаните всем нам, яко же блазии ходатаи и темных зраков демонских прогонителие: да в мире и покаянии скончавше земное поприще наше, достигнем и вечных благ наслаждения, и купно с вами да воспоем и прославим всесвятое имя Отца, и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Преподобный Силуан Афонский

 

ЖИТИЕ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Жил на зем­ле че­ло­век, муж ги­гант­ской си­лы ду­ха, имя его Си­лу­ан. Он дол­го мо­лил­ся с неудер­жи­мым пла­чем: «По­ми­луй ме­ня», но не слу­шал его Бог. Про­шло мно­го ме­ся­цев та­кой мо­лит­вы, и си­лы ду­ши его ис­то­щи­лись; он до­шел до от­ча­я­ния и вос­клик­нул: «Ты неумо­лим!» И ко­гда с эти­ми сло­ва­ми в его из­не­мог­шей от от­ча­я­ния ду­ше что-то на­до­рва­лось, он вдруг на мгно­ве­ние уви­дел жи­во­го Хри­ста; огонь ис­пол­нил серд­це его и все те­ло с та­кой си­лой, что, ес­ли бы ви­де­ние про­дли­лось еще мгно­ве­ние, он умер бы. По­сле он уже ни­ко­гда не мог за­быть невы­ра­зи­мо крот­кий, бес­пре­дель­но лю­бя­щий, ра­дост­ный, непо­сти­жи­мо­го ми­ра ис­пол­нен­ный взгляд Хри­ста и по­сле­ду­ю­щие дол­гие го­ды сво­ей жиз­ни неустан­но сви­де­тель­ство­вал, что Бог есть лю­бовь, лю­бовь без­мер­ная, непо­сти­жи­мая.
О нем, этом сви­де­те­ле Бо­же­ствен­ной люб­ви, пред­сто­ит нам сло­во.
Афон­ский схи­мо­нах отец Си­лу­ан (мир­ское имя – Се­мен Ива­но­вич Ан­то­нов) ро­дил­ся в 1866 г. в Там­бов­ской гу­бер­нии, Ле­бе­дин­ско­го уез­да, Шов­ской во­ло­сти и се­ла. На Афон при­е­хал в 1892 г., в ман­тию по­стри­жен в 1896 г.; в схи­му – в 1911 г.. По­слу­ша­ние про­хо­дил: на мель­ни­це, на Ка­ла­ма­рей­ском ме­то­хе (вла­де­ние мо­на­сты­ря вне Афо­на), в Ста­ром На­гор­ном Ру­си­ке, в Эко­но­мии. Скон­чал­ся 24 сен­тяб­ря 1938 го­да. Эти немно­го­чис­лен­ные фак­ты по­черп­ну­ты из фор­му­ля­ра Афон­ско­го мо­на­сты­ря.
От «ро­дил­ся» до «скон­чал­ся» – все бед­но, не о чем рас­ска­зать; ка­сать­ся же внут­рен­ней жиз­ни че­ло­ве­ка пред Бо­гом – де­ло нескром­ное, дерз­но­вен­ное. Сре­ди пло­ща­ди ми­ра от­кры­вать «глу­бо­кое серд­це» хри­сти­а­ни­на – по­чти свя­то­тат­ство; но уве­рен­ные в том, что ныне стар­цу, ушед­ше­му из ми­ра по­бе­ди­те­лем ми­ра, уже ни­что не страш­но, уже ни­что не на­ру­шит его веч­но­го по­коя в Бо­ге, поз­во­лим се­бе по­пыт­ку рас­ска­зать о его чрез­вы­чай­но бо­га­том, цар­ствен­но бо­га­том жи­тии, имея в ви­ду тех немно­гих, ко­то­рые и са­ми вле­кут­ся к той же бо­же­ствен­ной жиз­ни.
Мно­гие, со­при­ка­са­ясь с мо­на­ха­ми во­об­ще и со стар­цем Си­лу­а­ном в част­но­сти, не ви­дят в них ни­че­го осо­бен­но­го и по­то­му оста­ют­ся неудо­вле­тво­рен­ны­ми и да­же разо­ча­ро­ван­ны­ми. Про­ис­хо­дит это по­то­му, что под­хо­дят они к мо­на­ху с невер­ною мер­кою, с непра­виль­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми и ис­ка­ни­я­ми.
Мо­нах пре­бы­ва­ет в непре­стан­ном по­дви­ге, и неред­ко чрез­вы­чай­но на­пря­жен­ном, но пра­во­слав­ный мо­нах – не фа­кир. Его со­вер­шен­но не увле­ка­ет до­сти­же­ние по­сред­ством спе­ци­аль­ных упраж­не­ний свое­об­раз­но­го раз­ви­тия пси­хи­че­ских сил, что так им­по­ни­ру­ет мно­гим неве­же­ствен­ным ис­ка­те­лям ми­сти­че­ской жиз­ни. Мо­нах ве­дет силь­ную, креп­кую, упор­ную брань, неко­то­рые из них, как отец Си­лу­ан, ве­дут ти­та­ни­че­скую борь­бу, неве­до­мую ми­ру, за то, чтобы убить в се­бе гор­до­го зве­ря, за то, чтобы стать че­ло­ве­ком, под­лин­ным че­ло­ве­ком, по об­ра­зу со­вер­шен­но­го Че­ло­ве­ка Хри­ста, т.е. крот­ким и сми­рен­ным.
Стран­ная, непо­нят­ная ми­ру хри­сти­ан­ская жизнь; все в ней па­ра­док­саль­но, все в по­ряд­ке как бы об­рат­ном по­ряд­ку ми­ра, и нет воз­мож­но­сти объ­яс­нить ее сло­вом. Един­ствен­ный путь к ура­зу­ме­нию – это тво­рить во­лю Бо­жию, т.е. блю­сти за­по­ве­ди Хри­ста; путь, ука­зан­ный Им Са­мим.
Дет­ство и мо­ло­дые го­ды
Из дол­гой жиз­ни стар­ца хо­чет­ся при­ве­сти несколь­ко фак­тов, яв­ля­ю­щих­ся по­ка­за­тель­ны­ми для его внут­рен­ней жиз­ни и в то же вре­мя его «ис­то­ри­ей.» Пер­вый из них от­но­сит­ся к его ран­не­му дет­ству, ко­гда ему бы­ло не бо­лее 4-х лет. Отец его, по­доб­но мно­гим рус­ским кре­стья­нам, лю­бил ока­зы­вать го­сте­при­им­ство стран­ни­кам. Од­на­жды в празд­нич­ный день с осо­бен­ным удо­воль­стви­ем он при­гла­сил к се­бе неко­е­го кни­го­но­шу, на­де­ясь от него, как че­ло­ве­ка «книж­но­го,» узнать что-ли­бо но­вое и ин­те­рес­ное, ибо то­мил­ся он сво­ей «тем­но­той» и жад­но тя­нул­ся к зна­нию и про­све­ще­нию. В до­ме го­стю бы­ли пред­ло­же­ны чай и еда. Ма­лень­кий Се­мен (мир­ское имя) с лю­бо­пыт­ством ре­бен­ка смот­рел на него и вни­ма­тель­но при­слу­ши­вал­ся к бе­се­де. Кни­го­но­ша до­ка­зы­вал от­цу, что Хри­стос не Бог и что во­об­ще Бо­га нет. Маль­чи­ка Се­ме­на осо­бен­но по­ра­зи­ли сло­ва: «Где Он, Бог-то?», и он по­ду­мал: «Ко­гда вы­рас­ту боль­шой, то по всей зем­ле пой­ду ис­кать Бо­га.» Ко­гда гость ушел, то Се­мен ска­зал от­цу: «Ты ме­ня учишь мо­лить­ся, а он го­во­рит, что Бо­га нет.» На это отец ска­зал: « Я ду­мал, что он ум­ный че­ло­век, а он ока­зал­ся ду­рак. Не слу­шай его.» Но от­вет от­ца не из­гла­дил из ду­ши маль­чи­ка со­мне­ния.
Мно­го лет про­шло с тех пор. Се­мен вы­рос, стал боль­шим здо­ро­вым пар­нем и ра­бо­тал непо­да­ле­ку от их се­ла, в име­нии кня­зя Тру­бец­ко­го. Ра­бо­та­ли они ар­те­лью, Се­мен в ка­че­стве сто­ля­ра. У ар­тель­щи­ков бы­ла ку­хар­ка, де­ре­вен­ская ба­ба. Од­на­жды она хо­ди­ла на бо­го­мо­лье и по­се­ти­ла мо­ги­лу за­ме­ча­тель­но­го по­движ­ни­ка – за­твор­ни­ка Иоан­на Се­зе­нов­ско­го (1791–1839). По воз­вра­ще­нии она рас­ска­за­ла о свя­той жиз­ни за­твор­ни­ка и о том, что на его мо­ги­ле бы­ва­ют чу­де­са. Неко­то­рые из при­сут­ству­ю­щих под­твер­ди­ли рас­ска­зы о чу­де­сах, и все го­во­ри­ли, что Иоанн был свя­той че­ло­век.
Слы­ша эту бе­се­ду, Се­мен по­ду­мал: «Ес­ли он свя­той, то, зна­чит, Бог с на­ми, и неза­чем мне хо­дить по всей зем­ле – ис­кать Его,» и при этой мыс­ли юное серд­це за­го­ре­лось лю­бо­вью к Бо­гу.
Уди­ви­тель­ное яв­ле­ние, с че­ты­рех­лет­не­го до де­вят­на­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та про­дер­жа­лась мысль, за­пав­шая в ду­шу ре­бен­ка при слы­ша­нии кни­го­но­ши; мысль, ко­то­рая, ви­ди­мо, тя­го­ти­ла его, оста­ва­ясь где-то в глу­бине нераз­ре­шен­ной, и ко­то­рая раз­ре­ши­лась та­ким стран­ным и, ка­за­лось бы, на­ив­ным об­ра­зом.
По­сле то­го, как Се­мен по­чув­ство­вал се­бя об­рет­шим ве­ру, ум его при­ле­пил­ся к па­мя­ти Бо­жи­ей, и он мно­го мо­лил­ся с пла­чем. То­гда же он ощу­тил в се­бе внут­рен­нее из­ме­не­ние и вле­че­ние к мо­на­ше­ству, и, как го­во­рил сам ста­рец, на мо­ло­дых кра­си­вых до­че­рей кня­зя стал он смот­реть с лю­бо­вью, но без по­же­ла­ния, как на се­стер, то­гда как рань­ше вид их бес­по­ко­ил его. В то вре­мя он да­же про­сил от­ца от­пу­стить его в Ки­е­во-Пе­чер­скую Лав­ру, но отец ка­те­го­ри­че­ски от­ве­тил: «Сна­ча­ла кон­чи во­ен­ную служ­бу, а по­том бу­дешь сво­бо­ден пой­ти.»
В та­ком необыч­ном со­сто­я­нии Се­мен про­был три ме­ся­ца; за­тем оно от­сту­пи­ло от него, и он сно­ва стал во­дить друж­бу со сво­и­ми сверст­ни­ка­ми, гу­лять с дев­ка­ми за се­лом, пить вод­ку, иг­рать на гар­мо­ни­ке и во­об­ще жить по­доб­но про­чим де­ре­вен­ским пар­ням.
Мо­ло­дой, кра­си­вый, силь­ный, а к то­му вре­ме­ни уже и за­жи­точ­ный, Се­мен на­сла­ждал­ся жиз­нью. В се­ле его лю­би­ли за хо­ро­ший ми­ро­лю­би­вый и ве­се­лый ха­рак­тер, а дев­ки смот­ре­ли на него как на за­вид­но­го же­ни­ха. Сам он увлек­ся од­ною из них и, преж­де чем был по­став­лен во­прос о свадь­бе, в позд­ний ве­чер­ний час с ни­ми про­изо­шло «обыч­ное.»
За­ме­ча­тель­но при этом, что на сле­ду­ю­щий день утром, ко­гда он ра­бо­тал с от­цом, тот ти­хо ска­зал ему: «Сы­нок, где ты был вче­ра, бо­ле­ло серд­це моё.» Эти крот­кие сло­ва от­ца за­па­ли в ду­шу Се­ме­на, и позд­нее, вспо­ми­ная его, ста­рец го­во­рил: «Я в ме­ру от­ца мо­е­го не при­шел. Он был со­всем негра­мот­ный, и да­же «От­че наш» чи­тал с ошиб­кой, го­во­рил «днесть» вме­сто «днесь,» за­учил в церк­ви по слу­ху, но был крот­кий и муд­рый че­ло­век.»
У них бы­ла боль­шая се­мья: отец, мать, пять бра­тьев-сы­но­вей и две до­че­ри. Жи­ли они вме­сте и друж­но. Взрос­лые бра­тья ра­бо­та­ли с от­цом. Од­на­жды во вре­мя жат­вы, Се­ме­ну при­шлось го­то­вить в по­ле обед; бы­ла пят­ни­ца; за­быв об этом, он на­ва­рил сви­ни­ны, и все ели. Про­шло пол­го­да с то­го дня, уже зи­мою, в ка­кой-то празд­ник, отец го­во­рит Се­ме­ну с мяг­кой улыб­кой:
– Сы­нок, пом­нишь, как ты в по­ле на­кор­мил ме­ня сви­ни­ной? А ведь бы­ла пят­ни­ца; ты зна­ешь, я ел ее то­гда как стерву.
– Что же ты мне не ска­зал то­гда?
– Я, сы­нок, не хо­тел те­бя сму­тить.
Рас­ска­зы­вая по­доб­ные слу­чаи из сво­ей жиз­ни в до­ме от­ца, ста­рец до­ба­вил: «Вот та­ко­го стар­ца я хо­тел бы иметь: он ни­ко­гда не раз­дра­жал­ся, все­гда был ров­ный и крот­кий. По­ду­май­те, пол­го­да тер­пел, ждал удоб­ной ми­ну­ты, чтобы и по­пра­вить ме­ня, и не сму­тить.»
Ста­рец Си­лу­ан был весь­ма боль­шой физи­че­ской си­лы. Он был еще со­всем мо­ло­дой, до во­ен­ной служ­бы, од­на­жды на Пас­ху, по­сле обиль­но­го мяс­но­го обе­да, ко­гда бра­тья его разо­шлись по го­стям, а он остал­ся до­ма, мать пред­ло­жи­ла ему «яич­ни­цу»; он не от­ка­зал­ся; мать сва­ри­ла ему це­лый чу­гун, до по­лу­сот­ни яиц, и он всё съел.
В те го­ды он ра­бо­тал со сво­и­ми бра­тья­ми в име­нии кня­зя Тру­бец­ко­го и в празд­ни­ки ино­гда хо­дил в трак­тир; бы­ли слу­чаи, что он вы­пи­вал за один ве­чер «чет­верть» (2,5 лит­ра) вод­ки, но пья­ным не бы­вал.
Од­на­жды в силь­ный мо­роз, уда­рив­ший по­сле от­те­пе­ли, си­дел он на по­сто­я­лом дво­ре. Один из по­сто­яль­цев, пе­ре­но­че­вав­ший там, хо­тел воз­вра­щать­ся до­мой; по­шел он за­прячь свою ло­шадь, од­на­ко ско­ро вер­нул­ся, го­во­ря:
– Бе­да! Нуж­но ехать, и не мо­гу: лед об­ло­жил ло­ша­ди ко­пы­та тол­стым сло­ем, и она от бо­ли не да­ет­ся от­бить его.
Се­мен го­во­рит:
– Пой­дем, я те­бе по­мо­гу.
На ко­нюшне он взял шею ло­ша­ди око­ло го­ло­вы под мыш­ку и го­во­рит му­жи­ку: «Оби­вай.» Ло­шадь все вре­мя сто­я­ла не ше­лох­нув­шись; му­жик от­бил лед с ко­пыт, за­пряг и уехал.
Го­лы­ми ру­ка­ми Се­мен мог брать го­ря­чий чу­гун со ща­ми и пе­ре­не­сти его с пли­ты на стол, за ко­то­рым ра­бо­та­ла их ар­тель. Уда­ром ку­ла­ка он мог пе­ре­бить до­воль­но тол­стую дос­ку. Он под­ни­мал боль­шие тя­же­сти и об­ла­дал боль­шой вы­нос­ли­во­стью и в жа­ру и в хо­лод, он мог есть очень по­мно­гу и мно­го ра­бо­тать.
Но эта си­ла, ко­то­рая позд­нее по­слу­жи­ла ему для со­вер­ше­ния мно­гих ис­клю­чи­тель­ных по­дви­гов, в то вре­мя бы­ла при­чи­ной его са­мо­го боль­шо­го гре­ха, за ко­то­рый он при­нес чрез­вы­чай­ное по­ка­я­ние.
Од­на­жды в пре­столь­ный празд­ник се­ла, днем, ко­гда все жи­те­ли ве­се­ло бе­се­до­ва­ли воз­ле сво­их изб, Се­мен с то­ва­ри­ща­ми гу­лял по ули­це, иг­рая на гар­мо­ни­ке. На­встре­чу им шли два бра­та – са­пож­ни­ки се­ла. Стар­ший – че­ло­век огром­но­го ро­ста и си­лы, боль­шой скан­да­лист, был на­ве­се­ле. Ко­гда они по­рав­ня­лись, са­пож­ник на­смеш­ли­во стал от­ни­мать гар­мош­ку у Се­ме­на; но он успел пе­ре­дать её сво­е­му то­ва­ри­щу. Стоя про­тив са­пож­ни­ка, Се­мен уго­ва­ри­вал его «про­хо­дить сво­ей до­ро­гой», но тот, на­ме­ре­ва­ясь, по-ви­ди­мо­му, по­ка­зать своё пре­вос­ход­ство над все­ми пар­ня­ми се­ла в та­кой день, ко­гда все дев­ки бы­ли на ули­це и со сме­хом на­блю­да­ли сце­ну, на­бро­сил­ся на Се­ме­на. И вот как рас­ска­зы­вал об этом сам ста­рец:
– Сна­ча­ла я по­ду­мал усту­пить, но вдруг ста­ло мне стыд­но, что дев­ки бу­дут сме­ять­ся, и я силь­но уда­рил его в грудь; он да­ле­ко от­ле­тел от ме­ня и груз­но по­ва­лил­ся на­вз­ничь по­сре­ди до­ро­ги; изо рта его по­тек­ла пе­на и кровь. Все ис­пу­га­лись, и я; ду­маю: убил. И так стою. В это вре­мя млад­ший брат са­пож­ни­ка взял с зем­ли боль­шой бу­лыж­ник и бро­сил в ме­ня, я успел увер­нуть­ся; ка­мень по­пал мне в спи­ну, то­гда я ска­зал ему: «Что ж, ты хо­чешь, чтоб и те­бе то же бы­ло?» – и дви­нул­ся на него, но он убе­жал. Дол­го про­ле­жал са­пож­ник на до­ро­ге; лю­ди сбе­жа­лись и по­мо­га­ли ему, омы­ва­ли хо­лод­ной во­дой. Про­шло не ме­нее по­лу­ча­са преж­де, чем он смог под­нять­ся, и его с тру­дом от­ве­ли до­мой. Ме­ся­ца два он про­бо­лел, но, к сча­стью, остал­ся жив, мне же по­том дол­го при­шлось быть осто­рож­ным: бра­тья са­пож­ни­ка со сво­и­ми то­ва­ри­ща­ми по ве­че­рам с ду­бин­ка­ми и но­жа­ми под­сте­ре­га­ли ме­ня в за­ко­ул­ках, но Бог со­хра­нил ме­ня.
Так в шу­ме мо­ло­дой жиз­ни на­чал уже за­глу­шать­ся в ду­ше Се­ме­на пер­вый зов Бо­жий к мо­на­ше­ско­му по­дви­гу, но из­брав­ший его Бог сно­ва воз­звал его уже неко­то­рым ви­де­ни­ем.
Од­на­жды, по­сле неце­ло­муд­рен­но про­ве­ден­но­го вре­ме­ни, он за­дре­мал и в со­сто­я­нии лег­ко­го сна уви­дел, что змея через рот про­ник­ла внутрь его. Он ощу­тил силь­ней­шее омер­зе­ние и проснул­ся. В это вре­мя он слы­шит сло­ва: «Ты про­гло­тил змею во сне, и те­бе про­тив­но; так Мне нехо­ро­шо смот­реть, что ты де­ла­ешь.»
Се­мен ни­ко­го не ви­дел. Он слы­шал лишь про­из­нес­ший эти сло­ва го­лос, ко­то­рый по сво­ей сла­до­сти и кра­со­те был со­вер­шен­но необыч­ный. Дей­ствие, им про­из­ве­ден­ное, при всей сво­ей ти­хо­сти и сла­до­сти бы­ло по­тря­са­ю­щим. По глу­бо­ко­му и несо­мнен­но­му убеж­де­нию стар­ца – то был го­лос Са­мой Бо­го­ро­ди­цы. До кон­ца сво­их дней он бла­го­да­рил Бо­жию Ма­терь, что Она не возг­ну­ша­лась им, но Са­ма бла­го­во­ли­ла по­се­тить его и вос­ста­вить от па­де­ния. Он го­во­рил: «Те­перь я ви­жу, как Гос­по­ду и Бо­жи­ей Ма­те­ри жал­ко на­род. По­ду­май­те, Бо­жия Ма­терь при­шла с небес вра­зу­мить ме­ня, юно­шу, во гре­хах».
То, что он не удо­сто­ил­ся ви­деть Вла­ды­чи­цу, он при­пи­сы­вал нечи­сто­те, в ко­то­рой пре­бы­вал в тот мо­мент.
Этот вто­рич­ный зов, со­вер­шив­ший­ся неза­дол­го до во­ен­ной служ­бы, имел уже ре­ша­ю­щее зна­че­ние на вы­бор даль­ней­ше­го пу­ти. Его пер­вым след­стви­ем бы­ло ко­рен­ное из­ме­не­ние жиз­ни, при­няв­шей недоб­рый уклон. Се­мен ощу­тил глу­бо­кий стыд за свое про­шлое и на­чал го­ря­чо ка­ять­ся пе­ред Бо­гом. Ре­ше­ние по окон­ча­нии во­ен­ной служ­бы уй­ти в мо­на­стырь вер­ну­лось с умно­жен­ной си­лой. В нем просну­лось острое чув­ство гре­ха и в си­лу это­го из­ме­ни­лось от­но­ше­ние ко все­му, что он ви­дел в жиз­ни. Это из­ме­не­ние ска­за­лось не толь­ко в его лич­ных дей­стви­ях и по­ве­де­нии, но и в его чрез­вы­чай­но ин­те­рес­ных бе­се­дах с людь­ми.
Вре­мя во­ен­ной служ­бы
Во­ен­ную служ­бу Се­мен от­бы­вал в Пе­тер­бур­ге, в лейб-гвар­дии, в са­пер­ном ба­та­льоне. Уй­дя на служ­бу с жи­вой ве­рой и глу­бо­ким по­ка­ян­ным чув­ством, он не пе­ре­ста­вал пом­нить о Бо­ге.
В ар­мии его очень лю­би­ли как сол­да­та все­гда ис­пол­ни­тель­но­го, спо­кой­но­го, хо­ро­ше­го по­ве­де­ния, а то­ва­ри­щи как вер­но­го и при­ят­но­го дру­га; впро­чем, это бы­ло неред­ким яв­ле­ни­ем в Рос­сии, где сол­да­ты жи­ли очень по-брат­ски.
Од­на­жды под празд­ник с тре­мя гвар­дей­ца­ми то­го же ба­та­льо­на он от­пра­вил­ся в го­род. За­шли они в боль­шой сто­лич­ный трак­тир, где бы­ло мно­го све­та и гром­ко иг­ра­ла му­зы­ка; за­ка­за­ли ужин с вод­кой и гром­ко бе­се­до­ва­ли. Се­мен боль­ше мол­чал. Один из них спро­сил его:
– Се­мен, ты все мол­чишь, о чем ты ду­ма­ешь?
– Я ду­маю: си­дим мы сей­час в трак­ти­ре, едим, пьем вод­ку, слу­ша­ем му­зы­ку и ве­се­лим­ся, а на Афоне те­перь тво­рят бде­ние и всю ночь бу­дут мо­лить­ся; так вот – кто же из нас на Страш­ном Су­де даст луч­ший от­вет, они или мы?
То­гда дру­гой ска­зал:
– Ка­кой че­ло­век Се­мен! Мы слу­ша­ем му­зы­ку и ве­се­лим­ся, а он умом на Афоне и на Страш­ном Су­де.
Сло­ва гвар­дей­ца о Се­мене: «а он умом на Афоне и на Страш­ном Су­де» мо­гут быть от­не­се­ны не толь­ко к то­му мо­мен­ту, ко­гда они си­де­ли в трак­ти­ре, но и ко все­му вре­ме­ни пре­бы­ва­ния его на во­ен­ной служ­бе. Мысль его об Афоне, меж­ду про­чим, вы­ра­жа­лась и в том, что он несколь­ко раз по­сы­лал ту­да день­ги. Од­на­жды хо­дил он из Усть-Ижор­ско­го ла­ге­ря, где ле­том сто­ял их ба­та­льон, на по­чту в се­ло Кол­пи­но, чтобы сде­лать пе­ре­вод де­нег на Афон. На об­рат­ном пу­ти, еще неда­ле­ко от Кол­пи­на, по до­ро­ге пря­мо на­встре­чу ему бе­жа­ла бе­ше­ная со­ба­ка; ко­гда она со­всем уже при­бли­зи­лась и го­то­ва бы­ла бро­сить­ся на него, он со стра­хом про­го­во­рил: «Гос­по­ди, по­ми­луй!» Лишь толь­ко про­из­нес он эту ко­рот­кую мо­лит­ву, как ка­кая-то си­ла от­бро­си­ла со­ба­ку в сто­ро­ну, слов­но на­ткну­лась она на что-то; обо­гнув Се­ме­на, она по­бе­жа­ла в се­ло, где при­чи­ни­ла мно­го вре­да и лю­дям, и ско­ту.
Этот слу­чай про­из­вел на Се­ме­на глу­бо­кое впе­чат­ле­ние. Он жи­во по­чув­ство­вал бли­зость хра­ня­ще­го нас Бо­га и еще силь­нее при­ле­пил­ся к па­мя­ти Бо­жи­ей.
Окон­чив свою служ­бу в гвар­дии, Се­мен неза­дол­го до разъ­ез­да сол­дат его воз­рас­та по до­мам вме­сте с рот­ным пи­са­рем по­ехал к от­цу Иоан­ну Крон­штадт­ско­му про­сить его мо­литв и бла­го­сло­ве­ния. От­ца Иоан­на они в Крон­штад­те не за­ста­ли и ре­ши­ли оста­вить пись­ма. Пи­сарь стал вы­во­дить кра­си­вым по­чер­ком ка­кое-то муд­ре­ное пись­мо, а Се­мен на­пи­сал лишь несколь­ко слов: «Ба­тюш­ка, хо­чу пой­ти в мо­на­хи; по­мо­ли­тесь, чтобы мир ме­ня не за­дер­жал».
Воз­вра­ти­лись они в Пе­тер­бург в ка­зар­мы, и, по сло­вам Стар­ца, уже на сле­ду­ю­щий день он по­чув­ство­вал, что кру­гом него «гу­дит адское пла­мя».
По­ки­нув Пе­тер­бург, Се­мен при­е­хал до­мой и про­был там все­го од­ну неде­лю. Быст­ро со­бра­ли ему хол­сты и дру­гие по­дар­ки для мо­на­сты­ря. Он по­про­щал­ся со все­ми и уехал на Афон. Но с то­го дня, как по­мо­лил­ся о нем отец Иоанн Крон­штад­ский, «адское пла­мя гу­де­ло» во­круг него не пе­ре­ста­вая, где бы он ни был: в по­ез­де, в Одес­се, на па­ро­хо­де, и да­же на Афоне в мо­на­сты­ре, в хра­ме, по­всю­ду.
При­езд на Свя­тую Го­ру
Мо­на­ше­ские по­дви­ги
При­е­хал Се­мен на Свя­тую Го­ру осе­нью 1892 г. и по­сту­пил в Рус­ский мо­на­стырь свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на. На­ча­лась но­вая, по­движ­ни­че­ская жизнь.
По Афон­ским обы­ча­ям, но­во­на­чаль­ный по­слуш­ник «брат Си­ме­он» дол­жен был про­ве­сти несколь­ко дней в пол­ном по­кое, чтобы вспом­нить свои гре­хи за всю жизнь и, из­ло­жив их пись­мен­но, ис­по­ве­дать ду­хов­ни­ку. Ис­пы­ты­ва­е­мое адское му­че­ние по­ро­ди­ло в нем неудер­жи­мое го­ря­чее рас­ка­я­ние. В Та­ин­стве По­ка­я­ния он хо­тел осво­бо­дить свою ду­шу от все­го, что тя­го­ти­ло ее, и по­то­му с го­тов­но­стью и ве­ли­ким стра­хом, ни в чем се­бя не оправ­ды­вая, ис­по­ве­дал все де­я­ния сво­ей жиз­ни.
Ду­хов­ник ска­зал бра­ту Си­мео­ну: «Ты ис­по­ве­дал гре­хи свои пе­ред Бо­гом и знай, что они те­бе про­ще­ны… От­ныне по­ло­жим на­ча­ло но­вой жиз­ни… Иди с ми­ром и ра­дуй­ся, что Гос­подь при­вел те­бя в эту при­стань спа­се­ния».
Вво­дил­ся брат Си­ме­он в ду­хов­ный по­двиг ве­ко­вым укла­дом афон­ской мо­на­стыр­ской жиз­ни, на­сы­щен­ной непре­стан­ной па­мя­тью о Бо­ге: мо­лит­ва в кел­лии на­едине, дли­тель­ное бо­го­слу­же­ние в хра­ме, по­сты и бде­ния, частая ис­по­ведь и при­ча­ще­ние, чте­ние, труд, по­слу­ша­ние. Вско­ре он осво­ил Иису­со­ву мо­лит­ву по чет­кам. Про­шло немно­го вре­ме­ни, все­го око­ло трех недель, и од­на­жды ве­че­ром при мо­ле­нии пред об­ра­зом Бо­го­ро­ди­цы мо­лит­ва во­шла в серд­це его и ста­ла со­вер­шать­ся там день и ночь, но то­гда он еще не ра­зу­мел ве­ли­чия и ред­ко­сти да­ра, по­лу­чен­но­го им от Бо­жи­ей Ма­те­ри.
Брат Си­ме­он был тер­пе­ли­вый, незло­би­вый, по­слуш­ли­вый; в мо­на­сты­ре его лю­би­ли и хва­ли­ли за ис­прав­ную ра­бо­ту и хо­ро­ший ха­рак­тер, и ему это бы­ло при­ят­но. Ста­ли то­гда при­хо­дить к нему по­мыс­лы: «Ты жи­вешь свя­то: по­ка­ял­ся, гре­хи те­бе про­ще­ны, мо­лишь­ся непре­стан­но, по­слу­ша­ние ис­пол­ня­ешь хо­ро­шо».
Ум по­слуш­ни­ка ко­ле­бал­ся при этих по­мыс­лах, и тре­во­га про­ни­ка­ла в серд­це, но по неопыт­но­сти сво­ей он не по­ни­мал, что же, соб­ствен­но, с ним про­ис­хо­дит.
Од­на­жды но­чью кел­лия его на­пол­ни­лась стран­ным све­том, ко­то­рый про­ни­зал да­же и те­ло его так, что он уви­дел и внут­рен­но­сти свои. По­мы­сел го­во­рил ему: «При­ми, – это бла­го­дать», од­на­ко ду­ша по­слуш­ни­ка сму­ти­лась при этом, и он остал­ся в боль­шом недо­уме­нии.
По­сле ви­де­ния стран­но­го све­та,ста­ли ему яв­лять­ся бе­сы, а он, на­ив­ный, с ни­ми раз­го­ва­ри­вал «как с людь­ми». По­сте­пен­но на­па­де­ния уси­ли­ва­лись, ино­гда они го­во­ри­ли ему: «Ты те­перь свя­той», а ино­гда: – «Ты не спа­сешь­ся». Брат Си­ме­он спро­сил од­на­жды бе­са: «По­че­му вы мне го­во­ри­те по-раз­но­му: то го­во­ри­те, что я свят, то – что я не спа­сусь?». Бес на­смеш­ли­во от­ве­тил: «Мы ни­ко­гда прав­ды не го­во­рим».
Сме­на де­мо­ни­че­ских вну­ше­ний, то воз­но­ся­щих на «небо» в гор­до­сти, то низ­вер­га­ю­щих в веч­ную ги­бель, угне­та­ла ду­шу мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка, до­во­дя его до от­ча­я­ния, и он мо­лил­ся с чрез­вы­чай­ным на­пря­же­ни­ем. Спал он ма­ло и урыв­ка­ми. Креп­кий физи­че­ски, под­лин­ный бо­га­тырь, он в по­стель не ло­жил­ся, но все но­чи про­во­дил в мо­лит­ве или стоя, или си­дя на та­бу­рет­ке. Из­не­мо­гая, он си­дя за­сы­пал на 15-20 ми­нут и за­тем сно­ва вста­вал на мо­лит­ву.
Про­хо­ди­ли ме­сяц за ме­ся­цем, а му­чи­тель­ность де­мо­ни­че­ских на­па­де­ний все воз­рас­та­ла. Ду­шев­ные си­лы мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка ста­ли па­дать и му­же­ство его из­не­мо­га­ло, страх ги­бе­ли и от­ча­я­ния – рос­ли, ужас без­на­деж­но­сти все ча­ще и ча­ще овла­де­вал всем его су­ще­ством. Он до­шел до по­след­не­го от­ча­я­ния и, си­дя у се­бя в кел­лии в пред­ве­чер­нее вре­мя, по­ду­мал: «Бо­га умо­лить невоз­мож­но». С этой мыс­лью он по­чув­ство­вал пол­ную остав­лен­ность, и ду­ша его по­гру­зи­лась во мрак адско­го том­ле­ния и тос­ки.
В тот же день во вре­мя ве­чер­ни, в церк­ви свя­то­го про­ро­ка Илии, что на мель­ни­це, на­пра­во от цар­ских врат, где на­хо­дит­ся мест­ная ико­на Спа­си­те­ля, он уви­дел жи­во­го Хри­ста.
«Гос­подь непо­сти­жи­мо явил­ся мо­ло­до­му по­слуш­ни­ку» – и все су­ще­ство, и са­мое те­ло его ис­пол­ни­лось ог­нем бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха, тем ог­нем, ко­то­рый Гос­подь низ­вел на зем­лю Сво­им при­ше­стви­ем (Лк.12:49). От ви­де­ния Си­ме­он при­шел в из­не­мо­же­ние, и Гос­подь скрыл­ся.
Невоз­мож­но опи­сать то со­сто­я­ние, в ко­то­ром на­хо­дил­ся он в тот час. Его оси­ял ве­ли­кий Бо­же­ствен­ный свет, он был изъ­ят как бы из ми­ра и ду­хом воз­ве­ден на небо, где слы­шал неиз­ре­чен­ные гла­го­лы, в тот мо­мент он по­лу­чил как бы но­вое рож­де­ние свы­ше (Ин.1:13, 3:3). Крот­кий взор все­про­ща­ю­ще­го, без­мер­но лю­бя­ще­го, ра­дост­но­го Хри­ста при­влек к се­бе все­го че­ло­ве­ка и за­тем, скрыв­шись, сла­до­стью люб­ви Бо­жи­ей вос­хи­тил дух его в со­зер­ца­ние Бо­же­ства уже вне об­ра­зов ми­ра. Впо­след­ствии в сво­их пи­са­ни­ях он без кон­ца по­вто­ря­ет, что Гос­по­да по­знал он Ду­хом Свя­тым, что Бо­га узрел он в Ду­хе Свя­том. Он утвер­ждал так­же, что ко­гда Сам Гос­подь яв­ля­ет­ся ду­ше, то она не мо­жет не узнать в Нем сво­е­го Твор­ца и Бо­га.
По­знав­шая свое вос­кре­се­ние и уви­дев­шая свет под­лин­но­го и веч­но­го бы­тия, ду­ша Си­мео­на пер­вое вре­мя по­сле яв­ле­ния пе­ре­жи­ва­ла пас­халь­ное тор­же­ство. Все бы­ло хо­ро­шо: и мир ве­ли­ко­ле­пен, и лю­ди при­ят­ны, и при­ро­да невы­ра­зи­мо пре­крас­на, и те­ло ста­ло иным, лег­ким, и сил как бы при­ба­ви­лось. Но по­сте­пен­но ощу­ти­мое дей­ствие бла­го­да­ти ста­ло сла­беть. По­че­му? Что же де­лать, чтобы не до­пу­стить этой по­те­ри?
На­ча­лось вни­ма­тель­ное ис­ка­ние от­ве­та на рас­ту­щее недо­уме­ние в со­ве­тах ду­хов­ни­ка и в тво­ре­ни­ях свя­тых от­цов-ас­ке­тов. «Во вре­мя мо­лит­вы ум хра­ни чи­стым от вся­ко­го во­об­ра­же­ния и по­мыс­ла и за­клю­чай его в сло­ва мо­лит­вы», – ска­зал ему ста­рец отец Ана­то­лий из Свя­то­го Ру­си­ка. У стар­ца Ана­то­лия Си­ме­он про­вел до­ста­точ­но вре­ме­ни. Свою по­учи­тель­ную и по­лез­ную бе­се­ду отец Ана­то­лий за­кон­чил сло­ва­ми: «Ес­ли ты те­перь та­кой, то что же ты бу­дешь под ста­рость?» Так уж по­лу­чи­лось, но сво­им удив­ле­ни­ем он дал мо­ло­до­му по­движ­ни­ку силь­ный по­вод к тще­сла­вию, с ко­то­рым тот не умел еще бо­роть­ся.
У мо­ло­до­го и еще неопыт­но­го мо­на­ха Си­мео­на на­ча­лась са­мая труд­ная, са­мая слож­ная, са­мая тон­кая брань с тще­сла­ви­ем. Гор­дость и тще­сла­вие вле­кут за со­бой все бе­ды и па­де­ния: бла­го­дать остав­ля­ет, серд­це осты­ва­ет, осла­бе­ва­ет мо­лит­ва, ум рас­се­и­ва­ет­ся и на­чи­на­ют­ся при­ра­же­ния страст­ных по­мыс­лов.
Мо­ло­дой мо­нах Си­лу­ан по­сте­пен­но на­уча­ет­ся бо­лее со­вер­шен­ным ас­ке­ти­че­ским по­дви­гам, ко­то­рые боль­шин­ству во­об­ще по­ка­жут­ся невоз­мож­ны­ми. Сон его по-преж­не­му пре­рыв­ча­тый – несколь­ко раз в сут­ки по 15-20 ми­нут. В по­стель по-преж­не­му он не ло­жит­ся, спит си­дя на та­бу­рет­ке; пре­бы­ва­ет в тру­дах днем, как ра­бо­чий; несет по­двиг внут­рен­не­го по­слу­ша­ния – от­се­че­ние сво­ей во­ли; учит­ся воз­мож­но бо­лее пол­но­му пре­да­нию се­бя на во­лю Бо­жию; воз­дер­жи­ва­ет­ся в пи­ще, в бе­се­дах, в дви­же­ни­ях; по­дол­гу мо­лит­ся ум­ною Иису­со­вою мо­лит­вою. И несмот­ря на весь его по­двиг свет бла­го­да­ти ча­сто остав­ля­ет его, а бе­сы тол­пою окру­жа­ют по но­чам.
Сме­на со­сто­я­ний, то неко­то­рой бла­го­да­ти, то остав­лен­но­сти и де­мо­ни­че­ских на­па­де­ний, не про­хо­дит бес­плод­но. Бла­го­да­ря этой смене ду­ша Си­лу­а­на пре­бы­ва­ет в по­сто­ян­ной внут­рен­ней борь­бе, бодр­ство­ва­нии и усерд­ном ис­ка­нии ис­хо­да.
Про­шло пят­на­дцать лет со дня яв­ле­ния ему Гос­по­да. И вот од­на­жды в од­но из та­ких му­чи­тель­ных бо­ре­ний с бе­са­ми, ко­гда, несмот­ря на все ста­ра­ния, чи­сто мо­лить­ся не уда­ва­лось, Си­лу­ан вста­ет с та­бу­ре­та, чтобы сде­лать по­кло­ны, но ви­дит пе­ред со­бой огром­ную фигу­ру бе­са, сто­я­ще­го впе­ре­ди икон и ожи­да­ю­ще­го по­кло­на се­бе; кел­лия пол­на бе­сов. Отец Си­лу­ан сно­ва са­дит­ся на та­бу­рет и, на­кло­нив го­ло­ву, с бо­лез­нью серд­ца го­во­рит мо­лит­ву: «Гос­по­ди, ты ви­дишь, что я хо­чу мо­лить­ся те­бе чи­стым умом, но бе­сы не да­ют мне. На­учи ме­ня, что дол­жен де­лать я, чтобы они не ме­ша­ли мне?» И был от­вет ему в ду­ше: «Гор­дые все­гда так стра­да­ют от бе­сов». «Гос­по­ди, – го­во­рит Си­лу­ан, – на­учи ме­ня, что дол­жен я де­лать, чтобы сми­ри­лась моя ду­ша». И сно­ва в серд­це от­вет от Бо­га: «Дер­жи ум твой во аде и не от­ча­и­вай­ся.»
От­ныне ду­ше его от­кры­лось не от­вле­чен­но-ин­тел­лек­ту­аль­но, а бы­тий­но, что ко­рень всех гре­хов, се­мя смер­ти есть гор­дость; что Бог – есть Сми­ре­ние, и по­то­му же­ла­ю­щий стя­жать Бо­га дол­жен стя­жать сми­ре­ние. Он по­знал, что то неска­зан­но слад­кое ве­ли­кое сми­ре­ние Хри­сто­во, ко­то­рое ему бы­ло да­но пе­ре­жить во вре­мя Яв­ле­ния, есть неотъ­ем­ле­мое свой­ство Бо­же­ствен­ной люб­ви, Бо­же­ствен­но­го бы­тия. От­ныне он во­ис­ти­ну по­знал, что весь по­двиг дол­жен быть на­прав­лен на стя­жа­ние сми­ре­ния. Ему да­но бы­ло по­знать ве­ли­кую тай­ну Бы­тия, бы­тий­но по­знать.
Он ду­хом про­ник в тай­ну борь­бы пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, ко­то­рый по­сле яв­ле­ния ему Гос­по­да в хра­ме во вре­мя ли­тур­гии, пе­ре­жи­вая по­те­рю бла­го­да­ти и бо­го­остав­лен­ность, ты­ся­чу дней и ты­ся­чу но­чей сто­ял в пу­стыне на камне, взы­вая: «Бо­же, ми­ло­стив бу­ди мне, греш­но­му.»
Ему от­крыл­ся под­лин­ный смысл и си­ла от­ве­та пре­по­доб­но­го Пи­ме­на Ве­ли­ко­го сво­им уче­ни­кам: «По­верь­те, ча­да! Где са­та­на, там и я бу­ду». Он по­нял, что пре­по­доб­ный Ан­то­ний Ве­ли­кий был по­слан Бо­гом к алек­сан­дрий­ско­му са­пож­ни­ку учить­ся то­му же де­ла­нию: от са­пож­ни­ка он на­учил­ся по­мыш­лять: «Все спа­сут­ся, один я по­гиб­ну».
Он по­знал в опы­те жиз­ни сво­ей, что по­лем ду­хов­ной бит­вы со злом, кос­ми­че­ским злом, яв­ля­ет­ся соб­ствен­ное серд­це че­ло­ве­ка. Он ду­хом узрел, что са­мым глу­бо­ким кор­нем гре­ха яв­ля­ет­ся гор­дость, – этот бич че­ло­ве­че­ства, ото­рвав­ший лю­дей от Бо­га и по­гру­зив­ший мир в неис­чис­ли­мые бе­ды и стра­да­ния; это под­лин­ное се­мя смер­ти, оку­тав­шее че­ло­ве­че­ство мра­ком от­ча­я­ния. От­ныне Си­лу­ан, вы­да­ю­щий­ся ги­гант ду­ха, все си­лы свои со­сре­до­то­чит на по­дви­ге за сми­ре­ние Хри­сто­во, ко­то­рое ему бы­ло да­но по­знать в пер­вом яв­ле­нии, но ко­то­рое он не со­хра­нил.
Мо­нах Си­лу­ан по­сле дан­но­го ему Гос­по­дом от­кро­ве­ния твер­до стал на ду­хов­ном пу­ти. С то­го дня его «лю­би­мой пес­нью,» как сам он вы­ра­жал­ся, ста­но­вит­ся: «Ско­ро я умру, и ока­ян­ная ду­ша моя сни­дет в тес­ный чер­ный ад, и там один я бу­ду то­мить­ся в мрач­ном пла­ме­ни и пла­кать по Гос­по­де: «Где Ты, свет ду­ши мо­ей? За­чем Ты оста­вил ме­ня? Я не мо­гу жить без Те­бя».
Это де­ла­ние при­ве­ло ско­ро к ми­ру ду­ши и чи­стой мо­лит­ве. Но да­же и этот ог­нен­ный путь ока­зал­ся некрат­ким.
Бла­го­дать уже не остав­ля­ет его, как преж­де: он ощу­ти­мо но­сит ее в серд­це, он чув­ству­ет жи­вое при­сут­ствие Бо­га; он по­лон удив­ле­ния пе­ред ми­ло­сер­ди­ем Бо­жи­им, глу­бо­кий мир Хри­стов по­се­ща­ет его; Дух Свя­той сно­ва да­ет ему си­лу люб­ви. И хо­тя те­перь он уже не тот нера­зум­ный, что был преж­де; хо­тя из дол­гой и тя­же­лой борь­бы он вы­шел умуд­рен­ным; хо­тя из него вы­ра­бо­тал­ся ве­ли­кий ду­хов­ный бо­рец, – од­на­ко и те­перь стра­дал он от ко­ле­ба­ний и из­мен­чи­во­сти че­ло­ве­че­ской на­ту­ры и про­дол­жал пла­кать невы­ра­зи­мым пла­чем серд­ца, ко­гда ума­ля­лась в нем бла­го­дать. И так еще це­лых пят­на­дцать лет, до­ко­ле не по­лу­чил он си­лу од­ним ма­но­ве­ни­ем ума, ни­как не вы­ра­жа­е­мым внешне, от­ра­жать то, что рань­ше тя­же­ло по­ра­жа­ло его.
Через чи­стую ум­ную мо­лит­ву по­движ­ник на­уча­ет­ся ве­ли­ким тай­нам ду­ха. Схо­дя умом в серд­це свое, сна­ча­ла вот это – пло­тя­ное серд­це, он на­чи­на­ет про­ни­кать в те глу­би­ны его, ко­то­рые не суть уже плоть. Он на­хо­дит свое глу­бо­кое серд­це, ду­хов­ное, ме­та­фи­зи­че­ское, и в нем ви­дит, что бы­тие все­го че­ло­ве­че­ства не есть для него нечто чуж­дое, по­сто­рон­нее, но неот­де­ли­мо свя­за­но и с его лич­ным бы­ти­ем.
«Брат наш есть на­ша жизнь», – го­во­рил ста­рец. Через лю­бовь Хри­сто­ву все лю­ди вос­при­ни­ма­ют­ся,как неотъ­ем­ле­мая часть на­ше­го лич­но­го веч­но­го бы­тия. За­по­ведь – лю­бить ближ­не­го как са­мо­го се­бя – он на­чи­на­ет по­ни­мать не как эти­че­скую нор­му; в сло­ве как он ви­дит ука­за­ние не на ме­ру люб­ви, а на он­то­ло­ги­че­скую общ­ность бы­тия.
«Отец не су­дит ни­ко­го, но весь суд дал Сы­ну… по­то­му что Он Сын че­ло­ве­че­ский» (Ин: 5:22-27). Сей Сын че­ло­ве­че­ский, Ве­ли­кий Су­дья ми­ра, – на Страш­ном Су­де ска­жет, что «еди­ный от мень­ших сих» есть Он Сам; ины­ми сло­ва­ми, бы­тие каж­до­го че­ло­ве­ка Он обоб­ща­ет со Сво­им, вклю­ча­ет в Свое лич­ное бы­тие. Все че­ло­ве­че­ство, «все­го Ада­ма,» вос­при­нял в Се­бя и стра­дал за все­го Ада­ма.
По­сле опы­та адских стра­да­ний, по­сле ука­за­ния Бо­жия: «Дер­жи ум твой во аде» для стар­ца Си­лу­а­на бы­ло осо­бен­но ха­рак­тер­ным мо­лить­ся за умер­ших, то­мя­щих­ся во аде, но он мо­лил­ся так­же и за жи­вых, и за гря­ду­щих. В его мо­лит­ве, вы­хо­див­шей за пре­де­лы вре­ме­ни, ис­че­за­ла мысль о пре­хо­дя­щих яв­ле­ни­ях че­ло­ве­че­ской жиз­ни, о вра­гах. Ему бы­ло да­но в скор­би о ми­ре раз­де­лять лю­дей на по­знав­ших Бо­га и не по­знав­ших Его. Для него бы­ло неснос­ным со­зна­вать, что лю­ди бу­дут то­мить­ся «во тьме кро­меш­ной».
В бе­се­де с од­ним мо­на­хом-пу­стын­ни­ком, ко­то­рый го­во­рил: «Бог на­ка­жет всех без­бож­ни­ков. Бу­дут они го­реть в веч­ном огне» – оче­вид­но, ему до­став­ля­ло удо­вле­тво­ре­ние, что они бу­дут на­ка­за­ны веч­ным ог­нем – на это ста­рец Си­лу­ан с ви­ди­мым ду­шев­ным вол­не­ни­ем ска­зал: «Ну, ска­жи мне, по­жа­луй­ста, ес­ли по­са­дят те­бя в рай, и ты бу­дешь от­ту­да ви­деть, как кто-то го­рит в адском огне, бу­дешь ли ты по­ко­ен?» – «А что по­де­ла­ешь, са­ми ви­но­ва­ты» – от­ве­тил мо­нах. То­гда ста­рец со скорб­ным ли­цом от­ве­тил: «Лю­бовь не мо­жет это­го по­не­сти… Нуж­но мо­лить­ся за всех».
И он дей­стви­тель­но мо­лил­ся за всех; мо­лить­ся толь­ко за се­бя ста­ло ему несвой­ствен­ным. Все лю­ди под­вер­же­ны гре­ху, все ли­ше­ны сла­вы Бо­жи­ей (Рим.3:22). Для него, ви­дев­ше­го уже в дан­ной ему ме­ре сла­ву Бо­жию и пе­ре­жив­ше­го ли­ше­ние ее, од­на мысль о та­ко­вом ли­ше­нии бы­ла тяж­ка. Ду­ша его то­ми­лась со­зна­ни­ем, что лю­ди жи­вут, не ве­дая Бо­га и Его люб­ви, и он мо­лил­ся ве­ли­кою мо­лит­вою, чтобы Гос­подь по неис­по­ве­ди­мой люб­ви Сво­ей дал им Се­бя по­знать.
До кон­ца сво­ей жиз­ни, несмот­ря на па­да­ю­щие си­лы, и на бо­лез­ни, он со­хра­нил при­выч­ку спать урыв­ка­ми. У него оста­ва­лось мно­го вре­ме­ни для уеди­нен­ной мо­лит­вы, он по­сто­ян­но мо­лил­ся, ме­няя в за­ви­си­мо­сти от об­ста­нов­ки об­раз мо­лит­вы, но осо­бен­но уси­ли­ва­лась его мо­лит­ва но­чью, до утре­ни. То­гда мо­лил­ся он за жи­вых и усоп­ших, за дру­зей и вра­гов, за весь мир.
Со­ста­ви­ли На­та­лия Бу­фи­ус и епи­скоп Алек­сандр (Ми­ле­ант)
Ис­точ­ник http://silouan.narod.ru

МОЛИТВЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Тропарь преподобного Силуана Афонского

глас 2

Серафимския любве ко Господу пламенный ревнителю/ и Иеремии, о народе плачущему,/ усердный подражателю,/ всеблаженне отче Силуане,/ ты бо, зову Матере Господа Сил внемляй,/ змия греховнаго мужемудренно изрыгнул еси/ и в Гору Афонскую от суеты мира удалился еси,/ идеже в трудех и молитвах со слезами/ благодать Святаго Духа обильно стяжав,/ еюже сердца наша воспламени/ и с тобою умильно взывати укрепи:/ Господи мой, Жизне моя и Радосте Святая,// спаси мир и нас от всяких лютых.

Кондак преподобного Силуана Афонского

глас 2

Смиренномудрия исповедниче предивный/ и человеколюбия Духом Святым согреваемая доброто,/ Богу возлюбленне Силуане,/ о подвизе твоем Церковь Российская радуется,/ иноцы же Горы Афонския и вси христианстии людие,/ веселящеся, сыновнею любовию к Богу устремляются./ Егоже моли о нас, равноангельне боговедче,// во еже спастися нам, в горении любве тебе подражающим.

Молитва преподобному Силуану Афонскому
О, предивный угодниче Божий, отче Силуане! По благодати, тебе от Бога данной, слезно молитися о всей вселенней, мертвых, живых и грядущих, не премолчи за нас ко Господу, к тебе усердно припадающих и твоего предстательства умильно просящих (имена). Подвигни, о, всеблаженне, на молитву Усердную Заступницу рода христианского, Преблагословенную Богородицу и Приснодеву Марию, чудно призвавшую тя быти верным делателем в Ея земном вертограде, идеже избранницы Божии о гресех наших милостива и долготерпелива быти Бога умоляют, во еже не помянута неправд и беззаконий наших, но по неизреченной благости Господа нашего Иисуса Христа ущедрити и спасти нас по велицей Его милости. Ей, угодниче Божий, с Преблагословенною Владычицею мира — Святейшею Игумениею Афона и святыми подвижниками Ея земнаго жребия испроси у святых святейшего Слова святей горе Афонской и боголюбивым пустынножителем ея от всех бед и наветов вражиих в мире сохранитися. Да Ангелы святыми от зол избавляеми и Духом Святым в вере и братолюбии укрепляеми, до скончания века о Единей, Святей, Соборней и Апостольстей Церкви молитвы творят и всем спасительный путь указуют, да Церковь Земная и Небесная непрестанно славословит Творца и Отца Светов, просвещающи и освещающи мир в вечной правде и благости Божией. Народом земли всей испроси благоденственное и мирное житие, дух смиренномудрия и братолюбия, добронравия и спасения, дух страха Божия. Да не злоба и беззаконие ожесточают сердца людския, могущие истребите любовь Божию в человецех и низвергнуть их в богопротивную вражду и братоубийство, но в силе Божественныя любве и правды, якоже на небеси и на земли да святится имя Божие, да будет воля Его святая в человецех, и да воцарится мир и Царствие Божие на земли. Такожде и земному Отечеству твоему — земли Российстей испроси, угодниче Божий, вожделенный мир и небесное благословение, во еже всемощным омофором Матере Божия покрываему, избавитися ему от глада, губительства, труса, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобныя брани и от всех враг видимых и невидимых, и тако святейшим домом Преблагословенныя Богородицы до скончания века ему пребыти, Креста Животворящаго силою, и в любви Божией неоскудеваему утвердитися. Нам же всем, во тьму грехов погружаемым и покаяния тепла, ниже страха Божия не имущим и сице безмерно любящаго нас Господа непрестанно оскорбляющим, испроси, о, всеблаженне, у Всещедраго Бога нашего, да Своею Всесильною благодатию божественне посетит и оживотворит души наша, и всяку злобу и гордость житейскую, уныние и нерадение в сердцах наших да упразднит. Еще молимся, о еже и нам, благодатию Всесвятаго Духа укрепляемым и любовию Божию согреваемым, в человеколюбии и братолюбии, смиренномудренном сраспинании друг за друга и за всех, в правде Божией утвердитися и в благодатной любви Божией благонравно укрепитися, и сынолюбне Тому приближитися. Да тако, творяще Его всясвятую волю, во всяком благочестии и чистоте временнаго жития путь непостыдно прейдем и со всеми святыми Небеснаго Царствия и Его Агнчаго брака сподобимся. Ему же от всех земных и небесных да будет слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

АКАФИСТ ПРЕПОДОБНОМУ СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Избранный подвижниче и земный ангеле Христов, всеблаженне отче Силуане! В непрестанном бдении, посте и смирении отцев афонских преизрядный подражателю, жаждею по Бозе и горением любве к Hему благодать обильную душе твоей стяжал еси, всеблаженне. Христу подражая, за томящихся во аде, живых и грядущих молитвою слезною сраспинался еси. Сицевыя любве твоея не лиши и нас, во юдоли греховней твоего предстательства пред Богом просящих и умильно зовущих: 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Икос 1
Ангелов Творец и Господь Сил из чрева матере твоея предъизбра тя, и, по глаголу Псалмопевца, сердце глубоко дарова ти, богоносне отче Силуане, да, яко в чертозе преизряднем, вместивши невместимое имя Бога Вышняго и силою Божиею и Божиею Премудростию житию ангельскому всеусердно последуеши. Мы же, похваляюще чудный подвиг земных трудов твоих, благоговейно зовем ти: 
Радуйся, родителей благочестивых плод целомудренныя чистоты;
радуйся, благовонное цветение их подвига веры, неувядаемыя красоты. 
Радуйся, благочестие родителей твоих душевне возлюбивый;
радуйся, целомудрию и боголюбию их уподобитися благоволивый. 
радуйся, измлада радости в Бозе искати дивно умудривыйся;
радуйся, аки елень к источнику благодати Божия устремивыйся. 
Радуйся, словом Божиим, аки сладким медом, разум юности твоея усладивый: 
радуйся, сердце твое воле Божией всецело покоривый. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 2
Виде тя Преблагословенная Богородица, в пучине греховней погружаема, егда сладость греховная, аки змий злосмрадный, вниде во утробу юности твоея, Матерски печалующися, дивно воззва ти: чадо, прискорбно Ми есть видети тя во греховнем делании оскверняющася. Юже, состраждущу о твоем грехопадении уразумев, змия греховнаго мужемудренно изринул еси, покаянием и молитвою того побеждая, любящему же нас Господу присно воспевая о Пречистей Матери Его благодарную песнь: Аллилуиа.
Икос 2
Разум Божественный осени тя, егда глас Матере Господа Сил услышати сподобился еси, избранниче Божий Силуане, и благодать Святаго Духа исполни сердце твое. Тоя же действием, аки серна из тенет, в вертоград дивно призвавшия тя Божия Матере — Гору Афонскую, от мирския суеты устремился еси, во еже прилепитися Богу сынолюбне. Мы же, видяще чудное изволение о тебе мира Владычицы, умильно зовем ти: 
радуйся, от мрака греховнаго к свету Истины Христовы Самою Пречистою призванный;
радуйся, быти верным делателем Ея земнаго вертограда дивно избранный. 
Радуйся, земли Российския грозде сладкотечный, на Горе Афонстей изобильно произрастший; 
радуйся, совесте недремлющая, покаянною молитвою жало греховное притупившая. 
Радуйся, во Святей Пантелеимоновей обители ангельски Богу послуживый: 
радуйся, в труде, посте и безмолвии врага, борющаго тя, славно покоривый. 
Радуйся, вся козни диавола смиренномудренно поправый;
радуйся, жаждею по Бозе веру непорочную славне стяжавый. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 3
Сила Вышняго воистину храняше тя, егда дух ада и смерти претяше ти и душу твою прельщеньми греховными обуреваше, боголюбиве отче Силуане. Изнемогаяй же, Бога неумолима помыслил еси биты, тогда Человеколюбец Господь, в неизреченном Фаворстем блистании, тя посети и огнем благодати Святаго Духа укрепи тя, всеблаженне. Ты же, аки Павел, новое рождение восприяв, со страхом и радостию вызвал еси Богу: Аллилуиа.
Икос 3
Имея богатство благодати, Духом на Hебеса возведен был еси и тамо неизреченныя глаголы слышал еси. Воистину радости тоя кто исповесть, отче преблаженне Силуане. Егда бо, вне образов мира, в созерцании Божества, доброты несказанныя, безмерно любящаго и всепрощающаго Христа Бога Лице видети сподобился еси, неизреченныя любве Божия преисполнился еси. Мы же, чудящеся твоему неизглаголанному боговидению, вопием: 
Радуйся, в подвизе веры Христова посещения и утешения сподобивыйся;
радуйся, доброту неизреченныя славы Его лицезрети удостоивыйся. 
Радуйся, в Едем Hебесный дивныя красоты Духом Святым возведенный; 
радуйся, тамо благодатными дарами Святаго Утешителя Духа преизобильно напоенный. 
Радуйся, причастниче неизреченныя райския красоты;
радуйся, Богом возлюбленный и Им облагодатствованный щедротами Hебесныя доброты. 
Радуйся, тоя благодати всему человечу роду прилежно ходатайствующий;
радуйся, яко страж недремлющий, ко утру жизни вечныя нас пробуждающий. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 4
Бурю лютых искушений воздвиже на тя человекоубийца диавол, искони ищущий погубити, но ты, отче Силуане, Духом Святым наставляемый: держати ум твой во аде и не отчаяватися, в непристанном бдении и смирении козни диавола предваряя, того победил еси. Он же, тобою посрамленный, не обинуяся, рече ти, яко лжец есть. Тако от сетей врага душу твою, аки голубицу кроткую, Бог соблюл еси, непрестанно воспевая Ему: Аллилуиа.
Икос 4
Слышаще о тебе, яко дивно от мирския суеты к иноческому подвигу призвана бывша и благодатию Божиею добр плод творяща, преподобне, не токмо младии иноцы, но и старцы, в подвизе зело искуснии, к тебе притекаху и аки медом, делы и словесы твоими услаждахуся и тако равноангельнаго жития достигающе, Господу подобяхуся. Мы же, видяще тя смиренномудрием украшена, с радостию зовем ти: 
Радуйся, смиренномудрия и целомудрия кладезю неисчерпаемый;
радуйся, земнаго Едема крине благоуханный и неувядаемый. 
Радуйся, благое иго Христово в подвизе твоем с любовию носивый;
радуйся, ум твой, сердце и волю в Бозе молитвою утвердивый. 
Радуйся, чистоты душевныя и телесныя хранителю усердный;
радуйся, непрестанною молитвою на высоту безстрастия возшедый. 
Радуйся, святоотеческим правилам усерднейший подражателю;
радуйся, Hебеснаго Отечества и любве Божия к нам непрестающий глашатаю. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 5
Звезду, путь указующую и ум просвещающую, — Божественную благодать дарова ти Господь, боголюбие отче Силуане, и тою, аки пророка Илию у потока Хорафа, на спасительный подвиг укрепляше тя. Ты же, дивно питаемый от неиждиваемых сокровищ Духа Святаго, в юности и престарении, от стражи утренния до нощи, в молитвах за всю вселенную, аки свирель сладкопесненная, непристанно взывал еси Богу: Аллилуиа.
Икос 5
Видим тя, о, преблаженне отче Силуане, в подвизе благом, аки младенец млека матере любве Божия ищуща и к Тому любовию пламенеюща, и слезно взывающа: помяни, душа моя, любовь Господню, и согреяся сердце мое: кто бо даст ми толикий жар, еже не знати ми покоя во дни, ниже в нощи от любве Божия? Сего ради содрогаемся сердцем и умиляемся душею о толиком горении любве твоея ко Всещедрому Богу, и умильно зовем ти: 
Радуйся, паче сладка меда неутолимо правды Божия жаждущий;
радуйся, в любви твоей ко Господу Ангелом подражающий. 
Радуйся, возносяй кадило молитвы чистыя, аки пламень огненный; 
радуйся, красотою ангельскаго благоговения украсивший горняя и дольняя. 
Радуйся, яко огню купины несгораемыя сердце твое уподобляшеся;
радуйся, яко руце твои, аки Моисеовы, за народ избранный, за всех пред Господем простирашася. 
Радуйся, ты бо возлюбил еси возжелати судьбы Божии на всякое время и взыскал еси оправданий Его;
радуйся, яко непристанно Ему взывал еси: спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое. 
Радуйся отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 6
Проповедник немолчен безмолвия явился еси, угодниче Божий, егда Человеколюбец Господь восхоте в любви испытати и посещения Всесвятаго Духа лиши тя. Ты же, уразумев себе лишена быти Того благодати, аки Адам, лишения рая рыдавый, сердцем сокрушенным слезно взывал еси: Господи! Ты прежде взыскал еси мя и дал ми еси насладитися Духом Твоим Святым, и душа моя возлюби Тя. Hыне же тужит душа моя по Тебе. Сице рыдая, обаче на милосердие Божие уповая, взывал еси Ему: Аллилуиа.
Икос 6
Возсиял еси, боголюбиве отче Силуане, яко новый тайновидец, отнелиже смирением и молитвою со слезами благодать Святаго Духа паки стяжал еси, от нея же любве неизреченныя преисполнися сердце твое. Ты же, уразумев благодати сея силу, дерзновением Илииным воззвал еси: Господи! Hе токмо мне, всему миру даруй познати любовь Твою и спастися! Мы же, имуще тя молитвенника пред Богом неуспна, со умилением зовем ти: 
Радуйся, яко молитвенным сраспинанием за умерших, живых и грядущих был еси небо отверстое;
радуйся, яко сицевою любовию исходатайствовал еси душе твоей Царство Hебесное. 
Радуйся, чистоты веры и беззлобия дивное воплощение; 
радуйся, к грехопадениям ближних твоих стяжавый Христово всепрощение. 
Радуйся, дивнаго святилища мира — угодников Божиих верный сподвижниче;
радуйся, Преблагословенныя Игумении Афона верный послушниче и даров Святаго Духа вместилище. 
Радуйся, Горы Афонския свирель сладкопесненная, о грядущей жизни возвещающая; 
радуйся, Тоя вертограда трудниче неусыпный, в подвиге изнемогающих укрепляющий. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 7
Хотя Человеколюбец Господь явити в тебе новое благосветное светило, преподобне отче Силуане, яко ветвь масличную, от корене земли Российския, в пустыни Афонстей насади, и Духа Святаго благодатию орошая, многоплодна тя сотвори: делы бо и словесы твоими, аки елеем животворным, чистоте и целомудрию, благочестию и братолюбию всех наставлял еси. они же, союзом любве связуеми, покаряюще худшее лучшему, воспеваху Богу: Аллилуиа.
Икос 7
Hоваго пустынножителем сподвижника, монахом и мирским наставника и учителя яви тя Господь, преблаженне Силуане. Ты бо, еще в мире жив, некоего воина о грехопадении жены своея соблазнившагося и во гневе ярящася, Христову всепрощению научил еси, и сим Таинство Брака — малая Церковь от разрушения сохранися: иноков же, в уныние впадших, к стяжанию душевнаго мира призывая и страху Божию наставляя, к покаянию приводил еси, и тако рая жителей быти всех приуготовлял еси. Ведуще тя тако о спасении всех печалящася, достодолжно с любовию вопием ти: 
Радуйся, пустоннолюбцев в искании Бога усердный сподвижниче;
радуйся, братолюбия прилежный строителю и теплый о всех молитвенниче, 
Радуйся, на пути житейском, в бедах и напастех сопутниче верный;
радуйся, в болезнех, и печалех, и скорбех душевных служителю нелицемерный. 
Радуйся, вестниче любве Божия, к примирению с Богом и ближним своим всех призывающий;
радуйся, свидетельством, яко благ Господь, души от греха изнемогающия в надежде прощения подкрепляющий. 
Радуйся, верный подвижниче земнаго Едема, спасения миру слезно ходатайствующий;
радуйся, за всех нераскаянных грешников во ад снити желающий. 
радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 8
Странное чудо яви тебе Господь, преблаженне отче Силуане, егда старца-духовника Авраамия, преображенна во образе Своем, невыразимо сияюща, дивно ти показа и тако честне почитати Таинство Покаяния нас настави. Мы же, видяще тя, волю свою, яко Самому господу, духовному отцу своему вверяюща и тако смирением и покаянием злыя хотения своя отсекающа, воле Божией, чрез пастырей Церкве Христовы, научаемся вверитися, и сице, прежде исхода нашего, гнева Божия и Суда грядущаго избежати, вопиюще Триединому Богу: Аллилуиа.
Икос 8
Всем сердцем и душею смирение Христово стяжавый, предивный угодниче Божий, и Тому, Возлюбленному, за мир сраспинаяйся, слезно взывал еси: Сладчайший Иисусе! Ты воскресил еси душу мою любити Тя и ближняго своего. Даруй ми убо источати слезы за всю вселенную, да вси людие познают Тя и да насладятся миром Твоим и узрят свет Лица Твоего. Мы же, во гресех житие наше иждившии и тобою спасаеми, ублажаем тя сице: 
Радуйся, Заступницы Усердныя в молитвах за мир сподвижниче неутомимый; 
радуйся, яко Иеремия о народе плачущий, Гору Святую слезами оросивый. 
Радуйся, предивный афонский подвижниче, всю вселенную молитвою освящающий;
радуйся, яко отец чадолюбивый, за всех, во гресех погибающих, слезно пред Богом ходатайствующий. 
Радуйся, Христу Богу возлюбленне угодниче, Ангелам радость и удивление;
радуйся, Севера светлое сияние, в Афонстей пустыни Святыя Руси чистое отображение. 
Радуйся, в смирении и послушании явивый миру образ ангельския красоты;
радуйся, теплотою молитвы твоея и нас домом Духа Божественнаго хотяй сотворити. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 9
Все естество ангельское и подвижников множество удивишася смирению и человеколюбию твоему, отче наш Силуане, егда икономства послушание восприяв, целомудренному Иосифу во Египте уподобился еси. И не токмо о братии святыя обители, но и о мирских делателех, тамо трудившихся, яко о чадех Божиих,попечение имевый, Богу, любящему всякое Свое создание, о тех взывал еси: Господи, посли Духа Святаго Твоего и утеши скорбныя души бедных людей сих. Тако бо во всяком послушании смиренномудрия красоту показуя, непрестанно взывал еси Богу: Аллилуиа.
Икос 9
Ветии многовещании не возмогут изрещи силу любве твоея, предивне отче Силуане, ты бо слезно жаждал еси всяку вражду и нестроение в людех угасити и всяческая с Богом примирити, взывая Владыце мира: Господи! Твоим жажду быти и с Тобою за всю вселенную сораспятися, да вси спасени будут. К братии же взывал еси: чада, молитеся за врагов своих, они бо суть братия ваша — жизнь ваша, враг же мира токмо диавол есть. Мы же, тако к братолюбию и человеколюбию тобою наставляеми, зовем ти: 
Радуйся, добротою твоею Христу на Голгофе уподобивыйся;
радуйся, не руками бо, сердцем и душею за врагов своих сраспинавыйся. 
Радуйся, о ближних пекийся и красоту благодатнаго безмолвия не утративый;
радуйся, любя ближних своих, силу непристанныя молитвы стяжавый. 
Радуйся, постом и молитвою стрелы лукаваго до конца отразивый;
радуйся, злоловления и ухищрения диавола препобеждати нас научивый. 
Радуйся, в мельнице Христовой плоть трудом изнуряя, аки хлебом священным, сердце молитвою услаждавый;
радуйся, делателей вертограда Царицы Hебесныя хлебом жизни изобильно питавый. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 10
Спасения души твоея ища и Христу Сладчайшему прилепитися желая, от земли отец твоих на Гору Святую смиренне притекл еси, идеже в воздержании и безмолвии, трудолюбии и человеколюбии равноангельную красоту стяжал еси, всеблаженне. И тако преблагословеннаго утра, егда вси пустыннолюбцы обителей Афонских полунощную песнь Творцу воспеваху, благия кончины достигл еси и душу твою, Животворящим Телом и Кровию Господнею напитанную, в Божественныя руки Того предал еси, во еже непрестанно со всеми святыми воспевати святых Святейшему Слову: Аллилуиа.
Икос 10
Царя Hебеснаго, Егоже славословят Херувими и Серафими и святых собори, житием, верою и любовию всеусерднейший служитель был еси, преподобне и, яко крин благоуханный, со всеми избранниками Пречистыя Богородицы, у Престола Всесвятыя Троицы предстал еси. Буди же, всеблаженне, о благоденственном мире земли отец твоих усердный пред Богом ходатай, о Церкве же Святей — ангел неусыпныя молитвы и теплый предстатель, да тобою от бед избавляеми, благодарне зовим ти: 
Радуйся, ангеле земли Российския, на Святей Горе преизрядно потрудивыйся;
радуйся, молитвенниче теплейший, у Престола Божия за нас любовию сраспеншийся. 
Радуйся, о людех земли отцев твоих усердный пред Богом ходатаю;
радуйся, братии афонскаго вертограда, в подвизе изнемогающих, скорый предстателю. 
Радуйся, язвы Господа твоего на теле твоем безропотно носивый;
радуйся, душу твою, покаянными слезами убелену, чисту Тому вверивый. 
Радуйся, верный делателю винограда Христова, к Горнему Сиону Господем призванный;
радуйся, яко тамо собеседуеши со святыми и Ангелы, славою и честию увенчанный. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 11
Песнь благохвальную приносим ти, угодниче Божий, отче Силуане, горением бо любве ко Господу, за спасение мира взалкавшему и смирением Своим диавола посрамившему, верно последуя, пустыню афонскую молитвою чистою облагоухал еси, образ равноангельнаго жития, многоплодными дарами Святаго Духа украшенный, благодатно нам показуя. Сице бо Гору Святую раеви уподобляя, врага посрамил еси, души же твоей Царствие Hебесное стяжал еси, подвизая и нас любовию к Богу прилеплятися, вопиюще Ему: Аллилуиа.
Икос 11
Светоподательнаго Света и благодати Святаго Духа носителя в житии и по смерти всему миру яви тя Господь во днех наших, преподобне, во еже взирающе на тя, нетленною красотою земных подвигов блистающа и херувимски у Престола Божия за нас молитвы творяща, в надежди спасения нашего уверимся и благонравному житию всеусерднейше последуем, волю же свою любви Божией сладко покорим, такожде и в телесех и душах наших прославление имене любящаго нас Господа да утвердится. Темже, тобою в вере укрепляеми, с любовию зовем ти: 
радуйся, подвигом жизни благонравныя в любви к Богу нас укрепляющий;
радуйся, усердный обличателю злонравия, Таинства и правила веры православныя хранити нас наставляющий. 
Радуйся, пустынножительством Петру Афонскому в посте и безмолвии прилежно ревновавый;
радуйся, попечением о благонравии иночествующих авве Афанасию верно подражавый. 
Радуйся, новый светильниче веры, в дни наши верный путь к Богу указующий;
радуйся, о неоскудении благодати Святаго Духа в Церкви Православней всем дивно свидетельствующий. 
Радуйся, верный рабе Христов, достойно у Престола Славы Его предстоящий;
радуйся, благия кончины и добраго ответа на Страшнем Судищи Христове нам усердно просящий. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 12
Благодати неисповедимую силу излия на тя Христос Бог наш, преподобне, во еже на Hебесех, идеже все живет и движется в радости Духа Святого, явити в лице афонских подвижников, со всеми святыми о всех земнородных молитвы творяща. Тако ведуще тя, молимся: пролей, о, всеблаженне, теплую молитву ко Господу, да милосердовав, Церковь Свою Святую, во спасение наше, во веки утвердит, пустыннолюбцев земнаго Едема, всяко сохранит и укрепит, да во веки славословится имя Божие от земных и Hебесных, поющих: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще преславную память твою, богоносне отче Силуане, достойно ублажаем болезни и труды твоя, яже во бдении и пощении со всеми избранниками Божия Матере всеусердне понесл еси. Кто бо изочтет труды и воздыхания ваша, в молитвах за мир слезно приносимыя, имиже Господь гнев Свой, грехов ради наших, на милование преложи и человеколюбием Своим клятву, еюже клятся — Церкви Святей до скончания века утвержденней быти — не разори. Мы же, благодарни суще сицевому предстательству твоему, умильно зовем ти: 
Радуйся, водительству Святаго Духа усердный последователю;
радуйся, Христа — Благость и Премудрость Божию — телесными очима лицезрителю. 
Радуйся, Христов смиренный подвижниче, Матери Божией пред всеми Hебесными и земными радость и похваление;
радуйся, неусыпный о мире молитвенниче, нашего спасения надеждо и утешение. 
Радуйся, наследниче Царства Христова, подвигом своим Гору Афонскую украсивый;
радуйся, нашего спасения верный сподвижниче, путь, ведущий к Богу, нам освятивый. 
Радуйся, златокованная трубо, со всеми святыми и Ангелами славу Божию возвещающая;
радуйся, венцем безсмертия Богом увенчанный, в молитвах своих нас не оставляющий. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 13
О, предивный угодниче Божий Силуане, земли Российския благодатное рождение, пустыннолюбцев Горы Афонския похвало и украшение! Приими от нас малое сие моление и испроси у Распеншагося за мир Христа Бога нашего, да помилует всех нас, чад Своих, и благодатию Святаго Духа в союз любве Своея свяжет нас и, имиже весть судьбами, к Себе приведет, во еже твоими молитвами непостыдно явитися нам в день Судный пред Лицем славы Его и сподобитися со всеми святыми и Ангелами воспевати победную песнь: Аллилуиа.
Кондак 13
О, предивный угодниче Божий Силуане, земли Российския благодатное рождение, пустыннолюбцев Горы Афонския похвало и украшение! Приими от нас малое сие моление и испроси у Распеншагося за мир Христа Бога нашего, да помилует всех нас, чад Своих, и благодатию Святаго Духа в союз любве Своея свяжет нас и, имиже весть судьбами, к Себе приведет, во еже твоими молитвами непостыдно явитися нам в день Судный пред Лицем славы Его и сподобитися со всеми святыми и Ангелами воспевати победную песнь: Аллилуиа.
Кондак 13
О, предивный угодниче Божий Силуане, земли Российския благодатное рождение, пустыннолюбцев Горы Афонския похвало и украшение! Приими от нас малое сие моление и испроси у Распеншагося за мир Христа Бога нашего, да помилует всех нас, чад Своих, и благодатию Святаго Духа в союз любве Своея свяжет нас и, имиже весть судьбами, к Себе приведет, во еже твоими молитвами непостыдно явитися нам в день Судный пред Лицем славы Его и сподобитися со всеми святыми и Ангелами воспевати победную песнь: Аллилуиа.
Икос 1
Ангелов Творец и Господь Сил из чрева матере твоея предъизбра тя, и, по глаголу Псалмопевца, сердце глубоко дарова ти,богоносне отче Силуане, да, яко в чертозе преизряднем, вместивши невместимое имя Бога Вышняго и силою Божиею и Божиею Премудростию житию ангельскому всеусердно последуеши. Мы же, похваляюще чудный подвиг земных трудов твоих, благоговейно зовем ти: 
Радуйся, родителей благочестивых плод целомудренныя чистоты;
радуйся, благовонное цветение их подвига веры, неувядаемыя красоты. 
Радуйся, благочестие родителей твоих душевне возлюбивый;
радуйся, целомудрию и боголюбию их уподобитися благоволивый. 
радуйся, измлада радости в Бозе искати дивно умудривыйся; 
радуйся, аки елень к источнику благодати Божия устремивыйся. 
Радуйся, словом Божиим, аки сладким медом, разум юности твоея усладивый;
радуйся, сердце твое воле Божией всецело покоривый. 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Кондак 1
Избранный подвижниче и земный ангеле Христов, всеблаженне отче Силуане! В непрестанном бдении, посте и смирении отцев афонских преизрядный подражателю, жаждею по Бозе и горением любве к Hему благодать обильную душе твоей стяжал еси, всеблаженне. Христу подражая, за томящихся во аде, живых и грядущих молитвою слезною сраспинался еси. Сицевыя любве твоея не лиши и нас, во юдоли греховней твоего предстательства пред Богом просящих и умильно зовущих: 
Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее.
Молитва
О, предивный угодниче Божий, отче Силуане! По благодати, тебе от Бога данной, — слезно молитися о всей вселенней — мертвых, живых и грядущих — не премолчи за нас ко Господу, к тебе усердно припадающих и твоего предстательства умильно просящих. Подвигни, о, всеблаженне, на молитву Усердную Заступницу рода христианскаго, Преблагословенную Богородицу и Приснодеву Марию, чудно призвавшую тя быти верным делателем в Ея земном вертограде, идеже избранницы Божии о гресех наших милостива и долготерпелива быти Бога умоляют, во еже не помянути неправд и беззаконий наших, но, по неизреченней благости Господа нашего Иисуса Христа, ущедрити и спасти нас по велицей Его милости.
Ей, угодниче Божий, с Преблагословенною Владычицею мира — Святейшею Игумениею Афона и святыми подвижниками Ея земнаго жребия испроси у святых Святейшаго Слова Святей Горе Афонстей и боголюбивым пустынножителем ея от всех бед и наветов вражиих в мире сохранитися. Да Ангелы святыми от зол избавляеми и Духом Святым в вере и братолюбии укрепляеми, до скончания века о Единей, Святей, Соборней и Апостольстей Церкви молитвы творят и всем спасительный путь указуют, да Церковь Земная и Hебесная непрестанно славословит Творца и Отца Светов, просвещающи и освящающи мир в вечней правде и благости Божией.
Hародам земли всей испроси благоденствие и мирное житие, дух смиренномудрия и братолюбия, добронравия и спасения, дух страха Божия. Да не злоба и беззаконие ожесточают сердца людския, могущия истребити любовь Божию в человецех и низвергнуть их в богопротивныя вражду и братоубийства, но в силе Божественныя любве и правды, якоже на Hебеси и на земли да святится имя Божие, да будет воля Его святая в человецех, и да воцарятся мир и Царствие Божие на земли.
Такожде и земному Отечеству твоему — земли Российстей испроси, угодниче Божий, вожделенный мир и небесное благословение, во еже, всемощным омофором Матере Божия покрываемому, избавитися ему от глада, губительства, труса, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобныя брани и от всех враг видимых и невидимых, и тако святейшим домом Преблагословенныя Богородицы до скончания века ему пребыти Креста Животворящаго силою и в любви Божией неоскудеваему утвердитися.
Нам же всем, во тьму грехов погружаемым и покаяния тепла, ниже страха Божия не имущим и сице безмерно любящаго нас Господа непрестанно оскорбляющим, испроси, о, всеблаженне, у Всещедраго Бога нашего, да Своею Всесильною благодатию божественне посетит и оживотворит души наша, и всяку злобу и гордость житейскую, уныние и нерадение в сердцах наших да упразднит.
Еще молимся, о еже и нам, благодатию Всесвятаго Духа укрепляемым и любовию Божиею согреваемым, в человеколюбии и братолюбии, смиренномудрии и молитвенном сраспинании друг за друга и за всех, в правде Божией утвердитися и в благодатней любви Божией благонравно укрепитися, и сынолюбне Тому приближитися. Да тако, творяще Его всесвятую волю, во всяком благочестии и чистоте временнаго жития путь непостыдно прейдем и со всеми святыми Небеснаго Царствия и Его Агнчаго брака сподобимся. Ему же от всех земных и небесных да будет слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, Пресвятым и Благим, и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *