Борколабовская (Барколабовская)

 

ИСТОРИЯ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Бор­ко­ла­бов­ская (Бар­ко­ла­бов­ская) ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри – чу­до­твор­ный об­раз, по­лу­чив­ший свое на­зва­ние по ме­сту сво­е­го на­хож­де­ния в глав­ной церк­ви Бор­ко­ла­бов­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря в честь Воз­не­се­ния Гос­под­ня в се­ле Бор­ко­ла­бо­ве Бы­хов­ско­го рай­о­на Мо­гилев­ской об­ла­сти (Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь). Ос­но­ва­ние его от­но­сит­ся к 1648 го­ду.
В мо­на­стыр­ском ар­хи­ве хра­нит­ся сле­ду­ю­щая за­пись об ис­то­рии этой ико­ны. «Тай­ну ца­ре­ву по­до­ба­ет хра­ни­ти, – го­во­рит­ся в ле­то­пи­си, – а де­ла Бо­жии от­кры­ва­ти. По­пуще­ни­ем Бо­жи­им быв­шей бра­ни в Поль­ше и Лит­ве, в ле­то от со­тво­ре­ния ми­ра 7167, а от Рож­де­ства Хри­сто­ва 1659 г., гря­ду­ще об­рат­но из Поль­ши князь во­ев (во­и­нов) рус­ских, про­зва­ни­ем По­жар­ский, име­яй с со­бою по­тай (тай­но) сию ико­ну Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы, егда при­и­де на ме­сто сие, иде­же ныне у врат ве­ли­ких, то­гда ста (ста­ла) ико­на непо­движ­на. Тру­дясь же князь и хо­тя кон­скою си­лою и мла­ды­ми от­ро­ки сво­и­ми двиг­ну­ти, ни­что же успе, и бысть ико­на непо­движ­на. Сие ви­дя, князь пой­де ко игу­ме­нии то­гда быв­шей Фо­ти­нии Кир­на­ровне и ре­че: «Возь­ми­те ико­ну Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы: вид­но бо хо­щет Ма­ти Бо­жия зде пре­бы­ва­ти»». Это бы­ло 11 июля 1659 го­да. С тех пор чу­до­твор­ная ико­на пре­бы­ва­ет в Бор­ко­ла­бов­ском мо­на­сты­ре. Во мно­гих церк­вях с нее име­ют­ся ста­рин­ные спис­ки. В над­пи­сях, ко­то­рые мож­но уви­деть на этих ко­пи­ях, упо­ми­на­ет­ся, что Бор­ко­ла­бов­ская ико­на про­слав­ле­на мно­ги­ми чу­де­са­ми, со­вер­шав­ши­ми­ся в оби­те­ли. Этот об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых по­чи­та­е­мых в во­сточ­ных об­ла­стях Бе­ло­рус­сии об­ра­зов Бо­жи­ей Ма­те­ри.
Бор­ко­ла­бов­ская Оди­гит­рия на­пи­са­на тем­пе­рой на хвой­ной ос­но­ве с вы­зо­ло­чен­ным рез­ным фо­ном и яв­ля­ет­ся од­ним из ше­дев­ров бе­ло­рус­ской шко­лы ико­но­пи­си, со­хра­нив меж­ду тем вы­ра­зи­тель­ные чер­ты его древне-ви­зан­тий­ско­го про­об­ра­за. Ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят вре­мя со­зда­ния об­ра­за к гра­ни­це XVI–XVII вв., ли­бо к пер­вой по­ло­вине XVII ве­ка.
Празд­но­ва­ние в честь этой ико­ны 11 июля уста­нов­ле­но в па­мять при­не­се­ния ее в мо­на­стырь кня­зем По­жар­ским.
Рудненская Ратьковская
Про­ис­хож­де­ние это­го об­ра­за, зна­чи­тель­но от­ли­ча­ю­ще­го­ся от Руд­нен­ской ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, неиз­вест­но. В кни­гах по ико­но­гра­фии эти два раз­лич­ных об­ра­за ча­сто пу­та­ют. Руд­нен­ской ико­на на­зы­ва­ет­ся от ме­стеч­ка Руд­ня Мо­гилёв­ской епар­хии (ныне Смо­лен­ская об­ласть), Рать­ков­ской – от сло­ва рать.

 

Оковецкая (Ржевская)

 

ИСТОРИЯ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

26 мая 1539 го­да, в день Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха, в Твер­ской епар­хии, на Вы­ры­шен­ском го­ро­ди­ще, на­хо­див­шем­ся сре­ди дре­му­че­го ле­са на бе­ре­гу реч­ки Вы­рыш­ни в Око­вец­кой во­ло­сти, неда­ле­ко от го­ро­да Рже­ва, ино­ком Сте­фа­ном при сте­че­нии на­ро­да из че­ты­рех окрест­ных де­ре­вень бы­ли об­ре­те­ны: при­би­тый к сосне боль­шой же­лез­ный крест и на дру­гом де­ре­ве – неболь­шая, ста­ро­го пись­ма, ико­на, изо­бра­жав­шая Бо­жию Ма­терь с Мла­ден­цем и с пред­сто­я­щим свя­ти­те­лем Ни­ко­ла­ем Мир­ли­кий­ским, Чу­до­твор­цем. При яв­ле­нии свя­то­го кре­ста и ико­ны вос­си­ял необыч­ный свет и со­вер­ша­лись ис­це­ле­ния. В про­дол­же­ние неде­ли от Ду­хо­ва дня до за­го­ве­нья пред Пет­ро­вым по­стом со­вер­ши­лось 27 ис­це­ле­ний.
Инок Сте­фан, а вслед за ним свя­щен­ник из Рже­ва Гри­го­рий Они­си­фо­ров, по­еха­ли в Моск­ву с опи­са­ни­я­ми яв­ле­ния свя­тых ико­ны и кре­ста и со­вер­шив­ших­ся ис­це­ле­ний. Воз­глав­ляв­ший то­гда Рус­скую Цер­ковь мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Иоасаф (1539–1541) про­сла­вил Гос­по­да и, по­сле осви­де­тель­ство­ва­ния чу­до­тво­ре­ний на ме­сте, бла­го­сло­вил воз­двиг­нуть там два хра­ма во сла­ву Про­ис­хож­де­ния Чест­ных Древ Кре­ста Гос­под­ня и в честь Бо­го­ма­те­ри Оди­гит­рии, с при­де­лом во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца. На освя­ще­ние церк­вей бы­ли при­сла­ны свя­щен­ник и диа­кон из Моск­вы с цер­ков­ной утва­рью, об­ра­за­ми, ри­за­ми, кни­га­ми и ко­ло­ко­ла­ми.
В ян­ва­ре 1541 го­да Ржев­ская ико­на бы­ла тор­же­ствен­но при­не­се­на в Моск­ву для освя­ще­ния воз­двиг­ну­то­го здесь хра­ма в честь Ржев­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. По­сле освя­ще­ния церк­ви ико­на и крест бы­ли пе­ре­не­се­ны в Успен­ский со­бор, где на­хо­ди­лись до 11 июля. В этот день ржев­ские свя­ты­ни бы­ли воз­вра­ще­ны к ме­сту их чу­дес­но­го об­ре­те­ния. Мит­ро­по­лит со всем со­бо­ром сто­лич­но­го ду­хо­вен­ства, мо­ло­дой царь Иоанн Ва­си­лье­вич и весь на­род про­во­жа­ли ико­ну от Успен­ско­го со­бо­ра до церк­ви Бо­го­ма­те­ри Ржев­ской, где был остав­лен спи­сок со чти­мо­го об­ра­за. В па­мять это­го тор­же­ства бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние Ржев­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри 11 июля.
Равноапостольная Ольга (в Крещении Елена)

 

КРАТКОЕ ЖИТИЕ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ ОЛЬГИ, ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ РОССИЙСКОЙ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

«На­чаль­ни­цей ве­ры» и «кор­нем пра­во­сла­вия» в Рус­ской зем­ле из­древ­ле на­зы­ва­ли свя­тую рав­ноап­о­столь­ную Оль­гу лю­ди. Кре­ще­ние Оль­ги бы­ло озна­ме­но­ва­но про­ро­че­ски­ми сло­ва­ми пат­ри­ар­ха, кре­стив­ше­го ее: «Бла­го­сло­вен­на ты в же­нах рус­ских, ибо оста­ви­ла тьму и воз­лю­би­ла Свет. Про­слав­лять те­бя бу­дут сы­ны рус­ские до по­след­не­го ро­да!» При Кре­ще­нии рус­ская кня­ги­ня удо­сто­и­лась име­ни свя­той рав­ноап­о­столь­ной Еле­ны, мно­го по­тру­див­шей­ся в рас­про­стра­не­нии хри­сти­ан­ства в огром­ной Рим­ской им­пе­рии и об­рет­шей Жи­во­тво­ря­щий Крест, на ко­то­ром был рас­пят Гос­подь. По­доб­но сво­ей небес­ной по­кро­ви­тель­ни­це, Оль­га ста­ла рав­ноап­о­столь­ной про­по­вед­ни­цей хри­сти­ан­ства на необъ­ят­ных про­сто­рах зем­ли Рус­ской. В ле­то­пис­ных сви­де­тель­ствах о ней нема­ло хро­но­ло­ги­че­ских неточ­но­стей и за­га­док, но вряд ли мо­гут воз­ник­нуть со­мне­ния в до­сто­вер­но­сти боль­шин­ства фак­тов ее жиз­ни, до­не­сен­ных до на­ше­го вре­ме­ни бла­го­дар­ны­ми по­том­ка­ми свя­той кня­ги­ни – устро­и­тель­ни­цы Рус­ской зем­ли. Об­ра­тим­ся к по­вест­во­ва­нию о ее жиз­ни.
Имя бу­ду­щей про­све­ти­тель­ни­цы Ру­си и ро­ди­ну ее древ­ней­шая из ле­то­пи­сей – «По­весть вре­мен­ных лет» на­зы­ва­ет в опи­са­нии же­нить­бы Ки­ев­ско­го кня­зя Иго­ря: «И при­ве­ли ему же­ну из Пско­ва, име­нем Оль­га». Иоаки­мов­ская ле­то­пись уточ­ня­ет, что она при­над­ле­жа­ла к ро­ду кня­зей Из­бор­ских – од­ной из древ­не­рус­ских кня­же­ских ди­на­стий.
Су­пру­гу Иго­ря зва­ли ва­ряж­ским име­нем Хель­га, в рус­ском про­из­но­ше­нии – Оль­га (Воль­га). Пре­да­ние на­зы­ва­ет ро­ди­ной Оль­ги се­ло Вы­бу­ты непо­да­ле­ку от Пско­ва, вверх по ре­ке Ве­ли­кой. Жи­тие свя­той Оль­ги по­вест­ву­ет, что здесь впер­вые со­сто­я­лась встре­ча ее с бу­ду­щим су­пру­гом. Мо­ло­дой князь охо­тил­ся «в об­ла­сти Псков­ской» и, же­лая пе­ре­брать­ся через ре­ку Ве­ли­кую, уви­дел «неко­е­го плы­ву­ще­го в лод­ке» и по­до­звал его к бе­ре­гу. От­плыв от бе­ре­га в лод­ке, князь об­на­ру­жил, что его ве­зет де­вуш­ка уди­ви­тель­ной кра­со­ты. Игорь вос­пы­лал к ней по­хо­тью и стал скло­нять ее ко гре­ху. Пе­ре­воз­чи­ца ока­за­лась не толь­ко кра­си­ва, но це­ло­муд­рен­на и ум­на. Она усты­ди­ла Иго­ря, на­пом­нив ему о кня­же­ском до­сто­ин­стве пра­ви­те­ля и су­дии, ко­то­рый дол­жен быть «свет­лым при­ме­ром доб­рых дел» для сво­их по­дан­ных. Игорь рас­стал­ся с ней, хра­ня в па­мя­ти ее сло­ва и пре­крас­ный об­раз. Ко­гда при­шло вре­мя вы­би­рать неве­сту, в Ки­ев со­бра­ли са­мых кра­си­вых де­ву­шек кня­же­ства. Но ни од­на из них не при­шлась ему по серд­цу. И то­гда он вспом­нил «див­ную в де­ви­цах» Оль­гу и по­слал за ней срод­ни­ка сво­е­го кня­зя Оле­га. Так Оль­га ста­ла же­ной кня­зя Иго­ря, ве­ли­кой рус­ской кня­ги­ней.
По­сле же­нить­бы Игорь от­пра­вил­ся в по­ход на гре­ков, а вер­нул­ся из него уже от­цом: ро­дил­ся сын Свя­то­слав. Вско­ре Игорь был убит древ­ля­на­ми. Бо­ясь ме­сти за убий­ство Ки­ев­ско­го кня­зя, древ­ляне от­пра­ви­ли по­слов к кня­гине Оль­ге, пред­ла­гая ей всту­пить в брак со сво­им пра­ви­те­лем Ма­лом. Оль­га сде­ла­ла вид, что со­глас­на. Хит­ро­стью за­ма­ни­ла она в Ки­ев два по­соль­ства древ­лян, пре­дав их му­чи­тель­ной смер­ти: пер­вое бы­ло за­жи­во по­гре­бе­но «на дво­ре кня­же­ском», вто­рое – со­жже­но в бане. По­сле это­го пять ты­сяч му­жей древ­лян­ских бы­ли уби­ты во­и­на­ми Оль­ги на тризне по Иго­рю у стен древ­лян­ской сто­ли­цы Ис­ко­ро­сте­ня. На сле­ду­ю­щий год Оль­га сно­ва по­до­шла с вой­ском к Ис­ко­ро­сте­ню. Го­род со­жгли с по­мо­щью птиц, к но­гам ко­то­рых при­вя­за­ли го­ря­щую пак­лю. Остав­ших­ся в жи­вых древ­лян пле­ни­ли и про­да­ли в раб­ство.
На­ря­ду с этим ле­то­пи­си пол­ны сви­де­тельств о ее неустан­ных «хож­де­ни­ях» по Рус­ской зем­ле с це­лью по­стро­е­ния по­ли­ти­че­ской и хо­зяй­ствен­ной жиз­ни стра­ны. Она до­би­лась укреп­ле­ния вла­сти Ки­ев­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя, цен­тра­ли­зо­ва­ла го­судар­ствен­ное управ­ле­ние с по­мо­щью си­сте­мы «по­го­стов». Ле­то­пись от­ме­ча­ет, что она с сы­ном и дру­жи­ной про­шла по Древ­лян­ской зем­ле, «уста­нав­ли­вая да­ни и об­ро­ки», от­ме­чая се­ла и ста­но­ви­ща и ме­ста охот, под­ле­жа­щие вклю­че­нию в ки­ев­ские ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния. Хо­ди­ла она в Нов­го­род, устра­и­вая по­го­сты по ре­кам Мсте и Лу­ге. «Ло­ви­ща ее (ме­ста охо­ты) бы­ли по всей зем­ле, уста­нов­лен­ные зна­ки, ме­ста ее и по­го­сты, – пи­шет ле­то­пи­сец, – и са­ни ее сто­ят в Пско­ве до се­го дня, есть ука­зан­ные ею ме­ста для лов­ли птиц по Дне­пру и по Десне; и се­ло ее Оль­ги­чи су­ще­ству­ет и по­ныне». По­го­сты (от сло­ва «гость» – ку­пец) ста­ли опо­рой ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти, оча­га­ми эт­ни­че­ско­го и куль­тур­но­го объ­еди­не­ния рус­ско­го на­ро­да.
Жи­тие так по­вест­ву­ет о тру­дах Оль­ги: «И управ­ля­ла кня­ги­ня Оль­га под­власт­ны­ми ей об­ла­стя­ми Рус­ской зем­ли не как жен­щи­на, но как силь­ный и ра­зум­ный муж, твер­до дер­жа в сво­их ру­ках власть и му­же­ствен­но обо­ро­ня­ясь от вра­гов. И бы­ла она для по­след­них страш­на. сво­и­ми же людь­ми лю­би­ма, как пра­ви­тель­ни­ца ми­ло­сти­вая и бла­го­че­сти­вая, как су­дия пра­вед­ный и ни­ко­го не оби­дя­щий, на­ла­га­ю­щий на­ка­за­ние с ми­ло­сер­ди­ем и на­граж­да­ю­щий доб­рых; она вну­ша­ла всем злым страх, воз­да­вая каж­до­му со­раз­мер­но до­сто­ин­ству его по­ступ­ков, но всех де­лах управ­ле­ния она об­на­ру­жи­ва­ла даль­но­вид­ность и муд­рость. При этом Оль­га, ми­ло­серд­ная по ду­ше, бы­ла щед­ро­да­тель­на ни­щим, убо­гим и ма­ло­иму­щим; до ее серд­ца ско­ро до­хо­ди­ли спра­вед­ли­вые прось­бы, и она быст­ро их ис­пол­ня­ла … Со всем этим Оль­га со­еди­ня­ла воз­дер­жан­ную и це­ло­муд­рен­ную жизнь, она не хо­те­ла вы­хо­дить вто­рич­но за­муж, но пре­бы­ва­ла в чи­стом вдов­стве, со­блю­дая сы­ну сво­е­му до дней воз­рас­та его кня­же­скую власть. Ко­гда же по­след­ний воз­му­жал, она пе­ре­да­ла ему все де­ла прав­ле­ния, а са­ма, устра­нив­шись от мол­вы и по­пе­че­нии, жи­ла вне за­бот управ­ле­ния, пре­да­ва­ясь де­лам бла­го­тво­ре­ния».
Русь рос­ла и укреп­ля­лась. Стро­и­лись го­ро­да, окру­жен­ные ка­мен­ны­ми и ду­бо­вы­ми сте­на­ми. Са­ма кня­ги­ня жи­ла за на­деж­ны­ми сте­на­ми Вы­ш­го­ро­да, окру­жен­ная вер­ной дру­жи­ной. Две тре­ти со­бран­ной да­ни, по сви­де­тель­ству ле­то­пи­си, она от­да­ва­ла в рас­по­ря­же­ние ки­ев­ско­го ве­ча, тре­тья часть шла «к Оль­ге, на Вы­ш­го­род» – на рат­ное стро­е­ние. Ко вре­ме­ни Оль­ги от­но­сит­ся уста­нов­ле­ние пер­вых го­судар­ствен­ных гра­ниц Ки­ев­ской Ру­си. Бо­га­тыр­ские за­ста­вы, вос­пе­тые в бы­ли­нах, сто­ро­жи­ли мир­ную жизнь ки­ев­лян от ко­чев­ни­ков Ве­ли­кой Сте­пи, от на­па­де­ний с За­па­да. Чу­же­зем­цы устрем­ля­лись в Гар­да­ри­ку («стра­ну го­ро­дов»), как на­зы­ва­ли они Русь, с то­ва­ра­ми. Скан­ди­на­вы, нем­цы охот­но всту­па­ли на­ем­ни­ка­ми в рус­ское вой­ско. Русь ста­но­ви­лась ве­ли­кой дер­жа­вой.
Как муд­рая пра­ви­тель­ни­ца, Оль­га ви­де­ла на при­ме­ре Ви­зан­тий­ской им­пе­рии, что недо­ста­точ­но за­бот лишь о го­судар­ствен­ной и хо­зяй­ствен­ной жиз­ни. Необ­хо­ди­мо бы­ло за­нять­ся устро­е­ни­ем ре­ли­ги­оз­ной, ду­хов­ной жиз­ни на­ро­да.
Ав­тор «Сте­пен­ной кни­ги» пи­шет: «По­двиг ее /Оль­ги/ в том был, что узна­ла она ис­тин­но­го Бо­га. Не зная за­ко­на хри­сти­ан­ско­го, она жи­ла чи­стой и це­ло­муд­рен­ной жиз­нью, и же­ла­ла она быть хри­сти­ан­кой по сво­бод­ной во­ле, сер­деч­ны­ми оча­ми путь по­зна­ния Бо­га об­ре­ла и по­шла по нему без ко­ле­ба­ния». Пре­по­доб­ный Нестор Ле­то­пи­сец по­вест­ву­ет: «Бла­жен­ная Оль­га с ма­лых лет ис­ка­ла муд­ро­сти, что есть са­мое луч­шее в све­те этом, и на­шла мно­го­цен­ный жем­чуг – Хри­ста».
Сде­лав свой вы­бор, ве­ли­кая кня­ги­ня Оль­га, по­ру­чив Ки­ев под­рос­ше­му сы­ну, от­прав­ля­ет­ся с боль­шим фло­том в Кон­стан­ти­но­поль. Древ­не­рус­ские ле­то­пис­цы на­зо­вут это де­я­ние Оль­ги «хож­де­ни­ем», оно со­еди­ня­ло в се­бе и ре­ли­ги­оз­ное па­лом­ни­че­ство, и ди­пло­ма­ти­че­скую мис­сию, и де­мон­стра­цию во­ен­но­го мо­гу­ще­ства Ру­си. «Оль­га за­хо­те­ла са­ма схо­дить к гре­кам, чтобы сво­и­ми гла­за­ми по­смот­реть на служ­бу хри­сти­ан­скую и вполне убе­дить­ся в их уче­нии об ис­тин­ном Бо­ге», – по­вест­ву­ет жи­тие свя­той Оль­ги. По сви­де­тель­ству ле­то­пи­си, в Кон­стан­ти­но­по­ле Оль­га при­ни­ма­ет ре­ше­ние стать хри­сти­ан­кой. Та­ин­ство Кре­ще­ния со­вер­шил над ней пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Фе­о­фи­лакт (933–956), а вос­при­ем­ни­ком был им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный (912–959), оста­вив­ший в сво­ем со­чи­не­нии «О це­ре­мо­ни­ях ви­зан­тий­ско­го дво­ра» по­дроб­ное опи­са­ние це­ре­мо­ний во вре­мя пре­бы­ва­ния Оль­ги в Кон­стан­ти­но­по­ле. На од­ном из при­е­мов рус­ской кня­гине бы­ло под­не­се­но зо­ло­тое, укра­шен­ное дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми блю­до. Оль­га по­жерт­во­ва­ла его в риз­ни­цу со­бо­ра Свя­той Со­фии, где его ви­дел и опи­сал в на­ча­ле XIII ве­ка рус­ский ди­пло­мат Доб­ры­ня Яд­рей­ко­вич, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский Ан­то­ний: «Блю­до ве­ли­ко зла­то слу­жеб­ное Оль­ги Рус­ской, ко­гда взя­ла дань, хо­див­ши в Ца­рь­град: во блю­де же Оль­гине ка­мень дра­гий, на том же кам­ни на­пи­сан Хри­стос».
Пат­ри­арх бла­го­сло­вил но­во­кре­ще­ную рус­скую кня­ги­ню кре­стом, вы­ре­зан­ным из цель­но­го кус­ка Жи­во­тво­ря­ще­го Дре­ва Гос­под­ня. На кре­сте бы­ла над­пись: «Об­но­ви­ся Рус­ская зем­ля Свя­тым Кре­стом, его же при­ня­ла Оль­га, бла­го­вер­ная кня­ги­ня».
В Ки­ев Оль­га вер­ну­лась с ико­на­ми, бо­го­слу­жеб­ны­ми кни­га­ми – на­ча­лось ее апо­столь­ское слу­же­ние. Она воз­двиг­ла храм во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая над мо­ги­лой Ас­коль­да – пер­во­го ки­ев­ско­го кня­зя-хри­сти­а­ни­на и мно­гих ки­ев­лян об­ра­ти­ла ко Хри­сту. С про­по­ве­дью ве­ры от­пра­ви­лась кня­ги­ня на се­вер. В Ки­ев­ских и Псков­ских зем­лях, в от­да­лен­ных ве­сях, на пе­ре­крест­ках до­рог воз­дви­га­ла кре­сты, уни­что­жая язы­че­ские идо­лы.
Свя­тая Оль­га по­ло­жи­ла на­ча­ло осо­бен­но­го по­чи­та­ния на Ру­си Пре­свя­той Тро­и­цы. Из ве­ка в век пе­ре­да­ва­лось по­вест­во­ва­ние о ви­де­нии, быв­шем ей око­ло ре­ки Ве­ли­кой, непо­да­ле­ку от род­но­го се­ла. Она уви­де­ла, что с во­сто­ка схо­дят с неба «три пре­свет­лых лу­ча». Об­ра­ща­ясь к сво­им спут­ни­кам, быв­шим сви­де­те­ля­ми ви­де­ния, Оль­га ска­за­ла про­ро­че­ски: «Да бу­дет вам ве­до­мо, что из­во­ле­ни­ем Бо­жи­им на этом ме­сте бу­дет цер­ковь во имя Пре­свя­той и Жи­во­тво­ря­щей Тро­и­цы и бу­дет здесь ве­ли­кий и слав­ный град, изоби­лу­ю­щий всем». На этом ме­сто Оль­га воз­двиг­ла крест и ос­но­ва­ла храм во имя Свя­той Тро­и­цы. Он стал глав­ным со­бо­ром Пско­ва – слав­но­го гра­да рус­ско­го, име­но­вав­ше­го­ся с тех пор «До­мом Свя­той Тро­и­цы». Та­ин­ствен­ны­ми пу­тя­ми ду­хов­но­го пре­ем­ства через че­ты­ре сто­ле­тия это по­чи­та­ние пе­ре­да­но бы­ло пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му.
11 мая 960 го­да в Ки­е­ве освя­ти­ли храм Свя­той Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей. Этот день от­ме­чал­ся в Рус­ской Церк­ви как осо­бый празд­ник. Глав­ной свя­ты­ней хра­ма стал крест, по­лу­чен­ный Оль­гой при Кре­ще­нии в Кон­стан­ти­но­по­ле. Храм, по­стро­ен­ный Оль­гой, сго­рел в 1017 го­ду, и на его ме­сто Яро­слав Муд­рый воз­двиг цер­ковь свя­той ве­ли­ко­му­че­ни­цы Ири­ны, а свя­ты­ни Со­фий­ско­го Оль­ги­на хра­ма пе­ре­нес в до­ныне сто­я­щий ка­мен­ный храм Свя­той Со­фии Ки­ев­ской, за­ло­жен­ный в 1017 го­ду и освя­щен­ный око­ло 1030 го­да. В Про­ло­ге XIII ве­ка об Оль­ги­ном кре­сте ска­за­но: «Иже ныне сто­ит в Ки­е­ве во Свя­той Со­фии в ал­та­ре на пра­вой сто­роне». По­сле за­во­е­ва­ния Ки­е­ва ли­тов­ца­ми Оль­гин крест был по­хи­щен из Со­фий­ско­го со­бо­ра и вы­ве­зен ка­то­ли­ка­ми в Люб­лин. Даль­ней­шая его судь­ба нам неиз­вест­на. Апо­столь­ские тру­ды кня­ги­ни встре­ча­ли тай­ное и от­кры­тое со­про­тив­ле­ние языч­ни­ков. Сре­ди бо­яр и дру­жин­ни­ков в Ки­е­ве на­шлось нема­ло лю­дей, ко­то­рые, по сло­вам ле­то­пис­цев, «воз­не­на­ви­де­ли Пре­муд­рость», как и свя­тую Оль­гу, стро­ив­шую Ей хра­мы. Рев­ни­те­ли язы­че­ской ста­ри­ны все сме­лее под­ни­ма­ли го­ло­ву, с на­деж­дой взи­рая на под­рас­та­ю­ще­го Свя­то­сла­ва, ре­ши­тель­но от­кло­нив­ше­го уго­во­ры ма­те­ри при­нять хри­сти­ан­ство. «По­весть вре­мен­ных лет» так по­вест­ву­ет об этом: «Жи­ла Оль­га с сы­ном сво­им Свя­то­сла­вом, и уго­ва­ри­ва­ла его мать кре­стить­ся, но пре­не­бре­гал он этим и уши за­ты­кал; од­на­ко ес­ли кто хо­тел кре­стить­ся, не воз­бра­нял то­му, ни из­де­вал­ся над ним … Оль­га ча­сто го­во­ри­ла: «Сын мой, я по­зна­ла Бо­га и ра­ду­юсь; вот и ты, ес­ли по­зна­ешь, то­же нач­нешь ра­до­вать­ся». Он же, не слу­шая се­го, го­во­рил: «Как я мо­гу за­хо­теть один ве­ру пе­ре­ме­нить? Мои дру­жин­ни­ки это­му сме­ять­ся бу­дут!» Она же го­во­ри­ла ему: «Ес­ли ты кре­стишь­ся, все так же сде­ла­ют».
Он же, не слу­шая ма­те­ри, жил по язы­че­ским обы­ча­ям, не зная, что ес­ли кто ма­те­ри не слу­ша­ет, по­па­дет в бе­ду, как ска­за­но: «Ес­ли кто от­ца или ма­терь, не слу­ша­ет, то смерть при­мет». Он же к то­му еще и сер­дил­ся на мать … Но Оль­га лю­би­ла сво­е­го сы­на Свя­то­сла­ва, ко­гда го­во­ри­ла: «Да бу­дет во­ля Бо­жия. Ес­ли Бог за­хо­чет по­ми­ло­вать по­том­ков мо­их и зем­лю Рус­скую, да по­ве­лит их серд­цам об­ра­тить­ся к Бо­гу, как это бы­ло мне да­ро­ва­но». И го­во­ря так, мо­ли­лась за сы­на и за лю­дей его все дни и но­чи, за­бо­тясь о сво­ем сыне до его воз­му­жа­ния».
Несмот­ря на успех сво­ей по­езд­ки в Кон­стан­ти­но­поль, Оль­га не смог­ла скло­нить им­пе­ра­то­ра к со­гла­ше­нию по двум важ­ней­шим во­про­сам: о ди­на­сти­че­ском бра­ке Свя­то­сла­ва с ви­зан­тий­ской ца­рев­ной и об усло­ви­ях вос­ста­нов­ле­ния су­ще­ство­вав­шей при Ас­коль­де мит­ро­по­лии в Ки­е­ве. По­это­му свя­тая Оль­га об­ра­ща­ет взо­ры на За­пад – Цер­ковь бы­ла в то вре­мя еди­на. Вряд ли мог­ла знать рус­ская кня­ги­ня о бо­го­слов­ских раз­ли­чи­ях гре­че­ско­го и ла­тин­ско­го ве­ро­уче­ния.
В 959 го­ду немец­кий хро­нист за­пи­сы­ва­ет: «При­шли к ко­ро­лю по­слы Еле­ны, ко­роле­вы рус­сов, ко­то­рая кре­ще­на в Кон­стан­ти­но­по­ле, и про­си­ли по­свя­тить для се­го на­ро­да епи­ско­па и свя­щен­ни­ков». Ко­роль От­тон, бу­ду­щий ос­но­ва­тель Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии гер­ман­ской на­ции, от­клик­нул­ся на прось­бу Оль­ги. Через год епи­ско­пом Рус­ским был по­став­лен Ли­бу­ций, из бра­тии мо­на­сты­ря свя­то­го Аль­ба­на в Майн­це, но он вско­ре скон­чал­ся (15 мар­та 961 г.). На его ме­сто по­свя­ти­ли Адаль­бер­та Трирско­го, ко­то­ро­го От­тон, «щед­ро снаб­див всем нуж­ным», от­пра­вил, на­ко­нец, в Рос­сию. Ко­гда в 962 го­ду Адаль­берт по­явил­ся в Ки­е­ве, он «не успел ни в чем том, за чем был по­слан, и ви­дел свои ста­ра­ния на­прас­ны­ми». На об­рат­ном пу­ти «неко­то­рые из его спут­ни­ков бы­ли уби­ты, и сам епи­скоп не из­бе­жал смерт­ной опас­но­сти», – так по­вест­ву­ют ле­то­пи­си о мис­сии Адаль­бер­та.
Язы­че­ская ре­ак­ция про­яви­лась столь силь­но, что по­стра­да­ли не толь­ко немец­кие мис­си­о­не­ры, но и неко­то­рые из ки­ев­ских хри­сти­ан, кре­стив­ших­ся вме­сте с Оль­гой. По при­ка­зу Свя­то­сла­ва был убит пле­мян­ник Оль­ги Глеб и раз­ру­ше­ны неко­то­рые по­стро­ен­ные ею хра­мы. Свя­той Оль­ге при­шлось сми­рить­ся с про­ис­шед­шим и уй­ти в де­ла лич­но­го бла­го­че­стия, предо­ста­вив управ­ле­ние языч­ни­ку Свя­то­сла­ву. Ко­неч­но, с ней по-преж­не­му счи­та­лись, к ее опы­ту и муд­ро­сти неиз­мен­но об­ра­ща­лись во всех важ­ных слу­ча­ях. Ко­гда Свя­то­слав от­лу­чал­ся из Ки­е­ва, управ­ле­ние го­су­дар­ством по­ру­ча­лось свя­той Оль­ге. Уте­ше­ни­ем для нее бы­ли слав­ные во­ен­ные по­бе­ды рус­ско­го во­ин­ства. Свя­то­слав раз­гро­мил дав­не­го вра­га Рус­ско­го го­су­дар­ства – Ха­зар­ский ка­га­нат, на­все­гда со­кру­шив мо­гу­ще­ство иудей­ских пра­ви­те­лей При­азо­вья и Ниж­не­го По­вол­жья. Сле­ду­ю­щий удар был на­не­сен Волж­ской Бол­га­рии, по­том при­шел че­ред Ду­най­ской Бол­га­рии – во­семь­де­сят го­ро­дов взя­ли ки­ев­ские дру­жин­ни­ки по Ду­наю. Свя­то­слав и его во­и­ны оли­це­тво­ря­ли бо­га­тыр­ский дух язы­че­ской Ру­си. Ле­то­пи­си со­хра­ни­ли сло­ва Свя­то­сла­ва, окру­жен­но­го со сво­ей дру­жи­ной огром­ным гре­че­ским вой­ском: «Не по­сра­мим зем­ли рус­ской, но ля­жем ко­стьми здесь! Мерт­вые сра­му не имут!» Свя­то­слав меч­тал о со­зда­нии огром­ной Рус­ской дер­жа­вы от Ду­ная до Вол­ги, ко­то­рая объ­еди­ни­ла бы Русь и дру­гие сла­вян­ские на­ро­ды. Свя­тая Оль­га по­ни­ма­ла, что при всем му­же­стве и от­ва­ге рус­ских дру­жин им не спра­вить­ся с древ­ней им­пе­ри­ей ро­ме­ев, ко­то­рая не до­пу­стит уси­ле­ния язы­че­ской Ру­си. Но сын не слу­шал предо­сте­ре­же­ний ма­те­ри.
Мно­го скор­бей при­шлось пе­ре­жить свя­той Оль­ге в кон­це жиз­ни. Сын окон­ча­тель­но пе­ре­се­лил­ся в Пе­ре­я­с­ла­вец на Ду­нае. Пре­бы­вая в Ки­е­ве, она учи­ла сво­их вну­ков, де­тей Свя­то­сла­ва, хри­сти­ан­ской ве­ре, но не ре­ша­лась кре­стить их, опа­са­ясь гне­ва сы­на. Кро­ме то­го, он пре­пят­ство­вал ее по­пыт­кам утвер­жде­ния хри­сти­ан­ства на Ру­си. По­след­ние го­ды сре­ди тор­же­ства язы­че­ства ей, ко­гда-то все­ми по­чи­та­е­мой вла­ды­чи­це дер­жа­вы, кре­стив­шей­ся от Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха в сто­ли­це пра­во­сла­вия, при­хо­ди­лось тай­но дер­жать при се­бе свя­щен­ни­ка, чтобы не вы­звать но­вой вспыш­ки ан­ти­хри­сти­ан­ских на­стро­е­ний. В 968 г. Ки­ев оса­ди­ли пе­че­не­ги. Свя­тая кня­ги­ня с вну­ка­ми, сре­ди ко­то­рых был и князь Вла­ди­мир, ока­за­лись в смер­тель­ной опас­но­сти. Ко­гда весть об оса­де до­стиг­ла Свя­то­сла­ва, он по­спе­шил на по­мощь, и пе­че­не­ги бы­ли об­ра­ще­ны в бег­ство. Свя­тая Оль­га, бу­дучи уже тя­же­ло боль­ной, про­си­ла сы­на не уез­жать до ее кон­чи­ны. Она не те­ря­ла на­деж­ды об­ра­тить серд­це сы­на к Бо­гу и на смерт­ном од­ре не пре­кра­ща­ла про­по­ве­ди: «За­чем остав­ля­ешь ме­ня, сын мой, и ку­да ты идешь? Ища чу­жо­го, ко­му по­ру­ча­ешь свое? Ведь де­ти Твои еще ма­лы, а я уже ста­ра, да и боль­на, – я ожи­даю ско­рой кон­чи­ны – от­ше­ствия к воз­люб­лен­но­му Хри­сту, в ко­то­ро­го я ве­рую; я те­перь ни о чем не бес­по­ко­юсь, как толь­ко о те­бе: со­жа­лею о том, что хо­тя я и мно­го учи­ла и убеж­да­ла оста­вить идоль­ское нече­стие, уве­ро­вать в ис­тин­но­го Бо­га, по­знан­но­го мною, а ты пре­не­бре­га­ешь этим, и знаю я, что за твое непо­слу­ша­ние ко мне те­бя ждет на зем­ле ху­дой ко­нец, и по смер­ти – веч­ная му­ка, уго­то­ван­ная языч­ни­кам. Ис­пол­ни же те­перь хоть эту мою по­след­нюю прось­бу: не ухо­ди ни­ку­да, по­ка я не пре­став­люсь и не бу­ду по­гре­бе­на; то­гда иди ку­да хо­чешь. По мо­ей кон­чине не де­лай ни­че­го, что тре­бу­ет в та­ких слу­ча­ях язы­че­ский обы­чай; но пусть мой пре­сви­тер с кли­ри­ка­ми по­гре­бут по обы­чаю хри­сти­ан­ско­му мое те­ло; не смей­те на­сы­пать на­до мною мо­гиль­но­го хол­ма и де­лать триз­ны; но по­шли в Ца­рь­град зо­ло­то к свя­тей­ше­му пат­ри­ар­ху, чтобы он со­вер­шил мо­лит­ву и при­но­ше­ние Бо­гу за мою ду­шу и раз­дал ни­щим ми­ло­сты­ню».
«Слы­ша это, Свя­то­слав горь­ко пла­кал и обе­щал ис­пол­нить все за­ве­щан­ное ею, от­ка­зы­ва­ясь толь­ко от при­ня­тия свя­той ве­ры. По ис­те­че­нии трех дней бла­жен­ная Оль­га впа­ла в край­нее из­не­мо­же­ние; она при­ча­сти­лась Бо­же­ствен­ных Тайн Пре­чи­сто­го Те­ла и Жи­во­тво­ря­щей Кро­ви Хри­ста Спа­са на­ше­го; все вре­мя она пре­бы­ва­ла в усерд­ной мо­лит­ве к Бо­гу и к Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це, ко­то­рую все­гда по Бо­ге име­ла се­бе по­мощ­ни­цею; она при­зы­ва­ла всех свя­тых; с осо­бен­ным усер­ди­ем мо­ли­лась бла­жен­ная Оль­га о про­све­ще­нии по ее смер­ти зем­ли Рус­ской; про­зи­рая бу­ду­щее, она неод­но­крат­но пред­ска­зы­ва­ла, что Бог про­све­тит лю­дей зем­ли Рус­ской и мно­гие из них бу­дут ве­ли­кие свя­тые; о ско­рей­шим ис­пол­не­нии это­го про­ро­че­ства и мо­ли­лась бла­жен­ная Оль­га при сво­ей кон­чине. И еще мо­лит­ва бы­ла на устах ее, ко­гда чест­ная ду­ша ее раз­ре­ши­лась от те­ла и как пра­вед­ная бы­ла при­ня­та ру­ка­ми Бо­жи­и­ми». 11 июля 969 го­да свя­тая Оль­га скон­ча­лась, «и пла­ка­ли по ней пла­чем ве­ли­ким сын ее и вну­ки и все лю­ди». Пре­сви­тер Гри­го­рий в точ­но­сти вы­пол­нил ее за­ве­ща­ние.
Свя­тая рав­ноап­о­столь­ная Оль­га бы­ла ка­но­ни­зи­ро­ва­на на со­бо­ре 1547 го­да, ко­то­рый под­твер­дил по­все­мест­ное по­чи­та­ние ее на Ру­си еще в до­мон­голь­скую эпо­ху.
Бог про­сла­вил «на­чаль­ни­цу» ве­ры в Рус­ской зем­ле чу­де­са­ми и нетле­ни­ем мо­щей. При свя­том кня­зе Вла­ди­ми­ре мо­щи свя­той Оль­ги бы­ли пе­ре­не­се­ны в Де­ся­тин­ный храм Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и по­ло­же­ны в сар­ко­фа­ге, в ка­ких бы­ло при­ня­то по­ме­щать мо­щи свя­тых на пра­во­слав­ном Во­сто­ке. Над гроб­ни­цей свя­той Оль­ги в цер­ков­ной стене бы­ло ок­но; и ес­ли кто с ве­рой при­хо­дил к мо­щам, ви­дел через окон­це мо­щи, при­чем неко­то­рые ви­де­ли ис­хо­дя­щее от них си­я­ние, и мно­гие одер­жи­мые бо­лез­ня­ми по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние. При­хо­див­ше­му же с ма­ло­ве­ри­ем окон­це но от­кры­ва­лось, и он не мог ви­деть мо­щей, а толь­ко гроб.
Так и по кон­чине свя­тая Оль­га про­по­ве­до­ва­ла веч­ную жизнь и вос­кре­се­ние, на­пол­няя ра­до­стью ве­ру­ю­щих и вра­зум­ляя неве­ру­ю­щих.
Сбы­лось ее про­ро­че­ство о злой кон­чине сы­на. Свя­то­слав, как со­об­ща­ет ле­то­пи­сец, был убит пе­че­неж­ским кня­зем Ку­рей, ко­то­рый от­сек го­ло­ву Свя­то­сла­ва и из че­ре­па сде­лал се­бе ча­шу, око­вал зо­ло­том и во вре­мя пи­ров пил из нее.
Ис­пол­ни­лось и про­ро­че­ство свя­той о зем­ле Рус­ской. Мо­лит­вен­ные тру­ды и де­ла свя­той Оль­ги под­твер­ди­ли ве­ли­чай­шее де­я­ние ее вну­ка свя­то­го Вла­ди­ми­ра (па­мять 15 (28) июля) – Кре­ще­ние Ру­си. Об­ра­зы свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Оль­ги и Вла­ди­ми­ра, вза­им­но до­пол­няя друг дру­га, во­пло­ща­ют ма­те­рин­ское и оте­че­ское на­ча­ло рус­ской ду­хов­ной ис­то­рии.
Свя­тая рав­ноап­о­столь­ная Оль­га ста­ла ду­хов­ной ма­те­рью рус­ско­го на­ро­да, через нее на­ча­лось его про­све­ще­ние све­том Хри­сто­вой ве­ры.
Язы­че­ское имя Оль­ги со­от­вет­ству­ет муж­ско­му Олег (Хель­ги), что озна­ча­ет «свя­той». Хо­тя язы­че­ское по­ни­ма­ние свя­то­сти от­ли­ча­ет­ся от хри­сти­ан­ско­го, но оно пред­по­ла­га­ет в че­ло­ве­ке осо­бый ду­хов­ный на­строй, це­ло­муд­рие и трезв­ле­ние, ум и про­зор­ли­вость. Рас­кры­вая ду­хов­ное зна­че­ние это­го име­ни, на­род Оле­га на­звал Ве­щим, а Оль­гу – Муд­рой. Впо­след­ствии свя­тую Оль­гу ста­нут на­зы­вать Бо­го­муд­рой, под­чер­ки­вая ее глав­ный дар, став­ший ос­но­ва­ни­ем всей ле­стви­цы свя­то­сти рус­ских жен – пре­муд­рость. Са­ма Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца – Дом Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей – бла­го­сло­ви­ла свя­тую Оль­гу на ее апо­столь­ские тру­ды. Стро­и­тель­ство ею Со­фий­ско­го со­бо­ра в Ки­е­ве – ма­те­ри го­ро­дов Рус­ских – яви­лось зна­ком уча­стия Бо­жи­ей Ма­те­ри в До­мо­стро­и­тель­стве Свя­той Ру­си. Ки­ев, т.е. хри­сти­ан­ская Ки­ев­ская Русь, ста­ла тре­тьим жре­би­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри по Все­лен­ной, и утвер­жде­ние это­го жре­бия на зем­ле на­ча­лось через первую из свя­тых жен Ру­си — свя­тую рав­ноап­о­столь­ную Оль­гу.
Хри­сти­ан­ское имя свя­той Оль­ги – Еле­на (в пе­ре­во­де с древ­не­гре­че­ско­го «фа­кел») – ста­ло вы­ра­же­ни­ем го­ре­ния ее ду­ха. Свя­тая Оль­га (Еле­на) при­ня­ла ду­хов­ный огонь, ко­то­рый не угас во всей ты­ся­че­лет­ней ис­то­рии хри­сти­ан­ской Рос­сии.

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ ОЛЬГИ, ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ РОССИЙСКОЙ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Свя­тая рав­ноап­о­столь­ная Оль­га бы­ла су­пру­гой ве­ли­ко­го кня­зя Ки­ев­ско­го Иго­ря. Борь­ба хри­сти­ан­ства с язы­че­ством при Иго­ре и Оль­ге, кня­жив­ших по­сле Оле­га († 912), всту­па­ет в но­вый пе­ри­од. Цер­ковь Хри­сто­ва в по­след­ние го­ды кня­же­ния Иго­ря († 945) ста­но­вит­ся зна­чи­тель­ной ду­хов­ной и го­судар­ствен­ной си­лой в Рус­ском го­су­дар­стве. Об этом сви­де­тель­ству­ет со­хра­нив­ший­ся текст до­го­во­ра Иго­ря с гре­ка­ми 944 го­да, ко­то­рый вклю­чен ле­то­пис­цем в «По­весть вре­мен­ных лет», в ста­тью, опи­сы­ва­ю­щую со­бы­тия 6453 (945) го­да.
Мир­ный до­го­вор с Кон­стан­ти­но­по­лем дол­жен был утвер­ждать­ся обе­и­ми ре­ли­ги­оз­ны­ми об­щи­на­ми Ки­е­ва: «Русь кре­ще­ная», то есть хри­сти­ане, при­во­ди­лись к при­ся­ге в со­бор­ном хра­ме свя­то­го про­ро­ка Бо­жия Илии; «Русь некре­ще­ная», языч­ни­ки, кля­лись на ору­жии в свя­ти­ли­ще Пе­ру­на Гро­мо­верж­ца. Тот факт, что хри­сти­ане по­став­ле­ны в до­ку­мен­те на пер­вом ме­сте, го­во­рит о их пре­иму­ще­ствен­ном ду­хов­ном зна­че­нии в жиз­ни Ки­ев­ской Ру­си.
Оче­вид­но, в мо­мент, ко­гда до­го­вор 944 го­да со­став­лял­ся в Ца­рь­гра­де, у вла­сти в Ки­е­ве сто­я­ли лю­ди, со­чув­ство­вав­шие хри­сти­ан­ству, со­зна­вав­шие ис­то­ри­че­скую необ­хо­ди­мость при­об­ще­ния Ру­си к жи­во­твор­ной хри­сти­ан­ской куль­ту­ре. К это­му на­прав­ле­нию при­над­ле­жал, воз­мож­но, и сам князь Игорь, офи­ци­аль­ное по­ло­же­ние ко­то­ро­го не поз­во­ля­ло ему лич­но пе­рей­ти в но­вую ве­ру, не ре­шив во­про­са о Кре­ще­нии всей стра­ны и уста­нов­ле­нии в ней пра­во­слав­ной цер­ков­ной иерар­хии. По­это­му до­го­вор был со­став­лен в осто­рож­ных вы­ра­же­ни­ях, ко­то­рые не по­ме­ша­ли бы кня­зю утвер­дить его и в фор­ме язы­че­ской клят­вы, и в фор­ме при­ся­ги хри­сти­ан­ской.
Но по­ка ви­зан­тий­ские по­слы при­бы­ли в Ки­ев, об­ста­нов­ка на Дне­пре су­ще­ствен­но из­ме­ни­лась. Чет­ко опре­де­ли­лась язы­че­ская оп­по­зи­ция, во гла­ве ко­то­рой сто­я­ли ва­ряж­ские во­е­во­ды Све­нельд и его сын Мсти­слав (Мсти­ша), ко­то­рым Игорь дал в дер­жа­ние Древ­лян­скую зем­лю.
Силь­но бы­ло в Ки­е­ве и вли­я­ние ха­зар­ских иуде­ев, ко­то­рым не мог­ла прий­тись по нра­ву мысль о тор­же­стве пра­во­сла­вия в Рус­ской зем­ле.
Не су­мев пре­одо­леть кос­но­сти обы­чая, Игорь остал­ся языч­ни­ком и скре­пил до­го­вор по язы­че­ско­му об­раз­цу – клят­вой на ме­чах. Он от­верг бла­го­дать Кре­ще­ния и был на­ка­зан за неве­рие. Год спу­стя, в 945 го­ду, вос­став­шие языч­ни­ки уби­ли его в Древ­лян­ской зем­ле, разо­рвав меж­ду двух де­ре­вьев. Но дни язы­че­ства и ос­но­ван­но­го на нем жиз­нен­но­го укла­да сла­вян­ских пле­мен бы­ли уже со­чте­ны. Бре­мя го­судар­ствен­но­го слу­же­ния воз­ло­жи­ла на се­бя при трех­лет­нем сыне Свя­то­сла­ве вдо­ва Иго­ря – ве­ли­кая кня­ги­ня Ки­ев­ская Оль­га.
Имя бу­ду­щей про­све­ти­тель­ни­цы Рус­ско­го края и ро­ди­ну ее «По­весть вре­мен­ных лет» впер­вые на­зы­ва­ет в ста­тье о же­нить­бе Иго­ря: «и при­ве­ли ему же­ну из Пско­ва, име­нем Оль­гу». При­над­ле­жа­ла она, уточ­ня­ет Иоаки­мов­ская ле­то­пись, к ро­ду кня­зей Из­бор­ских, од­ной из за­бы­тых древ­не­рус­ских кня­же­ских ди­на­стий, ко­то­рых бы­ло на Ру­си в Х–Х1 вв. не мень­ше два­дца­ти, но ко­то­рые все бы­ли вы­тес­не­ны со вре­ме­нем Рю­ри­ко­ви­ча­ми или сли­лись с ни­ми по­сред­ством бра­ков. Неко­то­рые из них бы­ли мест­но­го, сла­вян­ско­го про­ис­хож­де­ния, дру­гие – приш­лые, ва­ряж­ские. Из­вест­но, что скан­ди­нав­ские ко­нун­ги, при­гла­шен­ные на кня­же­ние в рус­ские го­ро­да, неиз­мен­но при­ни­ма­ли рус­ский язык, ча­сто – рус­ские име­на и быст­ро ста­но­ви­лись на­сто­я­щи­ми рус­ски­ми как по об­ра­зу жиз­ни, так и по ми­ро­воз­зре­нию и да­же по физи­че­ско­му об­ли­ку.
Так и су­пру­гу Иго­ря зва­ли ва­ряж­ским име­нем Хель­га, в рус­ском «ока­ю­щем» про­из­но­ше­нии – Оль­га, Воль­га. Жен­ское имя Оль­га со­от­вет­ству­ет муж­ско­му Олег (Хель­ги), что зна­чит «свя­той». Хо­тя язы­че­ское по­ни­ма­ние свя­то­сти со­вер­шен­но от­лич­но от хри­сти­ан­ско­го, но и оно пред­по­ла­га­ет в че­ло­ве­ке осо­бый ду­хов­ный на­строй, це­ло­муд­рие и трез­ве­ние, ум и про­зор­ли­вость. Рас­кры­вая ду­хов­ное зна­че­ние име­ни, на­род Оле­га на­звал Ве­щим, Оль­гу – Муд­рой.
Позд­ней­шие пре­да­ния на­зы­ва­ли ее ро­до­вым име­ни­ем се­ло Вы­бу­ты в несколь­ких ки­ло­мет­рах от Пско­ва вверх по ре­ке Ве­ли­кой. Еще недав­но по­ка­зы­ва­ли на ре­ке Оль­гин мост – у древ­ней пе­ре­пра­вы, где Оль­га встре­ти­лась с Иго­рем. Псков­ская то­по­ни­ми­ка со­хра­ни­ла нема­ло на­зва­ний, свя­зан­ных с па­мя­тью ве­ли­кой пско­ви­тян­ки: де­рев­ни Оль­же­нец и Оль­ги­но По­ле, Оль­ги­ны Во­ро­та – один из ру­ка­вов ре­ки Ве­ли­кой, Оль­ги­на Го­ра и Оль­гин Крест – близ Псков­ско­го озе­ра, Оль­гин Ка­мень – у се­ла Вы­бу­ты.
На­ча­ло са­мо­сто­я­тель­но­го прав­ле­ния кня­ги­ни Оль­ги свя­за­но в ле­то­пи­сях с рас­ска­зом о гроз­ном воз­мез­дии древ­ля­нам, убий­цам Иго­ря. Кляв­ши­е­ся на ме­чах и ве­ро­вав­шие «толь­ко в свой меч», языч­ни­ки об­ре­че­ны бы­ли Бо­жи­им су­дом от ме­ча и по­гиб­нуть (Мф.26:52). По­кло­няв­ши­е­ся, сре­ди про­чих обо­жеств­лен­ных сти­хий, ог­ню – на­шли свое от­мще­ние в огне. Ис­пол­ни­тель­ни­цей ог­нен­ной ка­ры Гос­подь из­брал Оль­гу.
Борь­ба за един­ство Ру­си, за под­чи­не­ние Ки­ев­ско­му цен­тру раз­ди­ра­е­мых вза­им­ной враж­дой пле­мен и кня­жеств про­кла­ды­ва­ла путь к окон­ча­тель­ной по­бе­де хри­сти­ан­ства в Рус­ской зем­ле. За Оль­гой, еще языч­ни­цей, сто­я­ла Ки­ев­ская хри­сти­ан­ская Цер­ковь и ее небес­ный по­кро­ви­тель, свя­той про­рок Бо­жий Илия, пла­мен­ной ве­рой и мо­лит­вой сво­див­ший огонь с неба, и по­бе­да ее над древ­ля­на­ми, несмот­ря на су­ро­вость по­бе­ди­тель­ни­цы, бы­ла по­бе­дой хри­сти­ан­ских, со­зи­да­тель­ных сил в Рус­ском го­су­дар­стве над си­ла­ми язы­че­ски­ми, тем­ны­ми и раз­ру­ши­тель­ны­ми.
Оль­га Бо­го­муд­рая во­шла в ис­то­рию как ве­ли­кая со­зи­да­тель­ни­ца го­судар­ствен­ной жиз­ни и куль­ту­ры Ки­ев­ской Ру­си. Ле­то­пи­си пол­ны сви­де­тельств о ее неустан­ных «хож­де­ни­ях» по Рус­ской зем­ле с це­лью бла­го­устро­е­ния и упо­ря­до­че­ния граж­дан­ско­го и хо­зяй­ствен­но­го бы­та под­дан­ных. До­бив­шись внут­рен­не­го укреп­ле­ния вла­сти Ки­ев­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя, осла­бив вли­я­ние ме­шав­ших со­би­ра­нию Ру­си мел­ких мест­ных кня­зей, Оль­га цен­тра­ли­зо­ва­ла все го­судар­ствен­ное управ­ле­ние с по­мо­щью си­сте­мы «по­го­стов». В 946 го­ду с сы­ном и дру­жи­ной про­шла она по Древ­лян­ской зем­ле, «уста­нав­ли­вая да­ни и об­ро­ки», от­ме­чая се­ла, ста­но­ви­ща и ме­ста охот, под­ле­жа­щие вклю­че­нию в ки­ев­ские ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния. На дру­гой год хо­ди­ла в Нов­го­род, устра­и­вая по­го­сты по ре­кам Мсте и Лу­ге, всю­ду остав­ляя зри­мые сле­ды сво­ей де­я­тель­но­сти. «Ло­ви­ща ее (ме­ста охо­ты) бы­ли по всей зем­ле, уста­нов­лен­ные зна­ки, ме­ста ее и по­го­сты, – пи­сал ле­то­пи­сец, – и са­ни ее сто­ят в Пско­ве до се­го дня, есть ука­зан­ные ею ме­ста для лов­ли птиц по Дне­пру и по Десне; и се­ло ее Оль­жи­чи су­ще­ству­ет и по­ныне».
Устро­ен­ные Оль­гой по­го­сты, яв­ля­ясь финан­со­во-адми­ни­стра­тив­ны­ми и су­деб­ны­ми цен­тра­ми, пред­став­ля­ли проч­ную опо­ру ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти на ме­стах.
Бу­дучи преж­де все­го, по са­мо­му смыс­лу сло­ва, цен­тра­ми тор­гов­ли и об­ме­на («гость» – ку­пец), со­би­рая и ор­га­ни­зуя во­круг се­бя на­се­ле­ние (вме­сто преж­не­го «по­лю­дья» сбор да­ни и на­ло­гов осу­ществ­лял­ся те­перь рав­но­мер­но и упо­ря­до­чен­но по по­го­стам), Оль­ги­ны по­го­сты ста­ли важ­ней­шей ячей­кой эт­ни­че­ско­го и куль­тур­но­го объ­еди­не­ния рус­ско­го на­ро­да.
Поз­же, ко­гда Оль­га ста­ла хри­сти­ан­кой, по по­го­стам ста­ли воз­дви­гать пер­вые хра­мы; со вре­ме­ни Кре­ще­ния Ру­си при свя­том Вла­ди­ми­ре по­гост и храм (при­ход) ста­ли нераз­рыв­ны­ми по­ня­ти­я­ми. (Лишь впо­след­ствии от су­ще­ство­вав­ших воз­ле хра­мов клад­бищ раз­ви­лось сло­во­упо­треб­ле­ние «по­гост» в смыс­ле «клад­би­ще».)
Мно­го тру­дов при­ло­жи­ла кня­ги­ня Оль­га для уси­ле­ния обо­рон­ной мо­щи стра­ны. Го­ро­да за­стра­и­ва­лись и укреп­ля­лись, вы­ш­го­ро­ды (или де­тин­цы, кро­мы) об­рас­та­ли ка­мен­ны­ми и ду­бо­вы­ми сте­на­ми (за­бра­ла­ми), още­ти­ни­ва­лись ва­ла­ми, ча­сто­ко­ла­ми. Са­ма кня­ги­ня, зная, сколь враж­деб­но от­но­си­лись мно­гие к идее укреп­ле­ния кня­же­ской вла­сти и объ­еди­не­ния Ру­си, жи­ла по­сто­ян­но «на го­ре», над Дне­пром, за на­деж­ны­ми за­бра­ла­ми ки­ев­ско­го Вы­ш­го­ро­да (Верх­не­го го­ро­да), окру­жен­ная вер­ной дру­жи­ной. Две тре­ти со­бран­ной да­ни, по сви­де­тель­ству ле­то­пи­си, она от­да­ва­ла в рас­по­ря­же­ние ки­ев­ско­го ве­ча, тре­тья часть шла «к Оль­зе, на Вы­ш­го­род» – на нуж­ды рат­но­го стро­е­ния. Ко вре­ме­ни Оль­ги ис­то­ри­ки от­но­сят уста­нов­ле­ние пер­вых го­судар­ствен­ных гра­ниц Рос­сии – на за­па­де, с Поль­шей. Бо­га­тыр­ские за­ста­вы на юге сто­ро­жи­ли мир­ные ни­вы ки­ев­лян от на­ро­дов Ди­ко­го По­ля. Чу­же­зем­цы спе­ши­ли в Гар­да­ри­ку («стра­ну го­ро­дов»), как на­зы­ва­ли они Русь, с то­ва­ра­ми и ру­ко­де­лья­ми. Шве­ды, дат­чане, нем­цы охот­но всту­па­ли на­ем­ни­ка­ми в рус­ское вой­ско. Ши­рят­ся за­ру­беж­ные свя­зи Ки­е­ва. Это спо­соб­ству­ет раз­ви­тию ка­мен­но­го стро­и­тель­ства в го­ро­де, на­ча­ло ко­то­ро­му по­ло­жи­ла кня­ги­ня Оль­га. Пер­вые ка­мен­ные зда­ния Ки­е­ва – го­род­ской дво­рец и за­го­род­ный те­рем Оль­ги – лишь в на­шем ве­ке бы­ли разыс­ка­ны ар­хео­ло­га­ми. (Дво­рец, точ­нее, его фун­да­мент и остат­ки стен, бы­ли най­де­ны и рас­ко­па­ны в 1971–1972 гг.)
Но не толь­ко укреп­ле­ние го­судар­ствен­но­сти и раз­ви­тие хо­зяй­ствен­ных форм на­род­ной жиз­ни при­вле­ка­ло вни­ма­ние муд­рой кня­ги­ни. Еще бо­лее на­сущ­ным пред­став­ля­лось ей ко­рен­ное пре­об­ра­зо­ва­ние ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни Ру­си, ду­хов­ное пре­об­ра­же­ние рус­ско­го на­ро­да. Русь ста­но­ви­лась ве­ли­кой дер­жа­вой. Лишь два ев­ро­пей­ских го­су­дар­ства мог­ли в те го­ды со­пер­ни­чать с нею в зна­че­нии и мо­щи: на во­сто­ке Ев­ро­пы – древ­няя Ви­зан­тий­ская им­пе­рия, на за­па­де – ко­ролев­ство сак­сов.
Опыт обе­их им­пе­рий, обя­зан­ных сво­им воз­вы­ше­ни­ем ду­ху хри­сти­ан­ско­го уче­ния, ре­ли­ги­оз­ным ос­но­вам жиз­ни, по­ка­зы­вал яс­но, что путь к бу­ду­ще­му ве­ли­чию Ру­си ле­жит не толь­ко через во­ен­ные, но преж­де все­го и пре­иму­ще­ствен­но через ду­хов­ные за­во­е­ва­ния и до­сти­же­ния. По­ру­чив Ки­ев под­рос­ше­му сы­ну Свя­то­сла­ву, ве­ли­кая кня­ги­ня Оль­га ле­том 954 го­да, взыс­кав бла­го­да­ти и ис­ти­ны, от­прав­ля­ет­ся с боль­шим фло­том в Ца­рь­град. Это бы­ло мир­ное «хож­де­ние», со­че­тав­шее за­да­чи ре­ли­ги­оз­но­го па­лом­ни­че­ства и ди­пло­ма­ти­че­ской мис­сии, но по­ли­ти­че­ские со­об­ра­же­ния тре­бо­ва­ли, чтобы оно ста­ло од­новре­мен­но про­яв­ле­ни­ем во­ен­но­го мо­гу­ще­ства Ру­си на Чер­ном мо­ре, на­пом­ни­ло гор­дым «ро­ме­ям» о по­бе­до­нос­ных по­хо­дах Ас­коль­да и Оле­га, при­бив­ше­го в 907 го­ду свой щит «на вра­тах Ца­ре­гра­да».
Ре­зуль­тат был до­стиг­нут. По­яв­ле­ние рус­ско­го фло­та на Бос­фо­ре со­зда­ва­ло необ­хо­ди­мые пред­по­сыл­ки для раз­ви­тия дру­же­ско­го рус­ско-ви­зан­тий­ско­го диа­ло­га. В свою оче­редь, юж­ная сто­ли­ца по­ра­зи­ла су­ро­вую дочь Се­ве­ра раз­но­об­ра­зи­ем кра­сок, ве­ли­ко­ле­пи­ем ар­хи­тек­ту­ры, сме­ше­ни­ем язы­ков и на­ро­дов ми­ра. Но осо­бен­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­ди­ло бо­гат­ство хри­сти­ан­ских хра­мов и со­бран­ных в них свя­тынь. Ца­рь­град, «цар­ству­ю­щий град» Гре­че­ской им­пе­рии, еще при са­мом ос­но­ва­нии (точ­нее, воз­об­нов­ле­нии) в 330 го­ду по­свя­щен­ный свя­тым рав­ноап­о­столь­ным Кон­стан­ти­ном Ве­ли­ким (па­мять 21 мая) Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це (это со­бы­тие празд­но­ва­лось в Гре­че­ской Церк­ви 11 мая и пе­ре­шло от­ту­да в рус­ские ме­ся­це­сло­вы), стре­мил­ся во всем быть до­стой­ным сво­ей Небес­ной По­кро­ви­тель­ни­цы. Рус­ская кня­ги­ня при­сут­ство­ва­ла за бо­го­слу­же­ни­ем в луч­ших хра­мах Кон­стан­ти­но­по­ля – Свя­той Со­фии, Влахерн­ской Бо­го­ма­те­ри и дру­гих.
Серд­це муд­рой Оль­ги от­кры­лось свя­то­му пра­во­сла­вию, она при­ни­ма­ет ре­ше­ние стать хри­сти­ан­кой. Та­ин­ство Кре­ще­ния со­вер­шил над нею пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Фе­о­фи­лакт (933–956), а вос­при­ем­ни­ком был сам им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный (912–959). Ей бы­ло на­ре­че­но в Кре­ще­нии имя Еле­на в честь свя­той рав­ноап­о­столь­ной Еле­ны (па­мять 21 мая), ма­те­ри свя­то­го Кон­стан­ти­на, об­рет­шей Чест­ное Дре­во Кре­ста Гос­под­ня. В на­зи­да­тель­ном сло­ве, ска­зан­ном по со­вер­ше­нии об­ря­да, пат­ри­арх ска­зал: «Бла­го­сло­вен­на ты в же­нах рус­ских, ибо оста­ви­ла тьму и воз­лю­би­ла Свет. Бла­го­сло­вят те­бя рус­ские лю­ди во всех гря­ду­щих по­ко­ле­ни­ях, от вну­ков и пра­вну­ков до от­да­лен­ней­ших по­том­ков тво­их». Он на­ста­вил ее в ис­ти­нах ве­ры, цер­ков­ном уста­ве и мо­лит­вен­ном пра­ви­ле, изъ­яс­нил за­по­ве­ди о по­сте, це­ло­муд­рии и ми­ло­стыне. «Она же, – го­во­рит пре­по­доб­ный Нестор Ле­то­пи­сец, – скло­ни­ла го­ло­ву и сто­я­ла, слов­но гу­ба на­па­я­е­мая, вни­мая уче­нию, и, по­кло­нив­шись Пат­ри­ар­ху, про­мол­ви­ла: «Мо­лит­ва­ми тво­и­ми, Вла­ды­ко, да со­хра­не­на бу­ду от се­тей вра­же­ских».
Имен­но так, со слег­ка на­кло­нен­ной го­ло­вой, изо­бра­же­на свя­тая Оль­га на од­ной из фре­сок Ки­ев­ско­го Со­фий­ско­го со­бо­ра, а так­же на совре­мен­ной ей ви­зан­тий­ской ми­ни­а­тю­ре, в ли­це­вой ру­ко­пи­си Хро­ни­ки Иоан­на Ски­ли­цы из Мад­рид­ской на­цио­наль­ной биб­лио­те­ки. Гре­че­ская над­пись, со­про­вож­да­ю­щая ми­ни­а­тю­ру, на­зы­ва­ет Оль­гу «ар­хон­тес­сою (то есть вла­ды­чи­цей) рус­сов», «же­ною, Эль­гою по име­ни, ко­то­рая при­шла к ца­рю Кон­стан­ти­ну и бы­ла кре­ще­на». Кня­ги­ня изо­бра­же­на в осо­бом го­лов­ном убо­ре, «как но­во­кре­ще­ная хри­сти­ан­ка и по­чет­ная диа­ко­нис­са Рус­ской Церк­ви». Ря­дом с ней в та­ком же убо­ре но­во­кре­ще­ной – Ма­луша († 1001), впо­след­ствии мать свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра (па­мять 15 июля).
Та­ко­го нена­вист­ни­ка рус­ских, ка­ким был им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный, непро­сто бы­ло за­ста­вить сде­лать­ся крест­ным от­цом «ар­хон­тес­сы Ру­си». В рус­ской ле­то­пи­си со­хра­ни­лись рас­ска­зы о том, как ре­ши­тель­но и на рав­ных раз­го­ва­ри­ва­ла Оль­га с им­пе­ра­то­ром, удив­ляя гре­ков ду­хов­ной зре­ло­стью и го­судар­ствен­ной муд­ро­стью, по­ка­зы­вая, что рус­ско­му на­ро­ду как раз под си­лу вос­при­нять и умно­жить выс­шие свер­ше­ния гре­че­ско­го ре­ли­ги­оз­но­го ге­ния, луч­шие пло­ды ви­зан­тий­ской ду­хов­но­сти и куль­ту­ры. Так свя­той Оль­ге уда­лось мир­ным пу­тем «взять Ца­рь­град», че­го до нее не смог сде­лать ни один пол­ко­во­дец. По сви­де­тель­ству ле­то­пи­си, сам им­пе­ра­тор вы­нуж­ден был при­знать, что «пе­ре­клю­ка­ла» (пе­ре­хит­ри­ла) его Оль­га, а на­род­ная па­мять, со­еди­нив пре­да­ния о ве­щем Оле­ге и муд­рой Оль­ге, за­пе­чат­ле­ла эту ду­хов­ную по­бе­ду в бы­лин­ном ска­за­нии «О взя­тии Ца­ря­гра­да кня­ги­ней Оль­гой».
Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный в сво­ем со­чи­не­нии «О це­ре­мо­ни­ях ви­зан­тий­ско­го дво­ра», до­шед­шем до нас в един­ствен­ном спис­ке, оста­вил по­дроб­ное опи­са­ние це­ре­мо­ний, со­про­вож­дав­ших пре­бы­ва­ние свя­той Оль­ги в Кон­стан­ти­но­по­ле. Он опи­сы­ва­ет тор­же­ствен­ный при­ем в зна­ме­ни­той па­ла­те Магнавре, под пе­ние брон­зо­вых птиц и ры­ча­ние мед­ных львов, ку­да Оль­га яви­лась с огром­ной сви­той из 108 че­ло­век (не счи­тая лю­дей из дру­жи­ны Свя­то­сла­ва), и пе­ре­го­во­ры в бо­лее уз­ком кру­гу в по­ко­ях им­пе­ра­три­цы, и па­рад­ный обед в за­ле Юс­ти­ни­а­на, где по сте­че­нию об­сто­я­тельств про­мыс­ли­тель­но встре­ти­лись за од­ним сто­лом че­ты­ре «го­судар­ствен­ных да­мы»: ба­буш­ка и мать свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра (свя­тая Оль­га и ее спут­ни­ца Ма­луша) с ба­буш­кой и ма­те­рью его бу­ду­щей су­пру­ги Ан­ны (им­пе­ра­три­ца Еле­на и ее невест­ка Фе­о­фа­но). Прой­дет немно­гим бо­лее по­лу­ве­ка, и в Де­ся­тин­ном хра­ме Свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Ки­е­ве бу­дут ря­дом сто­ять мра­мор­ные гроб­ни­цы свя­той Оль­ги, свя­то­го Вла­ди­ми­ра и бла­жен­ной «ца­ри­цы Ан­ны».
Во вре­мя од­но­го из при­е­мов, рас­ска­зы­ва­ет Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный, рус­ской кня­гине бы­ло под­не­се­но зо­ло­тое, укра­шен­ное кам­ня­ми блю­до. Свя­тая Оль­га по­жерт­во­ва­ла его в риз­ни­цу Со­фий­ско­го со­бо­ра, где его ви­дел и опи­сал в на­ча­ле ХIII ве­ка рус­ский ди­пло­мат Доб­ры­ня Яд­рей­ко­вич, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский Ан­то­ний: «Блю­до ве­ли­ко зла­то слу­жеб­ное Оль­ги Рус­ской, ко­гда взя­ла дань, хо­див­ши в Ца­рь­град; во блю­де же Оль­жине ка­мень дра­гий, на том же ка­ме­ни на­пи­сан Хри­стос».
Впро­чем, лу­ка­вый им­пе­ра­тор, со­об­щив столь­ко по­дроб­но­стей, как бы в от­мест­ку за то, что «пе­ре­клю­ка­ла его Оль­га», за­дал нелег­кую за­гад­ку ис­то­ри­кам Рус­ской Церк­ви. Де­ло в том, что пре­по­доб­ный Нестор Ле­то­пи­сец рас­ска­зы­ва­ет в «По­ве­сти вре­мен­ных лет» о Кре­ще­нии Оль­ги под 6463 (955 или 954) го­дом, и это со­от­вет­ству­ет сви­де­тель­ству ви­зан­тий­ской хро­ни­ки Кед­ри­на. Дру­гой рус­ский цер­ков­ный пи­са­тель ХI ве­ка, Иа­ков Мних, в сло­ве «Па­мять и по­хва­ла Вла­ди­ми­ру… и как кре­сти­лась баб­ка Вла­ди­ми­ра Оль­га», го­во­ря о кон­чине свя­той кня­ги­ни († 969), от­ме­ча­ет, что она про­жи­ла хри­сти­ан­кой пят­на­дцать лет, и от­но­сит тем са­мым вре­мя Кре­ще­ния к 954 го­ду, что то­же сов­па­да­ет с точ­но­стью до несколь­ко ме­ся­цев с ука­за­ни­ем Несто­ра. Меж­ду тем Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный, опи­сы­вая пре­бы­ва­ние Оль­ги в Кон­стан­ти­но­по­ле и на­зы­вая точ­ные да­ты устро­ен­ных им в ее честь при­е­мов, с несо­мнен­но­стью да­ет по­нять, что все это про­ис­хо­ди­ло в 957 го­ду. Для при­ми­ре­ния дан­ных ле­то­пи­си, с од­ной сто­ро­ны, и по­ка­за­ний Кон­стан­ти­на, с дру­гой, рус­ским цер­ков­ным ис­то­ри­кам при­шлось пред­по­ла­гать од­но из двух: ли­бо свя­тая Оль­га для про­дол­же­ния пе­ре­го­во­ров с им­пе­ра­то­ром в 957 го­ду при­е­ха­ла в Кон­стан­ти­но­поль уже во вто­рой раз, ли­бо она кре­сти­лась во­об­ще не в Ца­рь­гра­де, а в Ки­е­ве в 954 го­ду и един­ствен­ное свое па­лом­ни­че­ство в Ви­зан­тию со­вер­ши­ла, уже бу­дучи хри­сти­ан­кой. Пер­вое пред­по­ло­же­ние бо­лее ве­ро­ят­но.
Что ка­са­ет­ся непо­сред­ствен­но ди­пло­ма­ти­че­ско­го ис­хо­да пе­ре­го­во­ров, у свя­той Оль­ги бы­ли ос­но­ва­ния остать­ся недо­воль­ной ими. До­бив­шись успе­ха в во­про­сах о рус­ской тор­гов­ле в пре­де­лах им­пе­рии и под­твер­жде­нии мир­но­го до­го­во­ра с Ви­зан­ти­ей, за­клю­чен­но­го Иго­рем в 944 го­ду, она не смог­ла, од­на­ко, скло­нить им­пе­ра­то­ра к двум важ­ным для Ру­си со­гла­ше­ни­ям: о ди­на­сти­че­ском бра­ке Свя­то­сла­ва с ви­зан­тий­ской ца­рев­ной и об усло­ви­ях вос­ста­нов­ле­ния су­ще­ство­вав­шей при Ас­коль­де пра­во­слав­ной мит­ро­по­лии в Ки­е­ве. Ее недо­воль­ство ис­хо­дом мис­сии яв­ствен­но зву­чит в от­ве­те, ко­то­рый она да­ла уже по воз­вра­ще­нии на ро­ди­ну при­слан­ным от им­пе­ра­то­ра по­слам. На за­прос им­пе­ра­то­ра от­но­си­тель­но обе­щан­ной во­ен­ной по­мо­щи свя­тая Оль­га через по­слов рез­ко от­ве­ти­ла: «Ес­ли ты так же по­сто­ишь у ме­ня в По­чайне, как я в Су­ду, то то­гда дам те­бе во­ев в по­мощь».
Вме­сте с тем, несмот­ря на неуда­чу ста­ра­ний об учре­жде­нии на Ру­си цер­ков­ной иерар­хии, свя­тая Оль­га, став хри­сти­ан­кой, рев­ност­но пре­да­ва­лась по­дви­гам хри­сти­ан­ско­го бла­го­ве­стия сре­ди языч­ни­ков и цер­ков­но­го стро­и­тель­ства: «тре­би­ща бе­сов­ская со­кру­ши и на­ча жи­ти о Хри­сте Иису­се». Она воз­дви­га­ет хра­мы: свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и Свя­той Со­фии в Ки­е­ве, Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы – в Ви­теб­ске, Свя­той Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы – во Пско­ве. Псков с то­го вре­ме­ни на­зы­ва­ет­ся в ле­то­пи­сях До­мом Свя­той Тро­и­цы. Храм, по­стро­ен­ный Оль­гой над ре­кой Ве­ли­кой, на ме­сте, ука­зан­ном ей, по сви­де­тель­ству ле­то­пис­ца, свы­ше «Лу­чом Три­си­я­тель­но­го Бо­же­ства», про­сто­ял бо­лее по­лу­то­ра ве­ков. В 1137 го­ду свя­той князь Все­во­лод-Гав­ри­ил († 1138, па­мять 11 фев­ра­ля) за­ме­нил де­ре­вян­ный храм ка­мен­ным, ко­то­рый был пе­ре­стро­ен, в свою оче­редь, в 1З63 го­ду и сме­нен, на­ко­нец, до­ныне су­ще­ству­ю­щим Тро­иц­ким со­бо­ром.
И дру­гой важ­ней­ший па­мят­ник рус­ско­го «мо­ну­мен­таль­но­го бо­го­сло­вия», как на­зы­ва­ют неред­ко цер­ков­ное зод­че­ство, свя­зан с име­нем свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги – храм Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей в Ки­е­ве, за­ло­жен­ный вско­ре по воз­вра­ще­нии ее из Ца­рь­гра­да и освя­щен­ный 11 мая 960 го­да. Этот день от­ме­чал­ся впо­след­ствии в Рус­ской Церк­ви как осо­бый цер­ков­ный празд­ник.
В ме­ся­це­сло­ве пер­га­мен­но­го Апо­сто­ла 1307 го­да под 11 мая за­пи­са­но: «В тот же день освя­ще­ние Свя­той Со­фии в Ки­е­ве в ле­то 6460». Да­та па­мя­ти, по мне­нию цер­ков­ных ис­то­ри­ков, ука­за­на по так на­зы­ва­е­мо­му «ан­тио­хий­ско­му», а не по об­ще­при­ня­то­му кон­стан­ти­но­поль­ско­му ле­то­ис­чис­ле­нию и со­от­вет­ству­ет 960 го­ду от Рож­де­ства Хри­сто­ва.
Свя­тая Оль­га неда­ром по­лу­чи­ла в Кре­ще­нии имя свя­той рав­ноап­о­столь­ной Еле­ны, об­рет­шей Чест­ное Дре­во Кре­ста Хри­сто­ва в Иеру­са­ли­ме. Глав­ной свя­ты­ней но­во­со­здан­но­го Со­фий­ско­го хра­ма стал Свя­той Крест, при­не­сен­ный но­вой Еле­ной из Ца­рь­гра­да и по­лу­чен­ный ею в бла­го­сло­ве­ние от Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха. Крест, по пре­да­нию, был вы­ре­зан из цель­но­го кус­ка Жи­во­тво­ря­ще­го Дре­ва Гос­под­ня. На кре­сте бы­ла над­пись: «Об­но­ви­ся Рус­ская зем­ля Свя­тым Кре­стом, его же при­я­ла Оль­га, бла­го­вер­ная кня­ги­ня».
Свя­тая Оль­га мно­го сде­ла­ла для уве­ко­ве­че­ния па­мя­ти пер­вых рус­ских ис­по­вед­ни­ков име­ни Хри­сто­ва: над мо­ги­лой Ас­коль­да воз­двиг­ла Ни­коль­ский храм, где, по неко­то­рым све­де­ни­ям, са­ма бы­ла впо­след­ствии по­хо­ро­не­на, над мо­ги­лой Ди­ра – вы­ше­на­зван­ный Со­фий­ский со­бор, ко­то­рый, про­сто­яв пол­ве­ка, сго­рел в 1017 го­ду. Яро­слав Муд­рый на этом ме­сте по­стро­ил поз­же, в 1050 го­ду, цер­ковь свя­той Ири­ны, а свя­ты­ни Со­фий­ско­го Оль­ги­на хра­ма пе­ре­нес в ка­мен­ный храм то­го же име­ни – до­ныне сто­я­щую Со­фию Ки­ев­скую, за­ло­жен­ную в 1017 го­ду и освя­щен­ную око­ло 1030 го­да. В Про­ло­ге ХIII ве­ка об Оль­ги­ном кре­сте ска­за­но: «иже ныне сто­ит в Ки­е­ве во Свя­той Со­фии в ал­та­ре на пра­вой сто­роне». Раз­граб­ле­ние ки­ев­ских свя­тынь, про­дол­жен­ное по­сле мон­го­лов ли­тов­ца­ми, ко­то­рым го­род до­стал­ся в 1341 го­ду, не по­ща­ди­ло и его. При Ягай­ле в пе­ри­од Люб­лин­ской унии, объ­еди­нив­шей в 1384 го­ду Поль­шу и Лит­ву в од­но го­су­дар­ство, Оль­гин крест был по­хи­щен из Со­фий­ско­го со­бо­ра и вы­ве­зен ка­то­ли­ка­ми в Люб­лин. Даль­ней­шая судь­ба его неиз­вест­на.
Но сре­ди бо­яр и дру­жин­ни­ков в Ки­е­ве на­шлось нема­ло лю­дей, ко­то­рые, по сло­ву Со­ло­мо­на, «воз­не­на­ви­де­ли Пре­муд­рость», как и свя­тую кня­ги­ню Оль­гу, стро­ив­шую Ей хра­мы. Рев­ни­те­ли язы­че­ской ста­ри­ны все сме­лее под­ни­ма­ли го­ло­ву, с на­деж­дой взи­рая на под­рас­тав­ше­го Свя­то­сла­ва, ре­ши­тель­но от­кло­нив­ше­го уго­во­ры ма­те­ри при­нять хри­сти­ан­ство и да­же гне­вав­ше­го­ся на нее за это. Нуж­но бы­ло спе­шить с за­ду­ман­ным де­лом Кре­ще­ния Ру­си. Ко­вар­ство Ви­зан­тии, не по­же­лав­шей дать Ру­си хри­сти­ан­ство, бы­ло на ру­ку языч­ни­кам. В по­ис­ках ре­ше­ния свя­тая Оль­га об­ра­ща­ет взо­ры на за­пад. Ни­ка­ко­го про­ти­во­ре­чия здесь нет. Свя­тая Оль­га († 969) при­над­ле­жа­ла еще к нераз­де­лен­ной Церк­ви и вряд ли име­ла воз­мож­ность вни­кать в бо­го­слов­ские тон­ко­сти гре­че­ско­го и ла­тин­ско­го ве­ро­уче­ния. Про­ти­во­сто­я­ние За­па­да и Во­сто­ка пред­став­ля­лось ей преж­де все­го по­ли­ти­че­ским со­пер­ни­че­ством, вто­ро­сте­пен­ным по срав­не­нию с на­сущ­ной за­да­чей – со­зда­ни­ем Рус­ской Церк­ви, хри­сти­ан­ским про­све­ще­ни­ем Ру­си.
Под 959 го­дом немец­кий хро­нист, име­ну­е­мый «про­дол­жа­тель Ре­ги­но­на», за­пи­сы­ва­ет: «при­шли к ко­ро­лю по­слы Еле­ны, ко­роле­вы рус­сов, ко­то­рая кре­ще­на в Кон­стан­ти­но­по­ле, и про­си­ли по­свя­тить для се­го на­ро­да епи­ско­па и свя­щен­ни­ков». Ко­роль От­тон, бу­ду­щий ос­но­ва­тель Гер­ман­ской им­пе­рии, охот­но от­клик­нул­ся на прось­бу Оль­ги, но по­вел де­ло не спе­ша, с чи­сто немец­кой ос­но­ва­тель­но­стью. Лишь на Рож­де­ство сле­ду­ю­ще­го, 960 го­да, епи­ско­пом Рус­ским был по­став­лен Ли­бу­ций, из бра­тии мо­на­сты­ря свя­то­го Аль­ба­на в Майн­це. Но он вско­ре умер (15 мар­та 961 го­да). На его ме­сто был по­свя­щен Адаль­берт Трирский, ко­то­ро­го От­тон, «щед­ро снаб­див всем нуж­ным», от­пра­вил, на­ко­нец, в Рос­сию. Труд­но ска­зать, что слу­чи­лось бы, не про­мед­ли ко­роль так дол­го, но ко­гда в 962 го­ду Адаль­берт по­явил­ся в Ки­е­ве, он «не успел ни в чем том, за чем был по­слан, и ви­дел свои ста­ра­ния на­прас­ны­ми». Ху­же то­го, на об­рат­ном пу­ти «неко­то­рые из его спут­ни­ков бы­ли уби­ты, и сам епи­скоп не из­бе­жал смерт­ной опас­но­сти».
Ока­за­лось, что за про­шед­шие два го­да, как и пред­ви­де­ла Оль­га, в Ки­е­ве со­вер­шил­ся окон­ча­тель­ный пе­ре­во­рот в поль­зу сто­рон­ни­ков язы­че­ства и, не став ни пра­во­слав­ной, ни ка­то­ли­че­ской, Русь во­об­ще раз­ду­ма­ла при­ни­мать хри­сти­ан­ство. Язы­че­ская ре­ак­ция про­яви­лась на­столь­ко силь­но, что по­стра­да­ли не толь­ко немец­кие мис­си­о­не­ры, но и неко­то­рые из ки­ев­ских хри­сти­ан, кре­стив­ших­ся с Оль­гой в Ца­рь­гра­де. По при­ка­зу Свя­то­сла­ва был убит пле­мян­ник свя­той Оль­ги Глеб и раз­ру­ше­ны неко­то­рые по­стро­ен­ные ею хра­мы. Ра­зу­ме­ет­ся, здесь не обо­шлось без ви­зан­тий­ской тай­ной ди­пло­ма­тии: на­стро­ен­ные про­тив Оль­ги и встре­во­жен­ные воз­мож­но­стью уси­ле­ния Ру­си за счет со­ю­за с От­то­ном, гре­ки пред­по­чли под­дер­жать языч­ни­ков.
Про­вал мис­сии Адаль­бер­та имел про­мыс­ли­тель­ное зна­че­ние для бу­ду­ще­го Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, из­бе­жав­шей пап­ско­го пле­не­ния. Свя­той Оль­ге оста­ва­лось сми­рить­ся с про­ис­шед­шим и пол­но­стью уй­ти в де­ла лич­но­го бла­го­че­стия, предо­ста­вив браз­ды прав­ле­ния языч­ни­ку Свя­то­сла­ву. С ней по-преж­не­му счи­та­лись, к ее го­судар­ствен­ной муд­ро­сти неиз­мен­но об­ра­ща­лись во всех труд­ных слу­ча­ях. Ко­гда Свя­то­слав от­лу­чал­ся из Ки­е­ва, а он боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дил в по­хо­дах и вой­нах, управ­ле­ние го­су­дар­ством вновь вру­ча­лось кня­гине-ма­те­ри. Но во­прос о Кре­ще­нии Ру­си был вре­мен­но снят с по­вест­ки дня, и это, ко­неч­но, огор­ча­ло свя­тую Оль­гу, счи­тав­шую Хри­сто­во бла­го­ве­стие глав­ным де­лом сво­ей жиз­ни.
Она крот­ко пе­ре­но­си­ла скор­би и огор­че­ния, ста­ра­лась по­мо­гать сы­ну в го­судар­ствен­ных и во­ен­ных за­бо­тах, ру­ко­во­дить им в ге­ро­и­че­ских за­мыс­лах. По­бе­ды рус­ско­го вой­ска бы­ли для нее уте­ше­ни­ем, осо­бен­но раз­гром дав­не­го вра­га Рус­ско­го го­су­дар­ства – Ха­зар­ско­го ка­га­на­та. Два­жды, в 965 и в 969 го­ду, про­шли вой­ска Свя­то­сла­ва по зем­лям «нера­зум­ных ха­за­ров», на­все­гда со­кру­шив мо­гу­ще­ство иудей­ских вла­сти­те­лей При­азо­вья и Ниж­не­го По­вол­жья. Сле­ду­ю­щий мощ­ный удар был на­не­сен по му­суль­ман­ской Волж­ской Бол­га­рии, по­том при­шла оче­редь Бол­га­рии Ду­най­ской. Во­семь­де­сят го­ро­дов по Ду­наю бы­ло взя­то ки­ев­ски­ми дру­жи­на­ми. Од­но бес­по­ко­и­ло Оль­гу: как бы, увлек­шись вой­ной на Бал­ка­нах, Свя­то­слав не за­был о Ки­е­ве.
Вес­ной 969 го­да Ки­ев оса­ди­ли пе­че­не­ги: «и нель­зя бы­ло вы­ве­сти ко­ня на­по­ить, сто­я­ли пе­че­не­ги на Лы­бе­ди». Рус­ское вой­ско бы­ло да­ле­ко, на Ду­нае. По­слав к сы­ну гон­цов, свя­тая Оль­га са­ма воз­гла­ви­ла обо­ро­ну сто­ли­цы. Свя­то­слав, по­лу­чив из­ве­стие, вско­ре при­ска­кал в Ки­ев, «при­вет­ство­вал мать свою и де­тей и со­кру­шал­ся, что слу­чи­лось с ни­ми от пе­че­не­гов». Но, раз­гро­мив ко­чев­ни­ков, во­ин­ству­ю­щий князь вновь стал го­во­рить ма­те­ри: «Не лю­бо мне си­деть в Ки­е­ве, хо­чу жить в Пе­ре­я­с­лав­це на Ду­нае – там се­ре­ди­на зем­ли мо­ей». Свя­то­слав меч­тал о со­зда­нии огром­ной Рус­ской дер­жа­вы от Ду­ная до Вол­ги, ко­то­рая объ­еди­ни­ла бы Русь, Бол­га­рию, Сер­бию, При­чер­но­мо­рье и При­азо­вье и про­стер­ла свои пре­де­лы до са­мо­го Ца­рь­гра­да. Муд­рая Оль­га по­ни­ма­ла, что при всем му­же­стве и от­ва­ге рус­ских дру­жин им не спра­вить­ся с древ­ней им­пе­ри­ей ро­ме­ев, Свя­то­сла­ва жда­ла неуда­ча. Но сын не слу­шал предо­сте­ре­же­ний ма­те­ри. То­гда свя­тая Оль­га ска­за­ла: «Ви­дишь, я боль­на. Ку­да хо­чешь уй­ти от ме­ня? Ко­гда по­хо­ро­нишь ме­ня, от­прав­ляй­ся ку­да за­хо­чешь».
Дни ее бы­ли со­чте­ны, тру­ды и скор­би по­до­рва­ли ее си­лы. 11 июля 969 го­да свя­тая Оль­га скон­ча­лась, «и пла­ка­ли по ней пла­чем ве­ли­ким сын ее, и вну­ки, и все лю­ди». По­след­ние го­ды, сре­ди тор­же­ства язы­че­ства, ей, ко­гда-то гор­дой вла­ды­чи­це, кре­стив­шей­ся от пат­ри­ар­ха в сто­ли­це пра­во­сла­вия, при­хо­ди­лось тай­но дер­жать при се­бе свя­щен­ни­ка, чтобы не вы­звать но­вой вспыш­ки ан­ти­хри­сти­ан­ско­го фа­на­тиз­ма. Но пе­ред смер­тью, вновь об­ре­тя преж­нюю твер­дость и ре­ши­мость, она за­пре­ти­ла со­вер­шать над ней язы­че­ские триз­ны и за­ве­ща­ла от­кры­то по­хо­ро­нить ее по пра­во­слав­но­му об­ря­ду. Пре­сви­тер Гри­го­рий, ко­то­рый был с нею в 957 го­ду в Кон­стан­ти­но­по­ле, в точ­но­сти вы­пол­нил ее за­ве­ща­ние.
Свя­тая Оль­га жи­ла, умер­ла и по­гре­бе­на бы­ла как хри­сти­ан­ка. «И та­ко по­жив­ши и доб­ре сла­вя­щи Бо­га в Тро­и­це, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, по­чи в бла­зии ве­ре, скон­ча жи­тие свое с ми­ром о Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем». Как свой про­ро­че­ский за­вет по­сле­ду­ю­щим по­ко­ле­ни­ям, она с глу­бо­ким хри­сти­ан­ским сми­ре­ни­ем ис­по­ве­да­ла свою ве­ру о сво­ем на­ро­де: «Во­ля Бо­жия да бу­дет! Аще вос­хо­щет Бог по­ми­ло­ва­ти ро­ду мо­е­го Зем­ли Рус­кия, да воз­ло­жит на серд­це им об­ра­ти­ти­ся к Бо­гу, яко­же и мене Бог сие да­ро­ва».
Бог про­сла­вил свя­тую тру­же­ни­цу пра­во­сла­вия, «на­чаль­ни­цу ве­ры» в Рус­ской зем­ле, чу­де­са­ми и нетле­ни­ем мо­щей. Иа­ков Мних († 1072) через сто лет по­сле ее смер­ти пи­сал в сво­ей «Па­мя­ти и по­хва­ле Вла­ди­ми­ру»: «Бог про­сла­ви те­ло ра­бы Сво­ей Оле­ны, и есть в гро­бе те­ло ее чест­ное, и нераз­ру­ши­мое пре­бы­ва­ет и до сих дней. Бла­жен­ная кня­ги­ня Оль­га про­сла­ви­ла Бо­га все­ми де­ла­ми сво­и­ми доб­ры­ми, и Бог про­сла­вил ее». При свя­том кня­зе Вла­ди­ми­ре, по неко­то­рым дан­ным, в 1007 го­ду, мо­щи свя­той Оль­ги бы­ли пе­ре­не­се­ны в Де­ся­тин­ный храм Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и по­ло­же­ны в спе­ци­аль­ном сар­ко­фа­ге, в ка­ких при­ня­то бы­ло класть мо­щи свя­тых на пра­во­слав­ном Во­сто­ке. «И ино чу­до слы­ши­те о ней: гроб ка­мен мал в церк­ви Свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы, ту цер­ковь со­здал бла­жен­ный князь Вла­ди­мир, и есть гроб бла­жен­ныя Оль­ги. И на вер­ху гро­ба окон­це со­тво­ре­но – да ви­де­ти те­ло бла­жен­ныя Оль­ги ле­жа­ще це­ло». Но не всем бы­ло яв­ле­но чу­до нетле­ния мо­щей рав­ноап­о­столь­ной кня­ги­ни: «Иже с ве­рою при­дет, от­во­рит­ся окон­це, и ви­дит чест­ное те­ло ле­жа­ще це­ло и ди­вит­ся чу­ду та­ко­во­му – то­ли­ко лет в гро­бе ле­жа­ще те­лу нераз­ру­шив­ше­му­ся. До­стой­но по­хва­лы вся­кой те­ло то чест­ное: в гро­бе це­ло, яко спя, по­чи­ва­ет. А дру­гим, иже не с ве­рою при­хо­дят, не от­во­рит­ся окон­це гроб­ное, и не ви­дет те­ла то­го чест­но­го, но толь­ко гроб».
Так и по кон­чине свя­тая Оль­га про­по­ве­до­ва­ла веч­ную жизнь и вос­кре­се­ние, на­пол­няя ра­до­стью ве­ру­ю­щих и вра­зум­ляя неве­ру­ю­щих. Бы­ла она, по сло­вам пре­по­доб­но­го Несто­ра Ле­то­пис­ца, «пред­те­ку­щая хри­сти­ан­ской зем­ли, аки ден­ни­ца пред солн­цем и аки за­ря пред све­том».
Свя­той рав­ноап­о­столь­ный ве­ли­кий князь Вла­ди­мир, воз­но­ся свое бла­го­да­ре­ние Бо­гу в день Кре­ще­ния Ру­си, сви­де­тель­ство­вал от ли­ца сво­их совре­мен­ни­ков о свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ге зна­ме­на­тель­ны­ми сло­ва­ми: «Бла­го­сло­ви­ти тя хо­тят сы­но­ве ру­стии, и в по­след­ний род внук тво­их».

МОЛИТВЫ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Ин тропарь равноапостольной Ольгиглас 8
В тебе, Богомудрая Елено, известен спасения образ бысть в Русстей стране,/ яко, приимши баню святаго Крещения, последовала еси Христу,/ творящи же и учащи, еже оставити идольскую прелесть,/ восприяти же попечение о души, вещи безсмертней,/ темже и со Ангелы радуется, равноапостольная, дух твой.
Ин тропарь равноапостольной Ольги
глас 4

Оставивши лесть идольскую,/ последовала еси Христу, Безсмертному Жениху, Ольго Богомудрая,/ в Егоже чертозе радующися,/ непрестанно молися/ о чтущих верою и любовию святую память твою.

Ин тропарь равноапостольной Ольги, еллинский
глас 3

Святая равноапостольная избраннице Христова, княгине Ольго,/ народ твой словесным и чистым Христовым млеком напоившая,/ молися Милостиву Богу,/ да прегрешений оставление/ подаст душам нашим.

Тропарь равноапостольной Ольги
глас 1

Крилами богоразумия вперивши твой ум,/ возлетела еси превыше видимыя твари,/ взыскавши Бога и Творца всяческих,/ и, Того обретши, паки рождение Крещением прияла еси,/ древа животнаго наслаждающися, нетленна во веки пребываеши,// Ольго приснославная.

Ин кондак равноапостольной Ольги
глас 4

Явися днесь благодать всех Бога,/ прославльши в Руси Ольгу Богомудрую,/ молитвами ей, Господи,/ людем подаждь/ грехом оставление.

Кондак равноапостольной Ольги
глас 4

Воспоем днесь Благодетеля всех Бога,/ прославльшаго в России Ольгу богомудрую,/ да молитвами ея/ подаст душам нашим// грехов оставление.

Величание святой равноапостольной Великой княгине Российской Ольге

Величаем тя, святая равноапостольная княгине Ольго, яко зарю утреннюю в земли нашей возсиявшую и свет веры православныя народу своему предвозвестившую.

Молитва первая святой равноапостольной княгине Ольге

О святая равноапостольная великая княгине Ольго, первоугоднице российская, теплая о нас пред Богом ходатаице и молитвеннице! К тебе прибегаем с верою и молимся с любовию: буди нам во всем ко благу помощница и споспешница и, якоже во временней жизни тщалася еси просветити праотцы наша светом святыя веры и наставити я творити волю Господню, тако и ныне, в небесней пребываеши светлости, благоприятными твоими к Богу молитвами вспомоществуй нам в просвещении ума и сердца нашего светом Евангелия Христова, да преспеваем в вере, благочестии и любви Христове. В нищете и скорби сущия утеши, бедствующим подаждь руку помощи, обидимыя и напаствуемыя заступи, заблудшия от правыя веры и ересьми ослепленныя вразуми и испроси нам у Всещедраго Бога вся благая и полезная жизни временней и вечней, да тако благоугодне зде поживше, сподобимся наследия благ вечных в безконечном Царствии Христа Бога нашего, Емуже со Отцем и Святым Духом подобает всякая слава, честь и поклонение всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

СВЕРНУТЬ

Молитва вторая святой равноапостольной княгине Ольге
О великая угодница Божия, богоизбранная и богопрославленная, равноапостольная великая княгине Ольго! Ты отринула еси зловерие и нечестие языческое, уверовала еси во Единого Истиннаго Триипостасного Бога, и восприяла еси святое крещение, и положила еси начало просвещению земли Российский светом веры и благочестия. Ты еси духовная родоначальница наша, ты по Христе Спасителе нашем первая виновница просвещения и спасения рода нашего. Ты еси теплая молитвенница и ходатаица о отечестве Всероссийстем, воинстве и всех людех. Сего ради смиренно молим тя: призри на немощи наша и умоли Премилосердаго Царя Небеснаго, да не прогне­вается на ны зело, яко по немощем нашим по вся дни согрешаем, да не погубит нас со беззаконьми нашими, но да помилует и спасет нас по милости Своей, да всадит в сердце наше спасительный страх Свой, да просветит Своею благодатию ум наш, во еже разумети нам пути Господни, оставити стези нечестия и заблуждений, тщатися же во стезях спасения и истины, неуклоннаго исполения заповедей Божиих и уставов Святыя Церкве. Моли, блаженная Ольга, Челове­колюбца Бога, да пробавит нам великую милость Свою, да избавит нас от нашествия иноплеменных, от внутренних нестроений, мятежей и раздоров, от глада, смертоносных болезней и от всякаго зла, да подаст нам благорастворение воздуха и плодоносие земли, да сохранит страну нашу от всех козней и навет вражиих, да соблюдет в судиях и правителех правду и милость, да даст пастырем ревность о спасении пасомых, всем же людем споспешение, о еже усердно службы своя исправляти, любовь между собою и единомыслие имети, да на благо отечества и Святыя Церкве верне подвизатися, да воссияет свет спасительныя веры в стране нашей во всех концех ея, да обратятся к вере неверующии, да упразднятся вся ереси и расколы. Да, тако поживши в мире на земли, сподобимся с тобою вечнаго блаженства на небеси, хваляще и превозносяще Бога во веки веков. Аминь.

КАНОНЫ И АКАФИСТЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

 

[spoiler]

КАНОН СВЯТОЙ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ КНЯГИНЕ ОЛЬГЕ
глас 5
Песнь 1
Ирмос: Величаваго фараона в мори потопивша со оружием и всадники, Израиля же преславно спасша и по суху проведша, поем Христа, яко прославися.
Величие наше и похвала ты еси, Ольго Богомудрая: тобою бо от идольския лести свободихомся. Ныне молися за род и роды, ихже Богу привела еси, поющи Христа, яко прославися.
Величаваго диавола из России прогнала еси, нечестивыя кумиры отнюд сокрушивши, вся люди от беззакония свободила еси, мудростию научающи пети Христа, яко прославися.
Черность греховную банею Крещения отнюд отмыла еси, Христа возлюбила еси, Емуже предстоящи, молися за рабы твоя, верно славящия тя.
Богородичен: Исаия Тя жезл нарицает, Пречистая, Давид же Тя — престол Господень, Аввакум — приосененную гору, купину же Тя — Моисей, мы же Тя Матерь Божию нарицаем.
Песнь 3
Ирмос: Державною рукою и сильным словом Небо и землю сотворил еси, юже Твоею Кровию искупил еси, Церковь Твою, яже о Тебе утверждается, зовущи: яко несть свят, разве Тебе, Господи.
Державною рукою, и мудрыми словесы, и сильным словом учила еси твоего сына закону Христову и людем возбранила еси жрети идолом, Ольго преславная, в память твою ныне сошедшеся, тебе прославляем.
Ты, яко пчела, добру разуму далече цветущия Христовы веры взыскала еси и, яко породный мед, Крещение в Царствующем граде обретши, твоему граду и людем даровала еси, егоже вси насыщени горести греха отбегают.
Весь похвальный глас и мольбу ти, Ольго, приносим, тобою бо Бога познахом, Емуже ныне предстоиши, проси мира отечеству, и на поганыя победы, и душам нашим оставления грехов, поющим тя, присноблаженная.
Богородичен: Приятелище явилася еси, Дево, Неприступнаго Бога, тем Тя поют непрестанно ангельстии чини, повинующеся Владыце, Ты бо родила еси Слово Отчее, Собезначальное, без отца: о, чудо! Святый бо Дух осени Тя.
Седален, глас 3
Подвиг твой чтим, блаженная, дивна бо крепость духа твоего, в немощи телесе явльшаяся; языческую лесть презревши, дерзновенно веру проповедала еси Христову, образ нам подающи ревности о Господе.
Песнь 4
Ирмос: Духом Божиим очищся пророк, дыхающим в нем, Аввакум Божественный, бояся, глаголаше: внегда приближатся лета, познан будеши, Боже, на спасение человеков.
Дух Божий почи на тебе, яко на Девворе пророчице древле, Имже просветившися, укрепляющи Владимира разумнаго, Сисару диавола низложила еси в сети его Крещением, яко и Вараком в потоце Киссове прежде.
Быстрине подобящися, Ольго Богомудрая, сокрушенным сердцем ста, молящися к Богу, избавила еси род твоих людей от оскорбления кумирскаго и от пленения вражия свободила еси, Христа призывающи на помощь нашу.
В нарочитый день святаго твоего преставления радостно празднуем, песнь молебную Христу возсылающе, нетленным венцем венчавшему тя, Ольго Богомудрая: проси нам оставление грехов, славящим тя верно.
Богородичен: Тя, от корене Иессеева процветшую, Исаия якоже прорече, Христа — Цвет прозябшую, и Первоначальнаго плотию носившую, и Жезл Божия Духа, хвалим Тя, яко Божию Матерь и Чистую Деву.
Песнь 5
Ирмос: Слово Божие Всесильное, мир всему миру посли и светом истинным освещая и просвещая вся, из нощи Тя славящия.
Яко голубица целомудренная, на финике добродетелей возшла еси, криле священне посребренне имущи, имиже возлетевши, в райстей пищи возгнездилася еси, славная Ольго.
О тебе пояше Соломон прежде: вне винограда царская маслина процвете; ты бо святый грезн Крещением в России насадила еси, творящи плод покаяния, о немже Сам Христос веселится.
Умилосердися, Владыко, на новопросвещенныя люди Твоя, не предаждь нас в руки поганых за множество беззаконий наших, но молитвами наставницы нашея Ольги избави ны от всякия напасти.
Богородичен: Кропите вси, якоже пишется, облацы веселия, земным: Божий бо Детищ Христос, очищаяй мир от грехов, воплотися от Девы и дан бысть нам.
Песнь 6
Ирмос: В Церковь Небесную Святую Твою да приидет молитва моя, вопию Ти, яко Иона, из глубины сердца морскаго: от грех моих возведи мя, молюся Тебе, Господи.
Ревность Святаго Духа в сердцы приемши, отеческое зловерие возненавидела еси, и, Христа истиннаго Бога взыскавши, чадо света явилася еси, и с первенцы святых на Небесех ликуеши.
Новая ученица Христова в России явилася еси, обходящи грады и села, кумиры сокрушающи и люди учащи единому Богу покланятися, Егоже моли за поющия тя.
О Богоблаженная Ольго, помолися за твоя чада к Богу: мир неподвижимый отечеству нашему испроси и нам отпущение грехов, присно тя прославляющим.
Богородичен: Познавше Тобою неописанное Слово Божие, Сына Единороднаго Вседержителева, вопием Ти, земнии: радуйся, благословенная Богородице, упование душ наших.
Кондак, глас 4
Воспоем днесь Благодетеля всех Бога, прославльшаго в России Ольгу Богомудрую, да молитвами ея подаст душам нашим грехов оставление.
Икос
Христиан житие видящи и непотребство языческое уразумевающи, сице в себе рекла еси, Ольго Богомудрая: о, бездна премудрости и благости всех Творца! Како утаился еси от мене доселе? Како возмогу идолы отныне чтити? Никтоже бо, сладкаго вкусив, восхощет горькаго, сего ради, аще и в старости, призови мя, Святая Троице, и подаждь ми грехов оставление.
Песнь 7
Ирмос: Пламень пещный поработиша благочестивии отроцы, тем свыше ороси я, готовы палимы по естеству, но паче естества мужески пояху: благословен еси, Господи, на Престоле Славы Царствия Твоего.
Подобно Иудифи сотворила еси, посреде кумирских телищ вшедши, тех начальника сокрушила еси и демоночетцы посрамила еси, вся же люди научила еси в чистоте вопити Христу: благословен еси, Господи, на Престоле Славы Царствия Твоего.
Похвальными цветы, аки царский венец, богомудрей твоей главе в память твою приносим, юже Христос нетлением венча, Ольго досточудная, молися за твое стадо, избавится от всякаго зла вопиющим: благословен еси, Господи, на Престоле Славы Царствия Твоего.
Ливанскую ли гору наречем тя? На тя бо роса Небесная сниде. Или Фисон реку, добрейший сапфир, камень честный, Владимира имущую, имже просветися Российская земля? Но молитеся за ны, взывающе: благословен еси, Господи, на Престоле Славы Царствия Твоего.
Богородичен: Кивот позлащен Тя Духом именуем, спасшую мир от потопа разумнаго, Дево, спаси нас, на Тя бо надеемся и к Тебе прибегаем, отчаянныя в пучине от грех и напастей избави, вопиющия: благословен еси, Господи, на Престоле Славы Царствия Твоего.
Песнь 8
Ирмос: Крепцыи отроцы трие суще, силою оболкшеся Святыя Троицы, уловиша и победиша халдеи, и дивно изменися естество: како огнь в росу прелагашеся? Без туги я сохрани, яко пеленами, о пролиявый мудрость на всех делех Твоих Боже, Тя превозносим во веки.
Крепка, яко львица, силою Святаго Духа оболчена, едина устремися всюду истерзати кумиры, и дивно на Небеси и на земли: како жена прежде Бога познавает, еюже исперва всему роду падение бысть? Тою же ныне спасени, поем: о пролиявый мудрость на всех делех Твоих Боже, Тя превозносим во веки.
Премудрость Божия прежде о тебе написала есть: се еси добрая моя и прекрасная, и порока несть в тебе. Блеск лица твоего, яко мира обоняние, назнаменоваше твое, Ольго, крещение, еже посреде кумирския лести на тебе обоня Христос и всех нас от смрада демонскаго к покаянию милостию Своею, привел есть.
Помяни мене, госпоже Ольго, убогаго твоего раба, окраденнаго от врага и согрешившаго паче человек, и помолися Христу подати ми прощение о всех согрешениих, яже нечувственно содеях, окаянный, да покаянием вопию: о пролиявый мудрость на всех делех Твоих Боже, Тя превозносим во веки.
Богородичен: Не презри, Дево, Твоих раб мольбы, о Тебе бо хвалимся, Твое малое стадо мы есмы, потщися в заступление наше и изми ны от враг наших, ущедри знающия Тя Матерь Божию и Сыну Твоему вопиющия: о пролиявый мудрость на всех делех Твоих Боже, Тя превозносим во веки.
Песнь 9
Ирмос: Из Едема изыде род наш прабабы ради Евы, призван же Тобою, рождшею нам новаго Адама — Христа, во двою естеству, Дево Чистая. Взыграся Адам прадед, яко избыв первыя клятвы, мы же Тобою хвалящеся, яко Тебе ради Бога познахом, и Тебе величаем.
Веселися, Ево прародительнице, иже бо, тя прельстив, из Едема изведи, ныне же попран есть твоим исчадием. Се бо Ольга животное древо, Крест Христов, в России водрузи, имже всем верным рай отверзеся, мы же хвалящеся, яко тоя ради Бога познахом, со Владимиром сию величаем.
Жену по естеству нарицаем тя, но паче силы женския подвиглася еси. Тьмы твоего злата истощила еси, да Христов закон и учителя приобрящеши, имже просветила еси землю Российскую, мы же тобою хвалящеся, яко тебе ради Бога познахом, с мученики тя величаем.
3акона наставнице чистая и учительнице веры Христовы, приими похвалу от раб недостойных и молитву о нас сотвори к Богу, честно творящих твою память, да от напастей, и бед, и печалей, и лютых грехов свободимся, еще же и мук, ждущих нас, избави, молимся ти, тебе непрестанно величающии.
Богородичен: Се Церковь, се дверь, се Божия гора святая, се жезл и сосуд злат, се источник печатан, се рай святый новаго Адама, се престол страшный, се Мати Божия Пречистая, Заступница всех нас, поющих Ю.
Светилен
Светом благодати Божией просвещенная, светильник веры истинныя во отечествии своем возжгла еси, Ольго Богомудрая, и образ подала еси отцу нашему Владимиру, имже и мы от тьмы неведения к Свету Христову приведохомся.

АКАФИСТ СВЯТОЙ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕ РОССИЙСКОЙ ОЛЬГЕ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Первоизбранней от всего российскаго рода, славней и равноапостольней угоднице Божией Ольге составим похвалу, яко заре, во тьме идолопоклонения светом веры возсиявшей и путь ко Христу всем россианом показавшей. Ты же, яко имущая дерзновение к прославльшему тя Господу, ограждай нас от всяких бед молитвами твоими, да зовем ти:
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Икос 1
Ангелов и человеков Творец, времена и лета во Своей власти положивый и судьбы царств и народов по Своей воли управляяй, егда восхоте род российский Святым Крещением просветити, тогда, видя благое изволение сердца твоего, призва тя первее в познание Себе, да будеши всем россианом образ и наставница в христианстей вере. Сего ради восхваляем тя сице:
Радуйся, российскаго небесе утренняя звездо, от Первозваннаго Апостола на горах Киевских предвозвещенная; радуйся, заре, во мраце неведения светло возблиставшая.
Радуйся, добрая лозо винограда Христова, от дивия* языческаго корене прозябшая; радуйся, пречудная леторасле, из неяже велие правоверия древо на земли нашей возрасте.
Радуйся, первоучительнице и просветительнице наша; радуйся, яко тобою познахом поклонятися в Троице Творцу.
Радуйся, яко тебе ради Пресвятое Имя Господне от всех россиан прославляется; радуйся, яко и твое преславное имя вкупе с равноапостольным Владимиром во всех пределех мира восхваляется.
Радуйся, страны нашея Российския духовное сокровище; радуйся, всея Христовы Церкве преславное украшение.
Радуйся, градов Киева и Пскова изрядная доброто; радуйся, людем нашим на враги благая помощнице.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 2
Видяще тя, святая Ольго, яко крин в тернии прозябший: ты бо аще и в роде язычестем рождена еси, обаче закон Божий в сердце твоем написан всегда имела еси и целомудрие твое яко зеницу ока блюла еси; благодарно поем дивному во святых Своих Богу: Аллилуиа.
Икос 2
Разумом твоим вся добре ведящи, познала еси, богомудрая Ольго, яко идоли, рукама человеческима сотвореннии, не суть бози; темже, отвергши тыя, потщалася еси познати Бога истиннаго. Сего ради, похваляюще сицевое твое благоразумие, вопием ти сице:
Радуйся, добрая жено, первее всех заблуждение россиян познавшая и тщету идолопоклонения разумевшая; радуйся, истиннаго богопознания и правыя веры усердно искавшая.
Радуйся, еще не ведущи истиннаго Бога, якоже Корнилий сотник, добрыми делы Тому угождавшая; радуйся, прежде разумения закона Божия по закону совести праведно жившая.
Радуйся, прежде приятия христианския веры дела, христианом подобающая, творившая; радуйся, премудростию от Бога одаренная.
Радуйся, державу твою от нашествия супостат мужественно защитившая; радуйся, в подчиненных ти людех суды праведныя творившая.
Радуйся, царственною славою на земли и на Небеси почтенная; радуйся, яко равноапостольная от Бога прославленная.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 3
Силою благодати Божией движима, потщалася еси, богомудрая Ольго, достигнути Царьграда, идеже зрящи красоту церковнаго благолепия и послушающи учения словес Божественных, распалалася еси всем сердцем твоим в любовь Христову, благодарственно вопиющи Ему: Аллилуиа.
Икос 3
Имущи сердце яко добрую землю, удобь восприяла еси, Ольго, семя святыя веры, познавши Христа Бога истиннаго. Темже и крещение святое прияла еси от руку патриарха Царьграда, иже и предрече ти, яко отныне блажити тя имут российстии сынове. Исполнити убо хотяще проречение сие, взываем ти сице:
Радуйся, тму идолослужения оставльшая; радуйся, свет богопознания взыскавшая.
Радуйся, безконечныя пагубы верою избежавшая; радуйся, жизнь вечную во Христе стяжавшая.
Радуйся, в купели святаго крещения от скверны греховныя омывшаяся; радуйся, благодатию Святаго Духа духовно родившаяся.
Радуйся, разумная горлице, от когтей душепагубнаго врана излетевшая; радуйся, под криле Орла Небеснаго прилетевшая.
Радуйся, множество душ крещением с собою ко Христу приведшая; радуйся, сего ради сугубое воздаяние от Бога получившая.
Радуйся, с верою несумненною приходящих светом от честных твоих мощей осиявающая; радуйся, душам и телесем тех, яже на пользу, подавающая.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 4
Како не дивимся благоразумию твоему, Ольго преблаженная, ибо ты предложение царя еллинов о браце с ним разумно отвергла еси, рекши тому: не брака ради приидох семо и не соцарствования ради с тобою, но да уневещуся Крещением Безсмертному Жениху Христу Богу: Егоже паче всего возлюби душа моя и Емуже отныне во веки не престану воспевати: Аллилуиа.
Икос 4
Слышавши от крестившаго тя патриарха напутственное слово о чистоте, посте, молитве и о всех добродетелех, христианом подобающих, слагала еси сия в сердцы твоем, делы вся та исполняти обещавающи. Темже убо по долгу воспеваем ти сице:
Радуйся, усердная слышательнице словес Божественных; радуйся, ревностная исполнительнице закона христианскаго.
Радуйся, ниву сердца твоего очистившая от терния душевредных страстей; радуйся, слезами покаяния оросившая ю.
Радуйся, яко семя слова Божия в сердцы твоем, яко на земли добрей, укоренися; радуйся, яко семя сие прозябе и сторичный плод благих дел принесе.
Радуйся, вдовственную твою чистоту непорочно сохранившая; радуйся, воздержанием и молитвою Богу угодившая.
Радуйся, милостынею Творца умилостивившая; радуйся, нищия и убогая потребами снабдившая.
Радуйся, просвещение земли Российския светом Христова учения провидевшая.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 5
Боготканною одеждою святаго крещения облекшися и нетленною пищею Пречистаго Тела и Крове Христовы духовно укрепльшися, Ольго преблаженная, не убоялася еси потещи к неверным соотечественником твоим, предком нашим, проповедати им Единаго Истиннаго Бога, Емуже ныне вся Россиа, яко единеми усты, воспевает: Аллилуиа.
Икос 5
Видевши, святая Ольго, вся люди земли Российския во тме идолослужения погруженныя, усердно потщалася еси просветити тыя светом Христовы веры и сотворити я сыны дне и наследники Царствия Небеснаго. Поминающе убо сицевое твое попечение о них, благодарственно зовем ти:
Радуйся, премудрая властительнице народа российскаго; радуйся, добрая наставница ввереннаго ти стада.
Радуйся, первей христианстей царице Елене в ревности Божественней подражавшая; радуйся, и имя тоя во святем крещении приявшая.
Радуйся, честный крест Христов и святыя иконы из Царьграда во град Киев принесшая; радуйся, иереи и клирики с собою в Россию приведшая.
Радуйся, мудрыми твоими глаголы поучавшая люди оставити тму языческаго нечестия и восприяти свет христианскаго благочестия; радуйся, многия россианы светом веры Христовы просветившая.
Радуйся, начало просвещения всея земли Российския положившая; радуйся, грады российския проповеданием Христова учения огласившая.
Радуйся, первая от земли Российския лику святых причтенная.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 6
Проповедником духоносным, Апостолом, подражавши, Ольго богомудрая, обходила еси грады и веси державы твоея, приводящи, елико мощно бе, люди к вере Христовей и научающи их воспевати Единому в Троице славимому Богу: Аллилуиа.
Икос 6
Утверждая в державе твоей начаток веры христианския, создала еси храмы Божии во граде Киеве и в стране рождения твоего, при реце Велицей у града Пскова. И тако начата россиане прославляти повсюду Христа Бога нашего, тебе же, просветительнице своей, похвальная воспевати:
Радуйся, яко от чистаго источника Святыя Соборныя и Апостольския Церкве чистое учение прияла еси; радуйся, яко тем нас научила еси познати Единаго истиннаго Бога.
Радуйся, идольских требищ и кумиров низложительнице; радуйся, святых Божиих храмов создательнице.
Радуйся, яко же и Первозванный Апостол, с проповедию Евангелия землю Русскую обходившая; радуйся, Великому Новуграду и прочим российским градом Христово в мир пришествие благовествовавшая.
Радуйся, на местех проповеди твоея честныя кресты водрузившая, от нихже многая знамения и чудеса, уверения ради неверных, силою Божиею содевахуся.
Радуйся, яко тобою Всеблагий Господь сыновом российским познание Свое явил есть; радуйся, яко чрез них и прочия многия народы светом веры просветил есть.
Радуйся, яко от корене твоего честнаго Господь святаго равноапостольнаго князя Владимира показал нам есть; радуйся, яко образом жития твоего святый князь Владимир подвигся прияти христианскую веру.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 7
Хотящи избавити сына твоего Святослава от пагубы вечныя, прилежно увещевала еси его оставити почитание идолов и веровати в Бога истиннаго. Но той не внят матернему наказанию твоему и не восхоте нечестие свое пременити на благочестие. Темже, яко неверный, отчуждися жизни вечныя и не сподобися с тобою в Горнем Царствии воспевати: Аллилуиа.
Икос 7
Новое знамение благоволения Своего яви тебе Господь, егда, во образ Пресвятыя Троицы, три пресветлыя луча с небесе облиста на месте дубравне, ихже не точию едина ты зрела еси, но и вси сущии тамо людие видеша, и вкупе с тобою прославиша Триединаго Бога. Мы же, ведуще сбытие проречения твоего о создании на месте оном храма Живоначальныя Троицы и града, ублажаем тя сице:
Радуйся, великая Божия угоднице, дара пророчествия сподобльшаяся.
Радуйся, Трисияннаго Небеснаго света зрительнице; радуйся, всеблагия воли Божией о просвещении народа русскаго по Апостоле Андрее первая исполнительнице.
Радуйся, града Пскова начальная основательнице; радуйся, всея Российския державы заступнице и покровительнице.
Радуйся, яко изволением Божиим держава Российская ныне от моря до моря распространися; радуйся, яко вся грады и веси ея множеством храмов Божиих украсишася.
Радуйся, яко в храмех сих святители и иереи Безкровную Жертву о людех Богу приносят; радуйся, яко сонмы иночествующих по всему лицу земли Российския единодушно хвалу Святей Троице воспевают.
Радуйся, яко обитателие града Киева и Пскова сугубо тя превозносят и ублажают; радуйся, яко и вси православнии россияне с лет древних тя почитают и прославляют.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 8
Странствия земнаго течение скончавая, тепле Господа молила еси, Ольго блаженная, да не оставит Он землю Российскую по преставлении твоем во тме неведения пребывати, но да просветит ю светом святыя веры и вся сыны российския да научит воспевати: Аллилуиа.
Икос 8
Вся объята бывши благодатию Божественною, достохвальная Ольго, мысленными очесы зрела еси просвещение всего народа твоего и пророчески предрекла еси, яко мнози велиции угодницы Божий, яко звезды светлыя, в земли Российстей возсияют, еже и сбыстся изволением и благодатию всемогущаго Бога. Сего ради по долгу воспеваем ти сице:
Радуйся, духовная наша мати, испросившая у Бога просвещение праотцем нашим; радуйся, яко Всеблагий Господь, зря доброту души твоея, тебе ради вся люди русския возлюби.
Радуйся, яко тя обрете Христос достоин сосуд, чрез негоже нача изливати благодать Свою земли Российстей; радуйся, яко ты предуготовала еси люди твоя к приятию веры и благодати Христовы.
Радуйся, яко прозорливо предзрела еси величие и славу державы твоея; радуйся, яко веселилася еси о предвиденном тобою благочестии сынов российских.
Радуйся, яко по проречению твоему, мнози святии от рода нашего возсияша; радуйся, дома Живоначальныя Троицы, устроительнице.
Радуйся, молитвами твоими в скорбех и напастех нас заступающая; радуйся, во обстояниих злых Отечество наше сохраняющая и от врагов избавляющая.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 9
Всяких добродетелей исполнена бывши, Ольго блаженная, с молитвою во устех предала еси дух твой в руце Божии, Иже всели тя в Небесныя обители и первую от россиан сопричте лику равноапостольных угодник Своих. Темже испроси и нам у Господа мирную христианскую кончину, да предадим души наша в руце Христа Бога нашего, поюще Тому хвалебную песнь: Аллилуиа.
Икос 9
Витии многовещаннии не могут достойно восхвалити тя, Ольго богомудрая: како ты, никиим же от человек учима и увещеваема, познала еси тщету идолослужения, правыя же веры взыскала еси и, якоже равноапостольная Елена, обрела еси безценный бисер, Христа, Егоже лицезрения на Небеси наслаждаяся ныне, не забуди нас, прелестьми мира сего омрачаемых и о благах вечных забывающих, да, тобою на путь правый наставляеми, взываем ти радостно:
Радуйся, добрыми твоими делы и правым ума и сердца изволением приуготовившая себе в жилище Божественныя благодати; радуйся, яко Сам Дух Святый учитель тебе бысть к познанию Христа Сына Божия.
Радуйся, никиихже знамений и чудес видевшая и во Христа веровавшая; радуйся, таковою верою твоею многих гонителей и мучителей, видевших знамения и чудеса и не веровавших, посрамившая.
Радуйся, водительству Святаго Духа себе предавшая; радуйся, совершенную покорность воле Божией показавшая.
Радуйся, звавшему тя гласу благодати послушна явившаяся; радуйся, с единонадесятаго часа в вертограде Господнем потрудившаяся и мзду с первыми получившая.
Радуйся, яко умудри тя Господь честь царскую, богатство и славу сочетати со смирением христианским; радуйся, яко сим образом яве нам показавшая, яко блага земныя не суть препятие души боголюбивей к достижению благ Небесных.
Радуйся, добротою целомудрия и светлостию разумения прославившаяся; радуйся, крепостию веры и целомудренною чистотою жития твоего пророчества дар от Бога восприявшая.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 10
Путь спасения сыновом российским устрояя и предсмертное прошение твое исполняя, Всеблагий Господь возрасти во внуце твоем Владимире всеянное тобою семя веры и чрез него всю землю Российскую просвети Святым Крещением. Темже убо прославляем тя, Ольго блаженная, яко первую виновницу просвещения нашего светом святыя веры, и умильно поем Христу Спасителю нашему: Аллилуиа.
Икос 10
Прияв Святое Крещение, внук твой Владимир, потщася изъяти из земли нетленныя мощи твоя, чуднаго благоухания исполненныя, и со святителем Леонтием и всем множеством народа постави я в церкве Пречистыя Богоматери, и оттоле начаша источатися от них цельбы всяким недугом, притекающим с верою. Сего ради восхваляем тя сице:
Радуйся, яко благодать Святаго Духа, в тя всельшаяся, подаде нетление мощем твоим и сотвори в мощех твоих цельбоподательный источник на всякия недуги; радуйся, с маловерием к ним приходящия видети я не попускавшая.
Радуйся, явлением мощей твоих младенствовавшую Церковь Российскую возвеселившая; радуйся, прославлением их внука твоего Владимира зело обрадовавшая.
Радуйся, яко и до ныне благочестивии людие земли Российския славною памятию твоею услаждаются; радуйся, яко твоим к Богу ходатайством вернии россиане многих благ от Господа сподобляются.
Радуйся, молитвами твоими о просвещении земли Российския Бога умолившая; радуйся, вскоре многим великим святым явитися на земли Российстей прорекшая.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 11
Пение умиленное приносим ти, угоднице Божия, и смиренно тя молим: моли о нас Единаго Человеколюбца Бога, да не отвратит лица Своего от нас, недостойных, присно согрешающих и преогорчевающих благость Его, но да накажет нас зде, яко Отец чадолюбивый, онаможе, в будущем веце, да спасет и помилует, яко Судия и Мздовоздаятель праведный, да тако, избавльшеся вечнаго мучения, сподобимся с тобою в райских обителех воспевати Ему: Аллилуиа.
Икос 11
Трисиянным светом осияваема, со всеми святыми предстоиши ныне на Небеси Престолу Царя царствующих, Ольго всеблаженная, и оттуду, яко светозарное светило, просвещаеши всю страну Российскую, разгоняя мрак заблуждений и показуя путь к истинному просвещению к Небесному блаженству. Сего ради, прославляюще тя, глаголем:
Радуйся, луно просвещенная от незаходимаго Солнца Правды; радуйся, путеводительнице, правую стезю к вечному спасению нам показующая.
Радуйся, мощная споспешнице и укрепительнице проповедников православныя веры; радуйся, присная покровительнице благих наставников юношества и всех, благотрудящихся на пользу общую.
Радуйся, законодателей страны Российския наставнице и покровительнице; радуйся, народоправителей и начальников страны сея мудрая и добрая советоподательнице.
Радуйся, крамол и раздоров потребительнице; радуйся, всех обидимых и неправедно гонимых заступнице.
Радуйся, скорбящих скорая утешительнице; радуйся, болящих милостивая исцелительнице.
Радуйся, людем нашим помощь молитвами твоими от Бога подавающая; радуйся, всея страны Российския предстательнице и заступнице.
радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 12
Благодать Пресвятаго Духа испроси нам, наставнице наша, от Всещедраго Бога и Спаса нашего, вразумляющую и укрепляющую нас в деле спасения, да не безплодно будет в нас всеянное тобою семя святыя веры, но да прозябнет и плод сотворит, имже бы возмощи нам питати души наша в будущей вечней жизни, идеже вси святии воспевают Богу: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще твоя многая и преславная благодеяния, явленная стране Российстей в просвещении той светом веры Христовой, благодарственная приносим ти, с любовию зовуще сицевая:
Радуйся, богоизбранная и богопрославленная самодержице земли Русския, несокрушимое ограждение ея, покров и защищение.
Радуйся, девам российским образе целомудреннаго жития; радуйся, матерем наставнице законнаго супружества и добраго чад воспитания.
Радуйся, вдовицам правило богоугоднаго жития; радуйся, всем россианом учительнице и образе всех добродетелей.
Радуйся, соучастнице на Небеси жребия проповедников веры Христовы; радуйся, сопричастнице вечнаго блаженства праведных.
Радуйся, теплая о нас пред Богом молитвеннице; радуйся, усердная о спасении нашем ходатаице.
Радуйся, в час смерти нашея о нас к Богу ходатаице; радуйся, по исходе нашем от смертнаго сего телесе помощь и утешение подающая.
Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго богомудрая.
Кондак 13
О святая равноапостольная великая княгине Ольга, приими милостивно от нас хвалебное благодарение сие о всех, яже тобою воздаде Господь нам, отцем и праотцем нашим и всей державе Российстей, и моли Всеблагаго Бога умножити милость Свою на ны и на роды родов наших, утвердити ны в правоверии и благочестии, хранити же от всех напастей, бед и зол, да сподобимся с тобою, яко чада с материю, во веки воспевати Богу: Аллилуиа.
Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангелов и человеков Творец…» и 1-й кондак «Первоизбранней от всего…».
Молитва первая
О святая равноапостольная великая княгине Ольго, первоугоднице российская, теплая о нас пред Богом ходатаице и молитвеннице. К тебе прибегаем с верою и молимся с любовию: буди нам во всем ко благу помощница и споспешница и, якоже во временной жизни тщалася еси просветити праотцы наша светом святыя веры и наставити я творити волю Господню, тако и ныне, в небесней пребывая светлости, благоприятными твоими к Богу молитвами вспомоществуй нам в просвещении ума и сердца нашего светом Евангелия Христова, да преспеваем в вере, благочестии и любви Христове. В нищете и скорби сущия утеши, бедствующим подаждь руку помощи, обидимыя и напаствуемыя заступи, заблудшия от правыя веры и ересьми ослепленныя вразуми, и испроси нам у Всещедраго Бога вся благая и полезная в жизни временной и вечней, да тако благоугодне зде поживше, сподобимся наследия благ вечных в безконечнем Царствии Христа Бога нашего, Емуже со Отцем и Святым Духом подобает всякая слава, честь и поклонение всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Молитва вторая
О великая угоднице Божия, богоизбранная и богопрославленная, равноапостольная великая княгине Ольго! Ты отринула еси зловерие и нечестие языческое, уверовала еси во Единаго Истиннаго Триипостаснаго Бога, и восприяла еси святое Крещение, и положила еси начало просвещению земли Российския светом веры и благочестия. Ты еси духовная родоначальница наша, ты по Христе Спасителе нашем первая виновница просвещения и спасения рода нашего. Ты еси теплая молитвенница и ходатаица о отечестве Всероссийстем, воинстве и всех людех. Сего ради смиренно молим тя: призри на немощи наша и умоли Премилосердаго Царя небеснаго, да не прогневается на ны зело, яко по немощем нашим по вся дни согрешаем, да не погубит нас со беззаконьми нашими, но да помилует и спасет нас по милости Своей, да всадит в сердца наша спасительный страх Свой, да просветит Своею благодатию ум наш, вуо еже разумети нам пути Господни, оставити стези нечестия и заблуждений, татися же во путях спасения и истины, неуклоннаго исполнения заповедей Божиих и усавов святыя Церкве. Моли, блаженная Ольго, Человеколюбца Господа, да пробавит нам великую милость Свою, да избавит нас от нашествия иноплеменных, от внутренних нестроений, мятежей и раздоров, от глада, смеротоносных болезней и от всякаго зла, да подаст нам благорастворение воздуха и плодоносие земли, да сохранит страну нашу от всех козней и навет вражиих, да соблюдет в судеях и правителех правду и милость, да даст пастырем ревность о спасении пасомых, всем же людем споспешение, о еже усердно службы своя исполняти, любовь между собою и единомыслие имети, на благо отечества и Святыя Церкве верне подвизатися, да возсияет свет спасительныя веры в стране нашей во всех концех ея, да обратятся к вере неверующии, да упразднятся вся ереси и расколы. Да, тако поживше в мире на земли, сподобимся с тобою вечнаго блаженства на Небеси, хваляще и превозносяще Бога во веки веков. Аминь.

 

[/spoiler]