МИТРОФАН ВОРОНЕЖСКИЙ

 

КРАТКОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ МИТРОФАНА ВОРОНЕЖСКОГО

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Святитель Митрофан, епископ Воронежский, в миру Михаил, родился 8 ноября 1623 года. В синодике, принадлежавшем святителю, перечень имен начинается с лиц, облеченных в священнический сан, и это дает основание полагать, что он родился в семье потомственных священников. Из духовного завещания святителя Митрофана известно, что он «родился от благочестивых родителей и воспитан ими в непорочном благочестии Восточной Церкви, в православной вере». До сорокалетнего возраста святитель жил в миру: был женат, имел сына Иоанна и служил приходским священником. Местом пастырской деятельности иерея Михаила было село Сидоровское, расположенное у реки Молохты, притока Тезы, впадающей в Клязьму, недалеко от города Шуи (ныне Владимирская область).
Лишившись супруги, священник Михаил принял постриг с именем Митрофан в Золотниковской пустыни в 1663 году. В синодике обители запись рода святителя Митрофана начинается словами: «род черного священника Митрофана Сидоровского». Через три года иноческой жизни иеромонах Митрофан избран во игумена Яхромской Косминой обители. Этим монастырем он управлял 10 лет, проявив себя усердным настоятелем. Его заботами здесь воздвигнут храм в честь Нерукотворного Образа Всемилостивого Спаса.
Патриарх Иоаким (1674–1690), узнав о высоком благочестии святого Митрофана, возвел его в 1675 году в сан архимандрита знаменитого в то время Макариево-Унженского монастыря. Там попечением святого был сооружен храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы с трапезной и колокольней. На Московском Соборе 1681–1682 годов в числе мер для борьбы со старообрядческим расколом и в целях улучшения христианского просвещения среди православного населения было решено увеличить число епархий и открыть новые кафедры: Воронежскую, Тамбовскую, Холмогорскую и Великоустюжскую. Святой Митрофан был вызван в столицу и 2 апреля 1682 года посвящен во епископа Воронежского патриархом Иоакимом и шестнадцатью архипастырями.
Начало епископского служения святителя Митрофана совпало с тяжким для Руси временем смут и церковного раскола. По прибытии в Воронеж святитель прежде всего разослал пастырям своей епархии окружное послание, в котором призывал своих пасомых к нравственному исправлению. «Честные иереи Бога Вышняго! – писал святитель. – Вожди стада Христова! Вы должны иметь светлые умные очи, просвещенные светом разумения, чтобы вести других по правому пути. По слову Господа, вы должны быть самым светом: «вы есте свет миру» (Мф.5:14)… Христос Спаситель, вручая паству апостолу Своему, трижды сказал ему: паси, как бы внушая тем, что три есть различные образа пасения: слово учения, молитва при пособии Святых Таин и пример жизни. Действуйте и вы всеми тремя способами: подавайте пример доброй жизни, учите людей своих и молитесь о них, укрепляя их Святыми Тайнами; наипаче же неверных просвещайте Святым Крещением, а согрешивших приводите к покаянию. Будьте внимательны к болящим, чтобы не отошли от сей жизни без Причащения Святых Тайн и помазания святым елеем».
Святитель Митрофан начал архипастырскую деятельность с постройки нового кафедрального собора в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, взамен ветхого деревянного храма. В 1692 году собор с приделами во имя Архистратига Михаила и святителя Николая был освящен. Во время 20-летнего святительства святителя Митрофана количество храмов в епархии возросло с 182 до 239, было основано 2 монастыря: Вознесенский Коротоякский и Троицкий Битюгский. В существовавших монастырях он заботился об искоренении нестроений и беспорядков и утверждении строгой жизни по иноческому уставу.
Первый воронежский святитель ревностно заботился о нуждах паствы. Он утешал бедных и богатых, был покровителем вдов и сирот, заступником обиженных. Его дом служил гостиницей для странников и лечебницей для больных. Молился святитель не только о живых, но и об усопших христианах, и особенно о воинах, павших за Отечество, вписывая их имена в синодик. Поминая их за проскомидией, святитель Митрофан говорил: «Аще праведна душа, то большей части сподоблена бывает, аще ли грешна, то будет причастница милости Божией».
Известно о большой дружбе святителя Митрофана с святителем Питиримом, епископом Тамбовским (память 28 июля). Они не только поддерживали переписку, но и встречались для духовных бесед. История основания близ Тамбова Трегуляевского Иоанно-Предтеченского монастыря связана с дружбой святителей. 15 сентября 1688 года святитель Митрофан посетил святителя Питирима. Втроем (с ними был священник Василий) они совершили прогулку в места уединенных молитв Тамбовского архипастыря и избрали место для будущей обители.
Святитель Митрофан как человек высокого патриотизма своим нравственным авторитетом, милосердием и молитвами содействовал преобразованиям Петра I, необходимость и цель которых хорошо понимал. При постройке в Воронеже флота для похода на Азов святитель Митрофан убеждал народ всемерно помогать Петру I. Это было особенно важно, ибо многие считали устройство флота делом бесполезным. Святитель не ограничивался только советами царю, но оказывал и материальную поддержку государственной казне, нуждавшейся в деньгах для строительства флота, и отдавал все свои средства, сознавая, что они идут на благо Родины.
Патриотические чувства святителя соединялись в его душе с непоколебимой верой и строгостью православных убеждений, ради которых он не боялся навлечь на себя царский гнев. Так, святитель отказался идти во дворец к Петру I, потому что там стояли статуи языческих богов, и хотя за ослушание царской воли святителю грозила опала, он остался непреклонен. Петр приказал убрать статуи и с того времени проникся еще большим уважением к святителю.
Скончался святитель Митрофан в 1703 году в глубокой старости, приняв перед смертью схиму с именем Макарий. Погребение совершено было 4 декабря. Царь Петр I сам нес гроб святителя от собора до усыпальницы. Прощаясь, он сказал: «Не осталось у меня больше такого святого старца. Ему же буди вечная память». Одним из замечательных памятников жизни и деятельности святителя Митрофана является его духовное завещание. В нем говорится: «Судьбами Божиими дошел я до состарения и ныне изнемогаю естественной моею силою. Сего ради судил я написать сие последнее мое писание… Когда душа моя грешная разрешится от союза плоти, вручаю ее благоутробию Премудрого Бога, ее создавшего, да приимет ее милостиво, как дело рук Своих, а кости грешные предаю матери всех, чая оттуда воскресения мертвых». Далее, обращаясь к пастырям и пасомым, святитель говорит: «Простец согрешивший за одну только свою душу даст ответ Богу, а иереи будут истязаны за многих, как нерадевшие о овцах, с которых собирали млеко и волну (шерсть)… Для всякого человека таково правило мудрых мужей: употреби труд, храни мерность – богат будеши; воздержно пий, мало яждь – здрав будеши; твори благо, бегай злаго – спасен будеши». Память святителю Митрофану установлена в 1832 году.
ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ МИТРОФАНА ВОРОНЕЖСКОГО

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Святитель Митрофан, первый епископ Воронежский, родился 6 ноября 1623 года во Владимирской земле, по предположению, в семье священника. Мирское имя будущего святителя было Михаил. Половину своей жизни святой прожил в миру, был женат и имел детей. Сохранились сведения о заботливости святого Митрофана по воспитанию своего сына Ивана. Будущий епископ был некоторое время священником в селе Сидоровском Суздальской епархии. На 40-м году жизни он овдовел и решил посвятить свою жизнь Богу. Своим местожительством он избрал Золотниковский Успенский монастырь недалеко от Суздаля, где и был пострижен в иночество с именем Митрофан.
Здесь угодник Божий начал иноческое подвижничество, отличаясь глубоким смирением. О его строгой иноческой жизни стало известно в монашеской среде. Через три года после вступления в Золотниковскую обитель братия соседнего Яхромского Космина монастыря, не имевшего в ту пору настоятеля, стали просить местное духовное начальство о поставлении им в игумены Митрофана. Просьба была исполнена. Вначале подвижник был рукоположен в иерейский сан, затем, несмотря на нежелание, был возведен в игумены Яхромской обители.
Когда о ревности подвижника узнал патриарх Московский и всея Руси Иоаким, он поручил ему более обширную Унженскую обитель, основанную в XV в. преподобным Макарием Желтоводским в Костромской земле. Здесь будущий святитель настоятельствовал около семи лет, в течение которых монастырь достиг процветания. Был построен храм в честь Благовещения Пресвятой Девы Марии, написано немало замечательных икон.
Монастырь игумена Митрофана привлекал внимание не одного патриарха, но и царя Феодора Алексеевича, который посещал обитель и нередко беседовал с настоятелем. При дворе к святому относились с особым почтением. Когда в 1682 году по решению Московского Церковного Собора 1681 года была образована новая Воронежская епархия, царь Феодор первым ее епископом предложил назначить игумена Митрофана. Епископскую хиротонию 2 апреля 1682 года возглавил патриарх Иоаким.
Святителю Митрофану пришлось быть свидетелем бунта раскольников в июле того же года и присутствовать на «прении о вере» между старообрядцами и православными в Грановитой палате. Это событие произвело на него сильное впечатление и впоследствии сказалось на его архиерейских делах. Святитель Митрофан приобрел известность как обличитель раскола и сподвижник патриотических начинаний царя-реформатора. Святитель Митрофан рассматривал духовенство как силу, способную воздействовать на население самым благотворным образом. В самом начале своей деятельности святитель начал сооружать в Воронеже новый каменный храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Святитель Митрофан любил церковное благолепие и вкладывал в строительство собора огромные средства. Быт святителя был более чем скромен.
Особую страницу в биографии святителя Митрофана составляют его взаимоотношения с Петром I. Святитель глубоко и сочувственно входил в судьбу молодого царя, старался содействовать возникавшим полезным для Отечества преобразованиям. Он одобрял постройку флота, предпринятую Петром I в Воронеже, и поддержал ее материально. Когда в 1696 году русские войска одержали победу над турками под Азовом, Петр I повелел святителю Митрофану как бы в награду за участие в этой победе именоваться епископом Воронежским и «Азовским». В то же время святитель Митрофан не мог одобрить слишком тесного общения царя с иноземными иноверцами и бездумного восприятия их обычаев. Святитель отказался посетить воронежский дворец царя из–за находившихся в нем языческих статуй. Когда разгневанный Петр стал грозить ему смертью, святитель начал готовиться к ней, предпочитая умереть, нежели одобрить неприемлемые для православного человека языческие ритуалы.
Исповедничество епископа устыдило Петра, в знак согласия с ним он убрал статуи, и мир был восстановлен. На Воронежской кафедре угодник Божий пробыл 20 лет, до самой своей кончины.
Любимым размышлением святого было памятование о смерти, о загробной жизни, о мытарствах; любимой молитвой – молитва об умерших.
Не будучи знаком с распространенной в XVII в. латинской схоластикой, святитель Митрофан прекрасно знал Священное Писание и святоотеческие труды. В своем «Духовном завещании» святитель Митрофан назидал: «Для всякого человека таково правило мудрых мужей: употреби труд, храни умеренность – богат будешь; воздержно пей, мало ешь – здрав будешь; твори благо, бегай злого – спасен будешь». Преставился к Богу святитель Митрофан в 1703 году в глубокой старости. Незадолго до кончины святитель принял схиму с именем Макарий. Погребен он был в Благовещенском соборе в Воронеже с большими почестями: царь своими руками помогал нести гроб святителя, почитаемого им за «святого старца».
С 1820 года число почитателей молитвенной памяти святителя Митрофана особенно возросло, при соборе начали появляться записи о чудесах на его гробнице. В 1831 году последовало официальное донесение об этом Синоду, по решению которого 7 августа 1832 года состоялось торжественное открытие гроба, а затем последовала канонизация святителя. От его святых мощей по милости Божией происходили многочисленные исцеления страждущих телесными и душевными недугами, одержимых, расслабленных. В 1836 году при Благовещенском соборе в Воронеже был учрежден Благовещенский Митрофанов монастырь.
Память о глубоком благочестии и пастырских добродетелях святителя Митрофана (в схиме Макария) свято чтима была в Воронеже со времени его кончины († 23 ноября 1703). Преемники его, воронежские преосвященные, считали священным долгом ежегодно творить поминовение по первосвятителе своей паствы и его родителях, иерее Василии и Марии. Жители Воронежа и окрестностей приходили в Благовещенский собор, где на месте погребения святителя совершались панихиды. Побуждением к усиленному поминовению святителя Митрофана было и предсмертное завещание его – совершать о нем молитвы. Для этого еще при жизни святитель устроил в соборе придел в честь святого Архистратига Михаила (небесного покровителя святителя в миру); и в нем особый причт совершал ранние заупокойные литургии. Впоследствии новое поколение хотя и не знало святителя, но также благоговейно почитало его память. Уверенность в святости первосвятителя Воронежской епархии утверждалась нетлением его мощей, освидетельствованных при неоднократном перенесении их из одного храма в другой. Так, в 1718 году Воронежский митрополит Пахомий, приступая к постройке нового собора, приказал разобрать старый Благовещенский собор, при этом тело святителя Митрофана было на время перенесено в церковь Неопалимой Купины; в 1735 году тело святителя было перенесено в новый собор, при этом было засвидетельствовано нетление его мощей. На месте погребения святителя обыкновенно совершались панихиды о нем.
С 1820 года замечено было, что число почитателей памяти святителя Митрофана, стекавшихся в Воронеж, чрезвычайно увеличилось. Увеличились и благодатные знамения. Архиепископ Воронежский Антоний II неоднократно доносил Святейшему Синоду о чудесах и испрашивал разрешение на прославление святителя. Святейший Синод предписывал наблюдать за благодатными дарами, получаемыми у гроба святителя Митрофана. В 1831 г. по освидетельствовании нетленного тела святителя преосвященный Антоний вместе с членами комиссии Святейшего Синода архиепископом Ярославским Евгением и архимандритом Спасо-Андрониевского Московского монастыря Гермогеном убедились в чудодейственном ходатайстве святителя Митрофана у Престола Божия. Святейший Синод вынес решение о причтении святителя Митрофана к лику святых. С тех пор Русская Церковь совершает память святителя дважды в год: 23 ноября – в день преставления, 7 августа (1832) – в день прославления.
В Воронежской епархии архиепископом Антонием II (1827–1846 гг.) в честь святителя Митрофана были установлены еще следующие празднования: 4 июня, на память святителя Митрофана, патриарха Цареградского, – день тезоименитства святителя Митрофана, епископа Воронежского, 2 апреля – день архиерейской хиротонии святителя Митрофана (в 1682 г.) и 11 декабря – по случаю явления мощей святителя Митрофана (в 1831 г.).
Святитель Митрофан оставил духовное завещание.
Подлинник его хранится в Государственном Историческом Музее (N 820/Син. 669). На завещании собственноручная скрепа-автограф святителя: «Сия изустная духовная потпи(сал) я… епископ Митрофан Воронежский».
На нижней доске (внутри) находится запись скорописью ХVIII века: «Сия книга тестамент или завет Преосвященного епископа Воронежского схимонаха Макария, писан в Богоспасаемом граде Воронеже, в доме его Преосвященства, соборныя церкви диаконом Афанасием Евфимовым. Преставися сей Преосвященный епископ, схимонах Макарий, ноемврия месяца 23 дня 703–го года, а погребен декабря 4-го дня (Описание рукописей Синодального собрания, не вошедших в описание А.В. Горского и К.И. Невоструева. Составила Т.Н. Протасьева. Часть II NN 820–1051, М., 1973, с. 6).
В день, предшествовавший открытию мощей святителя Митрофана, архиепископ Воронежский Антоний собрался идти в церковь, чтобы возложить на них приготовленное новое архиерейское облачение. Внезапно он ощутил в себе такое расслабление, что едва мог пройти по келлии. Озабоченный этим, он сел в размышлении и услышал тихий голос: «Не нарушай моего завещания».
Не тотчас понял он это, но, думая о своем намерении, собрался с силами и открыл хранилище, где было облачение, там он обнаружил схиму, принесенную незадолго перед тем неизвестной монахиней, вручившей ему со словами, что она скоро понадобится.
Увидев эту схиму, владыка понял, что слова «не нарушай моего завещания» есть воля святителя Митрофана, чтобы не полагать на его мощи архиерейского облачения, а оставлять их в схиме, свидетельствуя тем о глубокой духовной связи со своим покровителем преподобным Макарием Унженским и своем крайнем смирении.

 

МОЛИТВЫ

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Тропарь святителя Митрофана, епископа Воронежского. Тропарь
глас 4

Правило веры и образ кротости / словом и житием пастве твоей, отче смиренномудре Митрофане, был еси. / Темже и во светлостех святых / солнца светлейше возсиял еси, / венцем нетления и славы украшаемь, / моли Христа Бога / стране нашей и граду твоему в мире спастися.

Тропарь святителей Димитрия Ростовского, Митрофана и Тихона Воронежских

глас 8

Якоже древле на Востоцех трие велицыи святителие,/ сильный словом Василий,/ глубина Богословия Григорий и Златоустый Иоанн,/ тако и днесь в стране полунощней/ три новоявленная светила веры на тверди церковней востекоша:/ столп веры Митрофан,/ слово истины в лице царю исповедавый,/ и обличитель раскола Димитрий,/ мечем обоюду острым вся козни его разсекий,/ и помазания полный сосуд Тихон,/ тихостию словес своих грешника к покаянию призвавый./ О велицыи трие святителие земли Российския,/ молите Христа Бога, Емуже угодни бысте,/ спастися душам нашим.

Кондак святителя Митрофана, епископа Воронежского. Кондак

глас 8

Воздержанием тело духу поработив,/ душу же равноангельну сотворив,/ святительскою одеялся еси одеждею, яко венец священства,/ и ныне, всех Владыце предстоя,/ моли, всеблаженне Митрофане, умирити и спасти души наша.

Кондак святителей Димитрия Ростовского, Митрофана и Тихона Воронежских

глас 3

Иже в поздния наша роды и в последняя времена/ обуреваемых треволнением житейских страстей и хладом безверия недугующих/ в скорби душевней утешивший и теплотою вашея веры согревавший,/ трие новоявленнии святителие Российстии,/ Димитрие, Митрофане и Тихоне,/ на камени Православия утвердите ны/ и, яко чадолюбивии отцы,/ духовная чада ваша стезею заповедей отеческих в Царствие Христово вслед себе руководите.

Величание святителю Митрофану Воронежскому

Величаем тя, святителю отче наш Митрофане, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

Молитва общая святителям Христовым Митрофану и Тихону, Воронежским чудотворцам

О, велицыи угодницы Божии, крепцыи наши заступницы и молитвенницы, всехвальнии святителие Христови и чудотворцы Митрофане и Тихоне! Услышите нас, к вам припадающих и с верою вас призывающих. Поминайте нас у Престола Вседержителя и молитеся о нас непрестанно ко Христу, Богу нашему, дадеся бо вам благодать молитися за ны. Умолите предстательством вашим Всемилостиваго Бога нашего, да подаст Он Церкви Святей мир, пастырем ея — силу и ревность подвизатися о спасении людей и всем нам — дар, коемуждо потребен: веру истинную, надежду твердую и любовь неоскудевающую, да сохранит нас от глада, губительства, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, смертоносныя язвы, внезапныя смерти и от всякаго зла; юным и младенцем да дарует благое в вере возрастание, старым и немощным — утешение и подкрепление, болящим — исцеление, сиротам и вдовицам — милость и заступление, заблуждшим — исправление, бедствующим — благовременную помощь. Не посрамите нас во уповании нашем, споспешествуйте, яко отцы чадолюбивии, и нам понести иго Христово во благодушии и терпении, и всех управите в мире и покаянии непостыдно скончати живот свой и Царствия Небеснаго сподобитися, идеже вы ныне водворяетеся со Ангелы и всеми святыми, прославляюще Бога, в Троице славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

СВЕРНУТЬ

Молитва святителю Митрофану Воронежскому
О святителю отче Митрофане, се мы грешнии, нетлением честных мощей твоих и многими благодеяньми, чудесно содеянными и содеваемыми тобою, уверившеся, исповедуем, яко имаши велию благодать у Господа Бога нашего, и всесмиренно ко твоему благосердию припадающе, тебе молимся сице: моли о нас Христа Бога нашего, да низпослет всем чтущим святую память твою и усердно к тебе прибегающим богатыя милости Своя; да утвердит во святей Своей Православней Церкви живый дух правыя веры и благочестия, дух ведения и любве, дух мира и радости о Дусе Святе, да вся чада ея, чиста суща от мирских искушений и плотских похотей и злаго действия злых духов, духом и истиною покланяются Ему и усердно о соблюдении заповедей Его ко спасению душ своих да потщатся. Пастырем ея да даст Господь святую ревность попечения о спасении людей, во еже неверующия просветити, неведущия наставити, сомнящияся вразумити, отпадшия от Православныя Церкве к ней возвратити, верующия в вере соблюсти, грешныя на покаяние подвигнути, кающияся утешити и во исправлении жизни утвердити, и тако вся люди ко уготованному вечному Царству святых Его привести. Умоли Господа, угодниче Христов, верных рабов Его, в скорби и печали день и нощь вопиющих к Нему, многоболезненный вопль да услышит и да изведет от погибели живот наш. Всем же в державе людем да дарует благий Бог наш мир, тишину, безмятежие и изобилие плодов земных, паче же ко исполнению заповедей Его тщание неленостное; и да избавит царствующия грады, град сей и вся иныя грады и веси от глада, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, смертоносныя язвы и от всякаго зла. Ей, святителю Божий, да устроиши молитвами твоими вся благая душам и телесем нашим, да и мы прославим в душах и телесех наших Господа и Бога нашего, Иисуса Христа, Емуже со Отцем и Святым Духом слава и держава во веки веков. Аминь.

КАНОНЫ И АКАФИСТЫ

 

КАНОН СВЯТИТЕЛЮ МИТРОФАНУ, ЕПИСКОПУ ВОРОНЕЖСКОМУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

глас 8
Пе́снь 1.
Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.
От мно́гих зо́л мно́гаго уны́ния испо́лнены, к тебе́ прибега́ем, святи́телю Христо́в Митрофа́не, и от тебе́ ско́рыя по́мощи и заступле́ния ны́не тре́буем.
Страсте́й на́с бра́ни смуща́ют, па́стырю преподо́бне, ты́ же умири́ на́с твои́м благоприя́тным к Бо́гу хода́тайством.
От бе́д и скорбе́й на́с, чудотво́рче святы́й, изба́вив, му́жественное в доброде́телех преспе́яние все́м да́руй, да вси́ о тебе́, свяще́ннейший Митрофа́не, ра́дуемся.
Богоро́дичен: Моли́тву на́шу приими́, Пречи́стая, и моли́твою Твое́ю всемо́щною изба́витися на́м от вра́г ви́димых и неви́димых, от грехо́в же и вся́кия му́ки, моли́, Его́же родила́ еси́, Человеколю́бца Бо́га.
Пе́снь 3.
Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.
Покрови́теля жи́зни на́шея и моли́твенника к Бо́гу почита́ем тя́, присносла́вный о́тче на́ш Митрофа́не: на стезю́ на́с покая́ния напра́ви, архиере́ев красото́ и ве́рных утвержде́ние.
Мо́лим, душе́вное на́ше смуще́ние, и тьму́ бесо́вских наважде́ний в на́с разори́ти: тебе́ бо, свя́те, даде́ся благода́ть Свята́го Ду́ха, злы́я ду́хи прогоня́ти.
Неду́гующе те́лом, неду́гуем и душе́ю, богоблаже́нне, ты́ же не оста́ви на́с во гресе́х на́ших поги́бнути, но в ни́хже и са́м я́ко челове́к искуша́емь бы́л еси́, и на́м, искуша́емым, ны́не помози́.
Богоро́дичен: Вся́ а́нгелов во́инства, Предте́че Госпо́день, апо́столов двоенадеся́тице, святи́и вси́ с Богоро́дицею, сотвори́те моли́тву, во е́же спасти́ся на́м.
Седа́лен, гла́с 2:
Во святи́тельстве благоче́стно пожи́л еси́, святи́телю богоявле́нне, лю́ди к богоразу́мию сло́вом и де́лом наста́вил еси́, и Бо́гу до конца́ угоди́л еси́. Сего́ ра́ди от Него́ нетле́нием и чудесы́, о́тче Митрофа́не, почти́лся еси́, я́ко прича́стник Бо́жия благода́ти.
Сла́ва, и ны́не: Му́чеников, проро́ков, апо́столов, иера́рхов, преподо́бных и святы́х все́х от ве́ка пра́ведных похвала́ Ты́ еси́, Пречи́стая, те́мже Тя́ мо́лим: моли́ся с ни́ми ко Го́споду, да спасе́т ду́ши на́ша.
Пе́снь 4.
Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́, и просла́вих Твое́ Божество́.
Пла́мень погаси́ в на́с плотски́х обурева́ний и нечи́стых на́ших помышле́ний, да пла́мени гее́нскаго огня́ твои́ми моли́твами, Митрофа́не, изба́вимся.
Ду́шу и помышле́ние к тебе́ простира́ем, святи́телю богоизбра́нне: согре́й на́шу ве́ру и любо́вь, я́же к Бо́гу, да зако́ну Его́ усе́рдно после́дующе, пре́йдем по́прище на́шего спасе́ния непреткнове́нно.
Сто́лп кре́пости стяжа́вше тя́ от Бо́га, от вра́г ви́димых и неви́димых огражда́емся тобо́ю безбе́дно; те́мже тя́ вси́ по до́лгу, Митрофа́не, ублажа́ем.
Богоро́дичен: Черто́же незаходи́маго Све́та, Де́во, не́смы досто́йны черто́га небе́снаго, грехо́вныя ра́ди вины́; Ты́ же, Богороди́тельнице, ра́ди обнаже́ннаго на Кресте́ сла́дкаго Твоего́ Сы́на, и Блага́го на́шего Го́спода, покры́й сты́д лица́ на́шего и спаси́ на́с.
Пе́снь 5.
Ирмо́с: Просвети́ на́с повеле́нии Твои́ми, Го́споди, и мы́шцею Твое́ю высо́кою Тво́й ми́р пода́ждь на́м, Человеколю́бче.
Мо́лим ти ся и вопие́м всеусе́рдно: испо́лни, боговдохнове́нне, весе́лия живо́т на́ш, покрыва́я на́с кре́пким покро́вом защище́ния твоего́ от гла́да, я́звы и междоусо́бныя бра́ни, я́ко мо́жеши, о́тче, а́ще хо́щеши.
Мра́к на́ших заблужде́ний и жите́йския го́рдости све́тлостию святы́х моли́тв твои́х, Митрофа́не, прожени́, да по́мощию твое́ю грехо́в оставле́ние прии́мше, ми́лость у Христа́ Бо́га обря́щем.
На одре́ не́мощи и уны́ния низлежа́щу ми́, пода́ждь ру́ку по́мощи, па́стырю боговозлю́бленне, и не оста́ви мя́ лише́на бы́ти твоего́ спаси́тельнаго благода́тию Свята́го Ду́ха посеще́ния.
Богоро́дичен: Чисте́йшая еси́ па́че а́нгельских чино́в, от Нея́же Исто́чник святы́ни воплоти́ся на́с ра́ди, да освяти́т естество́ челове́ческое, моли́твами Твои́ми, Богоро́дице, изба́ви на́с от тиме́ния нечи́стых на́ших дея́ний и неподо́бных глаго́ланий.
Пе́снь 6.
Ирмо́с: Моли́тву пролию́ ко Го́споду и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, возведи́ мя.
Гра́ду твоему́ засту́пник бу́ди и оби́тели твоея́ храни́тель, гра́ды же и страны́ чту́щих любо́вию па́мять твою́, необори́мым моли́тв твои́х предста́тельством огради́, да вси́ тобо́ю, богому́дре Митрофа́не, хва́лимся.
Я́ко защи́тника тя́ от Бо́га ве́дуще, вла́сть на ду́сех нечи́стых ве́лию иму́ща, мо́лим, от зла́го де́йствия злы́х духо́в на́ши ду́ши сохрани́ти безнаве́тны.
По до́лгу блажа́т тя́ ве́рнии, — ра́дуйся, Митрофа́не, — зову́ще: ты́ бо еси́ вои́стинну Росси́йстей Це́ркви ра́дование и похвала́, и тя́ чту́щим на вся́ враги́ одоле́ние, досточу́дне.
Богоро́дичен: Го́ру Тя́ мы́сленную и Ле́ствицу Иа́ковлю проро́цы нарица́ют, Е́юже Бо́г к челове́ком сни́де, поги́бшую дра́хму взыска́ти хотя́, ю́же обре́т, па́ки к небеси́ возво́дит. Те́мже Тя́ вси́, я́ко Ма́терь Бо́жию, правосла́вно велича́ем.
Конда́к, гла́с 8:
Воздержа́нием те́ло ду́ху порабо́тив, ду́шу же равноа́нгельну сотвори́в, святи́тельскою оде́ялся еси́ оде́ждою, я́ко вене́ц свяще́нства; и ны́не, все́х Влады́це предстоя́, моли́, преблаже́нне Митрофа́не, умири́ти и спасти́ ду́ши на́ша.
И́кос:
В пусты́ни высото́ю смиренному́дрия, я́ко ра́йский цве́т, красу́яся, и на Воро́нежския Це́ркви престо́ле украси́лся еси́ высо́кими удобре́нии, прему́дре, и́бо бы́л еси́ иера́рх, о́браз ве́рным сло́вом и житие́м. Те́мже и Бо́г, я́ко уго́дника Своего́ вознесе́ тя, нетле́нием и чудесы́ в Це́ркви Свое́й прославля́я, да вси́ ве́рою зове́м ти́: ра́дуйся, Воро́нежская похвало́, Митрофа́не приснопа́мятне.
Пе́снь 7.
Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше, о́троцы, в Вавило́не иногда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.
На́с обнови́ти хотя́ и на́шему спасе́нию, Спа́се, благопоспеши́ти, Ты́ но́ваго Це́ркви Твое́й воздви́гл еси́ свети́льника, Митрофа́на, к Тебе́ зову́ща: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.
Человеколю́бца Спа́са о на́с, святи́телю Христо́в, умоли́, разреши́тися на́м от прегреше́ний на́ших и душе́вных скве́рн, да и мы́ Тому́, я́ко Всеси́льному Изба́вителю, зове́м: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.
Во сла́ву Бо́жию оде́янный святи́тель и чудотво́рец на́м от Бо́га показа́лся еси́, Митрофа́не всехва́льне, да све́тлостьми чуде́с твои́х па́че со́лнечных лу́ч озаря́еми, зове́м ди́вная тобо́ю Соверша́ющему: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.
Богоро́дичен: Вели́кая дарова́ния Тобо́ю от Го́спода прия́хом, Де́во Пречи́стая, сего́ ра́ди благода́рственное пе́ние прино́сим Ти́ и зове́м: Благослове́нна Ты́ в жена́х еси́, Всенепоро́чная Влады́чице.
Пе́снь 8.
Ирмо́с: Царя́ Небе́снаго, Его́же пою́т во́и а́нгельстии, хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.
К честны́м моще́м твои́м, я́ко к необори́мому покро́ву, прибега́юще, немо́лчнаго твоего́ хода́тайства, богоно́се преподо́бне, про́сим: ты́ же не пре́зри и́же от тебе́ тре́бующих по́мощи, но услы́ши и заступи́ вся́, пою́щия тя́ и превознося́щия Христа́ во ве́ки.
Теле́сныя сла́бости и душе́вныя неду́ги си́лою моли́тв твои́х благода́тно пременя́я, премени́, о́тче Митрофа́не, вся́кое неможе́ние пою́щим тя́ и превознося́щим Христа́ во ве́ки.
Пла́чущим ты́ сле́зы отира́еши, па́стырю преблаже́нне, и бе́дствующим подае́ши ру́ку спасе́ния от Бо́га, те́мже и на́с у престо́ла Влады́чня помяни́, ве́рою пою́щих тя́ и превознося́щих Христа́ во ве́ки.
Богоро́дичен: Велича́ем Твое́ тве́рдое заступле́ние, испове́дуем Ма́терния Твоея́ моли́твы си́лу, благодари́м возвели́чившаго Тя́ Го́спода, ро́ждшагося от Тебе́, Богома́ти, Его́же моли́ спасти́ся душа́м на́шим.
Пе́снь 9.
Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу, Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.
Ты́, и́же в Дому́ Твое́м уго́дники Твоя́ насажда́еши, я́ко ма́слины и я́ко ке́дры, Спа́се, Митрофа́на уго́дника Твоего́ моле́нием, насади́ в на́с доброде́тельное житие́, да во вре́мя свое́ принесе́м Ти́ плоды́ покая́ния.
Со А́нгелы, служи́телю Святе́й Тро́ице, Митрофа́не прему́дре, ра́дуйся, и на́м, ве́рою блажа́щим тя́, пода́ждь моли́твами твои́ми, о Ду́се Свя́те ра́доватися.
А́ще и не́мощны есмы́ и премно́го согреша́ем, недосто́йнии, но не отступа́ем наде́жды мо́щнаго покро́ва твоего́, достосла́вне: ты́ же, Христу́ Бо́гу моля́ся, помози́ на́м обрести́ все́м с ли́ки пра́ведных стоя́ние в Де́нь су́дный.
На ме́сте озлобле́ния не́мощи смири́вшемуся, удиви́ моли́тв твои́х си́лу, чудотво́рче святы́й, Митрофа́не, и по да́нней тебе́ целе́б благода́ти, нездра́вие мое́ во здра́вие премени́.
Богоро́дичен: Упова́ние и ра́досте на́ша, Мари́е Богоневе́стная, покры́й на́с честны́м Твои́м омофо́ром, да хва́лим непреста́нно и́мя Твое́, и пое́м с безпло́тными ли́ки, Тя́ велича́юще.
Свети́лен:
Светоза́рна свети́льника ве́ры, пресла́вно от Светонача́льныя Тро́ицы возсия́вша, и на́с со́лнца светле́йше чудесы́ свои́ми просвети́вша, Митрофа́на, па́стыря блаже́нна, пе́сньми восхва́лим.
Богоро́дичен: Богоро́дице Де́во, ра́дуйся, от А́нгела ра́дость прии́мшая; ра́дуйся, Влады́чице, и спаси́ на Тя́ упова́ющия.
АКАФИСТ СВЯТИТЕЛЮ МИТРОФАНУ, ЕПИСКОПУ ВОРОНЕЖСКОМУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Из­бра́н­ный чу­до­тво́р­че и из­ря́д­ный уго́д­ни­че Хрис­то́в, мно­го­це­ле́б­ный ис­то́ч­ни­че и мо­ли́т­вен­ни­че о ду­ша́х на́­ших, свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не, я́ко име́яй дерз­но­ве́­ние ко Го́с­по­ду, от вся́­ких нас бед сво­боди́ зо­ву́­щих: Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Икос 1
А́н­гел зем­ны́й и че­ло­ве́к не­бе́с­ный был еси́, свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не: впе­ри́в бо ум в Бо­же́ст­вен­ная, вре́­мен­ная и зем­на́я пре­не­бре́гл еси́, те́м­же и все­ли́­ся в тя Пре­свя­ты́й Дух, Его́­же бла­го­да́­тию све́т­ло укра­ше́н еси́. Се­го́ ра́­ди те­бе́, на Не­бе­си́ и на зем­ли́ про­сла́в­лен­но­му, во­пи­е́м си́­це:
Ра́­дуй­ся, я́ко чис­то­то́ю и свя­ты́­нею А́н­ге­лом упо­до́­бил­ся еси́; ра́­дуй­ся, я́ко пос­то́м и бде́­ни­ем без­стра́с­тия до­сти́гл еси́. Ра́­дуй­ся, све­ти́ль­ни­че Бо­же́ст­вен­на­го све́­та; ра́­дуй­ся, мо­ли́тв бла­го­во́н­ное ка­ди́­ло. Ра́­дуй­ся, ве́р­ных не­пре­ло́ж­ное утвер­жде́­ние; ра́­дуй­ся, не­ве́р­ных бо­го­му́д­рен­ное об­ли­че́­ние. Ра́­дуй­ся, хри­сти­а́н не­по­сты́д­ное при­бе́­жи­ще; ра́­дуй­ся, бла­го­че́с­тия сте­но́ не­обо­ри́­мая. Ра́­дуй­ся, кре́п­кое кор­ми́­ло Це́рк­ве Хри­сто́­вы; ра́­дуй­ся, не­по­ко­ле­би́­мый сто́л­пе Пра­во­сла́­вия. Ра́­дуй­ся, апо́с­толь­ских пре­да́­ний ве́р­ный хра­ни́­те­лю; ра́­дуй­ся, та́­ин Бо́­жи­их и́с­тин­ный строи́­те­лю. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 2
Ви́­дя­ще от свя­ты́х мо­ще́й тво­и́х прис­но­те­ку́­щий ис­то́ч­ник ис­це­ле́­ний, бла­го­го­ве́­ния и ра́­дос­ти ис­по́л­не­ни, бла­го­да­ри́м Бо́­га, ди́в­но про­слав­ля́ю­ща­го свя­ты́я Своя́, во­пию́­ще Ему́: Алли­лу́иа.
Икос 2
Ра́­зу­мом, про­све­ще́н­ным свы́­ше, вра­зум­ля́я за­блу́жд­ших, по­бо́р­ник был еси́ и́с­тин­ныя Хри­сто́­вы Це́рк­ве, ег­да́ в ца́рст­вую­щем гра́­де Моск­ве́ суе­му́д­рен­нии лже­учи́­те­лие на со­бо́­ре свя­ти́­тель­ском от­вер­зо́­ша не­чес­ти́­вая ус­та́ своя́ на ея́ ху­ле́­ние. Мы же от мы́с­лен­ных вол­ко́в из­ба́вль­ше­ся, ве́р­но взы­ва́­ем ти:
Ра́­дуй­ся, цев­ни́­це Ду́­ха Свя­та́­го, бря­ца́ю­щая сла́­ву Бо́­жию во спа­се́­ние че­ло­ве́­ком; ра́­дуй­ся, гро́­ме, со­кру­ша́яй ере­ти́­чес­кое зло­че́с­тие. Ра́­дуй­ся, мо́л­ние, по­па­ля́ю­щая пле́­ве­лы не­ве́­рия; ра́­дуй­ся, я́с­ное зер­ца́­ло апо́с­толь­ских пре­да́­ний. Ра́­дуй­ся, не­мо́лч­ный бла­го­ве́ст­ни­че ве­ле́­ний Хри­сто́­вых; ра́­дуй­ся, ве́р­ный на­ста́в­ни­че бо­го­му́д­рия. Ра́­дуй­ся, мо­на́­шест­вую­щих сла́­во; ра́­дуй­ся, ар­хи­ере́­ев бо­же́ст­вен­ное удо­бре́­ние. Ра́­дуй­ся, зла­то­за́р­ное све­ти́­ло, про­све­ща́ю­щее зе́м­лю Ру́с­скую; ра́­дуй­ся, на­де́ж­ный хо­да́­таю нам Ца́рст­вия Не­бе́с­на­го. Ра́­дуй­ся, я́ко тво­и́м к Бо́­гу мо­ле́­ни­ем от а́да сво­бож­да́­ем­ся; ра́­дуй­ся, я́ко тво­и́м пред­ста́­тель­ством ра́йс­кия жи́з­ни спо­до­бля́ем­ся. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 3
Си́­ле Вы́ш­ня­го чу­до­де́йст­вую­щей, ни­кто́­же при­те­ка́яй к те­бе́, пре­бла­же́н­не о́т­че, от­хо́­дит тощь: не­ду́­гую­щим бо яви́л­ся еси́ ис­це­ле́­ние, сле­пы́м про­зре́­ние, хро­мы́м утвер­жде́­ние, и вси бла­го­ве́р­нии лю́­дие, ско́­ра­го тя по­мо́щ­ни­ка стя­жа́в­ше, ра́­дост­но Бо́­гу вос­пе­ва́­ют: Алли­лу́иа.
Икос 3
Име́яй в се́рд­це сво­е́м огнь люб­ве́ Бо­же́ст­вен­ныя, спа­се́­ния ра́­ди душ че­ло­ве́­чес­ких па́с­тыр­ски под­ви­за́л­ся еси́, бо­го­му́д­ре, про­ти́­ву ко́з­ней диа́­воль­ских и по­бе­ди́­тель­ным ору́­жи­ем крес­та́ раз­се­ка́л еси́ се́­ти лу­ка́­ва­го, я́ко пау­чи́­ну. Те́м­же при­ими́ от нас песнь сию́:
Ра́­дуй­ся, ра́­бе Бо́­жий, бла­ги́й и ве́р­ный; ра́­дуй­ся, до­сто́й­ный де́­ла­те­лю вер­то­гра́­да Хри­сто́­ва. Ра́­дуй­ся, учи́­те­лю сми­ре́­ния и це­ло­му́д­рия; ра́­дуй­ся, о́б­ра­зе кро́­тос­ти и по­слу­ша́­ния. Ра́­дуй­ся, му́­жу же­ла́­ний; ра́­дуй­ся, Про­по­ве́д­ни­че чу­де́с Бо́­жи­их. Ра́­дуй­ся, на­ста́в­ни­че дел до́б­рых; ра́­дуй­ся, тве́р­дое ог­раж­де́­ние Хри­сто́­вы Це́рк­ве. Ра́­дуй­ся, ог­не­ви́д­ный сто́л­пе, на­став­ля́яй на путь спа­се́­ния; ра́­дуй­ся, све­то­за́р­ный све­ти́ль­ни­че, ве́р­ныя про­све­ща́яй. Ра́­дуй­ся, не­из­чер­па́е­мый со­су́­де бла­го­да́­ти Хри­сто́­вы; ра́­дуй­ся, чи́с­тое при­я́те­ли­ще Ду́­ха Свя­та́­го. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 4
Бу́­рю мир­ска́­го жи­тия́ и тя­же­ло­но́с­ныя страс­те́й во́л­ны пре­ше́д, об­ре́л еси́ ти́­хое при­ста́­ни­ще и, в пус­ты́­ню все­ли́в­ся, не­ле́­ност­но ра­бо́­тал еси́ Хри­сту́ во мно́­зе дол­го­тер­пе́­нии. От­ню́­ду­же ру­ко­во­ди́л еси́ в Ца́рст­вие Бо́­жие и ду­хо́в­ная ча́­да своя́, на­учи́в их еди­н́ы­ми ус­ты́ и еди́­ным се́рд­цем пе́­ти Бо́­гу: Алли­лу́иа.
Икос 4
Слы́­ша­ще ди́в­ныя о Бо́­зе тру­ды́ твоя́, свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не, при­хож­да́­ху к те­бе́ из­да­ле́­ча жа́ж­ду­щии гла­го́­лов жи­во­та́ ве́ч­на­го: по­не́­же ты учи́л и тво­ри́л еси́, на­став­ля́л сло́­вом и жи­ти­е́м сво­и́м. Се­го́ ра́­ди лю­бо́­вию во­пи­е́м ти:
Ра́­дуй­ся, апо́с­то­лов пре­е́м­ни­че; ра́­дуй­ся, свя­ти́­те­лей со­пре­сто́ль­ни­че. Ра́­дуй­ся, пре­по­до́б­ных со­бе­се́д­ни­че; ра́­дуй­ся, пра́­вед­ных укра­ше́­ние. Ра́­дуй­ся, ве́н­че воз­дер­жа́­ния; ра́­дуй­ся, бла­го­сен­но­ли́ст­вен­ное дре́­во, по­то́­ка­ми ра́йс­ки­ми вос­пи­та́н­ное. Ра́­дуй­ся, без­по­мо́щ­ных спа­си́­тель­ное при­зре́­ние; ра́­дуй­ся, цве́­те не­тле́­ния. Ра́­дуй­ся, я́ко от­чуж­де́­ни­ем вре́­мен­ных благ стя­жа́л еси́ бла­же́н­ство ни­ще­ты́ ду­хо́в­ныя; ра́­дуй­ся, я́ко са­мо­во́ль­ным об­ни­ща́­ни­ем об­ре́л еси́ со­кро́­ви­ще благ ве́ч­ных. Ра́­дуй­ся, я́ко во глу­би­ну́ сми­ре́­ния при­ни́кл еси́; ра́­дуй­ся, я́ко на вы­со­ту́ без­стра́с­тия воз­ше́л еси́. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 5
Бо­го­те́ч­ней звез­де́, пу­те­во­ди́в­шей дре́в­ле волх­во́в к пра́­вед­но­му Со́лн­цу, по­до́­бен был еси́, все­хва́ль­не о́т­че, сам вос­хо­дя́ бла­го­да́­тию Бо́­жиею от си́­лы в си́­лу, и при­во­дя́ с со­бо́ю ко Хри­сту́ Бо́­гу всех и́щу­щих спа­се́­ния. Те́м­же и мы, не­мер­ца́ю­щим сия́­ни­ем сла́­вы твоея́ оза­ря́е­ми, со­гла́с­но во­пи­е́м Ему́: Алли­лу́иа.
Икос 5
Ви́­дев­ше в те­бе́ во­ро́­неж­стии лю́­дие пе́р­ва­го ар­хи­па́с­ты­ря, я́ко А́н­ге­ла, зна́­ме­ние не­бе́с­ныя бла­го­да́­ти но­ся́­ща, воз­ра́­до­ва­ша­ся ра́­дос­тию не­из­гла­го́­лан­ною: ты же, до́б­ре вни­ма́я се­бе́ и все­му́ ста́­ду, в не́м­же тя Дух Свя­ты́й по­ста́­ви епи́с­ко­па, пасл еси́ усе́рд­но Це́р­ковь Го́с­по­да и Бо́­га, я́ко сло́­во воз­да́­ти хо­тя́. Се­го́ ра́­ди убла­жа́­ем тя, о́т­че Мит­ро­фа́­не, зо­ву́­ще:
Ра́­дуй­ся, че­ло­ве́­че Бо́­жий, пре­по­до́­би­ем, а́ки по́я­сом зла­ты́м, пре­по­я́с­ан­ный; ра́­дуй­ся, дру́­же Хрис­то́в, свя­ти́­тель­ством, а́ки би́­се­ром дра­ги́м, пре­ук­ра­ше́н­ный. Ра́­дуй­ся, во́и­не Хрис­то́в не­по­бе­ди́­мый; ра́­дуй­ся, стра́­же до́­ма Бо́­жия не­усы́п­ный. Ра́­дуй­ся, вос­хож­де́­ния в се́рд­це сво­е́м к Не­бе­си́ по­ло­жи́­вый; ра́­дуй­ся, сло­ве́с­ныя о́в­цы Хри­сто́­вы на жи­во­но́с­ных па́­жи­тях вос­пи­та́­вый. Ра́­дуй­ся, я́ко не по­пус­ти́л еси́ ду­ше­тле́н­ному зве́­рю рас­хи́­ти­ти ста́­до твое́; ра́­дуй­ся, я́ко от Не­бе́с­на­го Пас­ты­ре­на­ча́ль­ни­ка пра́­вед­ное воз­дая́­ние при­я́л еси́. Ра́­дуй­ся, воз­лю­би́­вый бла­го­ле́­пие до́­му Бо́­жия; ра́­дуй­ся, в са­мо́м се­бе́ храм Три­ипо­ста́с­но­му Бо­жест­ву́ уго­то́­ва­вый. Ра́­дуй­ся, я́ко во умерщ­вле́н­ном те­ле­си́ ри́­зою не­тле́­ния оде́­ян еси́; ра́­дуй­ся, я́ко из гро́­ба за­ре́ю без­сме́р­тия нас осия­ва́е­ши. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 6
Сло­ве́с ева́н­гель­ских, е́же не скры­ва́­ти се­бе́ со­кро́­ви­ща на зем­ли́, ве́р­ный блю­сти́­тель по­ка­за́л­ся еси́, все­бла­же́н­не Мит­ро­фа́­не, ег­да́ до­стоя́­ние свое́ му́д­ре рас­то­чи́л еси́, снаб­де­ва́я убо́­гих и по­со́бст­вуя бла­го­ве́р­но­му им­пе­ра́­то­ру Пет­ру́ в со­ору­же́­нии ко­раб­ле́й на по­беж­де́­ние не­ве́р­ных ага́­рян, не ве́­ду­щих пе́­ти: Алли­лу́иа.
Икос 6
Воз­сия́ ца́рст­ву пра­во­сла́в­но­му бла­го­тво́р­ный свет ве­ли́­ких доб­ро­де́­те­лей тво­и́х, свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не, о ни́х­же бла­годаря́ще От­ца́ Не­бе́с­на­го, к те­бе́ я́ко к при́с­но­му о нас мо­ли́т­вен­ни­ку, взы­ва́­ем си́­це:
Ра́­дуй­ся, на­ста́в­ни­че це­ло­му́д­рия; ра́­дуй­ся, сми­ре́­ния Хри­сто́­ва и́с­тин­ный под­ра­жа́­те­лю. Ра́­дуй­ся, ол­та­ря́ Гос­по́д­ня бла­го­го­ве́й­ный слу­жи́­те­лю; ра́­дуй­ся, свя­ти́­те­лей укра­ше́­ние. Ра́­дуй­ся, и́но­чес­ка­го рав­но­а́н­гель­на­го жи­тия́ рев­ни́­те­лю; ра́­дуй­ся, без­мо́л­вия дре́в­них бо­го­но́с­ных оте́ц под­ра­жа́­те­лю. Ра́­дуй­ся, ми́­лос­ти струе́ не­из­ся­ка́е­мая; ра́­дуй­ся, бла­го­утро́­бия хра­ни́­ли­ще не­ос­ку́д­ное. Ра́­дуй­ся, си́­рых бла­го­на­де́ж­ное при­ста́­ни­ще; ра́­дуй­ся, вдо­ви́ц ско́­рое за­ступ­ле́­ние. Ра́­дуй­ся, мно́­жест­во душ уне­ве́сти­вый Хри­сту́; ра́­дуй­ся, ку́п­но с ни́­ми пре­бы­ва́яй в ра́­дос­ти Го́с­по­да тво­его́. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 7
Хо­тя́­щу не́­ког­да бла­го­ве́р­но­му им­пе­ра́­то­ру Пет­ру́ бе­се́­до­ва­ти с то­бо́ю, при­зва́н был еси́ во двор ца́р­ский: ег­да́ же вне­за́­пу уз­ре́л о́к­рест его́ из­вая́­ния язы́­чес­кая, а́бие воз­вра­ти́л­ся еси́ вспять, не убо­я́в­ся пре­ще́­ния ца­ре́­ва, и го­то́в был еси́ ду́­шу свою́ по­ло­жи́­ти па́­че, не́­же рас­тли́­ти мы́с­лен­ныя о́чи серд­ца́ сво­его́ не­по­до́б­ным ви­де́­ни­ем, на­уча́я ве́р­ных еди́­но­му жи­во́­му Бо́­гу пе́­ти: Алли­лу́иа.
Икос 7
Но́­ва­го тя по бла­го­че́с­тию рев­ни́­те­ля по­зна́в бла­го­ве́р­ный царь и ви́­дя не­боя́з­нен­ное твое́ на смерть из­во­ле́­ние, по­ве­ле́ су́­ет­ная из­вая́­ния низ­ри́­ну­ти. Мы же свя­то́­му дерз­но­ве́­нию тво­ему́ чудя́­щеся, во­пи­е́м:
Ра́­дуй­ся, не­пре­кло́н­ный ис­по­ве́д­ни­че Пра­во­сла́­вия; ра́­дуй­ся, ре́в­ност­ный за­щи́т­ни­че бла­го­че́с­тия. Ра́­дуй­ся, свя­щен­но­та­и́н­ни­че бла­го­да́­ти; ра́­дуй­ся, ве­ле­гла́с­ный про­по­ве́д­ни­че по­кая́­ния. Ра́­дуй­ся, апо́с­то­лов не­мо́лч­ная ус­та́; ра́­дуй­ся, Це́рк­ве не­по­ко­ле­би́­мый сто́л­пе. Ра́­дуй­ся, па́­сты­рю до́б­рый; ра́­дуй­ся, я́ко не­при­ча́с­тен яви́л­ся еси́ ли­це­прия́­тию. Ра́­дуй­ся, я́ко и́с­ти­ну не оби­ну́я­ся сви­де́­тель­ство­вал еси́; ра́­дуй­ся, я́ко тво­и́м по­со́­би­ем со­кру­ша́­ют­ся ко́з­ни вра́­жия. Ра́­дуй­ся, я́ко всем ве́р­ным вос­по­ми­на́­ние твое́ пре­сла́д­ко; ра́­дуй­ся, я́ко всей Це́рк­ви Хри­сто́­вой и́мя твое́ пре­че́ст­но. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 8
Стра́н­ное и пре­сла́в­ное чу́­до бла­го­да́­ти не­бе́с­ныя явля́­ет­ся ны́­не во о́чию всех ве́р­ных: дол­го­тер­пе­ли́­вый и мно­го­ми́­лос­ти­вый Гос­по́дь не про­гне́­вал­ся на ны до кон­ца́ за без­за­ко́­ния на́­ша, но, по­мя­ну́в щед­ро́­ты Своя́, да­ро­ва́ нам те­бе́, до­сто­чу́д­не о́т­че, за­сту́п­ни­ка из­ря́д­на, та́­ко воз­не­се́ рог спа­се́­ния на́­ше­го, да вы́­ну по­е́м Ему́: Алли­лу́иа.
Икос 8
Весь еси́ в вы́ш­них, но и ни́ж­них не ос­тав­ля́­еши, свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не, при́с­но со Хри­сто́м ца́рст­вуе­ши, и о нас гре́ш­ных мо­ли́т­вы к Не­му́ воз­сы­ла́е­ши: не то́­чию бо при­па́­даю­щих к цель­бо­но́с­ным мо­ща́м тво­и́м, но и да­ле́­че от­стоя́­щих, при­зы­ва́ю­щих же все­чест­но́е и́мя твое́, пред­ста́­тель­ством тво­и́м со­блю­да́е­ши от вся́­ка­го зла. Те́м­же во уми­ле́­нии зо­ве́м ти:
Ра́­дуй­ся, при­бе́­жи­ще на́­ше во всех ско́р­бех; ра́­дуй­ся, ско́­рый по­мо́щ­ни­че всех в бе­да́х су́­щих. Ра́­дуй­ся, це­ли́­те­лю бо­ле́з­ней ду­ше́в­ных вку́­пе и те­ле́с­ных; ра́­дуй­ся, на не­ви́­ди­мые вра­ги́ на́­ша си́ль­ный по­бо́р­ни­че. Ра́­дуй­ся, по­се­ти́­те­лю в не́­мо­щи ле­жа́­щих; ра́­дуй­ся, уте́­ши­те­лю в бе­да́х су́­щих. Ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю пре­ста­е́т ры­да́­ние; ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю по­да­е́т­ся ра́­дость. Ра́­дуй­ся, я́ко Хри­сту́ до́­блест­вен­но по­сле́­до­вал еси́; ра́­дуй­ся, я́ко Слад­ча́й­ше­му Иису́­су до кон­ца́ по­слу­жи́л еси́. Ра́­дуй­ся, я́ко на­слаж­да́е­ши­ся ли­це­зре́­ния Бо́­жия; ра́­дуй­ся, я́ко спо­до́­бил­ся еси́ зре́­ти не­ве­че́р­ний день Ца́рст­вия Его́. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 9
Вся́­кия ско́р­би и тру­ды́ до́­блест­вен­но пре­тер­пе́л еси́, ше́ст­вуя по пу­ти́ спа­се́­ния до мас­ти́­тыя ста́­рос­ти, об­ле­че́н во все­ору́­жие Бо́­жие, во пло́­ти а́ки без­пло́­тен, умерщ­вля́я стра́с­ти и со­кру­ша́я на­ве́­ты ми­ро­дер­жи́­те­ля тьмы ве́­ка се­го́. Те́м­же Не­бе́с­ным со­при­чи́с­лен си́­лам, ку́п­но с ни́­ми вос­пе­ва́­еши Бо́­гу: Алли­лу́иа.
Икос 9
Ве­ти́и мно­го­ве­ща́н­нии не­до­уме́­ют изо­бра­зи́ти оби́­лия люб­ве́ твоея́, е́ю­же, от­хо­дя́ к Твор­цу́, пре­ис­по́л­нен был еси́ к ча́­дом тво­и́м о Го́с­по­де: вос­хо­те́в бо и по от­ше́ст­вии сво­е́м при́с­но по­уча́­ти их, я́ко жи­вы́й, за­ве­ща́л еси́ им вся по­тре́б­ная ко спа­се́­нию. Се­го́ ра́­ди из глу­би­ны́ сер­де́ц во­пи­е́м ти:
Ра́­дуй­ся, бла­го­че́ст­но те­че́­ние скон­ча́­вый; ра́­дуй­ся, ве́­ру со­блю­ды́й все­це́­лу. Ра́­дуй­ся, ору́­жи­ем бла­го­во­ле́­ния Бо́­жия вен­ча́н­ный на зем­ли́; ра́­дуй­ся, вен­це́м не­тле́­ния укра­ше́н­ный на Не­бе­си́. Ра́­дуй­ся, до́­лу ве­ли́­чи­ем чу­де́с бли­ста́ю­щий; ра́­дуй­ся, го­ре́ лу­ча́­ми Три­со́л­неч­на­го Све́­та осия­ва́е­мый. Ра́­дуй­ся, я́ко в пре­све́т­лых ра́йс­ких оби́­те­лех все­ля́е­ши­ся. Ра́­дуй­ся, я́ко ли­це́м к ли­цу́ Бо­же́ст­вен­на­го све́­та при­ча­ща́е­ши­ся. Ра́­дуй­ся, я́ко с не­бе́с­ных вы­со́т на моль­бы́ на́­ша при­зи­ра́е­ши; ра́­дуй­ся, я́ко в со́­ни­ях и ви­де́­ни­ях во бла́­го нам явля́е­ши­ся. Ра́­дуй­ся, я́ко мо­ли́т­ва­ми тво­и́ми от ве́ч­ныя сме́р­ти сво­бож­да́­ем­ся; ра́­дуй­ся, я́ко пред­ста́­тель­ством тво­и́м без­ко­не́ч­ныя жи́з­ни спо­до­бля́ем­ся. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 10
И́же всем че­ло­ве́­ком хо­тя́й спас­ти́­ся и в ра́­зум и́с­ти­ны при­ити́, Гос­по́дь и Бог наш Иису́с Хрис­то́с яви́л нам не­тле́н­ное те́­ло твое́ на зем­ли́, я́ко жи­во­но́с­ную ку­пе́ль, вра­чу́ю­щую вся́­ку бо­ле́знь и вся́­ку я́зю в лю́­дех. Те́м­же бла­го­да́р­ствен­но во­пи­е́м Ему́: Алли­лу́иа.
Икос 10
Сте­на́ еси́ спа­се́­ния при­бе­га́ю­щим к те­бе́, свя­ти́­те­лю Мит­ро­фа́­не, и в бы­ва́е­мых от те­бе́ зна­ме́­ни­их, ис­по­ве́­даю­щих ве­ли́­чие Бо́­жие. Се­го́ ра́­ди, уще́д­ре­ни тво­и́м чу­до­де́йст­вен­ным о нас ко Хри­сту́ Бо́­гу хо­да́­тай­ством, во­пи­е́м ти:
Ра́­дуй­ся, ца­ре́й бла­го­чес­ти́­вых по­бо́р­ни­че; ра́­дуй­ся, ар­хи­ере́­ев пра­во­сла́в­ных укреп­ле́­ние. Ра́­дуй­ся, ца́рст­ва пра­во­сла́в­на­го за­щи́т­ни­че; ра́­дуй­ся, Це́рк­ви свя­те́й утвер­жде́­ние. Ра́­дуй­ся, пре́ж­де сме́р­ти умерт­ви́­вый плоть свою́; ра́­дуй­ся, пред­вку­си́­вый жизнь ве́ч­ную, пре́ж­де вни́­тия в се­ле́­ния ра́йс­кая. Ра́­дуй­ся, уме́­рый ми́­ру пре́ж­де кон­чи́­ны твоея́; ра́­дуй­ся, вос­кре­сы́й ду́­хом во Хрис­те́, пре́ж­де успе́­ния тво­его́. Ра́­дуй­ся, я́ко от оби́­те­ли зем­ны́я во Оби́­тель Не­бе́с­ную пре­се­ли́л­ся еси́; ра́­дуй­ся, я́ко от Оби́­те­ли Не­бе́с­ныя во оби́­те­ли зем­ны́я бла­го­тво­ря́ нис­хо́­ди­ши. Ра́­дуй­ся, я́ко и по от­ше́ст­вии тво­е́м с на́­ми пре­бы­ва́е­ши. Ра́­дуй­ся, я́ко и по уме́рт­вии тво­е́м умерщ­вле́н­ныя грех­ми́ ду́­ши мо­ли́т­ва­ми тво­и́ми ожив­ля́е­ши. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 11
Пе́­ние, при­но­си́­мое ны́­не, а́ще бы и пре­вы́­ше че­ло­ве́­чес­ка­го бы́­ло, не до­вле́­ло бы к Сла­во­сло́­вию Бо́­га, да­ро­ва́в­ша­го те­бе́ бла­го­да́ть ис­це­ле́­ний. Се­го́ ра́­ди не­до­уме́ю­ще бла­го­хва­ли́ти его́ по до­стоя́­нию, сми­рен­но­му́д­рен­но во­пи­е́м: Алли­лу́иа.
Икос 11
Све­то­по­да́­тель­на све­ти́ль­ни­ка, про­све­ща́ю­ща­го ду́­ши на́­ша ве́­рою, ви́­дим те­бе́, пре­бла­же́н­не о́т­че, пред Пре­сто́­лом Бо́­жи­им стоя́­ща, и тво­и́м бли­ста́­ни­ем оза­ря́е­ми, зо­ве́м ти та­ко­ва́я:
Ра́­дуй­ся, па́­сты­рю пре­ди́в­ный; ра́­дуй­ся, учи́­те­лю пре­му́д­рый. Ра́­дуй­ся, сто́л­пе ве́­ры не­по­ко­ле­би́­мый; ра́­дуй­ся, на­са­ди́­те­лю бла­ги́х. Ра́­дуй­ся, чис­то­ты́ се­ле́­ние; ра́­дуй­ся, пе­ча́ль­ных уте­ше́­ние. Ра́­дуй­ся, си́­рых пи­та́­те­лю; ра́­дуй­ся, оби́­ди­мых пред­ста́­те­лю. Ра́­дуй­ся, пре­му́д­ро­сти Бо́­жия при­я́те­ли­ще; ра́­дуй­ся, ис­то́ч­ни­че не­из­чер­па́е­мыя бла­го­да́­ти ис­це­ле́­ний. Ра́­дуй­ся, про­воз­ве́ст­ни­че Бо­же́ст­вен­ных ве­ле́­ний; ра́­дуй­ся, со­кро́­ви­ще ми­ло­се́р­дия Бо́­жия не­ис­то­щи́­мое. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 12
Бла­го­да́ть, свы́­ше ти да́н­ную по­зна́в­ше, бла­го­го­ве́й­но ло­бы­за́­ем свя­то­ле́п­ное изо­бра­же́­ние все­чест­на́­го ли­ца́ тво­его́, е́же бла­го­во­ли́л еси́ ди́в­но яви́­ти нам. Те́м­же бла­го­да́р­ствен­но во­пи­е́м Хри­сту́ Бо́­гу на́­ше­му: Алли­лу́иа.
Икос 12
Пою́­ще твое́ к Бо́­гу от­ше́ст­вие, свя­ти́­те­лю Мит­ро­фа́­не, по­чи­та́­ем свя­ще́н­ную па́­мять твою́, ве­ли­ча́­ем ре́в­ность по Бо́­зе, хва́­лим дол­го­тер­пе́­ние, сла́­вим не­зло́­бие, и убла­жа́­ем кон­чи́­ну твою́: на сме́рт­нем бо од­ре́ воз­ле­жа́, же­ла́­ни­ем воз­же­ла́л об­ле­щи­ся в ве­ли́­кий а́н­гель­ский о́б­раз, на­ре­че́н был Ма­ка́­ри­ем, бла­же́н­ства те­зо­име­ни́­тым, бла­же́н быв во­и́с­тин­ну, я́ко Ца́рст­вие Не­бе́с­ное на­сле́­до­вал еси́. Те́м­же мо­ля́­ще­ся усе́рд­но, о е́же спо­до́­би­ти­ся и нам не­осуж­де́н­но пред­ста́­ти на Стра́ш­ное су­ди́­ще Хрис­то́­во, взы­ва́­ем ти:
Ра́­дуй­ся, у Пре­сто́­ла Бо́­жия те́п­лый о нас пред­ста́­те­лю; ра́­дуй­ся, му́­жу же­ла́­ний, про­сла́­вив­ший Бо́­га в те­ле­си́ и в ду­ше́ свое́й. Ра́­дуй­ся, доб­ро­по­бе́д­ный во́и­не Ца­ря́ Не­бе́с­на­го; ра́­дуй­ся, вож­дю́ пре­му́д­рый ра́­тую­щим про­ти́­ву сил а́до­вых. Ра́­дуй­ся, я́ко с го­ря́­щим све­ти́ль­ни­ком сре́­тил еси́ Хри­ста́; ра́­дуй­ся, я́ко от Не­го́ бла­го­да́ть ис­це­ле́­ний при­я́л еси́. Ра́­дуй­ся, я́ко бла­го­во­ле́­ни­ем Пре­свя­ты́я Бо­го­ро́­ди­цы воз­ве­ли́­чен еси́; ра́­дуй­ся, я́ко во све́т­лос­тех свя­ты́х пре­бы­ва́е­ши. Ра́­дуй­ся, я́ко со про­ро́­ки и апо́с­то­лы ли­ков­ству́­еши; ра́­дуй­ся, я́ко со свя­ти́­те­ли и му́­че­ни­ки про­сла́в­лен еси́. Ра́­дуй­ся, я́ко с пре­по­до́б­ны­ми и пра́­вед­ны­ми ве­се­ли́­ши­ся; ра́­дуй­ся, я́ко со все́­ми из­бра́н­ны­ми Бо́­жи­ими при́с­но тор­жест­ву́е­ши. Ра́­дуй­ся, Мит­ро­фа́­не, ве­ли́­кий и пре­сла́в­ный чу­до­тво́р­че.
Кондак 13
О ве­ли́­кий и пре­чу́д­ный о́т­че Мит­ро­фа́­не, при­ими́ бла­го­утро́б­но сие́ ма́­лое мо­ле́­ние на́­ше, и тво­и́м бла­го­при­я́т­ным хо­да́­тай­ством из­ба́­ви нас от всех враг ви́­ди­мых и не­ви́­ди­мых, от вся́­кия на­па́с­ти и ско́р­би, от на­пра́с­ныя сме́р­ти и бу́­ду­щия му́­ки, да спо­до́­бим­ся с то­бо́ю и со все́­ми свя­ты́­ми во ве́­ки вос­пе­ва́­ти Бо́­гу Спа­си́­те­лю на́­ше­му: Алли­лу́иа.
(Этот кондак чи­та­ет­ся трижды, за­те́м икос 1 и кондак 1)
Мо­ли́т­ва пер­вая
О свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не, се мы гре́ш­нии, не­тле́­ни­ем чест­ны́х мо­ще́й тво­и́х и мно́­ги­ми бла­го­де­я́нь­ми, чу­де́с­но со­де́ян­ны­ми и со­де­ва́е­мы­ми то­бо́ю, уве́­рив­ше­ся, ис­по­ве́­ду­ем, я́ко и́ма­ши ве́­лию бла­го­да́ть у Го́с­по­да Бо́­га на́­ше­го, и все­сми­ре́н­но ко тво­ему́ бла­го­се́р­дию при­па́­даю­ще, те­бе́ мо́­лим­ся си́­це: мо­ли́ о нас Хри­ста́ Бо́­га на́­ше­го, да низ­по́с­лет всем чту́­щим свя­ту́ю па́­мять твою́ и усе́рд­но к те­бе́ при­бе­га́ю­щим бо­га́­тыя ми́­лос­ти Своя́; да утвер­ди́т во свя­те́й Свое́й Пра­во­сла́в­ной Це́рк­ви жи­вы́й дух пра́­выя ве́­ры и бла­го­че́с­тия, дух ве́­де­ния и люб­ве́, дух ми́­ра и ра́­дос­ти о Ду́­се Свя́­те, да вся ча́­да ея́, чи́с­та су́­ща от мир­ски́х ис­ку­ше́­ний и плот­ски́х по́­хо­тей и зла́­го де́йст­вия злых ду­хо́в, ду́­хом и и́с­ти­ною по­кла­ня́­ют­ся Ему́, и усе́рд­но о со­блю­де́­нии за́­по­ве­дей Его́ ко спа­се́­нию душ сво­и́х да по­тща́т­ся. Па́с­ты­рем ея́ да даст Гос­по́дь свя­ту́ю ре́в­ность по­пе­че́­ния о спа­се́­нии лю­де́й, во е́же не­ве́­рую­щия про­све­ти́­ти, не­ве́­ду­щия на­ста́­ви­ти, со­мня́­щия­ся вра­зу­ми́­ти, от­па́д­шия от Пра­во­сла́вныя Це́рк­ве к ней воз­вра­ти́­ти, ве́­рую­щия в ве́­ре со­блюс­ти́, гре́ш­ныя на по­кая́­ние под­ви́г­ну­ти, ка́ю­щия­ся уте́­ши­ти и во ис­пра́в­ле­нии жи́з­ни утвер­ди́­ти, и та́­ко вся лю́­ди ко уго­то́­ван­но­му ве́ч­но­му Ца́рст­ву свя­ты́х Его́ при­вес­ти́. Умо­ли́ Го́с­по­да, уго́д­ни­че Хрис­то́в: ве́р­ных ра­бо́в Его́, в ско́р­би и пе­ча́­ли день и нощь во­пию́­щих к Не­му́, мно­го­бо­ле́з­ный вопль да услы́­шит и да из­ве­де́т от по­ги́­бе­ли жи­во́т наш. Всем же в дер­жа́­ве лю́­дем да да́­ру­ет бла­ги́й Бог наш мир, ти­ши­ну́, без­мя­те́­жие и изо­би́­лие пло­до́в зем­ны́х, па́­че же ко ис­пол­не́­нию за́­по­ве­дей Его́ тща́­ние не­ле́­ност­ное; и да из­ба́­вит ца́рст­вую­щия гра́­ды, град сей и вся ины́я гра́­ды и ве́­си, от гла́­да, тру́­са, по­то́­па, ог­ня́, ме­ча́, на­ше́ст­вия ино­пле­ме́н­ных, меж­до­усо́б­ныя бра́­ни, смер­то­но́с­ныя я́з­вы и от вся́­ка­го зла. Ей, свя­ти́­те­лю Бо́­жий, да устро́и­ши мо­ли́т­ва­ми тво­и́ми вся бла­га́я ду­ша́м и те­ле­се́м на́­шим; да и мы про­сла́­вим в ду­ша́х и те­ле­се́х на́­ших Го́с­по­да и Бо́­га на́­ше­го, Иису́­са Хри­ста́, Ему́­же со От­це́м и Свя­ты́м Ду́­хом сла́­ва и дер­жа́­ва во ве́­ки ве­ко́в. Ами́нь.
Мо­ли́т­ва вто­рая
О свя­ти́­те­лю о́т­че Мит­ро­фа́­не! При­ими́ сие́ ма́­лое мо­ле́­ние от нас, гре́ш­ных раб Бо́­жи­их (име­на́), к те­бе́ при­бе­га́ю­щих, и те́п­лым тво­и́м пред­ста́­тель­ством умо­ли́ Го́с­по­да и Бо́­га на́­ше­го, Иису́­са Хри­ста́, я́ко да по­да́ст нам со­гре­ше́­ний на́­ших про­ще́­ние и из­ба́­вит нас от бед, пе­ча́­лей, ско́р­би и бо­ле́з­ней ду­ше́в­ных и те­ле́с­ных, об­дер­жа́­щих нас; да по­да́ст вся на по́ль­зу на­стоя́­ща­го жи­тия́ на́­ше­го по­тре́б­ная; да да́­ру­ет нам скон­ча́­ти жи­тие́ сие́ при­вре́­мен­ное в по­кая́­нии и да спо­до́­бит нас, гре́ш­ных и не­до­сто́й­ных, Не­бе́с­на­го Ца́рст­вия Сво­его́, во е́же со все́­ми свя­ты́­ми сла́­ви­ти Его́ без­ко­не́ч­ное ми­ло­се́р­дие, со Без­на­ча́ль­ным Его́ От­це́м и Свя­ты́м и Жи­во­тво­ря́­щим Его́ Ду́­хом, во ве́­ки ве­ко́в.
Преподобный Антоний Оптинский

 

КРАТ­КОЕ ЖИ­ТИЕ ПРЕ­ПО­ДОБ­НО­ГО АН­ТО­НИЯ ОП­ТИН­СКО­ГО

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Пре­по­доб­ный Ан­то­ний (в ми­ру Алек­сандр Ива­но­вич Пу­ти­лов) ро­дил­ся 9 мар­та 1795 го­да в го­ро­де Бо­ри­со­глеб­ске Яро­слав­ской гу­бер­нии. Ро­ди­те­ли его, Иван Гри­горь­е­вич и Ан­на Ива­нов­на Пу­ти­ло­вы, бы­ли лю­ди бла­го­че­сти­вые и бо­го­бо­яз­нен­ные, де­тей сво­их вос­пи­ты­ва­ли в стра­хе Бо­жи­ем и в ду­хе стро­го­го пра­во­сла­вия. В дет­стве и юно­сти Алек­сандр был весь­ма тих и скро­мен. При­зва­ние к мо­на­ше­ской жиз­ни он по­чув­ство­вал еще в дет­ском воз­расте, че­му по­слу­жил и при­мер его стар­ших срод­ни­ков и бра­тьев, по­свя­тив­ших се­бя ино­че­ской жиз­ни.
При на­ше­ствии фран­цу­зов в 1812 го­ду Алек­сандр ока­зал­ся в Москве и же­сто­ко по­стра­дал от них. Бе­жал в Ро­стов к сво­им род­ным, а от­ту­да через неко­то­рое вре­мя от­пра­вил­ся в рос­лавль­ские ле­са, где уже пять лет под­ви­зал­ся его стар­ший брат Ти­мо­фей, бу­ду­щий игу­мен Оп­ти­ной пу­сты­ни пре­по­доб­ный Мо­и­сей. Вы­дер­жав че­ты­рех­лет­ний ис­кус, 2 фев­ра­ля 1820 го­да Алек­сандр был об­ле­чен в Ан­гель­ский об­раз на празд­ник Сре­те­ния Гос­под­ня и на­ре­чен Ан­то­ни­ем. Ис­пол­няя во­лю бо­го­лю­би­во­го ар­хи­пас­ты­ря – епи­ско­па Ка­луж­ско­го Фила­ре­та, пре­по­доб­ный Мо­и­сей и пре­по­доб­ный Ан­то­ний 3 июня 1821 го­да от­прав­ля­ют­ся в Оп­ти­ну пу­стынь для ос­но­ва­ния при сей оби­те­ли уеди­нен­но­го ски­та.
Ме­сто бы­ло вы­бра­но в 170 са­же­нях к во­сто­ку от мо­на­сты­ря в гу­стом ле­су. Очи­стив от ле­са са­мо ме­сто, пу­стын­ни­ки по­стро­и­ли неболь­шую кел­лию и со­ору­ди­ли цер­ковь во имя свя­то­го Иоан­на, Пред­те­чи Гос­под­ня, а ста­ли стро­ить и брат­ские кор­пу­са. В 1825 го­ду, по­сле на­зна­че­ния пре­по­доб­но­го Мо­и­сея на­сто­я­те­лем Оп­ти­ной пу­сты­ни, пре­по­доб­ный Ан­то­ний был опре­де­лен на­чаль­ни­ком ски­та. В но­во­устро­ен­ный без­молв­ный скит с раз­ных сто­рон ста­ли сте­кать­ся муд­рые в мо­на­ше­ской жиз­ни и креп­кие в ду­хов­ных по­дви­гах от­цы…
К доб­ро­воль­ным тру­дам и по­дви­гам мо­на­ше­ским пре­по­доб­но­го Ан­то­ния вско­ре при­со­еди­нил­ся и крест тя­же­лой, дли­тель­ной бо­лез­ни.
В де­каб­ре 1839 го­да прео­свя­щен­ный Ни­ко­лай, епи­скоп Ка­луж­ский, неожи­дан­но по­ста­вил его игу­ме­ном в ма­ло­я­ро­сла­вец­кий Чер­но­ост­ров­ский мо­на­стырь. Управ­ляя оби­те­лью в бо­лез­нен­ном со­сто­я­нии, пре­по­доб­ный Ан­то­ний по­ло­жил проч­ное на­ча­ло устро­е­нию оби­те­ли, а так­же окон­чил и на­ча­тое его пред­ше­ствен­ни­ком внеш­нее ее устро­е­ние. По вре­ме­нам пре­по­доб­ный Ан­то­ний ез­дил в Моск­ву по мо­на­стыр­ским де­лам, где удо­ста­и­вал­ся ар­хи­пас­тыр­ско­го бла­го­сло­ве­ния и вни­ма­ния мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та. Ви­дя раз за ра­зом ухуд­ша­ю­ще­е­ся здо­ро­вье ма­ло­я­ро­сла­вец­ко­го на­сто­я­те­ля, свя­ти­тель ре­ша­ет хо­да­тай­ство­вать пе­ред Ка­луж­ским ар­хи­ере­ем об уволь­не­нии его от непо­силь­но­го по­слу­ша­ния. И пре­по­доб­ный Ан­то­ний воз­вра­тил­ся на по­кой в лю­без­ную его серд­цу Оп­ти­ну пу­стынь.
В стро­гом по­дви­ге пре­по­доб­ный ста­рец Ан­то­ний стал про­во­дить свое но­вое жи­тель­ство, от­че­го уси­ли­лась бо­лезнь в но­гах до край­но­сти – они до ко­лен бы­ли по­кры­ты ра­на­ми и по­рой силь­но ис­те­ка­ли кро­вью. Мно­гие, ви­дя все­гда свет­лое его ли­цо и слы­ша его ожив­лен­ную бе­се­ду, не по­ни­ма­ли, ка­ко­го стра­даль­ца ви­дят пред со­бою. Как ве­ли­кий лю­би­тель без­мол­вия, пре­по­доб­ный Ан­то­ний же­лал уеди­нен­ной жиз­ни, про­во­ди­мой в мо­лит­вен­ных тру­дах, чте­нии и бо­го­мыс­лии. Но его ду­хов­ные да­ро­ва­ния при­вле­ка­ли к нему мно­же­ство по­се­ти­те­лей, же­ла­ю­щих при­нять бла­го­сло­ве­ние и ду­хов­ное на­зи­да­ние. Бы­ли ос­но­ва­тель­ные при­чи­ны утвер­ждать, что пре­по­доб­ный Ан­то­ний имел ве­ли­кое дерз­но­ве­ние в мо­лит­ве к Бо­гу и спо­доб­лял­ся ду­хов­ных ви­де­ний и дру­гих бла­го­дат­ных по­се­ще­ний.
9 мар­та 1865 го­да, ко­гда стар­цу ис­пол­ни­лось ров­но 70 лет, по­сле трех­лет­не­го са­мо­ис­пы­та­ния он при­нял ве­ли­кую схи­му. По бо­лез­ни стар­ца по­стри­же­ние бы­ло со­вер­ше­но ке­лей­но на­сто­я­те­лем оби­те­ли пре­по­доб­ным Иса­а­ки­ем.
В июле от­кры­лась во всей си­ле пред­смерт­ная бо­лезнь его. Бла­го­слов­ляя всех об­ра­за­ми, пре­по­доб­ный Ан­то­ний при­го­ва­ри­вал: «При­ми­те от уми­ра­ю­ще­го на веч­ную па­мять». Ста­рец был осо­бо­ро­ван за 17 дней до кон­чи­ны, ко­гда те­лес­ные си­лы еще не со­всем оста­ви­ли его.
При­об­щал­ся же Свя­тых Та­ин в по­след­нее вре­мя еже­днев­но и пре­бы­вал в непре­стан­ной мо­лит­ве.
7/20 ав­гу­ста 1865 го­да на­сту­пил по­след­ний день жиз­ни мно­го­стра­даль­но­го пре­по­доб­но­го Ан­то­ния. Ве­че­ром, во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния, уми­ра­ю­щий вдруг по­тре­бо­вал, чтобы к нему при­гла­си­ли на­сто­я­те­ля. Как ис­тин­ный по­слуш­ник он и в по­след­ний путь не хо­тел от­прав­лять­ся без на­сто­я­тель­ско­го бла­го­сло­ве­ния. Ис­пол­няя бес­пре­ко­слов­но во­лю уми­ра­ю­ще­го, на­сто­я­тель пре­по­доб­ный Иса­а­кий бла­го­сло­вил его и про­стил­ся с ним уже на­ве­ки. Через несколь­ко ча­сов пре­по­доб­ный Ан­то­ний ти­хо и мир­но два­жды вздох­нул и с тре­тьим, ед­ва за­мет­ным воз­ды­ха­ни­ем мир­но пре­дал чи­стую свою ду­шу в ру­ки Бо­жии.

ПОЛ­НОЕ ЖИ­ТИЕ ПРЕ­ПО­ДОБ­НО­ГО АН­ТО­НИЯ ОП­ТИН­СКО­ГО

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Пре­по­доб­ный Ан­то­ний, млад­ший брат стар­ца Мо­и­сея, – его вер­ный уче­ник, по­мощ­ник по устро­е­нию Пред­те­чен­ско­го ски­та, со­мо­лит­вен­ник. На­чав со­вер­шать свой по­движ­ни­че­ский путь, мож­но ска­зать, по сто­пам бра­та – при­дя в пу­стынь в Рос­лавль­ских ле­сах, где тот дав­но уже под­ви­зал­ся, и при­няв там по­стриг, он поз­же пе­ре­се­лил­ся вме­сте с бра­том в Оп­ти­ну Пу­стынь, где под его ру­ко­вод­ством воз­рас­тал ду­хов­но, явив об­ра­зец по­слу­ша­ния и сми­ре­ния. Свое по­ло­же­ние млад­ше­го бра­та он нес как дар, с ра­до­стью при­ни­мая на­став­ле­ния бра­та, стар­ше­го и по воз­рас­ту и по мо­на­ше­ско­му опы­ту. Но тем вре­ме­нем, неза­мет­но и при­кро­вен­но, сам стал ве­ли­ким мо­лит­вен­ни­ком, Гос­подь за сми­ре­ние рас­крыл в его ду­ше мно­гие ду­хов­ные да­ро­ва­ния.
Жизнь в ми­ру
О се­мье Пу­ти­ло­вых уже бы­ло рас­ска­за­но в жи­тии стар­ца Мо­и­сея. Об этом за­ме­ча­тель­ном се­мей­стве мы зна­ем в ос­нов­ном из за­пи­сок от­ца Ан­то­ния, в ко­то­рых он по­дроб­но по­вест­ву­ет о сво­ем дет­стве в род­ном до­ме. Ро­дил­ся Алек­сандр Пу­ти­лов 9/22 мар­та 1795 го­да, в день па­мя­ти 40 му­че­ни­ков Се­ва­стий­ских, в го­ро­де Ро­ма­но­ве Яро­слав­ской гу­бер­нии. Он был сла­бым и бо­лез­нен­ным ре­бен­ком, ма­те­ри сто­и­ло боль­ших тру­дов вы­хо­дить его. Млад­ший из ше­сте­рых де­тей Ива­на Гри­горь­е­ви­ча Пу­ти­ло­ва, он, как и все де­ти, вос­пи­ты­вал­ся в стро­го­сти, с ран­них лет по­се­щал бо­го­слу­же­ния, пел с от­цом на кли­ро­се. В за­пис­ках от­ца Ан­то­ния по­ра­жа­ет, с ка­кой точ­но­стью вос­про­из­во­дит он дет­ские впе­чат­ле­ния.
Он опи­сы­ва­ет, ка­ким ува­же­ни­ем поль­зо­ва­лась се­мья Пу­ти­ло­вых, в до­ме ца­рил мир, меж­ду ро­ди­те­ля­ми ни­ко­гда не воз­ни­ка­ло спо­ров, тем бо­лее ссор, они жи­ли ду­ша в ду­шу. От­ме­чая в вос­по­ми­на­ни­ях пол­ное со­гла­сие меж­ду от­цом и ма­те­рью, отец Ан­то­ний пи­шет: «То­го не знаю, кто был участ­ни­ком в сва­тов­стве, но од­но твер­до знаю, что Бог со­че­та­ет че­ло­ве­ков». С лю­бо­вью рас­ска­зы­ва­ет он о сво­ей ма­те­ри – крот­кая, тер­пе­ли­вая, она бы­ла мо­лит­вен­ни­цей за се­мью и де­тей, по­чти каж­дый день по­се­ща­ла цер­ковь, ча­сто, проснув­шись но­чью, де­ти ви­де­ли ма­му скло­нив­шей­ся в мо­лит­ве пе­ред ико­на­ми. Де­тей она вос­пи­ты­ва­ла стро­го, не по­та­кая ка­при­зам. «Од­на­жды ста­ли ее хва­лить за вос­пи­та­ние де­тей, веж­ли­вость ко­то­рых и скром­ность нра­ви­лись мно­гим, а ма­туш­ка на это в от­вет ска­за­ла: «Сла­ва Бо­гу, де­ти у ме­ня хо­ро­ши, но, к со­жа­ле­нию, до хо­ро­ших да­ле­че еще не до­шли»», – вспо­ми­нал отец Ан­то­ний.
В бла­го­че­сти­вой се­мье Пу­ти­ло­вых Алек­сандр вы­де­лял­ся лю­бо­вью к хра­му, бо­го­слу­же­нию, он вспо­ми­нал: «Я в то вре­мя имел необык­но­вен­но тон­кий слух, так что каж­дую ночь про­сы­пал­ся при пер­вом уда­ре­нии в ко­ло­кол к утре­ни и бу­дил к оной ро­ди­те­лей и бра­тьев сво­их, го­во­ря: «Дон-дон! Ан­ге­лы по­ют, вста­вай­те мо­лить­ся!» – что про­дол­жа­лось несколь­ко ме­ся­цев. Но ко­гда уви­дел, что неко­то­рые бра­тья ста­ли сер­дить­ся на ме­ня за сие и не ста­ли вста­вать, то и я, смот­ря на них, стал пре­не­бре­гать и по­доб­но им по­гру­жать­ся в сон и спать без про­сы­па во всю ночь». Он очень лю­бил бы­вать в церк­ви, свя­щен­ник, за­ме­тив его усер­дие к служ­бе, пус­кал маль­чи­ка в ал­тарь, все­гда да­вал ему просфо­ру или ан­ти­дор. Алек­сандр при­вы­кал к строю бо­го­слу­же­ния, да­же в иг­рах он лю­бил изо­бра­жать ба­тюш­ку: «…ко­гда я до­ма у се­бя иг­рал с детьми, сверст­ни­ка­ми мне, то на­ря­жал­ся по­пом, т. е. вме­сто епи­тра­хи­ли на­де­вал на шею по­ло­тен­це, а на пле­чи пла­ток в ро­спуск – вме­сто ри­зы; а вме­сто ка­ди­ла брал мя­чик и при­вя­зы­вал к нему шну­рок и ка­дил всех. А ко­гда да­ва­ли мне пря­ни­чек или яб­лоч­ко, то я раз­ре­зы­вал оные на мел­кие ку­соч­ки и, по­ло­жа на та­ре­лоч­ку, раз­да­вал вме­сто ан­ти­до­ра и бла­го­слов­лял ру­кою…». На во­прос от­ца, кем он хо­чет быть, ма­лень­кий Алек­сандр от­ве­тил, что свя­щен­ни­ком.
Вы­бор пу­ти
Тем вре­ме­нем стар­шие бра­тья от­пра­ви­лись в Моск­ву на за­ра­бот­ки, а через неко­то­рое вре­мя тай­но от от­ца ушли в Са­ров­скую пу­стынь, на­ме­ре­ва­ясь по­свя­тить свою жизнь Бо­гу в мо­на­ше­стве. Алек­сандр пе­ре­пи­сы­вал­ся с ни­ми, от них узна­вал о ду­хов­ной ли­те­ра­ту­ре – как толь­ко он на­учил­ся чи­тать, это ста­ло его лю­би­мым за­ня­ти­ем, – со­ве­то­вал­ся с бра­тья­ми. С от­ро­че­ских лет он стал за­ду­мы­вать­ся о пре­иму­ще­ствах мо­на­ше­ской жиз­ни. Вот вы­держ­ка из его пись­ма бра­тьям: «Мне очень по­ка­за­лась од­на из при­слан­ных ва­ми книг, и я од­но­го при­ме­ра хо­чу дер­жать­ся по этой кни­ге, то есть: «пре­зи­рать мир и ид­ти к Небес­но­му Цар­ствию есть вы­со­чай­шая пре­муд­рость; в без­мол­вии и ти­шине мно­го успе­ва­ет ду­ша бла­го­го­вей­ная, и ра­зу­ме­ет тай­ны Пи­са­ния. Итак, кто уда­ля­ет­ся ми­ра, к то­му при­хо­дит Бог со свя­ты­ми Сво­и­ми Ан­ге­ла­ми»».
Но отец, как уже рас­ска­зы­ва­лось в жи­тии стар­ца Мо­и­сея, был ка­те­го­ри­че­ски про­тив ухо­да де­тей в мо­на­стырь. Ко­гда стар­ший сын Ти­мо­фей при­е­хал из Са­ро­ва и при­знал­ся, что уже год как под­ви­за­ет­ся в пу­сты­ни и хо­чет при­нять мо­на­ше­ство, это из­ве­стие по­ра­зи­ло от­ца как гром сре­ди яс­но­го неба. Ему при­шлось сми­рить­ся с про­ис­шед­шим, но он был очень рас­сер­жен. По­это­му Алек­сандр бо­ял­ся при­знать­ся от­цу в сво­ем на­ме­ре­нии. Ко­гда Иван Гри­горь­е­вич в 1809 го­ду се­рьез­но за­бо­лел, мать, ко­то­рая ни­ка­кие се­мей­ные де­ла не ре­ша­ла без со­ве­та с су­пру­гом, об­ра­ти­лась к нему с во­про­сом: «Ку­да Алек­сандра бла­го­слов­ля­ешь?». Он от­ве­тил крат­ко: «Бо­гу». Она, зная же­ла­ние сы­на, пе­ре­спро­си­ла: «В ка­кой долж­но­сти ему ве­лишь жить? С бра­тья­ми?». Иван Гри­горь­е­вич от­ве­чал: «Бо­га чтоб бо­ял­ся». Вско­ре он скон­чал­ся. «Я был тем крайне до­во­лен, – пи­сал отец Ан­то­ний,– что ро­ди­тель мой вру­чил ме­ня Бо­гу, а не дру­го­му ко­му… Я по­ни­маю его по­след­нее из­ре­че­ние ко мне в та­ком смыс­ле: что где ни жить, толь­ко все­гда на­доб­но Бо­га бо­ять­ся. Вот его по­след­нее за­ве­ща­ние ко мне».
В за­пис­ках со­хра­ни­лось ин­те­рес­ней­шее опи­са­ние пре­бы­ва­ния Алек­сандра в пле­ну во вре­мя на­ше­ствия фран­цу­зов. В 1812 го­ду он с бра­том Ки­рил­лом по де­лам ока­зал­ся в Москве. Ко­гда фран­цу­зы во­шли в го­род, Алек­сандр от­стал от бе­жав­ших род­ствен­ни­ков, был взят в плен, вспо­ми­нал по­том, что эти дни про­вел как «в неко­ем аду». Плен­ных за­став­ля­ли тас­кать на­граб­лен­ное, би­ли, вся­че­ски уни­жа­ли. На­ко­нец ему уда­лось бе­жать, и он до­брал­ся до род­ствен­ни­ков в Ро­сто­ве, где и остал­ся жить.
В Ро­сто­ве сре­ди по­все­днев­ных дел и за­бот Алек­сандр про­дол­жал пе­ре­пи­сы­вать­ся с бра­тья­ми, его тай­ное же­ла­ние по­ки­нуть мир укреп­ля­лось всё боль­ше. Он ча­сто по­се­щал Спа­со-Яко­влев­ский мо­на­стырь, мо­лил­ся у мо­щей свя­ти­те­лей Ди­мит­рия и Иа­ко­ва Ро­стов­ских. Но ре­шить­ся на по­след­ний шаг бы­ло непро­сто, одоле­ва­ли со­мне­ния, го­тов ли он вы­дер­жать непри­выч­ный об­раз жиз­ни. На­ко­нец, Алек­сандр со­брал­ся осу­ще­ствить свое на­ме­ре­ние. Тай­но от род­ных от­пра­вил­ся он сна­ча­ла в Моск­ву, где офор­мил необ­хо­ди­мые до­ку­мен­ты, а за­тем к бра­ту Ти­мо­фею в Рос­лавль­ские ле­са. Раз­рыв с ми­ром все­гда бо­лез­нен: «…и мне нелег­ко бы­ло рас­стать­ся на­все­гда с бла­го­че­сти­вою и мно­го­лю­бя­щею ме­ня ро­ди­тель­ни­цею мо­ею; по­том рас­стать­ся со все­ми брат­ца­ми и со все­ми сест­ри­ца­ми, со все­ми род­ны­ми, со все­ми ближ­ни­ми, со все­ми дру­зья­ми, со все­ми при­ман­ка­ми и при­стра­сти­я­ми сво­и­ми, и ид­ти в та­кое ме­сто, ко­то­ро­го ни­ко­гда не ви­ды­вал я, и при­нять на се­бя та­кой об­раз жиз­ни, ко­то­рый ка­зал­ся мне невы­но­си­мым», – вспо­ми­нал по­том отец Ан­то­ний. Брат, со­об­щая в пись­ме, как до­брать­ся до пу­сты­ни, под­бад­ри­вал его: «Дай Бо­же те­бе все со­вер­шить бла­го­по­луч­но. Со­би­рай­ся, бра­тец (па­ки по­вто­ряю), в до­сто­хваль­ный путь Хри­стов, не кос­ня, и не бой­ся ни­че­го. Бог бу­дет с то­бою и все твои на­доб­но­сти к устро­е­нию тво­ей жиз­ни ис­пра­вит,– верь это­му без со­мне­ния».
Алек­сандр на­нял про­вод­ни­ка, ко­то­рый до­вез его до бли­жай­шей к пу­сты­ни де­рев­ни, а даль­ше по­ехал один. Как по­вест­ву­ет пер­вое жиз­не­опи­са­ние стар­ца: «По­мо­лив­шись Бо­гу, он от­пу­стил вож­жи, ло­шадь по­шла са­ма и… под­вез­ла его пря­мо к бре­вен­ча­той из­буш­ке, скры­той в за­рос­лях. Это бы­ла кел­лия стар­ца Афа­на­сия, у ко­то­ро­го в по­слу­ша­нии и жил Ти­мо­фей. Все кру­гом бы­ло по­кры­то сне­гом…». Так в 1816 го­ду Алек­сандр Ива­но­вич Пу­ти­лов по­ло­жил на­ча­ло ино­че­ским по­дви­гам.
Пу­стын­ная жизнь
Ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем его стал брат Ти­мо­фей, то­гда уже отец Мо­и­сей, ко­то­ро­му он пре­дал­ся – на всю жизнь – в пол­ное по­слу­ша­ние. Впо­след­ствии отец Ан­то­ний пи­сал: «Ко­гда воз­го­рел­ся огнь Бо­же­ствен­ной люб­ви в мо­ем серд­це, то­гда все су­е­ты мир­ские омер­зе­ли и бо­гат­ство опо­сты­ле­ло, и так, как пти­ца из се­ти, или яко елень, то­ми­мый жаж­дою, уда­лил­ся я из Ро­сто­ва, бе­гая, и во­дво­рил­ся в непро­хо­ди­мой пу­стыне, с ча­я­ни­ем се­бе от Гос­по­да спа­се­ния от ма­ло­ду­шия и от обу­ре­ва­ния мно­гих гре­хов. Се­бя са­мо­го от­дал я в пол­ное и без­воз­врат­ное рас­по­ря­же­ние ба­тюш­ке от­цу Мо­и­сею, о чем, бла­го­да­ре­ние Гос­по­ду Бо­гу, по­сле ни ра­зу не скор­бел».
Но при­вык­нуть к но­вой жиз­ни бы­ло не так лег­ко. Алек­сандр при­шел к пу­стын­ни­кам в очень мо­ло­дом воз­расте, ему бы­ло чуть боль­ше два­дца­ти лет. Отец Мо­и­сей вос­пи­ты­вал но­во­го по­слуш­ни­ка стро­го, безо вся­ких по­слаб­ле­ний, по­ру­чая са­мые тя­же­лые ра­бо­ты: Алек­сандр но­сил из ле­су и ру­бил дро­ва, за­ни­мал­ся ого­ро­дом, го­то­вил пи­щу. Хо­тя он был рос­лый и силь­ный, но с непри­выч­ки, при скуд­ном пи­та­нии, но­вая жизнь да­ва­лась непро­сто. Поз­же он вспо­ми­нал: «Я имел ха­рак­тер са­мый пре­не­снос­ный, и ста­рец мой че­го-че­го ни упо­треб­лял, чтобы сми­рить мою же­сто­ко­вый­ность. Но ни­что так не сми­ри­ло мо­е­го ока­ян­ства, как еже­год­ное по несколь­ку раз, в те­че­ние ше­сти лет, очи­ще­ние от­хо­жих мест. А в до­пол­не­ние к се­му неред­ко по­сы­ла­ем был по про­ез­жим до­ро­гам сби­рать для удоб­ре­ния ого­ро­дов кон­ский и скот­ский по­мет». За лю­бую про­вин­ность его ста­ви­ли «на по­кло­ны». Сна­ча­ла ему бы­ло тя­же­ло, а по­том при­вык и вспо­ми­нал поз­же, что да­же «ску­чал», ес­ли по­дол­гу не по­лу­чал епи­ти­мью в ви­де по­кло­нов.
Не все­гда Алек­сан­дру уда­ва­лось при­ми­рить­ся с су­ро­вым об­ра­ще­ни­ем бра­та. «Про­хо­дя эти по­слу­ша­ния, вспом­нил я од­на­жды преж­нее свое жи­тье и по­ко­ле­бал­ся мой по­мысл. „Сверст­ни­ки мои,– по­ду­мал я,– счи­та­ют ка­пи­та­лы, а я вот чем дол­жен за­ни­мать­ся!» Но ско­ро за­зрел се­бя, стал скор­беть, что осме­лил­ся мыс­лен­но по­роп­тать на сво­е­го стар­ца; с сты­дом ис­по­ве­дал ему свой по­мысл, и по при­лич­ном на­став­ле­нии по­лу­чив про­ще­ние, при­нял оное как от са­мо­го Гос­по­да, и с ве­ли­кою ра­до­стью про­дол­жал по­нуж­дать се­бя в тер­пе­нии пе­ре­но­сить тру­ды пу­стын­ной жиз­ни… Так-то, без сми­ре­ния в ду­хе спа­стись невоз­мож­но!» Внут­рен­няя борь­ба, са­мо­по­нуж­де­ние, мо­лит­ва по­сте­пен­но об­ра­ба­ты­ва­ли ду­шу по­слуш­ни­ка, очи­щая ее от гре­хов, рас­кры­вая для дей­ствия бла­го­да­ти.
Да­ва­лись ему и уте­ше­ния. Как-то тем­ной осен­ней но­чью Алек­сандра от­пра­ви­ли на ре­ку про­ве­рить се­ти. Ид­ти на­до бы­ло да­ле­ко, по хо­ло­ду и до­ждю, через глухую лес­ную ча­щу. Страх и сму­ще­ние охва­ти­ли мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, но с мо­лит­вой на устах, за по­слу­ша­ние, до­шел он до ре­ки, ры­бы, ко­неч­но, не ока­за­лось, но на об­рат­ном пу­ти его охва­ти­ло уди­ви­тель­ное со­сто­я­ние – необык­но­вен­ной ра­до­сти, лег­ко­сти. Неожи­дан­но все во­круг по­свет­ле­ло как днем, но про­дол­жа­лось это недол­го, через неко­то­рое вре­мя вновь его окру­жи­ла тьма осен­ней но­чи, но ра­дость и во­оду­шев­ле­ние в серд­це оста­лись, он не мог за­быть этих ми­нут. По­доб­ное со­сто­я­ние по­се­ти­ло Алек­сандра еще раз – по­сле Пас­халь­ной за­ут­ре­ни он по­шел про­гу­лять­ся в ле­су один и вдруг по­чув­ство­вал небы­ва­лый ду­хов­ный вос­торг и сла­дост­ное уте­ше­ние в серд­це. Эти бла­го­дат­ные по­се­ще­ния воз­на­граж­да­ли сто­ри­цей нелег­кие тру­ды мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка.
По­слуш­ник Алек­сандр на­чал по­сти­гать на­у­ку мо­на­ше­ства сра­зу с са­мой су­ро­вой его фор­мы – пу­стын­но­го жи­тия. Его на­став­ник, отец Мо­и­сей, пе­ред по­се­ле­ни­ем в Рос­лавль­ских ле­сах жил в боль­ших мо­на­сты­рях – в Са­ро­ве, за­тем в Свен­ском мо­на­сты­ре. Но Алек­сандр про­явил го­тов­ность к ис­пы­та­ни­ям и ис­ку­ше­ни­ям по­движ­ни­че­ской жиз­ни. «Отец Ан­то­ний с осо­бен­ной от­ра­дой лю­бил вспо­ми­нать о Рос­лавль­ском пу­стын­но­жи­тель­стве, и при этих вос­по­ми­на­ни­ях ли­цо его как-то осо­бен­но си­я­ло и во­оду­шев­ля­лось»,– сви­де­тель­ство­вал близ­ко знав­ший стар­ца на­сель­ник Оп­ти­ной Пу­сты­ни отец Кли­мент (Зе­дер­гольм).
Ко­гда же в 1821 го­ду от вла­ды­ки Ка­луж­ско­го Фила­ре­та по­сле­до­ва­ло при­гла­ше­ние рос­лавль­ским пу­стын­ни­кам пе­ре­се­лить­ся в Оп­ти­ну Пу­стынь, отец Ан­то­ний – к то­му вре­ме­ни он был уже по­стри­жен в мо­на­ше­ство – был укреп­лен­ным в ино­че­ских по­дви­гах во­и­ном Хри­сто­вым, по­ло­жив­шим на­ча­ло глав­ным мо­на­ше­ским доб­ро­де­те­лям: сми­ре­нию, по­слу­ша­нию, внут­рен­ней мо­лит­ве. Он станет глав­ным по­мощ­ни­ком бра­та в нелег­ких тру­дах по устрой­ству ски­та при Оп­ти­ной пу­сты­ни.
Пред­те­чен­ский скит
Бра­тья Пу­ти­ло­вы и при­шед­шие с ни­ми ино­ки на­ча­ли по­строй­ку ски­та, и вско­ре по­сре­ди лес­ной ча­щи по­яви­лись несколь­ко кел­лий и де­ре­вян­ный храм во имя Иоан­на Пред­те­чи. По­сте­пен­но на­ла­жи­ва­лась скит­ская жизнь. Ски­то­на­чаль­ни­ком был отец Мо­и­сей. Отец Ан­то­ний тру­дил­ся на раз­ных по­слу­ша­ни­ях, по-преж­не­му пре­бы­вая в пол­ном под­чи­не­нии у бра­та. 24 ав­гу­ста 1823 го­да отец Ан­то­ний был по­свя­щен вла­ды­кой во иеро­ди­а­ко­на.
В 1825 го­ду отец Мо­и­сей при­нял в свое управ­ле­ние оби­тель, а от­ца Ан­то­ния вла­ды­ка Фила­рет утвер­дил ски­то­на­чаль­ни­ком на ме­сто бра­та. Во иеро­мо­на­ха он был ру­ко­по­ло­жен в 1827 го­ду. Те­перь все его за­бо­ты бы­ли о бла­го­устрой­стве ски­та – как внеш­нем, так и внут­рен­нем, брат­ство ски­та рос­ло, вме­сте с тем при­бав­ля­лось и за­бот. Отец Ан­то­ний стал ски­то­на­чаль­ни­ком в трид­ца­ти­лет­нем воз­расте, в его под­чи­не­нии ока­за­лись мно­гие ино­ки стар­ше его воз­рас­том и за­ни­ма­ю­щие бо­лее вы­со­кие сту­пе­ни в мо­на­ше­стве. Но он, несмот­ря на мо­ло­дые го­ды, бла­го­да­ря сво­ей муд­ро­сти и сми­ре­нию умел об­хо­дить­ся со все­ми так, чтобы ни­ко­го не за­деть. Кро­ме то­го, сам он яв­лял та­кой убе­ди­тель­ный при­мер по­слу­ша­ния, во всем по­ви­ну­ясь на­сто­я­те­лю, что в его «ру­ко­вод­стве» ни­кто не мог уви­деть ка­ко­го-то са­мо­чи­ния и стрем­ле­ния на­чаль­ство­вать. Отец Ан­то­ний по-на­сто­я­ще­му очень тя­го­тил­ся но­вой долж­но­стью: «Сколь­ко я ни глуп, од­на­ко соб­ствен­ным ис­ку­сом от­ча­сти узнал, что из всех чи­нов ино­че­ских нет тя­гост­нее, нет бед­ствен­нее и го­рест­нее, как быть на­чаль­ни­ком над бра­ти­ею!» В од­ном из пи­сем он так го­во­рит о «пре­иму­ще­ствах» чи­нов и зва­ний: «Я не мо­гу до­воль­но на­ди­вить­ся безу­мию тех, кто вся­ким об­ра­зом, да­же и предо­су­ди­тель­ным, про­ис­ки­ва­ют се­бе чи­нов и вы­со­ких пре­сто­лов; в том ли на­ше уте­ше­ние, ко­гда во хра­мах воз­гла­ша­ют «и все­чест­но­го от­ца на­ше­го…»? или в том, ко­гда ко­ле­на пред на­ми пре­кло­ня­ют и ло­бы­за­ют дес­ни­цу? Или в том еще, ес­ли са­же­ней за два­дцать и бо­лее, не до­хо­дя до нас, бла­го­го­вей­но по­кло­ня­ют­ся? Но ка­кой же для ме­ня ин­те­рес, ес­ли по­кло­ня­ют­ся мне в но­ги и, встав­ши, осып­лют ме­ня мно­гою уко­риз­ною…»
В на­ча­ле 1830-х го­дов бра­тии в ски­ту бы­ло еще недо­ста­точ­но. Отец Ан­то­ний нес мно­же­ство по­слу­ша­ний. У него был ке­лей­ник, ко­то­рый од­новре­мен­но был так­же са­дов­ни­ком, по­ва­ром и хле­бо­пе­ком, так что ски­то­на­чаль­ник сам об­слу­жи­вал се­бя. «Как са­мый бед­ный бо­быль, жи­ву в ке­ллии один,– пи­сал он,– сам и по во­ду, сам и по дро­ва». Он же сам в ос­нов­ном со­вер­шал и бо­го­слу­же­ния. Бла­го­да­ря его люб­ви к цер­ков­ной служ­бе, уста­ву, бо­го­слу­же­ния в скит­ской церк­ви от­ли­ча­лись осо­бым бла­го­го­ве­ни­ем. Предо­ста­вим сло­во совре­мен­ни­ку, бы­вав­ше­му в Пред­те­чен­ском ски­ту, ко­гда на­чаль­ни­ком там был отец Ан­то­ний: «Ве­ли­че­ствен­ный по­ря­док и от­ра­же­ние ка­кой-то незем­ной кра­со­ты во всей скит­ской оби­те­ли ча­сто при­вле­ка­ли дет­ское мое серд­це к ду­хов­но­му на­сла­жде­нию, о ко­то­ром вспо­ми­наю и те­перь с бла­го­го­ве­ни­ем и счи­таю это вре­мя луч­шим вре­ме­нем мо­ей жиз­ни. Про­сто­та и сми­ре­ние в бра­ти­ях, вез­де стро­гий по­ря­док и чи­сто­та, изоби­лие са­мых раз­но­об­раз­ных цве­тов и бла­го­уха­ние их, и во­об­ще ка­кое-то чув­ство при­сут­ствия бла­го­да­ти неволь­но за­став­ля­ло за­бы­вать все, что есть вне оби­те­ли этой. В церк­ви скит­ской мне слу­ча­лось бы­вать пре­иму­ще­ствен­но во вре­мя обед­ни. Здесь уже при са­мом вступ­ле­нии, бы­ва­ло, чув­ству­ешь се­бя вне ми­ра и пре­врат­но­стей его. С ка­ким уми­ли­тель­ным бла­го­го­ве­ни­ем со­вер­ша­лось свя­щен­но­слу­же­ние! И это бла­го­го­ве­ние от­ра­жа­лось на всех пред­сто­я­щих до та­кой сте­пе­ни, что слы­шал­ся каж­дый ше­лест, каж­дое дви­же­ние в церк­ви. Кли­рос­ное пе­ние, в ко­то­ром ча­сто участ­во­вал сам на­чаль­ник ски­та отец Ан­то­ний, бы­ло ти­хое, строй­ное и вме­сте с тем ве­ли­че­ствен­ное и пра­виль­ное, по­доб­но­го ко­то­ро­му по­сле то­го я ни­где уже не слы­хал… В пе­нии скит­ском слы­ша­лись кро­тость, сми­ре­ние, страх Бо­жий и бла­го­го­ве­ние мо­лит­вен­ное… Что ж ска­зать о тех во­жде­лен­ней­ших днях, ко­гда свя­щен­но­дей­ствие со­вер­ша­лось са­мим на­чаль­ни­ком ски­та от­цом Ан­то­ни­ем? В каж­дом его дви­же­нии, в каж­дом сло­ве и воз­гла­се вид­ны бы­ли дев­ствен­ность, кро­тость, бла­го­го­ве­ние и вме­сте с тем свя­тое чув­ство ве­ли­чия. По­доб­но­го свя­щен­но­слу­же­ния по­сле то­го я ни­где не встре­чал, хо­тя бы­вал во мно­гих оби­те­лях и церк­вах».
Ав­то­ру этих вос­по­ми­на­ний вто­рит и дру­гой совре­мен­ник от­ца Ан­то­ния, игу­мен Ан­то­ний (Боч­ков): «Пре­вос­ход­ный чтец и пе­вец, один из луч­ших устав­щи­ков все­го мо­на­ше­ства; он был пер­вым укра­ше­ни­ем Оп­тин­ской, осо­бен­но скит­ской церк­ви, ко­то­рая ста­ла для него лю­би­мым, един­ствен­ным ме­стом ду­хов­ной от­ра­ды, его пер­вою мыс­лию, его жиз­нию. Он со­блю­дал в ней по­ря­док, ее свя­щен­ный чин, воз­лю­бил ее кра­со­ту, чи­сто­ту; го­тов был уста­ми от­ве­вать ма­лей­шую пы­лин­ку, за­ме­чен­ную им на ли­це воз­люб­лен­но­го его ма­ло­го хра­ма, вос­хо­див­ше­го при нем по­сте­пен­но в свое бла­го­ле­пие и сруб­лен­но­го в на­ча­ле его се­ки­рою. Слу­же­ние дев­ствен­но­го стар­ца бы­ло ис­тин­ным бо­го­слу­же­ни­ем. Весь от­да­ва­ясь Ду­ху Уте­ши­те­лю с пер­во­го воз­де­я­ния рук, он до ис­хо­да из хра­ма не при­над­ле­жал се­бе, а ка­жет­ся, пе­ре­рож­дал­ся и со­еди­нял­ся с Хе­ру­ви­ма­ми, ко­то­рых изо­бра­жал втайне пла­мен­ным и строй­ным слу­же­ни­ем сво­им. Ис­хо­дя из церк­ви для ке­лей­ной ти­хой жиз­ни, он ста­но­вил­ся опять пер­вым ра­бом стар­ше­го бра­та, без­молв­ни­ком по люб­ви и по бла­го­сло­ве­нию от­ца».
По­след­ние сло­ва под­твер­жда­ют­ся мно­ги­ми фак­та­ми, а так­же за­пи­ся­ми са­мо­го от­ца Ан­то­ния, сре­ди них со­хра­ни­лось на­став­ле­ние от­ца Мо­и­сея, сви­де­тель­ству­ю­щее о том, как стар­ший брат пек­ся о ду­хов­ном со­вер­шен­ство­ва­нии млад­ше­го: «ве­лел [отец Мо­и­сей] на­пи­сать на серд­це ко все­гдаш­не­му па­мя­то­ва­нию и де­ла­нию сле­ду­ю­щие 8 пунк­тов: 1) от­вер­же­ние сво­е­го ра­зу­ма и во­ли иметь; 2) при встре­че с каж­дым ли­цем по­став­лять се­бя худ­шим, в ка­ком бы то ме­сте ни бы­ло; 3) па­мять смер­ти вко­ре­нять в серд­це глуб­же; 4) са­мо­уко­ре­ние; 5) сми­рен­ную мо­лит­ву все­гда иметь; 6) уко­риз­ну, аще слу­чит­ся от ко­го, при­ни­мать как вра­чев­ство ду­шев­ное, с ра­до­стию; 7) что ска­за­но бу­дет, в точ­но­сти вы­пол­нять; 8) аще слу­чит­ся от за­бве­ния или от обы­чая в чем-ли­бо па­ки по­гре­шить, ис­по­ве­ды­вать то чи­сто­сер­деч­но, как есть, без лу­кав­ства». Да­вал со­ве­ты отец Мо­и­сей и от­но­си­тель­но управ­ле­ния бра­ти­ей: «Ве­че­ром ба­тюш­ке объ­яс­нял, что недо­стат­ки брат­ния неволь­ным об­ра­зом серд­цу при­но­сят огор­че­ние. И на это услы­шал от него: я всех вас недо­стат­ки сно­шу ве­ли­ко­душ­но и ни­ка­ким немо­щам ва­шим не удив­ля­юсь; а еже­ли бы всем тем огор­чать­ся и взыс­ки­вать по долж­но­сти мо­ей стро­го, то со­всем бы се­бя дав­но рас­стро­ил».
В быт­ность от­ца Ан­то­ния на­чаль­ни­ком ски­та его на­сель­ни­ка­ми ста­ли бу­ду­щие зна­ме­ни­тые стар­цы Лео­нид и Ма­ка­рий. И игу­мен Мо­и­сей, и отец Ан­то­ний, са­ми об­ла­дав­шие нема­лы­ми ду­хов­ны­ми да­ра­ми, внут­рен­нее ру­ко­вод­ство оби­те­лью и ски­том пе­ре­да­ли стар­цам. На­сто­я­тель и ски­то­на­чаль­ник под­дер­жи­ва­ли и укреп­ля­ли стар­че­ство в Оп­ти­ной пу­сты­ни, несмот­ря на про­ти­во­дей­ствие на­чаль­ства в ли­це вла­ды­ки Ни­ко­лая, а так­же неко­то­рых бра­тий, недо­воль­ных этим «но­во­вве­де­ни­ем», о чем уже рас­ска­зы­ва­лось в жи­тии стар­ца Мо­и­сея. Отец Ан­то­ний так­же нема­ло пре­тер­пел от при­тес­не­ний на­чаль­ства.
А вот как скром­но оце­ни­вал он сам ре­зуль­та­ты сво­ей де­я­тель­но­сти по устро­е­нию ски­та: «На­ша скит­ская убо­гая оби­тель год от го­да бо­га­те­ет жиль­ца­ми. Бра­тия умно­жа­ет­ся, а без­мол­вие, еди­но­ду­шие и ду­шев­ное спо­кой­ствие ума­ля­ет­ся; но еще, сла­ва Бо­гу, хра­не­ние со­ве­сти про­дол­жа­ет­ся, ко­то­рое необ­хо­ди­мо нуж­но для ду­хов­ной жиз­ни».
Во гла­ве Ма­ло­я­ро­сла­вец­ко­го мо­на­сты­ря
В кон­це ле­та 1839 го­да вла­ды­ка Ни­ко­лай при объ­ез­де епар­хии по­се­тил Оп­ти­ну пу­стынь. По­бы­вал он и в ски­ту. В этот его при­езд и про­изо­шло со­бы­тие, рез­ко из­ме­нив­шее жизнь от­ца Ан­то­ния, за­ста­вив­шее его по­ки­нуть лю­би­мую оби­тель: «Осмат­ри­вая скит, вла­ды­ка во­шел в цер­ковь, во­шел и в неболь­шой ее ал­тарь; при­гла­сил вой­ти ту­да же от­ца Ан­то­ния и ска­зал ему: «По­ло­жи ру­ку на пре­стол». Отец Ан­то­ний по­ло­жил. «Кля­нись мне, – про­дол­жал вла­ды­ка, – что ты не бу­дешь от­ка­зы­вать­ся, ес­ли Свя­тей­ший Си­нод по мо­е­му пред­став­ле­нию на­зна­чит те­бя на­сто­я­те­лем в Ма­ло­я­ро­сла­вец­кий мо­на­стырь». Отец Ан­то­ний, по­ра­жен­ный вне­зап­ным тре­бо­ва­ни­ем вла­ды­ки, по­ви­но­вал­ся ему бес­пре­ко­слов­но. По отъ­ез­де по­след­не­го рас­ска­зал быв­шее сво­е­му стар­цу и бра­ту от­цу Мо­и­сею и с тех пор все вре­мя го­ре­вал и пла­кал до са­мо­го сво­е­го на­зна­че­ния, по­сле­до­вав­ше­го в кон­це но­яб­ря то­го же го­да». Еще за три го­да до это­го отец Ан­то­ний силь­но по­вре­дил но­гу, и у него на­ча­лась се­рьез­ная бо­лезнь, ска­за­лись и боль­шие на­груз­ки. Во вре­мя обостре­ния бо­лез­ни он по­дол­гу не мог встать на но­ги. Для немощ­но­го ино­ка, боль­ше все­го стре­мив­ше­го­ся к мо­лит­ве и уеди­не­нию, но­вое на­зна­че­ние, озна­чав­шее рас­ста­ва­ние с Оп­ти­ной и лю­би­мым бра­том, ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем, бы­ло невы­но­си­мо тя­же­ло. В это вре­мя ему во сне явил­ся некий свя­ти­тель, бла­го­сло­вив­ший на но­вый по­двиг, отец Ан­то­ний рас­ска­зал о сво­ем сне стар­цу Лео­ни­ду, и тот ска­зал, что явив­ший­ся епи­скоп – не кто иной, как свя­ти­тель Мит­ро­фан Во­ро­неж­ский, ко­то­рый, по сло­вам стар­ца Лео­ни­да, «мно­го за­бо­тил­ся» об от­це Ан­то­нии, был его по­кро­ви­те­лем. Отец Ан­то­ний по­сле это­го съез­дил в Во­ро­неж к мо­щам свя­ти­те­ля и стал осо­бо его по­чи­тать.
Отец Ан­то­ний при­был на но­вое ме­сто в пре­столь­ный празд­ник Ма­ло­я­ро­сла­вец­ко­го мо­на­сты­ря – день свя­ти­те­ля Ни­ко­лая чу­до­твор­ца, 6/19 де­каб­ря 1839 го­да. Стар­цы оп­тин­ские вся­че­ски под­дер­жи­ва­ли сво­е­го со­бра­та и укреп­ля­ли для но­во­го слу­же­ния. «Про­мысл Бо­жий, – пи­сал ста­рец Ма­ка­рий из Оп­ти­ной от­цу Ан­то­нию 21 де­каб­ря 1839 го­да, – по­ста­вил вас на свещ­ни­це све­тить в той стране, ко­то­рая нуж­да­ет­ся в оном; и да на­сы­тят­ся глад­ныя ду­ши от оби­лия ва­ших ду­хов­ных да­ро­ва­ний. Про­сти­те, лю­без­ней­ший от­че, – не лесть сии сло­ва, но ис­тин­ное чув­ство сер­дец на­ших». Игу­мен Мо­и­сей, ви­дя недо­ста­ток в Ма­ло­я­ро­сла­вец­ком мо­на­сты­ре бра­тий и для бо­го­слу­же­ния, и для дру­гих по­слу­ша­ний, при­слал бра­ту око­ло де­ся­ти ино­ков из Оп­ти­ной. Это бы­ла су­ще­ствен­ная по­мощь. Отец Ан­то­ний на­чал вхо­дить в де­ла, пер­вой за­бо­той ста­ло устро­е­ние глав­но­го со­бо­ра оби­те­ли – Ни­коль­ско­го.
Отец Ан­то­ний про­дол­жал ча­сто бо­леть. С юмо­ром, но и с го­ре­чью пи­сал он то­гда: «Ви­дал я ко­ней силь­ных и здо­ро­вых, ко­то­рые са­мый тя­же­лый воз ве­зут лег­ко и бор­зо; но я мно­го по­хож на ту увеч­ную кля­чу, ко­то­рая и по­рож­ние дров­ни по глад­кой до­ро­ге ед­ва та­щит, за­ды­ха­ясь». В Ма­ло­я­ро­сла­вец­ком мо­на­сты­ре у него по­яви­лось мно­го ду­хов­ных чад, ко­то­рых он окорм­лял до сво­ей кон­чи­ны. Со­хра­нив­ша­я­ся пе­ре­пис­ка с ни­ми сви­де­тель­ству­ет о глу­бо­кой ду­хов­ной муд­ро­сти по­движ­ни­ка. Пись­ма стар­ца, как име­ю­щие боль­шую ду­хов­ную поль­зу, бы­ли из­да­ны еще при его жиз­ни. Отец Ан­то­ний об­ла­дал за­ме­ча­тель­ным сло­гом – жи­вым, про­ни­зан­ным лю­бо­вью, юмо­ром, его пись­ма и вос­по­ми­на­ния сви­де­тель­ству­ют о глу­бо­ком зна­ком­стве со свя­то­оте­че­ски­ми тру­да­ми – он по­сто­ян­но при­во­дит по­уче­ния от­цов Церк­ви и по­движ­ни­ков, ред­ко да­вая со­ве­ты от сво­е­го име­ни.
На­сто­я­тель­ские тру­ды от­ца Ан­то­ния бы­ли от­ме­че­ны на­гра­дой – зо­ло­тым на­перс­ным кре­стом. Впо­след­ствии Прео­свя­щен­ный хо­тел пред­ста­вить в Си­нод про­ше­ние о воз­ве­де­нии игу­ме­на Ан­то­ния в сан ар­хи­манд­ри­та, но тот убе­дил ар­хи­пас­ты­ря не де­лать это­го, он пи­сал так: «Вот ес­ли бы ар­хи­манд­рит­ство за­щи­ща­ло от тле­ния, или смер­ти, или су­да, то­гда сто­и­ло бы же­лать она­го!». Но все вре­мя управ­ле­ния Ма­ло­я­ро­сла­вец­ким мо­на­сты­рем он про­дол­жал ску­чать по Оп­ти­ной…
В 1843 го­ду, в день Бо­ро­дин­ской бит­вы, со­вер­ше­но бы­ло освя­ще­ние глав­но­го Ни­ко­ла­ев­ско­го со­бо­ра оби­те­ли. «Сла­ва Бо­гу, – пи­сал отец Ан­то­ний, – ве­ли­ко­леп­ный храм наш ве­ли­ко­леп­но и тор­же­ствен­но освя­щен ав­гу­ста 26-го са­мим прео­свя­щен­ней­шим Ни­ко­ла­ем со­борне». К 1849 го­ду отец Ан­то­ний за­вер­шил внеш­нее устрой­ство Ма­ло­я­ро­сла­вец­ко­го мо­на­сты­ря, но лишь через несколь­ко лет ему удаст­ся от­про­сить­ся на по­кой в Оп­ти­ну.
Воз­вра­ще­ние в род­ную оби­тель
В па­мят­ной книж­ке от­ца Ан­то­ния за­пи­са­но: «9 фев­ра­ля 1853 го­да аз, недо­стой­ный игу­мен Ан­то­ний, сдал на­чаль­ство свое в Ма­ло­я­ро­сла­вец­ком Ни­ко­ла­ев­ском Чер­но­ост­ров­ском мо­на­сты­ре но­во­му на­сто­я­те­лю от­цу игу­ме­ну Ни­ко­ди­му и, при­не­ся во свя­том хра­ме бла­годар­ствен­ное мо­леб­ствие ко Гос­по­ду Бо­гу о всех бла­го­де­я­ни­ях Его, на мне быв­ших, и о бла­го­по­луч­ном 13-лет­нем пре­бы­ва­нии сво­ем в оном и ис­про­ся у всей бра­тии про­ще­ние, вы­ехал из оби­те­ли в час по­по­лу­дни; а 12-го чис­ла при­был в бо­го­спа­са­е­мую Оп­ти­ну пу­стынь, где оте­че­ски был при­нят. Гос­по­ди, бла­го­сло­ви сие вхож­де­ние мое во свя­тую оби­тель сию, и да­руй мне во оной ко­нец бла­гий, за мо­лит­вы свя­та­го от­ца мо­е­го!». Воз­вра­ще­нию стар­ца спо­соб­ство­вал вла­ды­ка Фила­рет Мос­ков­ский, ис­крен­но лю­бив­ший и по­чи­тав­ший обо­их бра­тьев Пу­ти­ло­вых, все­гда с лю­бо­вью при­ни­мав­ший их у се­бя, ес­ли они ока­зы­ва­лись по де­лам в Москве.
Для от­ца Ан­то­ния воз­вра­ще­ние в род­ную оби­тель бы­ло боль­шой ра­до­стью, он пи­сал сво­е­му дав­не­му ду­хов­но­му дру­гу – ар­хи­манд­ри­ту Ген­на­дию, на­сто­я­те­лю Па­ф­ну­тьев-Бо­ров­ско­го мо­на­сты­ря: «Спра­вед­ли­во за­ме­ча­ние ва­ше, ба­тюш­ка, о мо­ем те­пе­реш­нем бла­жен­ном жи­тье-бы­тье, ибо ни­ка­кие преж­ние за­бо­ты ни о ра­пор­тах, ни о бра­тии, ни о том, что ямы и что пи­ем, не тя­го­тят мо­ей бед­ной ду­ши, и я как буд­то бы пе­ре­ро­дил­ся! Ду­ша моя на­хо­дит­ся в от­рад­ном и мир­ном со­сто­я­нии». Те­перь он жил в Оп­ти­ной, на по­кое, ря­дом с до­ро­гим бра­том, ча­сто бы­вал в Пред­те­чен­ском ски­ту, сво­ем де­ти­ще.
В ав­гу­сте 1856 го­да при­е­хал в Оп­ти­ну пу­стынь на­сто­я­тель Са­ров­ской пу­сты­ни игу­мен Ис­а­ия, род­ной брат от­цов Мо­и­сея и Ан­то­ния. О. Ан­то­ний ви­дел­ся с ним в Москве лет пят­на­дцать то­му на­зад, а о. Мо­и­сей трид­цать во­семь лет не ви­дел бра­та, с ко­то­рым неко­гда на­чи­нал в Са­ро­ве мо­на­ше­скую жизнь. 26 ав­гу­ста, в день ко­ро­на­ции го­су­да­ря им­пе­ра­то­ра Алек­сандра II, три бра­та-мо­на­ха слу­жи­ли вме­сте ли­тур­гию и мо­ле­бен.
Мо­лит­вен­ник и уте­ши­тель
На­ко­нец сбы­лось дав­нее внут­рен­нее стрем­ле­ние от­ца Ан­то­ния к мо­лит­вен­ной жиз­ни, сво­бод­ной от бре­ме­ни на­чаль­ство­ва­ния и свя­зан­ных с ним за­бот. В это вре­мя уже от­кры­лись мно­гие его да­ро­ва­ния – про­зор­ли­во­сти, ис­це­ле­ния, ду­хов­ной рас­су­ди­тель­но­сти. Но он свое слу­же­ние нес при­кро­вен­но, ни­ко­гда не стре­мил­ся сам да­вать со­ве­ты, толь­ко ес­ли к нему об­ра­ща­лись. По вос­по­ми­на­ни­ям, он об­ла­дал еще и да­ром уте­ше­ния, очень жа­лел че­ло­ве­ка, ес­ли ви­дел, что он на­хо­дит­ся в скор­би, и обя­за­тель­но ста­рал­ся под­дер­жать. Вот как вспо­ми­на­ет о нем отец Кли­мент (Зе­дер­гольм): «Он не от­ча­и­вал­ся ни в чьем ис­прав­ле­нии и умел воз­дви­гать лю­дей нера­ди­вых и ма­ло­душ­ных, и как бы кто ни упа­дал ду­хом, все­гда успе­вал бе­се­да­ми сво­и­ми вдох­нуть бла­го­на­де­жие. В со­ве­тах же и на­став­ле­ни­ях сво­их был крайне осто­ро­жен и ука­зы­вал на сло­ва свя­то­го Иса­а­ка Си­ри­на, что на­до с людь­ми об­хо­дить­ся как с боль­ны­ми и успо­ка­и­вать их наи­бо­лее, а не об­ли­чать, ибо это боль­ше их рас­стра­и­ва­ет, неже­ли при­но­сит им поль­зы… Неза­мет­но и нечув­стви­тель­но при­вле­кал отец Ан­то­ний всех к со­зна­нию ду­шев­ных сво­их немо­щей… Ни­ко­гда он не ста­рал­ся на­силь­но убе­дить ко­го-ни­будь,– на­зи­да­ния свои пред­ла­гал не в ви­де за­по­ве­ди, а бо­лее на­ме­ком или в ви­де дру­же­люб­но­го со­ве­та. А ес­ли кто сде­ла­ет воз­ра­же­ние, то ста­рец сей­час и за­мол­чит».
В от­вет ста­рец поль­зо­вал­ся об­щей лю­бо­вью – и на­сель­ни­ков оби­те­ли, и по­се­ти­те­лей, как сви­де­тель­ству­ет его жиз­не­опи­са­ние: «От­ца Ан­то­ния в Оп­ти­ной все лю­би­ли без ис­клю­че­ния. Это, ве­ро­ят­но, по­то­му, что он ока­зы­вал вни­ма­ние каж­до­му – от са­мо­го юно­го по­слуш­ни­ка до стар­шей бра­тии. Он пом­нил день Ан­ге­ла каж­до­го из на­сель­ни­ков оби­те­ли, при встре­че по­здрав­лял его и при­зы­вал к се­бе, а в кел­лии де­лал неболь­шой ему по­да­рок – книж­ку, икон­ку, чаю, са­ха­ру… К нему мно­гие при­хо­ди­ли с жа­ло­ба­ми на ка­кие-то непри­ят­ные для них об­сто­я­тель­ства, ино­гда свя­зан­ные с на­сто­я­те­лем, с мо­на­стыр­ской жиз­нью, он вы­слу­ши­вал и уте­шал та­ко­вых и ни­ко­гда не пе­ре­да­вал ни­че­го из ска­зан­но­го ни на­сто­я­те­лю, ни ко­му бы то ни бы­ло. Это все зна­ли и це­ни­ли. Отец Ан­то­ний остав­лял все на Бо­жью во­лю… Го­во­ри­ли, что да­же один его вид все­лял в ду­ши мир и успо­ко­е­ние».
Хо­тя отец Ан­то­ний всех на­прав­лял к стар­цам, мно­гие об­ра­ща­лись за со­ве­том и к нему, зная о его ду­хов­ных да­ро­ва­ни­ях. Он мог раз­ре­шить про­бле­мы и недо­уме­ния че­ло­ве­ка еще до то­го, как тот успе­ет из­ло­жить ему свои скор­би. Один ча­стый по­се­ти­тель Оп­ти­ной рас­ска­зы­вал, что как-то впал в боль­шое уны­ние – и вдруг по­лу­ча­ет пись­мо от стар­ца Ан­то­ния, где тот уте­ша­ет его и со­ве­ту­ет по­чи­тать жи­тие од­но­го свя­то­го. Ко­гда же он на­шел это жи­тие, об­сто­я­тель­ства, опи­сан­ные там, в точ­но­сти сов­па­да­ли с те­ми, из-за ко­то­рых он не на­хо­дил се­бе ме­ста, что уте­ши­ло и под­дер­жа­ло его, а вско­ре и си­ту­а­ция бла­го­по­луч­но раз­ре­ши­лась. Был у стар­ца Ан­то­ния и дар ви­деть ду­шу че­ло­ве­ка, скры­тые гре­хи, ко­то­рый тот сам не осо­зна­вал или бо­ял­ся при­знать.
Несмот­ря на тя­же­лую бо­лезнь ног – они по­сто­ян­но бы­ли по­кры­ты глу­бо­ки­ми яз­ва­ми – по­движ­ник не про­пус­кал бо­го­слу­же­ний, вы­ста­и­вая их от на­ча­ла до кон­ца, а по­том еще при­ни­мал по­се­ти­те­лей. При­чем ни­кто из них не мог до­га­дать­ся, ка­кие стра­да­ния пе­ре­жи­ва­ет отец Ан­то­ний, по­сколь­ку он все­гда имел жиз­не­ра­дост­ный вид. Од­на из его ду­хов­ных чад вспо­ми­на­ла, что, про­ща­ясь с ее се­мей­ством, ба­тюш­ка, несмот­ря на бо­ли в но­гах, все­гда вы­хо­дил их про­во­дить, всех ода­рит – ко­го книж­кой, ко­го ико­ной, – каж­до­му обя­за­тель­но ска­жет лас­ко­вое сло­во, под­бод­рит. Ста­рец еще и шу­тил по по­во­ду сво­их бо­лез­ней. Иван Ва­си­лье­вич Ки­ре­ев­ский как-то ска­зал ему: «Вот, ба­тюш­ка, на вас сбы­ва­ет­ся сло­во Пи­са­ния, что „мно­ги скор­би пра­вед­ным»: ка­кой тяж­кий крест воз­ло­жил на вас Гос­подь!» – «То-то и есть, – воз­ра­зил ста­рец, – что пра­вед­ным скор­би, а у ме­ня-то все ра­ны, как и свя­той про­рок Да­вид го­во­рит: „Мно­ги ра­ны греш­но­му»».
Отец Ан­то­ний про­дол­жал мно­го чи­тать, по­сто­ян­но по­пол­нял биб­лио­те­ку оби­те­ли – его ду­хов­ные ча­да, зная о люб­ви стар­ца к кни­ге, при­сы­ла­ли ему ин­те­рес­ные из­да­ния. Стар­ца ин­те­ре­со­ва­ли са­мые раз­ные об­ла­сти зна­ния, во всем он ви­дел про­яв­ле­ние мо­гу­ще­ства Твор­ца. Так, од­на­жды бла­го­да­рит в пись­ме за но­вые све­де­ния из об­ла­сти аст­ро­но­мии: «Еще при­но­шу вам бла­го­дар­ность мою за при­слан­ную вы­пи­соч­ку о небес­ных пла­не­тах, т. е. о рас­сто­я­нии их от Зем­ли и о их ве­ли­чине. На­при­мер, рас­сто­я­ние солн­ца от Зем­ли 144 мил­ли­о­на верст, о чем до сих пор я во­все не знал. …я наи­бо­лее удив­ля­юсь непо­сти­жи­мо­му умом че­ло­ве­че­ским про­стран­ству твер­ди небес­ной. Ис­тин­но ди­вен Бог, ибо небе­са по­ве­да­ют сла­ву Его, тво­ре­ние же ру­ку Его воз­ве­ща­ет твердь».
Как ни ста­рал­ся сми­рен­ный ста­рец скрыть свои да­ро­ва­ния, по­чи­та­ние его всё бо­лее рас­про­стра­ня­лось. Уже по­сле его кон­чи­ны мо­на­стыр­ский по­слуш­ник, быв­ший ду­хов­ным ча­дом от­ца Ан­то­ния, рас­ска­зал: «8 но­яб­ря 1862 го­да, на па­мять свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, пе­ред са­мою утре­нею слы­шал я во сне неиз­вест­но чей го­лос, го­во­рив­ший мне: „Ста­рец твой, отец Ан­то­ний, че­ло­век свя­той жиз­ни и ве­ли­кий ста­рец Бо­жий». Вслед за тем раз­дал­ся зво­нок бу­диль­щи­ка, и по­то­му все сло­ва та­ин­ствен­но­го го­ло­са яс­но на­пе­чат­ле­лись в мо­ей па­мя­ти. Раз­мыш­ляя о слы­шан­ном, по­шел я к утрене. Не до­хо­дя до кор­пу­са, где жил ста­рец и ми­мо ко­то­ро­го на­доб­но мне бы­ло ид­ти, ви­жу: над мо­лит­вен­ною его кел­ли­ею, неиз­вест­но от­ку­да, яви­лось свет­лое, бе­лое, ог­нен­ное об­ла­ко… ти­хо и мед­лен­но под­ни­ма­лось оно от са­мой кры­ши, шло квер­ху и скры­лось в небес­ном про­стран­стве воз­ду­ха. Яв­ле­ние это ме­ня по­ра­зи­ло; и по­то­му, при­шед­ши от утре­ни, я по­же­лал за­пи­сать о сем се­бе для па­мя­ти. Объ­явить же о сем ви­де­нии стар­цу не осме­лил­ся».
В 1863 го­ду от­цу Ан­то­нию при­шлось пе­ре­жить тя­же­лое со­бы­тие – кон­чи­ну лю­би­мо­го стар­ше­го бра­та. Вспо­ми­на­ют, что ста­рец не мог го­во­рить об этом без слез: «Он по­сто­ян­но ощу­щал око­ло се­бя его при­сут­ствие и бли­зость,– пи­сал отец Кли­мент (Зе­дер­гольм). – Ду­ши их та­ин­ствен­но бе­се­до­ва­ли меж­ду со­бою и по­чти не про­хо­ди­ло дня, чтобы по­чив­ший во сне не яв­лял­ся от­цу Ан­то­нию… Отец ар­хи­манд­рит и с то­го све­та ду­хов­но уте­шал и под­креп­лял бра­та и по­да­вал ему свое ре­ше­ние в неко­то­рых недо­умен­ных слу­ча­ях, ка­сав­ших­ся как его са­мо­го, так и дру­гих».
Кон­чи­на пра­вед­ни­ка
Кон­чи­на бра­та по­до­рва­ла си­лы от­ца Ан­то­ния, его обыч­ное бо­лез­нен­ное со­сто­я­ние ухуд­ши­лось. 9 мар­та 1865 го­да он был по­стри­жен в схи­му. С этой по­ры ста­рец еще бо­лее уеди­нил­ся, чув­ствуя, что ис­ход его из этой жиз­ни уже неда­лек. Он пре­кра­тил при­ем мир­ских лиц, а бра­тию стал при­ни­мать ре­же и на крат­кое вре­мя: «Ви­дев­шие его в это вре­мя ни­ко­гда не за­бу­дут, как бла­го­ле­пен был вид стар­ца, успо­ко­ив­ше­го­ся в без­молв­ном уеди­не­нии от бе­сед, ко­то­ры­ми дав­но тя­го­тил­ся. От все­гдаш­не­го пре­бы­ва­ния в мо­лит­ве и пре­и­зоби­лия ду­хов­но­го уте­ше­ния са­мое ли­це его про­свет­ле­ло и си­я­ло вы­со­кою ра­до­стию».
Сво­ей кон­чи­ны ста­рец ожи­дал с ми­ром в ду­ше и да­же ра­до­стью, в эти дни он при­знал­ся стар­цу Ила­ри­о­ну: «Не ис­ку­ше­ние ли это со мною? Дру­гие пе­ред смер­тью име­ют стра­хо­ва­ния и бо­язнь, а я – греш­ный че­ло­век, но стра­ха не имею, ни­сколь­ко не бо­юсь, на­про­тив, ощу­щаю ка­кую-то ра­дость и спо­кой­ствие и ожи­даю ис­хо­да сво­е­го как ве­ли­ко­го празд­ни­ка». В это вре­мя отец Ан­то­ний ви­дел во сне по­кой­но­го ар­хи­манд­ри­та Мо­и­сея, ко­то­рый укреп­лял его для пе­ре­не­се­ния пред­смерт­ных стра­да­ний.
За 17 дней до кон­чи­ны отец Ан­то­ний со­бо­ро­вал­ся и за­тем еже­днев­но при­ча­щал­ся свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. Ча­сто про­сил он кро­пить се­бя свя­той бо­го­яв­лен­ской во­дой. «О, как нуж­но это кроп­ле­ние! – вос­кли­цал он. – Ка­кая в нем бла­го­дать Бо­жия!» Ко­гда его стра­да­ния ста­но­ви­лись силь­нее, ду­хов­ные ча­да чи­та­ли мо­лит­вы из со­став­лен­но­го им в 1863 го­ду ру­ко­пис­но­го сбор­ни­ка, где бы­ла и мо­лит­ва о тяж­ко бо­ля­щем и уми­ра­ю­щем ду­хов­ном от­це,– и ему ста­но­ви­лось лег­че.
Скон­чал­ся ста­рец 7/20 ав­гу­ста 1865 го­да. По­гре­бе­ние бы­ло со­вер­ше­но 10 ав­гу­ста при огром­ном сте­че­нии на­ро­да. Оп­тин­ская бра­тия и мно­же­ство при­е­хав­ших ино­ков и ино­кинь, а так­же ми­рян про­сти­лись со стар­цем Ан­то­ни­ем, сми­рен­ным муд­ре­цом и ве­ли­ким по­движ­ни­ком ду­ха. Ста­рец Ам­вро­сий ска­зал: «За сча­стье мы долж­ны счесть, что жи­ли при та­ких ве­ли­ких стар­цах, ка­ко­вы бы­ли отец ар­хи­манд­рит Мо­и­сей, брат его отец игу­мен Ан­то­ний и ста­рец отец Ма­ка­рий». По­след­нее ме­сто упо­ко­е­ния ста­рец об­рел ря­дом с лю­би­мым бра­том, в Ка­зан­ском со­бо­ре.
Игу­мен Ан­то­ний (Боч­ков), по­лу­чив из­ве­стие о кон­чине стар­ца Ан­то­ния, пи­сал в Оп­ти­ну: «Отец Ан­то­ний был ис­тин­ный сын ма­те­ри на­шей – Пра­во­слав­ной Церк­ви, стро­гий ис­пол­ни­тель всех ее за­по­ве­дей и да­же со­ве­тов, глу­бо­кий зна­ток и хра­ни­тель ее уста­вов и пре­да­ний. Он всею жиз­нью до­ка­зал, что мо­на­ше­ство воз­мож­но и в на­ше вре­мя, и что за­по­ве­ди Хри­сто­вы тяж­ки не суть… Отец Ан­то­ний был ис­тин­ный бес­кров­ный му­че­ник по­слу­ша­ния. По­ви­ну­ясь стар­ше­му бра­ту – стар­цу и на­сто­я­те­лю – во всем, уни­что­жая се­бя и свою лич­ность, бу­дучи ток­мо ис­пол­ни­те­лем при­ка­за­ний от­ца-бра­та, он, од­на­ко же, неволь­но бли­стал и сам со­бою Бо­гом дан­ны­ми и усу­губ­лен­ны­ми та­лан­та­ми».
Стар­цы Мо­и­сей и Ан­то­ний, бу­дучи род­ны­ми бра­тья­ми, ста­ли при­ме­ром ис­тин­но­го ду­хов­но­го род­ства во Хри­сте. Во­глав­ляя один – оби­тель, а дру­гой – мо­на­стыр­ский скит, они по­ло­жи­ли на­ча­ло стар­че­ству, ко­то­рое об­ра­зо­ва­лось их по­пе­че­ни­ем, но, глав­ное, сво­ей жиз­нью они да­ли об­ра­зец от­но­ше­ний уче­ни­ка и стар­ца, муд­ро­го ру­ко­вод­ства и сми­рен­но­го по­слу­ша­ния. По­то­му и мог­ло при них укре­пить­ся и рас­цве­сти стар­че­ство, что са­ми они по­ни­ма­ли ис­тин­ную глу­би­ну и вы­со­кий смысл это­го древ­не­го хри­сти­ан­ско­го уста­нов­ле­ния.
 СОБОР ВАЛААМСКИХ СВЯТЫХ

4 июля 1999 года по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II был установлен день празднования памяти Собора Валаамских святых, который приходится на первое воскресенье после 6/19 августа.

 

Собор Валаамских святых составляют:

 

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Прп. Авраамий Ростовский, архим. (XI, память 29 октября)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский и Псковский († 1186, память 7 сентября, 1 декабря)
Прпп. Сергий и Герман, чудотворцы Валаамские (XIV в., память 28 июня)
Прп. Корнилий Палеостровский (ок. 1420, память 19 мая, 21 августа)
Прп. Савватий Соловецкий († 1435, память 8 августа, 27 сентября)
Прп. Арсений Коневский († 1447, память 12 июня)
Свт. Геннадий Новгородский († 1504, память 4 декабря)
Прп. Александр Свирский, игум. († 1533, память 17 апреля, 30 августа)
Прп. Адриан Ондрусовский († 1549, память 17 мая, 26 августа)
Прп. Афанасий Сяндемский, Вологодский († после 1577, память 18 января)
34 преподобномученика Валаамских († 1578, память 20 февраля)
Прмч. Евфросин Синозерский († 1612, память 20 марта)
Прмч. Иувеналий Аляскинский († 1796, память 2 июля)
Прп. Назарий Валаамский, Саровский, игум. († 1809, память 23 февраля)
Прп. Герман Аляскинский, монах († 1836, память 27 июля, 13 декабря)
Прп. Лев Оптинский, иеросхим. († 1841, память 11 октября)
Свт. Игнатий (Брянчанинов), еп. Кавказский и Черноморский († 1867, память 30 апреля)
Прп. Антипа Валаамский, Афонский, иеросхим. († 1882, память 10 января)
Прп. Илия Верхотурский († 1900, память 30 ноября)
Прп. Арефа Верхотурский, архим. († 1903, память 15 мая)
Прмч. Андроник (Барсуков), иеродиак. († 1917, память 7 декабря)
Прмч. Сергий (Гальковский), иером. († 1917, память 7 декабря)
Прмч. Иеремия (Леонов), мон. († 1918, память 1 января) [1]
Сщмч. Феофан (Ильменский), еп. Соликамский († 1918, память 11 декабря)
Присп. Арефа (Митренин), иером. († 1932, память 24 октября)
Присп. Патрикий (Петров), иером. († 1933, память 11 марта)
Прмч. Афанасий (Егоров), игум. († 1937, память 7 августа)
Прмч. Петр (Козлов), иером. († 1938, память 15 февраля)
Прмч. Таврион (Толоконцев), иером. († 1939, память 25 мая)
Сщмч. Иувеналий (память 11 сентября)