Елецкая-Черниговская

 

 

 

ОБРАЗ ЭТОЙ ИКОНЫ ИМЕЕТ И ДРУГИЕ СПИСКИ. КАК НАПРИМЕР ТОТ, КОТОРЫЙ ПРИВЕДЕН НИЖЕ. ОБЫЧНО, ОБРАЗ КАЖДОЙ КОНКРЕТНОЙ ИКОНЫ БОГОРОДИЦЫ ИМЕЕТ ОДИНАКОВОЕ, ОТЛИЧИТЕЛЬНОЕ ОТ ДРУГИХ, ИЗОБРАЖЕНИЕ. РАНЕЕ МЫ ГОВОРИЛИ ОБ ЭТОМ: ЗНАЯ НАПИСАНИЕ ОБРАЗА, МЫ ВСЕГДА УЗНАЕМ ЕГО НА СПИСКАХ ДРУГИХ ИКОН. ОДНАКО, ЕСТЬ ОБРАЗЫ БОГОРОДИЦЫ, КОТОРЫЕ ОТЛИЧАЮТСЯ ДРУГ ОТ ДРУГА, НО ИМЕЮТ ОДИНАКОВОЕ НАЗВАНИЕ. ИМЕННО К ТАКИМ ОТНОСИТСЯ И ОБРАЗ БОГОРОДИЦЫЕЛЕЦКАЯ-ЧЕРНИГОВСКАЯ. (АДМИН).

 

 

ИСТОРИЯ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

От­но­си­тель­но об­ре­те­ния это­го св. об­ра­за из­вест­но сле­ду­ю­щее.
Ко­гда прп. Ан­то­ний Пе­чер­ский (скон. 1072 г.) в 1060 го­ду был из­гнан из Ки­е­ва ве­ли­ким кня­зем Изя­с­ла­вом (1054–1073), он тай­но уда­лил­ся в пре­де­лы Чер­ни­го­ва. Там он ис­ко­пал се­бе на го­рах Бол­ди­ных пе­ще­ру и стал ве­сти уеди­нен­ную по­движ­ни­че­скую жизнь. В это имен­но вре­мя им и бы­ла об­ре­те­на ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. Он уви­дел ее на ели си­я­ю­щей свет­лы­ми лу­ча­ми, так что она ка­за­лась окру­жен­ной ог­нем.
Бла­го­да­ря со­дей­ствию Чер­ни­гов­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва прп. Ан­то­ний на ме­сте об­ре­те­ния ико­ны ос­но­вал оби­тель и по­стро­ил ка­мен­ную цер­ковь во имя Успе­ния Бо­го­ма­те­ри. Как оби­тель, так и яв­лен­ная ико­на, ко­то­рая бы­ла по­став­ле­на в этой оби­те­ли, бы­ли на­зва­ны Елец­ки­ми. Елец­кая оби­тель су­ще­ство­ва­ла до вре­мен на­ше­ствия на Русь та­тар. В 1238 го­ду та­тар­ские пол­чи­ща Ба­тыя вторг­лись в пре­де­лы рус­ских вла­де­ний и раз­ру­ши­ли как цер­ковь, так и оби­тель, ос­но­ван­ные прп. Ан­то­ни­ем. Елец­кая ико­на, од­на­ко, со­хра­ни­лась во внут­рен­но­сти мо­на­стыр­ской сте­ны.
По­сле это­го там, где под­ви­зал­ся прп. Ан­то­ний, бо­лее двух сто­ле­тий вид­не­лись лишь од­ни раз­ва­ли­ны. Толь­ко в 1470 го­ду бла­го­че­сти­вый Ки­ев­ский князь Си­ме­он Олель­ко­вич воз­об­но­вил Елец­кий мо­на­стырь. Cв. ико­на опять бы­ла по­став­ле­на в хра­ме. Од­на­ко в на­ча­ле XVII сто­ле­тия Елец­кий мо­на­стырь по­стиг­ла та же участь, что и в XIII ве­ке: он вто­рич­но был раз­ру­шен пол­ко­вод­цем Поль­ско­го ко­ро­ля Си­гиз­мун­да III Гор­но­ста­ем. В это тя­же­лое вре­мя чу­до­твор­ный об­раз Елец­кой ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри со­вер­шен­но утра­тил­ся, и даль­ней­шая ис­то­рия его со­вер­шен­но неиз­вест­на хри­сти­ан­ско­му ми­ру.
Впро­чем, есть еще дру­гое из­ве­стие, по ко­то­ро­му св. ико­ну еще рань­ше, — ко­гда в 1579 го­ду, в Ба­то­ри­е­ву вой­ну, Чер­ни­гов пе­ре­шел в ру­ки Поль­ско­го ко­ро­ля, — взял в Моск­ву князь Ба­ря­тин­ский, по­то­мок Чер­ни­гов­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча.
В 1676 го­ду бра­тья Ко­зе­лы при­вез­ли из го­ро­да Вла­ди­ми­ра в Чер­ни­гов дру­гой об­раз Бо­го­ма­те­ри, так­же на­зы­ва­е­мый Елец­ким. Ныне эта св. ико­на на­хо­дит­ся в Елец­кой оби­те­ли. Она не ори­ги­нал, най­ден­ный прп. Ан­то­ни­ем, а один из мно­го­чис­лен­ных спис­ков с древ­ней Елец­кой ико­ны, про­слав­лен­ный, по­доб­но древ­ней иконе, мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми.
Ар­хи­манд­рит Иоан­ни­кий Го­ля­тов­ский, быв­ший на­сто­я­те­лем Елец­ко­го мо­на­сты­ря в XVII ве­ке, го­во­рит об этом чу­до­твор­ном об­ра­зе сле­ду­ю­щее: «Этот об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы при­вез из Ве­ли­кой Рос­сии, имен­но из Вла­ди­ми­ра, Ни­ки­та Фе­о­до­ро­вич Ко­зель в ян­ва­ре 1676 го­да в Чер­ни­гов на яр­мар­ку, и этот об­раз ку­пил у него Кон­стан­тин (Кон­стан­ти­но­вич), князь Ма­зо­пет­та (Острож­ский), и от­дал его (вза­мен утра­чен­но­го) в цер­ковь Елец­кой Бо­го­ро­ди­цы. Ибо та­кой об­раз мос­ков­ские лю­ди на­зы­ва­ют Бо­го­ро­ди­цей Елец­кой, так как он об­ре­тен в Чер­ни­го­ве на ели, что они вы­чи­та­ли у ка­ко­го-то рус­ско­го ле­то­пис­ца».
В том же 1676 го­ду Иоан­ни­кий по­сы­лал сво­их стар­цев в Моск­ву для то­го, чтобы точ­но уста­но­вить, по­че­му эта ико­на име­ну­ет­ся Елец­кой. На это про­ис­хо­див­ший от Чер­ни­гов­ских кня­зей бо­ярин Ни­ки­та Ива­но­вич Одо­ев­ский от­ве­чал: «Слы­ша­ли мы от сво­их де­дов и пра­де­дов, что близ Чер­ни­го­ва на ели най­ден был об­раз Бо­го­ма­те­ри, а по­то­му и цер­ковь, там ос­но­ван­ная, на­зва­на Бо­го­ро­ди­це-Елец­кая. Кем был по­став­лен ту­да об­раз, неиз­вест­но, но то из­вест­но, что это бы­ло при кня­зе Чер­ни­гов­ском Свя­то­сла­ве Яро­сла­ви­че, как за­пи­са­но в си­но­ди­ке епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го Зо­си­мы Про­ко­по­ви­ча: цер­ковь Елец­кая ос­но­ва­на в 6568 (т. е. в 1060) го­ду. Из Чер­ни­го­ва во вре­мя во­ен­ное сия ико­на пе­ре­не­се­на в Моск­ву, а в Чер­ни­го­ве сей ико­ны нет».
Ар­хи­манд­рит Иоан­ни­кий Го­ля­тов­ский воз­об­но­вил раз­ру­шен­ный поль­ским пол­ко­вод­цем Гор­но­ста­ем Елец­кий мо­на­стырь Бо­го­ро­ди­цы и по­ста­вил в нем по­жерт­во­ван­ную кня­зем Острож­ским св. ико­ну. Кро­ме то­го, он опи­сал в сво­ей кни­ге «Скарб­ни­ца», или «Скрав­ни­ца» (Со­кро­вищ­ни­ца), из­дан­ной в 1678 го­ду в Нов­го­ро­де-Се­вер­ском, те мно­го­чис­лен­ные чу­де­са, ко­то­рые со­вер­ша­лись от этой ико­ны.
На Елец­кой Чер­ни­гов­ской иконе изо­бра­же­на ель, сре­ди зе­ле­ных вет­вей ко­то­рой по­ме­ща­ет­ся сам об­раз Бо­го­ма­те­ри с Пред­веч­ным Мла­ден­цем на ко­ле­нях. Ве­ли­чи­на все­го изо­бра­же­ния — 1 ар­шин и 14 верш­ков в вы­ши­ну (ес­ли из­ме­рять по­се­ре­дине, так как ввер­ху ико­на по­лу­круг­ла) и 1 ар­шин 1 вер­шок в ши­ри­ну. Дли­на же са­мой ико­ны, на­хо­дя­щей­ся в вет­вях де­ре­ва, со­став­ля­ет 10 3/4 верш­ка, а ши­ри­на — 51/2 верш­ков. Вся ли­це­вая сто­ро­на об­ра­за по­кры­та се­реб­ря­ной вы­зо­ло­чен­ной ри­зой, а ве­нец Бо­жи­ей Ма­те­ри укра­шен до­ро­ги­ми кам­ня­ми.
Елец­кая ико­на Бо­го­ро­ди­цы в лет­нее вре­мя на­хо­дит­ся в глав­ном Успен­ском со­бор­ном хра­ме оби­те­ли, а на зим­нее вре­мя пе­ре­но­сит­ся в теп­лый Пет­ров­ский, где и за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто в ки­о­те, с пра­вой сто­ро­ны за кли­ро­сом. Пе­ре­не­се­ние это со­вер­ша­ет­ся с осо­бен­ной тор­же­ствен­но­стью, при со­бор­ном уча­стии бра­тии в свя­щен­ных об­ла­че­ни­ях, с пе­ни­ем тро­па­ря Бо­го­ма­те­ри и при ко­ло­коль­ном звоне.
В Чер­ни­гов­ском Елец­ком мо­на­сты­ре с очень дав­них вре­мен су­ще­ству­ет обы­чай каж­дую сре­ду пред ли­тур­ги­ей слу­жить мо­ле­бен Бо­го­ма­те­ри с ака­фи­стом. К это­му мо­леб­но­му пе­нию и ака­фи­сту, со­вер­ша­е­мым пред чу­до­твор­ной ико­ной, усерд­ные бо­го­моль­цы, несмот­ря ни на ка­кую по­го­ду, все­гда сте­ка­ют­ся в зна­чи­тель­ном чис­ле. Жи­те­ли Чер­ни­го­ва име­ют обык­но­ве­ние брать этот чу­до­твор­ный об­раз в свои до­ма.
Ико­на Бо­го­ма­те­ри, на­зы­ва­е­мая Елец­кая-Чер­ни­гов­ская, име­ет­ся так­же в Харь­ков­ском Успен­ском со­бо­ре. Околь­ни­чий князь Да­ни­ил Ба­ря­тин­ский, на­хо­див­ший­ся под на­чаль­ством кня­зя Ва­си­лия Го­ли­цы­на и ко­ман­до­вав­ший нов­го­род­ски­ми пол­ка­ми, в 1687 го­ду воз­вра­щал­ся из по­хо­да в Крым. В Харь­ко­ве он силь­но за­бо­лел и, на­хо­дясь уже при смер­ти, от­дал быв­шую при нем в по­хо­де Елец­кую ико­ну Бо­го­ма­те­ри в харь­ков­ский Успен­ский со­бор, где она и на­хо­дит­ся до се­го дня.
Этот об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри про­сла­вил­ся мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми. На нем име­ет­ся весь­ма древ­няя над­пись, сде­лан­ная ки­но­ва­рью: «Об­раз Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца Елец­кая-Чер­ни­гов­ская», а в древ­ней­шей опи­си Успен­ско­го со­бо­ра, сде­лан­ной в 1724 го­ду, зна­чит­ся: «Об­раз чу­до­твор­ной Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы Елец­кой; ри­за се­реб­ря­ная, по­зо­ло­чен­ная, по­да­на кур­че­ни­ном Фино­ге­ном Без­хо­дар­ным, а под­свещ­ник по­зо­ло­чен­ный пол­ков­ни­ком Гри­го­ри­ем Квет­кою». Та­ким об­ра­зом, древ­ность этой ико­ны вне вся­ко­го со­мне­ния.
«Взыскание погибших»

 

ИСТОРИЯ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

С неза­па­мят­ных вре­мен рус­ский на­род, свя­то ве­ря во все­силь­ную по­мощь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, усво­ил Ей име­но­ва­ние «Взыс­ка­ние по­гиб­ших», как по­след­не­му при­бе­жи­щу, по­след­ней на­деж­де по­ги­ба­ю­щих лю­дей.
О про­ис­хож­де­нии об­ра­за «Взыс­ка­ние по­гиб­ших» до­сто­вер­ных све­де­ний не со­хра­ни­лось. Из­вест­но несколь­ко чу­до­твор­ных икон под этим на­зва­ни­ем, через ко­то­рые Ма­терь Бо­жия яв­ля­ла Свою ми­лость лю­дям, уже пе­ре­сту­пив­шим по­рог ги­бе­ли.
В се­ре­дине XVII ве­ка в се­ле Бор Ка­луж­ской гу­бер­нии бла­го­че­сти­вый кре­стья­нин Фе­дот Обу­хов на празд­ник Кре­ще­ния Гос­под­ня был за­стиг­нут в пу­ти пур­гой. Ло­ша­ди вы­би­лись из сил и оста­но­ви­лись у непро­хо­ди­мо­го овра­га. Не ви­дя средств ко спа­се­нию, Обу­хов лег в са­ни и стал за­сы­пать, не со­зна­вая, что со­всем за­мерзнет. Но в эти страш­ные ми­ну­ты он всем сво­им су­ще­ством воз­звал к Ца­ри­це Небес­ной о по­мо­щи и дал обе­ща­ние сде­лать для сво­ей при­ход­ской церк­ви ико­ну «Взыс­ка­ние по­гиб­ших». И Она услы­ша­ла его сер­деч­ную мо­лит­ву: в со­сед­нем се­ле­нии один кре­стья­нин вдруг услы­шал под ок­ном чей-то го­лос: «Возь­ми­те». Он вы­шел и уви­дел в са­нях по­лу­за­мерз­ше­го Обу­хо­ва. Вы­здо­ро­вев, спа­сен­ный немед­лен­но вы­пол­нил свой обет и за­ка­зал спи­сок с ико­ны из Ге­ор­ги­ев­ской церк­ви го­ро­да Вол­хо­ва Ор­лов­ской гу­бер­нии. С то­го вре­ме­ни Бор­ская ико­на «Взыс­ка­ние по­гиб­ших» про­сла­ви­лась мно­ги­ми бла­го­дат­ны­ми зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми. Из­вест­ны чу­до­твор­ные об­ра­зы «Взыс­ка­ние по­гиб­ших»: из се­ла Ма­ли­жи­на Харь­ков­ской гу­бер­нии, яв­лен­ная в 1770 го­ду, трое­крат­но из­ба­вив­шая жи­те­лей от хо­ле­ры; из се­ла Крас­ное Чер­ни­гов­ской гу­бер­нии, из Во­ро­не­жа, Коз­ло­ва Там­бов­ской гу­бер­нии. В 1835 го­ду при Мос­ков­ском Алек­сан­дров­ском Си­рот­ском ин­сти­ту­те был освя­щен храм в честь ико­ны «Взыс­ка­ние по­гиб­ших».
Осо­бен­ный ин­те­рес пред­став­ля­ют со­хра­нив­ши­е­ся пре­да­ния об иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри «Взыс­ка­ние по­гиб­ших», на­хо­дя­щей­ся в хра­ме в честь «Вос­кре­се­ния Сло­ву­ще­го» в Москве. Эта ико­на бы­ла пе­ре­не­се­на из хра­ма в честь Рож­де­ства Хри­сто­ва в Па­ла­шев­ском пе­ре­ул­ке. По­след­ний вла­де­лец ее ов­до­вел и был на по­ро­ге пол­ной ни­ще­ты. Усерд­ная мо­лит­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це спас­ла его от от­ча­я­ния и устро­и­ла судь­бу его до­че­рей-си­рот. Че­ло­век этот счел се­бя недо­стой­ным иметь в сво­ем до­ме чу­до­твор­ный об­раз и пе­ре­дал его в храм. В 1812 го­ду Па­ла­шев­ский храм был раз­граб­лен фран­цу­за­ми. По­ру­ган­ная свя­ты­ня бы­ла най­де­на рас­ко­ло­той на три ча­сти сре­ди вся­ко­го хла­ма. При об­ре­те­нии ико­ны со­вер­ши­лось мно­же­ство чу­дес­ных ис­це­ле­ний. К этой иконе об­ра­ща­лись неве­сты, вы­хо­дя за­муж, чтобы брак был спа­си­тель­ным, при­хо­ди­ли к ней лю­ди, по­гряз­шие в пьян­стве, по­ги­ба­ю­щие в ни­ще­те, страж­ду­щие в бо­лез­нях, с мо­ле­ни­я­ми об­ра­ща­лись к ней ма­те­ри о по­ги­ба­ю­щих де­тях. И всем Ца­ри­ца Небес­ная нис­по­сы­ла­ла по­мощь и под­держ­ку: «Взы­щи нас, по­ги­ба­ю­щих. Пре­свя­тая Де­во, не по гре­хом бо на­шим на­ка­зу­е­ши нас, но по че­ло­ве­ко­лю­бию ми­лу­е­ши: из­ба­ви нас от ада, бо­лез­ни и нуж­ды и спа­си нас» (тро­парь, гл. 4).
См. фильм «Икона Богородицы „Взыскание погибших“».
Наиболее известные списки иконы Божией Матери «Взыскание погибших» находятся в храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке (Москва) и в храме Положения Ризы Господней в Москве, в Высоцком мужском монастыре (Серпухов) и в Никольском соборе (Серпухов).
Дивногорская-Сицилийская

 

ИСТОРИЯ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Див­но­гор­ская-Си­ци­лий­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри по­лу­чи­ла свое на­име­но­ва­ние по ме­сту сво­е­го пер­во­на­чаль­но­го пре­бы­ва­ния и про­слав­ле­ния в Успен­ском Див­но­гор­ском мо­на­сты­ре, в быв­шем Остро­гож­ском уез­де, Во­ро­неж­ской гу­бер­нии, а Си­ци­лий­ской на­зва­на по ме­сту сво­е­го про­ис­хож­де­ния, так как, по пре­да­нию, эта ико­на в Ди­вы (или Див­ные го­ры) бы­ла при­не­се­на из Си­ци­лии бла­го­че­сти­вы­ми стар­ца­ми-ино­ка­ми Ксе­но­фон­том и Иоаса­фом. По­ла­га­ют, что они ро­дом бы­ли пра­во­слав­ные гре­ки и при­бы­ли сю­да, ве­ро­ят­но, не ра­нее кон­ца ХV ве­ка. Ксе­но­фонт и Иоасаф ос­но­ва­ли мо­на­стырь в жи­во­пис­ном ме­сте над ре­кой До­ном, при впа­де­нии в него ре­ки Ти­хой Сос­ны. Ди­ва­ми и Дивьи­ми (див­ны­ми) го­ра­ми мест­ность на­зва­на от уди­ви­тель­ных по сво­ей фор­ме ме­ло­вых стол­пов, рас­по­ло­жен­ных по го­рам.
Пред­по­ла­га­ют, что Ксе­но­фонт и Иоасаф оби­та­ли в пе­ще­ре (где поз­же бы­ла по­стро­е­на цер­ковь свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи) и что пер­вая цер­ковь в ме­ло­вом стол­пе бы­ла вы­руб­ле­на ими, где они и по­ста­ви­ли при­не­сен­ную с со­бой из Си­ци­лии ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри. Здесь же они на­шли и ме­сто сво­е­го веч­но­го упо­ко­е­ния.
На иконе Си­ци­лий­ской (Див­но­гор­ской) Бо­жи­ей Ма­те­ри Бо­го­ма­терь изо­бра­же­на си­дя­щей на об­ла­ках. В пра­вой Ее ру­ке — рас­цвет­шая бе­лая ли­лия, а ле­вой ру­кой Она под­дер­жи­ва­ет Бо­гом­ла­ден­ца, Ко­то­рый вос­се­да­ет на Ее ко­ле­нях. Спа­си­тель в ле­вой ру­ке дер­жит цве­ток (ли­лию), а пра­вой — бла­го­слов­ля­ет. Во­круг ли­ка Бо­го­ма­те­ри изо­бра­же­но во­семь Ан­ге­лов, из ко­то­рых два, на­пи­сан­ные вни­зу, изо­бра­же­ны ко­ле­но­пре­кло­нен­ны­ми и с воз­де­ты­ми го­ре́ ру­ка­ми. Над гла­вой Бо­го­ма­те­ри — Свя­той Дух в ви­де го­лу­бя.
Осо­бен­ное про­слав­ле­ние чу­до­твор­ной ико­ны на­ча­лось с 1831 го­да, ко­гда сви­реп­ство­ва­ла хо­ле­ра. В Ко­ро­то­я­ке, на­хо­див­шем­ся от оби­те­ли в 7–8 вер­стах, од­ной пре­ста­ре­лой жи­тель­ни­це, Ека­те­рине Ко­ло­мен­ской, во сне яви­лась Пре­бла­го­сло­вен­ная Де­ва (в том ви­де, как Она изо­бра­же­на на Див­но­гор­ской иконе) и при­ка­за­ла взять Ее ико­ну и со­вер­шить пе­ред нею мо­ле­бен. Чу­до­твор­ная ико­на бы­ла при­не­се­на в Ко­ро­то­як, и по­сле усерд­но­го об­ще­го мо­ле­ния пе­ред свя­той ико­ной хо­ле­ра пре­кра­ти­лась. За­ступ­ле­ни­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри то­гда же был спа­сен от хо­ле­ры и го­род Остро­гожск. Спа­се­ние от хо­ле­ры в 1847 и 1848 го­дах жи­те­ли Ко­ро­то­я­ка и Остро­гож­ска так­же по­лу­чи­ли по чуд­но­му за­ступ­ле­нию Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­то­рое со­вер­ши­лось по­сле крест­но­го хо­да со свя­той ико­ной во­круг этих го­ро­дов.
По пре­да­нию, празд­но­ва­ние чу­до­твор­ной иконе 5 фев­ра­ля бы­ло опре­де­ле­но еще пер­во­на­чаль­ни­ка­ми оби­те­ли — Ксе­но­фон­том и Иоаса­фом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *