Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский

 

РЕДКИЙ СЛУЧАЙ, КОГДА СВЯТОЙ НА ИКОНЕ УЛЫБАЕТСЯ. НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЙ НАМ ОБРАЗ, УЛЫБАЮЩАЯСЯ БОГОРОДИЦА НА ИКОНЕ Вифлеемская. ВОТ И СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН УЛЫБАЕТСЯ. (АДМИН)

 

Святитель Иоанн Шанхайский

и Сан-Францисский чудотворец

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

 

 


Дни памяти:  17 июня,  29 сентября
2 июля 1994 г. Русская Православная Церковь за границей причислила к лику святых дивного угодника Божия XX века святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца.
Архиепископ Иоанн родился 4/17 июня 1896 г. на юге России в селе Адамовка Харьковской губернии. При святом крещении он был наречен Михаилом в честь Архистратига Небесных Сил Михаила Архангела.
С детства он отличался глубокой религиозностью, по ночам подолгу стоял на молитве, усердно собирал иконы, а также церковные книги. Более всего любил читать жития святых. Михаил полюбил святых всем сердцем, до конца пропитался их духом и начал жить, как они. Святая и праведная жизнь ребенка произвела глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, и в результате она приняла православие.
Владыка так говорит о своей юности в своём Слове при наречении во епископа: «С первых дней, что начал сознавать себя, желал служить правде и истине. Родители мои возгревали во мне стремление непоколебимо стоять за истину, и душа моя пленилась примерами тех, кто отдавал за нее свою жизнь…»
Отец его был предводителем дворянства, а дядя ректором Киевского университета. Подобная светская карьера, видно, готовилась и Михаилу. В 1914 году он окончил Полтавский Кадетский корпус и поступил в Харьковский Императорский университет на юридический факультет, который закончил в 1918 году. Но сердце его стояло далеко от мира сего. «Изучая светские науки, — говорит он в том жен Слове, — я все больше углублялся в изучение науки из наук, в изучение духовной жизни».
Во время гражданской войны вместе с родителями, братьями и сестрой, Михаил был эвакуирован в Югославию, где поступил в Белградский университет на богословский факультет.
В 1924 году в русской церкви в Белграде он был посвящен в чтецы, а через два года в Мильковском монастыре был пострижен в монахи, приняв имя Иоанна в честь своего предка свт. Иоанна (Максимовича) Тобольского. На Введение во Храм Пресвятыя Богородицы юный инок стал иеромонахом. В эти годы он был законоучителем в Сербской Государственной гимназии, а с 1929 года стал преподавателем и воспитателем в сербской семинарии Охридской епархии в городе Битоле. И тут впервые открылась его дивная жизнь.
Студенты первыми обнаружили его великий подвиг аскетизма: они заметили, что он не ложится спать и что, когда все засыпали, он по ночам начинал ходить по общежитию, осеняя крестным знамением спящих; кому поправит одеяло, кого потеплее укроет. Молодой иеромонах непрестанно молился, ежедневно служил Божественную литургию, строго постился, ел только один раз в день поздно вечером, никогда не гневался и с особой отеческой любовью вдохновлял студентов высокими христианскими идеалами. Отец Иоанн был редким молитвенником. Он так погружался в тексты молитв как будто просто беседовал с Господом, Пресвятой Богородицей, ангелами и святыми, которые предстояли его духовным очам. Евангельские события были известны ему так, как будто они происходили на его глазах.
Наконец, убедились, что он не спал на кровати, и если засыпал, то только когда от изнеможения его сковывал сон во время земного поклона в углу под иконами. Нашлись такие, что даже клали ему под простыни кнопки, чтобы убедиться, ляжет ли он на кровать. Много лет спустя он сам признался, что со дня его иноческого пострига он не спал, лежа на постели. Это очень тяжёлый подвиг, который несли древние святые. Великий основатель киновийных монастырей преп. Пахомий Великий, когда получал правила монашеского жития от Ангела, услышал, что «спать братия не должны лежа, но пусть устроят себе седалища с отлогими задниками и спят на них сидя» (правило 4). Кротость и смирение отца Иоанна напоминали те, что увековечены в житиях величайших аскетов и пустынников. 
Епископ Николай (Велимирович), сербский Златоуст, очень ценил и любил молодого иеромонаха Иоанна и уже тогда говорил о нём: «Если хотите видеть живого святого, идите в Битоль к отцу Иоанну». 
В 1934 году было решено возвести его в епископы. Но сам он был далек от этого: когда его вызвали в Белград, ему и в голову ничего подобного не приходило, как это видно из рассказа одной его знакомой по Югославии. Как-то встретившись с ним в трамвае, спросила, по какой причине он в Белграде, на что он ответил, что приехал в город, так как по ошибке получил сообщение вместо какого-то другого иеромонаха Иоанна, которого должны были посвятить во епископы. Когда же на другой день она опять его увидала, то он сообщил ей, что, увы, ошибка оказалась хуже, чем он ожидал, ибо именно его решили посвятить во епископа.
Сразу после возведения в сан епископа святитель Иоанн поехал в Шанхай. Митрополит Антоний (Храповицкий) писал на Дальний Восток архиепископу Димитрию о молодом епископе: «…вместо себя самого я, как мою душу, как мое сердце посылаю к Вам владыку епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек… является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления!»
В Шанхае его ждала большая паства, большой недостроенный собор и неразрешённый юрисдикционный конфликт. Владыка Иоанн сразу же восстановил церковное единство, учредил связь с сербами, греками и украинцами и занялся построением огромного собора в честь иконы Богоматери «Споручницы грешных», который был закончен вместе с трехэтажным приходским домом с колокольней. Он обратил особое внимание на духовное образование и взял за правило присутствовать при устных экзаменах по катехизису во всех православных школах Шанхая. Он был вдохновителем и возглавителем постройки храмов, госпиталя, приюта для сирот, домов для престарелых, коммерческого училища, женской гимназии, общественной столовой и др., словом, всех общественных начинаний Русского Шанхая.
Но самое поразительное в нем было то, что, принимая такое живое и деятельное участие в столь многих светских делах, он был абсолютно чужд миру. Он одновременно жил как бы другим миром, точно общаясь с потусторонним, о чем свидетельствуют многочисленные рассказы очевидцев. С первого же дня Владыка ежедневно служил Божественную литургию, если же не мог, то принимал Святые Дары. Он никогда не разговаривал в алтаре. После литургии оставался в алтаре по три или четыре часа, и как-то заметил: «Как трудно оторваться от молитвы и перейти к земному». Ел однажды в день, в течение Великого и Рождественского постов питался только просфорой. Никогда не ходил «в гости», но у нуждающихся в помощи неожиданно появлялся. Никогда не ездил на рикше, но ежедневно посещал больных со Святыми Дарами. Если состояние больного становилось критическим, владыка приходил к нему в любой час дня или ночи и долго молился у его постели. Он обладал и прозорливостью, и даром такой молитвы, которую Господь слышит и просимое скоро исполняет. Известны многочисленные случаи исцеления безнадежно больных по молитвам святителя Иоанна. 
Доктор А.Ф. Баранов рассказал: «Однажды в городе Шанхае к одному умирающему ребенку, признанному врачами безнадежным, пригласили владыку Иоанна, который, придя в квартиру, прямо направился в комнату, в которой находился больной, хотя Владыке никто еще не успел показать, где находится умирающий. Не осматривая ребенка, Владыка прямо «упал» перед образом, что весьма характерно для него, и долго молился, затем, успокоив родственников, что ребенок выздоровеет, быстро ушел. Ребенку действительно к утру стало лучше и он вскоре выздоровел, так что врача больше уже не приглашали. Очевидец полковник Н.Н. Николаев подтверждал со всеми подробностями».
Н.С. Макова свидетельствует:
«Хочу сообщить об одном чуде, о котором неоднократно мне говорила когда-то моя очень хорошая знакомая Людмила Дмитриевна Садковская. Это чудо, произошедшее с ней, было записано в архивах Окружного госпиталя в Шанхае, Китай.
Было это в Шанхае. Она увлекалась спортом — скачками на лошадях. Однажды она скакала верхом на лошади по рейскорсу, лошадь чего-то испугалась, сбросила ее, и она сильно ударилась головой о камень, потеряв сознание. Ее без сознания привезли в госпиталь, собрался консилиум из нескольких врачей, признали положение безнадежным: едва ли выживет до утра, почти нет биения пульса, голова разбита и мелкие кусочки черепа давят на мозг. При таком положении она должна умереть под ножом. Если бы даже ее сердце позволило делать операцию, то при всем благополучном исходе она должна остаться глухой, немой и слепой.
Ее родная сестра, выслушав все это, в отчаянии и заливаясь слезами, бросилась к архиепископу Иоанну и стала умолять его спасти сестру. Владыка согласился; пришел в госпиталь и попросил всех выйти из комнаты и молился около двух часов. Потом он вызвал главного врача и попросил освидетельствовать больную. Каково же было удивление врача, когда он услышал, что ее пульс был как у нормального здорового человека. Он согласился немедленно сделать операцию, только в присутствии архиепископа Иоанна. Операция прошла благополучно, и каково же было удивление врачей, когда после операции она пришла в себя и попросила пить. Она все видела и слышала. Живет она и до сих пор — говорит, видит и слышит. Я знаю ее тридцать лет».
Л.А. Лью рассказывала: «Владыка приезжал в Гонконг два раза. Удивительно, что я, не зная Владыку, написала ему письмо, прося молитв и похлопотать об одной вдове с детьми, да и кроме того писала об одном интересующем личном духовном вопросе, но не получила ответа. Прошел год времени. Владыка приехал, и я попала в толпу, встречающую его. Владыка, обращаясь ко мне, сказал: «Это Вы писали мне письмо!» Я очень была поражена, так как Владыка меня никогда не знал и не видел прежде. Это было вечером в церкви. После молебна он, стоя перед аналоем, говорил проповедь. Я стояла рядом с моей мамой, и мы обе видели свет, окружавший Владыку до самого аналоя; сияние вокруг него шириной сантиметров в тридцать. Это продолжалось довольно долгое время. Когда кончилась проповедь, я, пораженная таким необыкновенным явлением, сказала подошедшей ко мне Н.В. Соколовой о том, что мы видели. Она ответила: «Да, многие верующие люди видели это необычайное явление». Муж мой, стоявший неподалеку, тоже видел этот свет, окружавший Владыку».
Монахиня Августа видела, как на литургии во время освящения Святых Даров Святой Дух в виде огня сошёл на Чашу:
«Служил владыка Иоанн. Алтарь был открытым. Владыка произнес молитву «Приимите, ядите, сие есть тело Мое» и… «сия есть кровь Моя… во оставление грехов», и после этого опустился на колени и сделал глубокий поклон. Я увидела в это время Чашу со Святыми Дарами не покрытой, и в это время, после слов Владыки, сверху спустился огонек и опустился в Чашу. Форма огонька была похожа на цветок тюльпана, но большего размера. Никогда в жизни своей не думала, что я увижу действительное огнем освящение Даров. Загорелась снова у меня вера. Показал Господь мне веру Владыки, стыдно стало мне за свое малодушие».
Когда в Китае к власти пришли коммунисты, русские снова вынуждены были бежать, большинство — через Филиппины. В 1949 г. на острове Тубабао в лагере Международной организации беженцев проживало примерно 5 тысяч русских из Китая. Остров находился на пути сезонных тайфунов, которые проносятся над этим сектором Тихого океана. Однако в течение всех 27 месяцев существования лагеря ему только раз угрожал тайфун, но и тогда он изменил курс и обошел остров стороной. Когда один русский в разговоре с филиппинцами упомянул о своем страхе перед тайфунами, те сказали, что причин для беспокойства нет, поскольку «ваш святой человек благословляет ваш лагерь каждую ночь со всех четырех сторон». Когда же все русские уехали, страшный тайфун обрушился на остров и полностью уничтожил все строения лагеря.
Русские люди, в рассеянии сущие, имели в лице владыки крепкого ходатая пред Господом. Окормляя свою паству, святитель Иоанн делал и невозможное. Он сам ездил в Вашингтон, чтобы договориться о переселении обездоленных русских людей в Америку. По его молитвам совершилось чудо! В американские законы были внесены поправки и большая часть лагеря, около 3 тысяч человек, перебрались в США, остальные в Австралию.
В 1951 г. архиепископ Иоанн был назначен возглавлять Западно-Европейскую епархию Русской Зарубежной Церкви. Он постоянно разъезжал по всей Европе; служил Божественную литургию по-французски, голландски, как раньше служил по-гречески и китайски, а позднее по-английски; слыл прозорливым и бессребреником-целителем. В Европе, а затем с 1962 года в Сан-Франциско, его миссионерская деятельность, твердо основанная на жизни в постоянной молитве и чистоте православного учения, принесла обильные плоды. Слава владыки распространялась как среди православных, так и среди инославного населения. В одной из парижских католических церквей священник сказал, обращаясь к молодежи: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. К чему вам теоретические доказательства, когда сейчас по улицам Парижа ходит живой святой — Saint Jean Nus Pieds (святой Иоанн Босой)».
Владыку знали и высоко чтили во всем мире. В Париже диспетчер железнодорожной станции задерживал отправление поезда до прибытия «русского архиепископа». Во всех европейских больницах знали об этом епископе, который мог молиться за умирающего всю ночь. Его звали к одру тяжело больного — будь он католик, протестант, православный или кто другой — потому что, когда он молился, Бог был милостив.
В парижском госпитале лежала больная раба Божия Александра и епископу сказали о ней. Он передал записку, что приедет и преподаст ей Святое Причастие. Лежа в общей палате, где было примерно 40-50 человек, она чувствовала неловкость перед французскими дамами, что ее посетит православный епископ, одетый в невероятно поношенную одежду и к тому же босой. Когда он преподал ей Святые Дары, француженка на ближайшей койке сказала ей: «Какая Вы счастливая, что имеете такого духовника. Моя сестра живет в Версале, и когда ее дети заболевают, она выгоняет их на улицу, по которой обычно ходит епископ Иоанн, и просит его благословить их. После получения благословения дети немедленно поправляются. Мы зовем его святым».
Дети, несмотря на обычную строгость владыки, были ему абсолютно преданы. Существует много трогательных историй о том, как блаженный непостижимым образом знал, где может быть больной ребенок и в любое время дня и ночи приходил утешить его и исцелить. Получая откровения от Бога, он многих спасал от надвигающейся беды, а иногда являлся к тем, кому был особенно необходим, хотя физически такое перемещение казалось невозможным.
Блаженный владыка, святой Русского Зарубежья, и вместе с тем русский святой поминал на богослужениях Московского Патриарха наряду с Первоиерархом Синода Русской Зарубежной Церкви.
Обращаясь к истории и прозревая будущее, свт. Иоанн говорил, что в смутное время Россия так упала, что все враги ее были уверены, что она поражена смертельно. В России не было царя, власти и войска. В Москве власть была у иностранцев. Люди «измалодушествовали», ослабели и спасения ждали только от иностранцев, перед которыми заискивали. Гибель была неизбежна. В истории нельзя найти такую глубину падения государства и такое скорое, чудесное восстание его, когда духовно и нравственно восстали люди. Такова история России, таков ее путь. Последующие тяжкие страдания русского народа есть следствие измены России самой себе, своему пути, своему призванию. Россия восстанет так же, как она восстала и раньше. Восстанет, когда разгорится вера. Когда люди духовно восстанут, когда снова им будет дорога ясная, твердая вера в правду слов Спасителя: «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его и вся сия приложатся вам». Россия восстанет, когда полюбит Веру и исповедание Православия, когда увидит и полюбит православных праведников и исповедников.
Владыка Иоанн предвидел свою кончину. 19 июня (2 июля) 1966 г. в день памяти апостола Иуды, во время архипастырского посещения г. Сиэтлла с чудотворной иконой Божией Матери Курско-Коренной, в возрасте 71 года, перед этой Одигитрией Русского Зарубежья отошел ко Господу великий праведник. Скорбь переполнила сердца многих людей во всем мире. После кончины владыки епископ Иаков Гаагский с сокрушенным сердцем писал: «У меня нет и не будет больше духовного отца, который звонил бы мне в полночь с другого континента и говорил: «Иди теперь спать. То, о чем ты молишься, получишь».
Четырехдневное бдение венчала погребальная служба. Проводившие службу епископы не могли сдерживать рыданий, слезы струились по щекам, блестели в свете бесчисленных свечей подле гроба. Удивительно, что при этом, храм наполняла тихая радость. Очевидцы отмечали, что казалось, они присутствовали не на похоронах, а на открытии мощей новообретенного святого.
Вскоре и в усыпальнице владыки стали происходить чудеса исцелений и помощи в житейских делах.
Время показало, что святитель Иоанн Чудотворец — скорый помощник всех сущих в бедах, болезнях и скорбных обстояниях. 

 

 

Святитель Иоанн (Максимович) Шанхайский и Сан-Францисский Чудотворец

МОЛИТВЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Строгий аскет, кормитель обездоленных, безмездный целитель, Христа ради юродивый, апостол последних времен, подвизавшийся в Азии, Европе, Америке. Никогда не ложился спать, постоянно бодрствовал, ночи его проходили в молитве. Сам Господь открывал ему, кто нуждается в помощи. Владыка проходил сквозь стены, изгонял бесов из одержимых, отвечал на незаданные вслух вопросы; исцелял безнадежно больных, обреченных на смерть людей; неожиданно являлся там, где был особенно необходим; заранее знал нужды и печали приходивших к нему. От него исходила сила, привлекавшая людей более, чем бесчисленные чудеса: то была сила любви Христовой. Еще при жизни на просьбы, обращенные к Владыке, он не только находил слова утешения, но и сразу же начинал действовать. Для верующих всего мира святитель Иоанн Чудотворец – скорый помощник всех сущих в бедах, болезнях, в скорбных и опасных обстоятельствах, хранитель путешествующих, утешитель страждущих.
Тропарь, глас 5
Попечение твое о пастве в странствии ея, / се прообраз и молитв твоих, за мир весь присно возносимых: / тако веруем, познав любовь твою, святителю и чудотворче Иоанне! / Весь от Бога освящен священнодействием пречистых Тайн, / имиже сам присно укрепляем, / поспешал еси ко страждущим, целителю отраднейший. / Поспеши и ныне в помощь нам, всем сердцем чтущим тя.
Величание
Величаем, величаем тя, святителю отче наш Иоанне, и чтим святую память твою. Ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.
Молитва
О, святителю отче наш Иоанне, Пастырю добрый и тайновидец душ человеческих. Ныне у Престола Божия за нас молишися, яко же и сам посмертне изрек: «Хотя я и умер — но я жив». Умоли Всещедраго Бога прощение нам во гресех даровати, да смело воспрянем духом и уныние сего мира отряхнем и Богу возопиим о даровании нам смирения и Богодухновения, Богосознания и духа благочестия на всяких путях жизни нашея. Яко милостивый сиропитатель и опытный путеводитель на земле бывший, ныне буди нам вождем Моисеовым и в смутах церковных всеобъемлющее Христово вразумление. Услыши стенание смущенных юношей нашего лихолетия, обуреваемых беснованием вселукавым и отряхни лень уныния изнемогающих пастырей от натисков духа мира сего и томящихся в оцепенении праздном. Да слезно вопием ти, о теплый молитвенниче, посети нас сирых, во тьме страстей утопающих, ждущих твоего отеческаго наставления, да озаримся светом невечерним, идеже ты пребываеши и молишися за чад твоих, по лицу вселенныя рассеянных, но любовию слабою к свету все же тянущихся, идеже свет Христос Господь наш пребывает, Ему же честь и держава ныне и присно и во веки веков. Аминь.