Попразднство Введения.ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ.

 

 

 

СЛОВО НА ПОПРАЗДНСТВО ВВЕДЕНИЯ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

 

О значении Пресвятой Богородицы

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Только вчера мы с вами встречали один из великих праздников Православия – Введение во Храм Пресвятой Богородицы – и вот сегодня совершаем попразднование. Это значит, что праздник не окончился вместе с вчерашним днем – он продолжается, и будет продолжаться до самого отдания – восьмого декабря и мы пребудем своей мыслью и сердцем в богомыслии о содержании этого события и его значении.
Об исторической основе праздника Введения во Храм, равно как и о том, почему незамеченному современниками событию Церковь уделяет такое внимание, мы с вами уже говорили на праздничной и предпраздничной проповедях. Сегодня же давайте задумаемся вот о чем: а почему вообще Православная Церковь так почитает Богородицу? Ведь Евангелие достаточно мало говорит о Ней, в Деяниях Святых Апостолов Она упоминается лишь раз, а в Посланиях мы и вовсе ничего о Ней не находим… Да, именно Мария стала Матерью Сына Божия и Спасителя по плоти – но почему бы не почитать Ее наравне с другими праведниками первых веков, например, апостолами? Ведь Она, в отличие от апостолов, даже не совершила во время Своей земной жизни никаких великих чудес, по крайней мере история нам не сохранила о них свидетельств… Вот, например, протестанты и вовсе не почитают Богородицу и подчеркнуто именуют Ее только «Марией», а не «Божией Матерью», хотя к тем же апостолам относятся с большим уважением, несмотря на отсутствие в протестантизме почитания святых.
Но… Дорогие мои, стоит ли нам измерять значимость праведников исключительно количеством знамений и чудес? Не уподобимся ли мы при этом язычникам, которые даже к богам привыкли подходить с меркой «насколько это впечатляюще» или «что я буду с этого иметь» (языческий религиозный принцип отношений с богами «do ut des» – «я даю тебе, чтобы ты дал мне» – достаточно хорошо известен). А весьма впечатляющие ложные чудеса могут творить и колдуны с помощью бесов.
У Бога же, по свидетельству Писания, совсем другая мера. Да, нередко великие праведники соединяли праведность с чудесами, или успешной практической деятельностью, или даже и с тем, и с другим сразу. И все же чудеса и дела – далеко не главное. Поэтому праведный Иов, о впечатляющих делах и тем более чудесах которого нам ничего не известно, в священной истории стоит отнюдь не ниже царя и пророка Давида, великого воина и строителя Иерусалима…
Апостолы творили чудеса и вершили великие дела силой Христовой. Они напрямую беседовали с Воплощенным Богом, и Он открывал им небесные тайны. Но в этом апостолы, возможно, не сильно превзошли ветхозаветных пророков, за исключением того что стали самовидцами Воплощенного Бога.
А был ли на земле еще хоть один человек, кроме юной Марии, поздней дочери Иоакима и Анны, с кем Бог не просто говорил бы, не просто направлял его действия и даровал ему Свою чудотворную силу – в кого Он Сам, невместимый и необъятный Творец Вселенной, вселился бы во всей Своей полноте?
Пресвятая Дева Мария – не просто одна из праведниц. Она – одушевленный Храм Бога, воплотившегося ради нашего спасения. Именно об этом призван напомнить нам и праздник Введения – день, в который, как поется об этом на праздничных службах, «пречистый храм Спасов вводится в дом Господень». Главный Храм Нового Завета – будущая Мать Спасителя – вступает в главный Храм Завета Старого… Ветхозаветное Святая Святых как бы передает эстафету новозаветному. И это новозаветное Святая Святых – не просто камни, стены и помещения; это живой, разумный и свободный человек. Такая разница отнюдь не случайна: ведь с пришествием Спасителя восстановилась разрушенная некогда прямая связь между Богом и человеком. И хотя ритуалы, священные здания и предметы по-прежнему играют определенную (и немаловажную) роль в жизни Церкви – ведь окончательно спасение и преображение всего мира еще не завершилось и вселенная еще пребывает в падшем состоянии – все непосредственное общение с Богом возможно теперь не только для отдельных праведников и священников, но даже для самого простого, грешного человека, которого это общение может и должно преобразить. Новозаветное Святая Святых – не здание, а человек; потому что Воплощение, крестный путь и Воскресение Богочеловека вознесло все человечество на невообразимую ранее высоту.
У Бога, как мы знаем и из Писания и Предания, и из церковной истории, и просто из жизни, ничего случайного не бывает. И если из всех миллионов людей, живших на земле до и после Марии, из всех сотен тысяч благочестивых иудейских женщин, так же, как и Она, искренне веровавших в Единого Бога, Ему было угодно избрать именно юную Маркам, чтобы воплотиться в Ее утробе, как в нерукотворном Храме, значит, именно Она была достойнейшей из достойных, превосходя всех личной добродетелью. Разве можно представить, чтобы на столь великое, святое, непостижимое для разума служение – стать Матерью Спасителя – была выбрана случайная обывательница? Конечно, нет! Как мудро сказал об этом святитель Филарет Московский в одной из своих проповедей:
«Не много нужно труда для изъяснения, что нравственное достоинство Преблагословенныя Девы Марии должно признавать беспримерно высоким. Сие видно само собою из достоинства служения, в которое Она избрана и возведена. Если бы нашлась добродетель выше, нежели Ее, то была бы несообразность в том, что Она преимущественно избрана быть жилищем, престолом, Материю Бога Слова. Но в судьбах и делах Божиих несообразности быть не может. Следственно, как верно то, что Маркам есть благословенная в женах, то есть благословенная высочайшим благословением пред всеми прочими женами, так же верно и то, что добродетель Ее есть высочайшая, чистейшая, совершеннейшая, хотя, впрочем, Она чиста и совершенна помощию того же Христа, Который соделался наградою Ее чистоты и совершенства».
И если даже была в душе юной Марии какая-то легкая тень греховного несовершенства (ибо полностью свят и безгрешен лишь один Бог) – то разве могла эта тень не исчезнуть от соприкосновения с предвечным Божественным Светом, Самим Богом, вселившимся в Ее утробу? Несомненно, после того как Мария стала Богоматерью, добродетель ее засияла еще ярче. «Нисшел на Нее Святой Дух после благовестия, произнесенного Архангелом Гавриилом, очистил Ее, чистую по человеческому понятию, соделал благодатно-чистою, способной принять в Себя Бога Слово и соделаться Его Матерью», – пишет о Богородице святитель Игнатий Брянчанинов.
Так как же не оказывать нам особое почтение этому новому Святая Святых – одушевленному Храму, Пресвятой Богородице и Приснодеве Марии?
Преподобный Ефрем Сирин слагает этой новозаветной Святыне настоящий поэтический гимн:
«Мария есть дщерь Света, потому что чрез Нее озарились светом и мир, и обитатели его, омраченные чрез Еву, виновницу всех зол…
Она – также новое небо, потому что в ней обитал Царь царей. В Ней воссиял Он, и пришел в мир, у Нее заимствовал образ, в Ее облекшись подобие.
Она – виноградная лоза, произрастившая Гроздь. Не по чину естества дала она Плод сей; в Ее облекшись образ, явился Плод из Нее.
Она – источник, потому что живая Вода истекла из Нее жаждущим, и вкусившие пития сего дают стократные плоды».
Да, глубоко неправы разные протестанты, не почитая Богородицу или, в лучшем случае, отводя ей место в общем ряду упомянутых в Писании праведниц. Мария действительно была великой праведницей – но не просто великой, а исключительной. По словам святителя Игнатия Брянчанинова: «Богоматерь была тем единственным словесным сосудом, в который Бог вселился самым существом Своим». Аналогичных примеров Писание действительно не знает, более того – отрицает их возможность и в дальнейшем. И если из всего бесчисленного множества иудейских женщин, среди которых было немало по-настоящему благочестивых и даже весьма праведных, Всеведущему Богу было угодно избрать именно Марию из Назарета; если Он еще до того, как совершилось всеобщее искупление, посчитал достойным Себя войти в Ее утробу – хотя даже величайшим пророкам являл Себя лишь в образах и загадочных видениях – значит, Она действительно превосходила всех прочих, даже самых благочестивых людей. У Бога, как известно, не бывает ничего случайного. Как сказал об этом святитель Филарет Московский: «Если Дева Мария удостоена высочайшего избрания – по благодати Божией; то равномерно и по правде Божией. Превыше всех вознесена Она избранием: потому что превыше всех явилась достойною избрания».
Вслед за Святыми Отцами Церкви скажем больше: те, кто принципиально отказывается называть Марию Богородицей – по сути, отвергают Самого Христа, Такого, Каким Он открывает Себя в Евангелии. Как сказал святитель Григорий Богослов: «Если кто не признает Марию Богородицею, то он отлучен от Божества». Ведь Мария из Назарета родила не просто человека – Сын Ее уже с момента непорочного зачатия был Богочеловеком. Христос – не просто пророк или служитель Бога; Он и есть Бог, одна из Ипостасей Пресвятой Троицы, Сын Божий, сотворивший вселенную. А значит, Мария – не просто Мать, но подлинно Богоматерь, родившая Бога по плоти, Богородица. Отрицающие это как бы отрицают и само Божество и человечество Христа, отрицают Воплощение Сына Божия, низводят Христа до уровня обычного человека, как древние еретики-несториане, – хотя, возможно, и сами не задумываются о подлинном смысле своих слов.
Подобным отрицателям именования «Богородица» еще в VIII веке отвечал великий христианский подвижник и богослов, преподобный Иоанн Дамаскин: «Святую Деву мы прославляем как Богородицу в собственном и истинном смысле. Ибо как Родившийся от Нее – истинный Бог, так и Родившая истинного Бога, от Нее воплотившегося, – истинная Богородица. Мы говорим, что Бог родился от Нее не в том смысле, что Божество Слова от Нее получило начало, но в том, что Само Божие Слово, прежде веков, вне времени от Отца рожденное, безначально и вечно с Отцом и Духом пребывающее, в последние дни (Евр. 1, 2) для нашего спасения вселилось в утробу Святой Девы и от Нее без изменения воплотилось и родилось. Ибо Святая Дева родила не простого человека, но Бога истинного, – не просто Бога, но Бога воплощенного, не с неба принесшего тело и прошедшего через Нее, как бы через канал, но воспринявшего от Нее единосущную с нами плоть и принявшего ее в Свою собственную Ипостась… Отсюда справедливо и истинно святую Марию называем Богородицей».
Богочеловек Христос через Свое единосущие с нами объединяет и как бы содержит в Себе все человечество – именно поэтому Его жизнь, смерть, воскресение и воцарение в Небесном Царствии открывают тот же путь для всех людей, соединяют каждого из нас с Богом в зависимости от нашей свободной воли. В этом смысле Богочеловек – новый Адам (именно так именуют Его святые отцы), в нем человечество как бы рождается заново. А значит, и Богоматерь Марию можно назвать новой Евой – ведь именно через Нее Богочеловек пришел в мир и дал начало новому человечеству – духовному – роду христианскому: «Как Богочеловек для племени спасающихся избранников заменил Собою Адама, и соделался их родоначальником, так Божия Матерь заменила для них собою Еву, соделалась их Матерью», – говорит об этом святитель Игнатий Брянчанинов.
А святой Иоанн Златоуст славит Богоматерь такими словами:
«Дева изгнала нас из рая, чрез Деву мы обрели вечную жизнь; чем осуждены, тем и увенчаны».
Но здесь, дорогие братья и сестры, мы с вами должны беречься и от противоположной крайности, в которую впадают, например, римокатолики: от чрезмерного почитания Божией Матери, едва ли не обожествления Ее. Известно, что католической церковной традиции (которая, к сожалению, проникла и в православную среду, особенно в России, Белоруссии и Украине) образ Девы Марии подчас практически вытесняет образ Самого Христа (да и у нас, православных, увы, бывает так, что к Богородице в молитвах обращаются чаще, чем ко Христу, а в доме у воцерковленного человека может быть несколько икон Богоматери и ни одной – собственно Спасителя). В римокатолическом богословии есть даже целое специальное направление – мариология, посвященное исключительно Богоматери. Это чрезмерное почитание Девы Марии дошло до того, что в XIX веке Римом был принят новый догмат о непорочном зачатии – не только Христа, но и Самой Богоматери! Этим Пресвятая Дева не просто ставилась выше всех людей, но и вообще выводилась из человеческого рода, становилась неким особым, исключительным существом, почти что богиней, как Богом является Христос, родившийся посредством непорочного зачатия от Святого Духа…
Православная Церковь, всегда и во всем идущая царским путем, стараясь не впадать ни в «правые», ни в «левые» крайности, учит иначе. Богоматерь не была «особой» по природе (тем более что и в Писании мы не находим указаний на это) – Она была обычным человеком, и именно в этой обычности заключается Ее величие и величие Ее духовного подвига. Что удивительного быть с самого рождения идеальной, особенной, уже по самой своей природе не такой, как все люди, и в принципе недоступной никакому влиянию греха? Где же награда и заслуга за добродетель? Но Мария была обычной девушкой, окруженной теми же самыми искушениями, что окружают любого человека – и все же сумела достичь высшей праведности, стать достойной непосредственного участия в Боговоплощении благодаря Своим добродетелям и прежде всего смирению. Вот подлинно великий подвиг!
«Пречистая Дева не имевшая Небо градом и произошедшая не от сущих на Небе, но от земли, общим со всеми образом, – от того самого падшего рода, который не познал свою природу, – Она Одна из всех людей, живших от начала века до последних времен, противостала всякому злу и вернула Богу непорочной от Него полученную красоту и воспользовалась для того всеми возможностями и сбереженным оружием. Любовью к Богу, крепостью души, прямотой стремления и величием разумения Она обратила в бегство всякий грех и установила победный трофей, с которым ничто не сравнится», – пишет о Богоматери святой праведный Николай Кавасила.
Итак, Пресвятая Дева была доступна греху – но победила его благодаря собственным благочестивым усилиям, соединенным с силой Божией, сознательно сделала выбор в пользу всецелого служения Богу. А ведь, если подумать, эта сознательная добровольность – такое же необходимое условие всеобщего искупления, как и само Боговоплощение!
Мы уже вспоминали здесь святоотеческие слова о том, что Богоматерь – это новая Ева. А в чем состоял грех Адама и Евы, тот самый первородный грех, которым в наш человеческий мир вошла смерть, а весь человеческий род оказался на долгие тысячелетия отлучен от Бога? В недоверии и неповиновении Богу, в горделивом уповании на одних лишь себя, в попытке поставить себя выше Бога… В том самом, что и теперь так часто приводит людей к духовной погибели.
Первая Ева, как и ее муж, сознательно и добровольно пошла против Бога и тем едва не погубила все человечество, праматерью которого была. Для искупления было необходимо, чтобы человечество в лице новой Евы снова сделало сознательный и добровольный выбор – на этот раз в пользу Бога. Именно это произошло в ту минуту, когда юная Мария в ответ на благовестие Архангела смиренно произнесла: «Я раба Господня – да будет Мне по слову твоему».
«Обольщение, которому несчастно подверглась уже обрученная мужу дева Ева, разрушено посредством истины, о которой счастливо получила благовестие также обрученная мужу Дева Мария. Ибо как та была обольщена словами ангела к тому, чтобы убежать от Бога, преступив Его слово, так Другая через слово Ангела получила благовестие, чтобы носить Бога, повинуясь Его слову. И как та была непослушна Богу, так Эта склонилась послушанию Богу, дабы Дева Мария была заступницею девы Евы. И как через деву род человеческий подвергся смерти, так через Деву и спасется, потому что непослушание девы уравновешено послушанием Девы», – пишет о сути духовного подвига Пресвятой Девы священномученик Ириней Лионский.
Святой праведный Николай Кавасила выражается еще прямее: без добровольного согласия Марии – не некоего «идеального, непорочно зачатого и недоступного греху существа», а обычной человеческой девушки, сумевшей взрастить в Себе великое смирение и любовь к Богу – Боговоплощение было бы вовсе невозможно!
«Воплощение было делом не только Отца, Его Силы и Его Духа, но также делом воли и веры Девы. Без согласия Непорочной, без содействия веры домостроительство это было столь же неосуществимым, как и без действия трех Божественных Ипостасей. Только научив и убедив Ее, Бог берет Ее Себе в Матерь и воспринимает от Нее плоть, которую Она соглашается дать Ему. Он желал, чтобы Матерь Его родила Его столь же свободно, как и Он воплотился добровольно».
О том же говорит и святитель Филарет Московский:
«Во дни творения мира, когда Бог изрекал Свое живое и мощное да будет, слово Творца производило в мир твари; но в сей беспримерный в бытии мира день, когда Божественная Маркам изрекла Свое кроткое и послушное да будет, – едва дерзаю выговорить, что тогда соделалось, – слово твари низводит в мир Творца. И здесь Бог изрекает Свое слово: Зачнешь во чреве и родишь Сына… Он будет велик… И будет царствовать над домом Иакова вовеки (Лк. 1, 31–33). Но – что опять дивно и непостижимо – Самое Слово Божие медлит действовать, удерживаясь словом Марии: Как будет это? (Лк. 1, 34). Потребно было Ее смиренное да будет, чтобы воздействовало Божие величественное: да будет. Что же за сокровенная сила заключается в сих простых словах: се, Раба Господня: да будет Мне по слову твоему (Лк. 1, 38), – и производит столь необычайное действие? Сия чудная сила есть чистейшая и совершенная преданность Марии Богу, волею, мыслию, душою, всем существом, всякой способностью, всяким действием, всякой надеждой и ожиданием».
Именно за этот великий духовный подвиг, соделавший девушку из Назарета Храмом Единого Бога Воплощенного, и чтим мы Богоматерь превыше всех прочих праведных людей, и даже превыше Ангелов. Именно через этот подвиг она стала подлинно новой Евой, Матерью не только Богочеловеку, но и всем нам. И поныне, как Мать, Она неустанно печется о нас в Царствии Небесном, молясь о нас у престола Творца. Разве можно не любить и не чтить такую Мать?
Как сказал об этом преподобный Никодим Святогорец:
«Когда увидишь икону Пресвятой Богородицы, обрати сердце свое к Ней, Царице Небесной, и возблагодари Ее за то, что Она явилась такою готовою на покорность воле Божией, что родила и взрастила Избавителя мира, и что в невидимой брани нашей никогда не оскудевает Ее предстательство и помощь нам».
Да станет для всех нас праздник Введения началом пути в Царствие Небесное вслед за нашей общей Матерью – Приснодевой Марией!
Аминь.