Предпразднство Введения во Храм Пресвятой Богородицы.
ЭТО УДИВИТЕЛЬНЫЙ, УНИКАЛЬНЫЙ, ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ ДЛЯ ВСЕЙ НАШЕЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЖИЗНИ ВО ХРИСТЕ. ЧИТАЙТЕ ТО, ЧТО НАПИСАНО НИЖЕ И ВЫ УВИДЕТЕ МНОГИЕ СОКРЫТЫЕ СМЫСЛЫ  ПРАВОСЛАВНОЙ ЖИЗНИ, С КОТОРЫМИ ВСТРЕЧАЕМСЯ ПОВСЕМЕСТНО И НЕ ЗНАЯ, ЧТО ЭТО СВЯЗАНО С ВВЕДЕНИЕМ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. С НАСТУПАЮЩИМ ПРАЗДНИКОМ. (АДМИН)

 

 

 

Предпразднство Введения во Храм Пресвятой Богородицы.

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Сегодня мы с вами готовимся встречать наступающий уже завтра великий православный праздник – Введение во Храм Пресвятой Богородицы. О событиях этого дня мы не найдем упоминания непосредственно в Священном Писании, но ведь Священное Писание, Библия – не единственный источник истины для нас – православных христиан. Это лишь протестанты говорят: «Только Писание». У нас с вами есть еще Священное Предание. Протестанты и так называемые «свидетели Иеговы» не хотят знать, что канон книг Нового Завета не «спустился с неба», но был составлен в III–IV веках святыми отцами Христианской Церкви и утвержден на ее Соборах, и вообще, по словам древних святых отцов, Писание Нового Завета – это собственность Церкви, и к ней не имеют права обращаться за подтверждением своих мнений те, кто к ней не принадлежит.
Итак, воспоминание о Введении во Храм Пресвятой Богородицы сохранено для нас в Священном Предании, согласно которому родители Пресвятой Девы, благодарные Богу за чудесно дарованного им на старости лет долгожданного ребенка, решили с самых ранних лет посвятить свою дочь служению Господу. Для этого они и привели Марию, еще совсем маленькую, в Иерусалимский Храм – главную святыню ветхозаветной Церкви – и отдали ее на воспитание в общину благочестивых женщин, в основном целомудренных вдов, не желавших после смерти мужей снова выходить замуж и посвятивших остаток жизни молитвам и трудам на благо Храма. Такие общины существовали и в других городах Иудеи (возможно, в одну из них позже переселилась Мария – ведь, как мы знаем из Евангелия, Архангел Гавриил с благой вестью был послан к Ней в Назарет), и некоторые благочестивые родители отдавали в такие общины своих юных дочерей, чтобы те под руководством старших женщин и священников обучались делам веры, изучали Писание, а также и осваивали рукоделие. Так, например, женщины и девушки из прихрамовых общин ткали и искусно вышивали завесы для Храма. Кстати, помните упомянутый в Евангелии необычный хитон Спасителя – не сшитый, а весь тканый сверху? (Ин. 19, 23). Мы не знаем, кто именно соткал этот хитон, но вполне возможно, что это дело рук Богоматери, некогда обучавшейся рукодельному искусству у храмовых мастериц.
Итак, Иоаким и Анна решают отдать дочь в своего рода «институт благородных девиц» того времени… Ну хорошо, – возможно, скажете вы – а при чем же здесь общецерковное празднование? Что такого в этом вполне заурядном, хотя и важном для каждой отдельной девочки, событии, чтобы не просто вспоминать о нем на церковных службах около двух тысяч лет, но и включать эти воспоминания в число двунадесятых праздников – то есть двенадцати важнейших, после Пасхи, праздников Православия? Понятно, почему особо отмечается Рождество Богородицы – ведь Ее рождение было чудом Божиим, преодолевающим обычные законы природы, и в этом отношении его в каком-то смысле можно назвать преддверием Рождества Христова (хотя и не идущим в сравнение с Величайшим Чудом Рождения Богочеловека от Святого Духа и Девы Марии…). Но почему такое внимание Введению во Храм?
Чтобы понять это, достаточно повнимательнее присмотреться к событиям Введения во Храм. И тогда станет ясно: если Рождество Богородицы – это своего рода преддверие Рождества Христова, то Введение Пречистой Девы во Храм – это преддверие Сретения.
Давайте вспомним, в какой именно Храм была приведена маленькая Мария. У нас, людей эпохи Нового Завета, слово «храм» обычно подразумевается «с маленькой буквы»: ведь мы привыкли, что храмов вокруг – великое множество, и «прийти» или «быть приведенным в храм» – значит, войти в один из этих многочисленных храмов, пусть даже самый большой, красивый, столичный, но один из многих, только и всего. Но не так воспринимали это люди Ветхого Завета – я имею, конечно, в виду иудеев, веривших в Единого Бога, а не язычников с их многочисленными капищами. У ветхозаветной Церкви был только один храм, Храм с большой буквы – Иерусалимский. Только здесь, в Иерусалиме, могло совершаться полноценное богослужение, только здесь жили священники, приносились жертвы, сюда каждый год совершали пасхальное паломничество благочестивые иудеи со всех концов известного тогда мира. Здесь, в Храме, изначально хранился Ковчег Завета с каменными скрижалями Десяти Заповедей, полученными некогда пророком Моисеем от Самого Бога на горе Синай. Иными словами, Иерусалимский Храм был величайшей, главной святыней – Святая Святых избранного народа Божиего, единственным храмом ветхозаветной Церкви, единственным подлинным Храмом Бога Живого на всей земле в тогдашнюю эпоху.
Но ведь воплощенного Бога Живого предстояло вместить в Своей девственной утробе и Марии! И Боговоплощение было, пожалуй, куда более великим чудом, чем незримое присутствие Бога в рукотворном Храме Иерусалима…
«Как купина на Хориве во пламени вмещала Бога, так Мария носила Христа во чреве», – восклицает об этом великом чуде преподобный Ефрем Сирин. Другие святые отцы выражаются еще более прямо: так, например, «одушевленным храмом» называет Пресвятую Деву святитель Иоанн Златоуст, и то же выражение слышим мы в церковных песнопениях, посвященных празднику Введения. «Богоматерь была тем единственным словесным сосудом, в который Бог вселился самым существом Своим», – говорит о Марии святитель Игнатий Брянчанинов.
Иерусалимский Храм был необходим ветхозаветному человечеству, чтобы не сбиться с трудного пути возвращения в небесное отечество, утерянное некогда через грех первых людей. И так же необходима человечеству для искупления и вечного спасения была Пречистая Дева Мария. Богородица – не просто одна из многочисленных святых жен Ветхого и Нового Завета. Она – единственная в своем роде соработница Бога в деле всеобщего спасения.
Вот, например, что говорит о Ней святитель Феофан Затворник: «За что так высоко чествуют Матерь Божию, не только выше всех святых людей, но даже Ангелов и Архангелов? За то, что ни Ангелы с Архангелами, ни Херувимы, ни Серафимы не имели такого тесного и существенного участия в устроении нашего спасения, как Она. Устроение нашего спасения именуется воплощенным Домостроительством. Надлежало Сыну Божию и Богу воспринять в Свое Лицо естество человеческое, и без сего не могло быть устроено наше спасение… Естество сие взято из Приснодевы через наитие Святаго Духа и осенение силы Вышнего. Ангелы же и Архангелы служат при Воплощении внешне, не входя внутрь существа дела Воплощения: тогда как Божия Матерь в самое существо его входит. За то и чествуется выше всех тварей».
Итак, Богородицу в полной мере можно назвать одушевленным Храмом Нового Завета – не «одним из многих», но тем единственным и главным, неповторимым Храмом Бога Живого, каким был для Ветхого Завета Соломонов Храм в Иерусалиме. А значит, Введение – это не просто день, когда девочку из хорошей семьи отдают на воспитание в закрытую школу. Это день, когда великий Храм… принимает у себя другой Храм! Главная святыня Ветхого Завета распахивает двери перед Святая Святых Завета Нового. Эпоха ожидания встречается с эпохой исполнения надежд, передавая ей эстафету… Неслучайно уже на Введение в православных храмах начинает звучать ликующая ангельская песнь: «Христос раждается – славите!».
В Иерусалимский Храм, как мы уже знаем, собирались благочестивые люди со всех концов земли, чтобы вместе отпраздновать ветхозаветную пасху – воспоминание исхода из Египта. Для нас, новозаветных верующих, такими вратами исхода из духовного Египта, из рабства греху и смерти, откуда вывел нас Спаситель и Господь наш Иисус Христос, стала Пречистая Дева. И потому Введение Богородицы во Храм – не просто личное событие в семье Иоакима и Анны. Вслед за юной Марией, избранной Господом для того, чтобы стать Богоматерью, в эпоху Нового Завета вступает все человечество.
Совсем не случайные намеки на это встречаем мы уже в ветхозаветных пророчествах, традиционно относимых к Богоматери. Так, например, описывает царь и пророк Давид вступление избранной Девы в чертог Царя (кстати, «чертогом» обычно именовался и Иерусалимский Храм) в сопровождении своих верных подруг:
Слыши, дщерь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой, и ты поклонись Ему. И дочь Тира с дарами, и богатейшие из народа будут умолять лице Твое. Вся слава дщери Царя внутри; одежда ее шита золотом. В испещренной одежде ведется она к Царю; за нею ведутся к Тебе девы, подруги ее. Приводятся с весельем и ликованьем, входят в чертог Царя (Пс. 44, 11–16).
А вот что говорит об этом в своей проповеди на Введение святитель Филарет Московский:
«Каким образом столь частное, по-видимому, происшествие – введение во храм и посвящение Богу трехлетней девы – становится предметом всеобщего торжества в Церкви? Сие приключение младенчествующей Богоневесты есть некий начаток Ее обручения Святому Духу и потому, некоторым образом, первый залог обручения всего человечества Божеству… Ныне, во дни совершения древних начатков и предзнаменований, желаете ли вы яснее видеть славу настоящего торжества? – Последуйте указанию Пророка. Приведутся, говорит он далее, приведутся Царю девы во след Ея (Пс. 44, 15). Не видите ли теперь, что приведение Пресвятой Девы к Царю царей есть начало великого торжественного шествия, в котором все чистые, целомудренные души за Нею последуют; что настоящее торжество, по намерению Церкви, есть часть и продолжение оного великого шествия; что желающие участвовать в настоящем торжестве должны присоединиться к одному торжественному шествию, облекшись в качества сообразные образу великой Ликоначальницы оного: «девы во след Ея?».
Да, дорогие мои, именно в этом состоит один из главных духовных уроков праздника Введения. Вслед за Пречистой Девой все мы должны войти в царские чертоги, вступить в Небесное Царствие. Вслед за ней и все мы должны стать храмами Бога Живого!
Возможно, кому-то мои слова покажутся преувеличением или даже кощунством. Нет, конечно, собственно путь Богоматери неповторим, единственен в своем роде: Боговоплощение уже совершилось, и другого не будет! Но каждый из нас может открыть Богу двери своего сердца, превратить свою душу в Его храм, Его постоянное благодатное обиталище. Недаром святой апостол говорит: Храм Божий свят; а этот храм – вы (1 Кор. 3, 17). Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? (1 Кор. 6, 19). Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: «вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом» (2 Кор. 6, 16). И тогда незримое присутствие Бога будет в нас так же реально и ощутимо, как это было в древнем Иерусалимском Храме.
Скажу вам даже больше: теперь, когда Воплощением и Воскресением Христовыми восстановлена разорванная некогда связь между Богом и человеком, когда уничтожены все духовные преграды между небом и землей – каждый из нас уже представляет собой Божий храм. Вопрос только в том, в каком виде содержим мы свои храмы: относимся ли к ним как к подлинной святыне, которую необходимо постоянно наполнять благодатью Господней, или же используем их совсем не по назначению – например, как хозяйственный склад или даже уборную…
О том, что каждый христианин есть Божий храм и священник этого храма одновременно, неоднократно упоминает Писание. Так, например, святой апостол Петр так наставляет своих духовных чад, ищущих единения со Христом: как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом (1 Пет. 2, 5).
Итак, что же мы должны делать, чтобы в полной мере стать храмами Бога Живого? Как именно мы должны относиться к храму собственных души и тела, как поступать с ними, чтобы они действительно были святыней и «домом молитвы»?
И здесь, дорогие братья и сестры, мы с вами подходим к очень важному вопросу. У многих из нас при слове «храм» перед мысленным взором, в качестве самой первой и главной ассоциации, немедленно возникает белокаменное здание с куполами и крестами, золотое мерцание иконных окладов в полумраке, огоньки свечей, кадильный дым и доносящееся с клироса пение. Само по себе это уже замечательно – действительно, участие в общих богослужениях есть неотъемлемая часть жизни христианина, а богослужения обычно проводят в церковных зданиях – но, увы, для слишком большого числа людей «христианская церковная жизнь» так навсегда и ограничивается золотым мерцанием и огоньками, превращаясь в тот самый дым – не фимиам молитвы, а именно дым, исчезающий без следа… Иными словами, такие люди считают, что достаточно выполнять внешнюю сторону христианских обрядов – заходить на богослужения, ставить свечки, пить святую воду, креститься и кланяться, чтобы стяжать спасение. И, услышав слова священника о «созидании храма своей души», такие люди радостно кивают: да-да, нужно читать побольше акафистов и почаще мазать лоб освященным маслицем! Ведь это и есть «храм» и «церковная жизнь»!
Нет, дорогие мои, не будем обманываться. Вспомним мудрую поговорку наших православных предков: «Храм не в бревнах, а в ребрах». Конечно, рукотворные храмы тоже важны и нужны – ведь в них удобнее всего совершать Литургию и вообще «собираться братьям вместе», по слову царя-псалмопевца Давида. Но все же просто «ходить в храм» – недостаточно. Давайте вспомним: ведь в Иерусалимский Храм тоже когда-то ходили все без исключения, но многим из этих прихожан их внешнее благочестие отнюдь не помешало впоследствии отвергнуть Спасителя и даже предать Его на распятие… Причем самыми непримиримыми богопротивниками оказались священники – люди, проводившие в Храме и при Храме всю свою жизнь!
Кстати, давайте задумаемся: а чем занималась в Храме юная Мария? Конечно, Она обучалась рукоделию и прочим женским искусствам, а также наверняка посещала все доступные для женщин храмовые богослужения – но, как свидетельствует Предание, главным для Нее было все же не вышивание и прядение и даже не внешнее соблюдение ритуалов. Прежде всего Мария обучалась в Храме молитве (не просто словам, а именно живому обращению к Богу), изучала Священное Писание, вообще вела не внешнюю только, но внутреннюю духовную жизнь. Именно благодаря внутренней святости Она удостоилась стать Матерью Богочеловека.
Так и нам с вами, братья и сестры, необходимо и в храме, и дома жить подлинно духовной жизнью, а не одними лишь внешними обрядами. Хотя внешние обряды, установленные Церковью, также нужны – они призваны давать нам благодать Божию, помочь нам упорядочить внутреннюю жизнь души. Но никогда не следует забывать, что внешнее – не более чем средство, цель же – внутреннее – усвоение этой благодати и приобретение спасительных добродетелей, уподобляющих нас Богу. Вступая во внутренний храм своей души, мы должны подражать Богоматери в подлинной любви к Богу – любви-верности (именно так переводится древнееврейское слово «хесед», которым в Писании неоднократно описываются отношения Бога и человека). Стремиться к общению с Богом и следовать Его заповедям – не из страха наказания и не из простого желания «делать все по правилам», а из любви к Нему. Так в хорошей, дружной семье муж и жена хранят верность друг другу, а дети слушаются родителей не потому, что боятся «позора» или «наказания», а потому, что любят друг друга.
К такой любви-верности призывает Господь Свой народ уже в Ветхом Завете: Обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии. И обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа (Ос. 2, 19–20).
И вновь повторяет тот же призыв в Завете Новом, на этот раз прямо указывая, что именно любовь-верность к Богу превращает человека в Его одушевленный храм (обитель):
Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих (Ин. 14, 23–24).
А вот что говорит о созидании храма собственной души святитель Филарет Московский в проповеди на Введение:
«Чего же, наконец, желает Царь сей от рабов своих? – Возжелает, говорит посланник Его к душе нашей, возжелает Царь красоты твоей. Твой спаситель желает обручить (ср. 2 Кор. 11, 2) тебя себе как Деву чистую, обручить Себе во век (Ос. 2, 19). Как жених радуется о невесте, так будетрадоваться о тебе Бог твой (Ис. 62, 5). Можешь ли ты пререкать сему блаженному для тебя желанию? Итак, Слыши, дщерь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей. И поклонись Ему (Пс. 44, 11–12). Научися, христианская душа – научись верности, которая должна привести тебя во благоволение Царя царей, как единственная вожделенная для Него красота в нас, не имеющих никакой красоты собственной».
Итак, чтобы стать подлинным храмом Бога, чтобы вслед за Богоматерью вступить в чертоги Небесного Царя – мы с вами должны уподобиться разумным девам из евангельской притчи (Мф. 25, 1-13). Тем самым, что запасли достаточно масла для праздничных светильников, и когда явился Жених – встретили Его в полной готовности. Это «запасенное масло» – и есть наша внутренняя духовная жизнь в богообщении, плоды неустанной работы над собственной душой, исправления ее в соответствии с заповедями Господними, искреннего стремления к Богу: это христианские добродетели, главной из которых является любовь, это воспринятая и усвоенная благодать Божия, ибо, как говорил преподобный Серафим Саровский, цель христианской жизни – стяжание благодати Святого Духа. Если будет это у нас – пусть даже отчасти, но все же настоящее – то, вступив в Царствие Божие, мы окажемся там своими. Если же, подобно девам неразумным, мы понадеемся на уже приготовленное кем-то другим масло в светильниках – внешние обряды и внешнее благочестие и участие наше в них формальное, «для галочки» – то, скорее всего, в самый нужный момент у нас не окажется ничего, с чем можно было бы достойно встретить Жениха и вместе с Ним войти в брачный чертог…
«Чтобы небо впоследствии времени приняло нас, необходимо здесь – на земле каждому положить в душу свою что-нибудь родное небу, иначе на небе не будет для нас места», – говорит святой праведный Иоанн Кронштадтский в проповеди на праздник Введения. – «Пресвятая Дева введена была во Храм и оставлена там до известного времени именно для того, чтобы сроднить Ее с небом, так как Храм для этого лучшее место. Царь Небесный потому и принял Ее, вселился в Ее утробу, что она была приготовлена к принятию Его духовным воспитанием, что природные добрые Ее расположения и наклонности вполне развились и утвердились здесь так, что она сроднилась душою с чистыми небожителями, быв предочищена Духом Святым. На небе может быть только сродное небу».
Обмануть, застить глаза, разлучить нас с Небом может не только безграничное упование на внешнее фарисейское «благочестие». Увы, для многих из нас таким туманом, застилающим путь в Царствие, становятся житейские дела, различные житейские заботы. Конечно, пока мы живем на земле, в падшем мире, заботиться о теле и окружающей нас материальной обстановке необходимо: ведь мы не бесплотные Ангелы, а наши тела страдают различными болезнями и имеют неотложные нужды. Но, как и с внешними обрядами, с житейскими делами никогда нельзя забывать: все это – лишь вспомогательное и временное. Нельзя позволять ему заслонять и тем более вытеснять духовное. Так, например, приятно бывает своими руками вырастить огурец или помидор; но если огород или дача превращаются для человека в фетиш, если все свое свободное время он отдает грядкам, отодвигая ради этого на второй и третий план даже Самого Бога и служение Ему, посещение храма Божия и Причащение Святых Таин – тогда получается, что за помидоры и огурцы он продает собственную душу и спасение, подобно тому, как продал право первородства ветхозаветный Исав за миску чечевичной похлебки…
Послушаем еще раз мудрые слова святого Иоанна Кронштадтского:
«Военное искусство, торговля, промышленность, земледелие, земные науки и искусства, земные дела, – только на земле необходимы, и, как все земное, пройдут, кончатся, как и небо и земля мимо идут (Лк. 21, 33). Но так как неземная, вечная душа наша слишком много заботится о земном и непостоянном по застарелой испорченности греховной, забывая о постоянном, вечном Отечестве Небесном, то надобно всячески стараться, чтобы она не увлеклась совсем мирскими заботами, попечениями, делами и временною сладостью греха и не забыла о другой жизни; нужно всячески, при помощи Божией, направлять ее к небу, раньше знакомить ее с тамошним светом и тамошними потребностями, образовывать ее по небесному, заставлять ее заблаговременно дышать, так сказать, небесным воздухом. Это и значит воспитание для неба, для Господа».
Будем помнить об этом, братья и сестры, будем неустанно возделывать свою душу, как прекрасный Божий сад, чтобы превратить ее в подлинный храм Господень, освятив ее Божьим присутствием. И пусть наступающий праздник Введения во Храм станет для всех нас началом подлинного духовного образования и возрастания, становления храмами Божиими, началом вхождения вслед за Пресвятой Богородицей в Царствие Небесное Бога и Отца, Которому подобает слава, честь и поклонение со Единородным Его Сыном и Всесвятым Духом во веки веков.
Аминь.