Святитель Филарет Московский (Дроздов), митрополит

 

ЖИТИЕ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Свя­ти­тель Мос­ков­ский Фила­рет (в ми­ру Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич Дроз­дов) ро­дил­ся 26 де­каб­ря 1782 го­да в го­ро­де Ко­ломне. Отец и мать свя­ти­те­ля про­ис­хо­ди­ли из по­том­ствен­но­го ду­хо­вен­ства. 20 де­ка­б­ря 1791 го­да бу­ду­щий свя­ти­тель был за­чис­лен в Ко­ло­мен­скую се­ми­на­рию. Ред­кие при­род­ные да­ро­ва­ния со­еди­ня­лись у него с от­мен­ным усер­ди­ем. Вско­ре, в свя­зи с пе­ре­во­дом Ко­ло­мен­ской се­ми­на­рии в Ту­лу, юно­ша, ис­пол­няя во­лю от­ца, на­пра­вил­ся в Лавр­скую шко­лу в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия. Пе­ре­се­ле­ние в Лав­ру на­пол­ни­ло его ду­шу неска­зан­ной ра­до­стью.
В на­ча­ле 1802 го­да Ва­си­лий был на­зна­чен стар­шим над се­ми­нар­ской боль­ни­цей. Уха­жи­вая за боль­ны­ми, он учил­ся со­стра­да­тель­ной люб­ви к ближ­ним, по­зна­вал немощь и тлен­ность те­лес­ной при­ро­ды че­ло­ве­ка, его ду­ша на­вы­ка­ла по­сто­ян­но па­мя­то­вать о смер­ти.
В ап­ре­ле то­го же го­да на него бы­ло воз­ло­же­но но­вое по­слу­ша­ние – про­по­ве­до­ва­ние в Тра­пез­ной церк­ви пре­по­доб­но­го Сер­гия.
На та­лант­ли­во­го сту­ден­та об­ра­тил вни­ма­ние мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Пла­тон (Лев­шин, † 1812 г.), в ту по­ру про­во­див­ший боль­шую часть вре­ме­ни по­бли­зо­сти от Лав­ры – в Вифан­ском ски­ту.
По окон­ча­нии кур­са в ав­гу­сте 1806 го­да бу­ду­щий свя­ти­тель был на­зна­чен на ва­кан­сию учи­те­ля по­э­зии.
То­гда же мит­ро­по­лит Пла­тон по­ста­вил его Лавр­ским про­по­вед­ни­ком. Сам зна­ме­ни­тый про­по­вед­ник, он при­зна­вал пре­вос­ход­ство го­миле­ти­че­ско­го да­ра сво­е­го лю­бим­ца над его соб­ствен­ным. «Я пи­шу по-че­ло­ве­че­ски, – го­во­рил ве­ли­ко­душ­ный ар­хи­пас­тырь, – а он пи­шет по-Ан­гель­ски».
По­гло­щен­ность пре­по­да­ва­тель­ским и про­по­вед­ни­че­ским по­слу­ша­ни­ем не при­глу­ша­ла мо­лит­вен­но­сти юно­го учи­те­ля. Мир тя­го­тил его.
16 но­яб­ря 1808 го­да бу­ду­щий свя­ти­тель при­нял по­стриг с на­ре­че­ни­ем име­ни в честь свя­то­го Фила­ре­та Ми­ло­сти­во­го. Через пять дней мит­ро­по­лит Пла­тон ру­ко­по­ло­жил его в сан иеро­ди­а­ко­на.
Но­во­по­стри­жен­ный иеро­ди­а­кон всю жизнь со­би­рал­ся про­ве­сти в Лав­ре Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. Но в свя­зи с пре­об­ра­зо­ва­ни­ем ду­хов­ных школ Ко­мис­сия ду­хов­ных учи­лищ за­тре­бо­ва­ла в се­вер­ную сто­ли­цу са­мых спо­соб­ных пре­по­да­ва­те­лей из раз­ных учеб­ных за­ве­де­ний. Из Тро­иц­кой се­ми­на­рии вы­зван был иеро­ди­а­кон Фила­рет.
В Пе­тер­бур­ге от­кры­ва­лась но­вая, ре­фор­ми­ро­ван­ная ака­де­мия. Ста­рая же ака­де­мия бы­ла об­ра­ще­на в се­ми­на­рию. Ее ин­спек­то­ром и ба­ка­лав­ром фило­соф­ско­го клас­са на­зна­чи­ли от­ца Фила­ре­та.
В фев­ра­ле 1810 го­да иеро­мо­на­ха Фила­ре­та пе­ре­ве­ли из се­ми­на­рии и учи­ли­ща в пре­об­ра­зо­ван­ную Пе­тер­бург­скую ака­де­мию ба­ка­лав­ром бо­го­слов­ских на­ук с пре­по­да­ва­ни­ем за­од­но и цер­ков­ной ис­то­рии.
С 1810 по 1817 го­ды он раз­ра­бо­тал по­чти пол­ный курс бо­го­слов­ских и цер­ков­но-ис­то­ри­че­ских на­ук, чи­тав­ших­ся в ака­де­мии. Свя­ти­тель Фила­рет пер­вым в Пе­тер­бург­ской ака­де­мии на­чал чи­тать лек­ции на рус­ском язы­ке.
В Пе­тер­бур­ге иеро­мо­нах Фила­рет мно­го про­по­ве­до­вал. Его про­по­ве­ди об­ра­ти­ли на се­бя вни­ма­ние сто­ли­цы; о нем за­го­во­ри­ли в при­двор­ных кру­гах как о но­вом яр­ком све­ти­ле.
11 мар­та 1812 го­да Си­нод на­зна­чил его рек­то­ром ака­де­мии и про­фес­со­ром бо­го­слов­ских на­ук; и вско­ре по­сле это­го он был опре­де­лен на­сто­я­те­лем древ­ней оби­те­ли – нов­го­род­ско­го Юрье­ва мо­на­сты­ря. В 1812 го­ду на Рос­сию об­ру­ши­лись бед­ствия на­по­лео­нов­ско­го на­ше­ствия. Вме­сте со всем ду­хо­вен­ством ар­хи­манд­рит Фила­рет жерт­во­вал из сво­е­го жа­ло­ва­ния на во­ен­ные нуж­ды. Через три го­да по­сле окон­ча­ния Оте­че­ствен­ной вой­ны ар­хи­манд­рит Фила­рет по по­ру­че­нию Си­но­да со­ста­вил бла­годар­ствен­ное мо­леб­ствие о спа­се­нии Оте­че­ства, ко­то­рое ста­ло со­вер­шать­ся еже­год­но в день Рож­де­ства Хри­сто­ва.
Ду­хов­ное со­сто­я­ние рус­ско­го об­ще­ства в алек­сан­дров­скую эпо­ху бы­ло тре­вож­ным. С од­ной сто­ро­ны, бед­ствия, пе­ре­жи­тые Рос­си­ей в Оте­че­ствен­ную вой­ну, углу­би­ли ре­ли­ги­оз­ные на­стро­е­ния. Но с дру­гой сто­ро­ны, в сво­их ду­хов­ных ис­ка­ни­ях лю­ди, от­став­шие от ос­нов­ных на­чал рус­ской жиз­ни, неред­ко об­ра­ща­лись не к ве­ре сво­их пред­ков, а к кни­гам за­пад­ных бо­го­сло­вов и ми­сти­ков.
Ар­хи­манд­рит Фила­рет ви­дел за­блуж­де­ния сво­их совре­мен­ни­ков, но не ве­рил в поль­зу и на­деж­ность су­ро­вых за­пре­ти­тель­ных мер, не то­ро­пил­ся вя­зать и осуж­дать. От за­блуж­де­ния он все­гда от­ли­чал че­ло­ве­ка за­блуж­да­ю­ще­го­ся и с доб­ро­же­ла­тель­ством от­но­сил­ся он ко вся­ко­му ис­крен­не­му дви­же­нию че­ло­ве­че­ской ду­ши. В са­мих ми­сти­че­ских меч­та­ни­ях он чув­ство­вал под­лин­ную ду­хов­ную жаж­ду, ду­хов­ное бес­по­кой­ство, ко­то­рое по­то­му толь­ко тол­ка­ло на неза­кон­ные пу­ти, что «недо­воль­но был устро­ен путь за­кон­ный…».
Вот по­че­му он при­нял го­ря­чее уча­стие в де­ле пе­ре­во­да Биб­лии на рус­ский язык.
От­вет­ствен­ность за пе­ре­вод Биб­лии бы­ла воз­ло­же­на Си­но­дом на Ко­мис­сию ду­хов­ных учи­лищ и пер­со­наль­но на ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та. Свя­ти­тель сам по­до­брал пе­ре­вод­чи­ков. На се­бя он взял пе­ре­вод свя­то­го Еван­ге­лия от Иоан­на. Им бы­ли со­став­ле­ны и «Пра­ви­ла» для пе­ре­во­да. В 1819 го­ду пе­ре­вод Чет­ве­ро­е­ван­ге­лия был за­вер­шен и на­пе­ча­тан. Но на этом тру­ды свя­ти­те­ля по пе­ре­во­ду Свя­щен­но­го Пи­са­ния не за­кон­чи­лись.
Он был глу­бо­ко убеж­ден в том, что пе­ре­вод ну­жен для уто­ле­ния «гла­да слы­ша­ния сло­ва Бо­жия». Но он хо­ро­шо по­ни­мал и то, что уто­лить этот го­лод мо­жет лишь пол­но­цен­ный доб­ро­ка­че­ствен­ный пе­ре­вод, а не ско­ро­спе­лые опы­ты.
5 ав­гу­ста 1817 го­да по по­ста­нов­ле­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да в Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та во епи­ско­па Ре­вель­ско­го, ви­ка­рия Пе­тер­бург­ской епар­хии.
15 мар­та 1819 го­да епи­скоп Фила­рет был пе­ре­ве­ден на са­мо­сто­я­тель­ную Твер­скую ка­фед­ру с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­епи­ско­па и на­зна­че­ни­ем чле­ном Си­но­да. В Тве­ри он ча­сто со­вер­шал бо­го­слу­же­ния: и в со­бор­ном хра­ме, и в при­ход­ских церк­вах; за бо­го­слу­же­ни­я­ми неустан­но про­по­ве­до­вал.
Мно­го вре­ме­ни он про­во­дил в разъ­ез­дах по об­шир­ной епар­хии. Как-то во вре­мя од­ной из та­ких по­ез­док ар­хи­епи­скоп Фила­рет спро­сил ям­щи­ка, как на­зы­ва­ет­ся се­ло, через ко­то­рое ле­жа­ла до­ро­га. «Се­ло Нехо­ро­шее», – от­ве­тил ям­щик. «Все же тут, чай, най­дут­ся и хо­ро­шие лю­ди?» – «Ве­сти­мо, что най­дут­ся. А не то Бог не по­тер­пел бы и се­ла». – «Вот, – про­мол­вил он в за­клю­че­ние сво­ей бе­се­ды со мной, – пи­шет его био­граф, – я хо­тел по­учить ям­щи­ка, а вы­шло на­обо­рот – ям­щик ме­ня на­ста­вил».
26 сен­тяб­ря 1820 го­да свя­ти­тель был пе­ре­ве­ден в Яро­славль, где про­был око­ло го­да.
В 1821 Про­мысл Бо­жий су­дил ар­хи­епи­ско­пу Фила­ре­ту за­нять ка­фед­ру пер­во­свя­ти­те­лей Мос­ков­ских.
В мае 1823 го­да был на­пе­ча­тан его «Хри­сти­ан­ский Ка­те­хи­зис Пра­во­слав­ной Ка­фо­ли­че­ской Во­сточ­ной Гре­ко-Рос­сий­ской Церк­ви». Кни­га рас­хо­ди­лась на­рас­хват, и уже до ис­хо­да 1823 го­да по­на­до­би­лось вы­пу­стить вто­рое из­да­ние. «Ка­те­хи­зис» был пе­ре­ве­ден на гре­че­ский, ан­глий­ский и дру­гие язы­ки.
В 1824 го­ду недоб­ро­же­ла­те­ли свя­ти­те­ля хло­по­та­ли о его уда­ле­нии из Моск­вы. Ко­гда по Москве рас­про­стра­нил­ся слух о пред­сто­я­щем пе­ре­ме­ще­нии его в Ти­флис (Тби­ли­си), он не сму­тил­ся. «Мо­нах, как сол­дат, – го­во­рил он, – дол­жен сто­ять на ча­сах там, где его по­ста­вят; ид­ти ту­да, ку­да по­шлют» – «Неуже­ли, вла­ды­ка, – вос­клик­ну­ла од­на ба­ры­ня, – вы по­еде­те в эту ссыл­ку?» – «Ведь по­ехал же я из Тве­ри в Моск­ву», – ска­зал ей в от­вет вла­ды­ка. Слух, од­на­ко, ока­зал­ся лож­ным.
В 1826 го­ду мос­ков­ский свя­ти­тель был воз­ве­ден в сан мит­ро­по­ли­та.
В 1836 го­ду обер-про­ку­ро­ром Си­но­да был на­зна­чен граф Н.А. Про­та­сов. Про­та­сов усво­ил убеж­де­ние во все­силь­ных воз­мож­но­стях кан­це­ляр­ско­го спо­со­ба управ­ле­ния, во все­мо­гу­ще­стве при­ка­за. И чле­ны Си­но­да ско­ро по­чув­ство­ва­ли на се­бе его тя­же­лую ру­ку.
И толь­ко бес­тре­пет­ный мос­ков­ский вла­ды­ка умел по­ста­вить строп­ти­во­го обер-про­ку­ро­ра на ме­сто. Од­на­жды, вско­ре по­сле на­зна­че­ния на обер-про­ку­рор­скую долж­ность, Про­та­сов, явив­шись в при­сут­ствие Си­но­да, усел­ся в ар­хи­ерей­ское крес­ло. Мит­ро­по­лит Фила­рет об­ра­тил­ся к нему с во­про­сом: «Дав­но ли, ва­ше си­я­тель­ство, по­лу­чи­ли хи­ро­то­нию?». Про­та­сов ни­че­го не по­нял. «Дав­но ли по­свя­ще­ны в свя­щен­ный сан?» – по­вто­рил свя­ти­тель и объ­яс­нил, что за сто­лом, за ко­то­рый он усел­ся, вос­се­да­ют чле­ны Си­но­да. «Где же мое ме­сто?» – спро­сил Про­та­сов. И мит­ро­по­лит Фила­рет ука­зал ему его ме­сто: сто­я­щий в сто­рон­ке обер-про­ку­рор­ский стол.
В 1832 го­ду мит­ро­по­лит Фила­рет по по­ру­че­нию Си­но­да со­ста­вил «Ска­за­ние об об­ре­те­нии чест­ных мо­щей иже во свя­тых от­ца на­ше­го Мит­ро­фа­на, пер­во­го епи­ско­па Во­ро­неж­ско­го, и бла­го­дат­ных при том зна­ме­ни­ях и чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях».
Се­рьез­ное столк­но­ве­ние меж­ду мит­ро­по­ли­том Фила­ре­том и обер-про­ку­ро­ром Про­та­со­вым про­изо­шло в 1842 го­ду, ко­гда Мос­ков­ский ар­хи­пас­тырь вме­сте с со­имен­ным ему Ки­ев­ским мит­ро­по­ли­том вы­ска­за­лись в Си­но­де за воз­об­нов­ле­ние пе­ре­во­да Биб­лии. Мит­ро­по­лит Се­ра­фим не под­дер­жал сво­их со­бра­тий; за этим по­сле­до­ва­ло уволь­не­ние от при­сут­ствия в Си­но­де обо­их иерар­хов с остав­ле­ни­ем за ни­ми член­ства в Си­но­де.
Пре­бы­вая по­сле это­го без­от­луч­но в Мос­ков­ской епар­хии, мит­ро­по­лит Фила­рет про­дол­жал, од­на­ко, участ­во­вать в де­я­тель­но­сти Си­но­да, от­ку­да ему вы­сы­ла­лись бу­ма­ги на от­зыв. Бо­лее то­го, обер-про­ку­рор Н.А. Про­та­сов, ви­нов­ник уда­ле­ния свя­ти­те­ля из Пе­тер­бур­га, сам неред­ко при­ез­жал к нему в Моск­ву за со­ве­том и по­сто­ян­но вел с ним де­ло­вую пе­ре­пис­ку.
Ав­то­ри­тет мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та рос и по­ми­мо его уча­стия в ре­ше­нии си­но­даль­ных дел. За на­став­ле­ни­я­ми к нему при­ез­жа­ли ар­хи­ереи со всей Рос­сии. По­се­щая Моск­ву, каж­дый иерарх счи­тал сво­им дол­гом на­ве­стить «все­рос­сий­ско­го ар­хи­пас­ты­ря».
Осо­бую за­слу­гу мит­ро­по­лит Фила­рет про­яв­лял о лю­дях, на­силь­ствен­но от­торг­ну­тых или по за­блуж­де­нию са­мо­воль­но от­де­лив­ших­ся от пра­во­сла­вия. Он при­нял де­я­тель­ное уча­стие в вос­со­еди­не­нии уни­а­тов с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Свя­ти­тель был вве­ден в со­став ко­ми­те­та по уни­ат­ским де­лам и со­ста­вил за­пис­ку, ко­то­рая по­слу­жи­ла ру­ко­вод­ством для про­ве­де­ния под­го­то­ви­тель­ных мер к вос­со­еди­не­нию.
Непре­хо­дя­щей пе­ча­лью свя­ти­те­ля был ста­ро­об­ряд­че­ский рас­кол, рас­торг­ший ду­хов­ное, ре­ли­ги­оз­ное един­ство рус­ско­го на­ро­да. В стрем­ле­нии к увра­че­ва­нию пе­чаль­но­го раз­де­ле­ния он в 1834 го­ду со­ста­вил «Бе­се­ды к гла­го­ле­мо­му ста­ро­об­ряд­цу». Эта кни­га мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та, его мно­го­чис­лен­ные за­пис­ки по ста­ро­об­ряд­че­ско­му во­про­су, его мис­си­о­нер­ские уси­лия не оста­лись без бла­гих пло­дов. В 1865 го­ду под вли­я­ни­ем его уве­ща­ний к Пра­во­слав­ной Церк­ви на усло­ви­ях еди­но­ве­рия при­со­еди­ни­лись епи­ско­пы Бе­ло­кри­ниц­ко­го со­гла­сия: Бра­и­лов­ский Онуф­рий, Ко­ло­мен­ский Па­ф­ну­тий, Туль­ский Сер­гий и Туль­чин­ский Иустин.
Свя­ти­тель не оста­вал­ся без­участ­ным и к судь­бе за­пад­но­го хри­сти­ан­ско­го ми­ра. О ду­хов­ном со­сто­я­нии ино­слав­ных церк­вей он су­дил с муд­рой осто­рож­но­стью и взве­шен­но­стью, с непо­ко­ле­би­мой ве­рой в ис­ти­ну пра­во­сла­вия и хри­сти­ан­ской лю­бо­вью.
Его био­граф так пе­ре­да­ет сло­ва, ска­зан­ные им неза­дол­го до кон­чи­ны: «Вся­кий во имя Тро­и­цы кре­ще­ный есть хри­сти­а­нин, к ка­ко­му бы он ни при­над­ле­жал ис­по­ве­да­нию. Ис­тин­ная ве­ра од­на – Пра­во­слав­ная; но и все хри­сти­ан­ские ве­ро­ва­ния – по дол­го­тер­пе­нию Все­дер­жи­те­ля – дер­жат­ся. Еван­ге­лие вез­де у всех од­но; да не все­ми оди­на­ко­во по­ни­ма­ет­ся и изъ­яс­ня­ет­ся. За­блуж­де­ния от­пав­ших от Все­лен­ской Церк­ви – не упрек от рож­де­ния вос­пи­тан­ным в том или дру­гом ис­по­ве­да­нии. Про­стые ду­ши – в про­сто­те и ве­ру­ют по уче­нию, им за­по­ве­дан­но­му, не сму­ща­ясь ре­ли­ги­оз­ны­ми пре­ни­я­ми, для них недо­ступ­ны­ми. За них от­вет да­дут Бо­гу их ду­хов­ные ру­ко­во­ди­те­ли. Уче­ные бо­го­сло­вы встре­ча­ют­ся во всех хри­сти­ан­ских на­ро­дах, и бла­го­че­сти­вые лю­ди бы­ва­ли и бу­дут как в Гре­ко-ка­фо­ли­че­ской, Пра­во­слав­ной Церк­ви, так и в Рим­ско-ка­то­ли­че­ской. Ис­тин­ная ве­ро­тер­пи­мость не оже­сто­ча­ет­ся сре­до­сте­ни­ем, раз­де­ля­ю­щим хри­сти­ан, а скор­бит о за­блуж­да­ю­щих­ся и мо­лит­ся «о со­еди­не­нии всех»».
Ве­ли­кий ар­хи­пас­тырь, столп Рус­ской Церк­ви, мит­ро­по­лит Фила­рет был еще и од­ним из стол­пов Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства. К его опыт­но­сти и муд­ро­сти при­слу­ши­ва­лись им­пе­ра­то­ры и ве­ли­кие кня­зья, ми­ни­стры и се­на­то­ры, гу­бер­на­то­ры и ге­не­ра­лы. Ни од­но из важ­ных по­ли­ти­че­ских со­бы­тий не остав­ля­ло его рав­но­душ­ным.
Имя мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та тес­но свя­за­но с ре­фор­мой 1861 го­да – осво­бож­де­ни­ем по­ме­щи­чьих кре­стьян от кре­пост­ной за­ви­си­мо­сти. Имен­но на него пал вы­бор, ко­гда по­на­до­би­лось со­ста­вить об­ра­ще­ние ца­ря к на­ро­ду – «Ма­ни­фест». На­пи­сан­ный свя­ти­те­лем «Ма­ни­фест» был об­на­ро­до­ван 19 фев­ра­ля, по­слу­жив уми­ро­тво­ре­нию кре­стьян, воз­буж­ден­ных ожи­да­ни­ем боль­ших пе­ре­мен.
При всем сво­ем за­ко­но­по­слу­ша­нии и го­тов­но­сти по­ви­но­вать­ся са­мо­держ­цу свя­ти­тель от­ка­зы­вал­ся ис­пол­нять цар­ские по­ве­ле­ния, ко­гда они про­ти­во­ре­чи­ли его хри­сти­ан­ской со­ве­сти. В 1829 го­ду Ни­ко­лай I в па­мять об Оте­че­ствен­ной войне при­ка­зал воз­двиг­нуть в Москве Три­ум­фаль­ные во­ро­та. Мит­ро­по­лит Фила­рет со­вер­шил мо­ле­бен на ос­но­ва­ние па­мят­ни­ка. Ко­гда же во­ро­та бы­ли со­ору­же­ны и го­су­дарь по­же­лал, чтобы Мос­ков­ский ар­хи­пас­тырь освя­тил их, бес­страш­ный свя­ти­тель от­ка­зал­ся сде­лать это, за­явив, что «слу­жи­те­лю Бо­га ис­тин­но­го невоз­мож­но освя­щать и окроп­лять свя­той во­дой из­ва­я­ния, пред­став­ля­ю­щие язы­че­ские лже­бо­же­ства». Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли об от­ка­зе мит­ро­по­ли­та и пе­ре­да­ли его сло­ва, Ни­ко­лай I не без иро­нии за­ме­тил: «Я не Петр Ве­ли­кий, он не Мит­ро­фан». На­род, од­на­ко, уви­дел в этом по­ступ­ке ар­хи­пас­ты­ря по­вто­ре­ние ис­по­вед­ни­че­ско­го по­дви­га свя­ти­те­ля Мит­ро­фа­на Во­ро­неж­ско­го.
По­чти пол­ве­ка мит­ро­по­лит Фила­рет управ­лял Мос­ков­ской епар­хи­ей. Узы обо­юд­ной хри­сти­ан­ской люб­ви меж­ду ар­хи­пас­ты­рем и паст­вой осо­бен­но укре­пи­лись по­сле хо­ле­ры, об­ру­шив­шей­ся на Моск­ву в 1830 го­ду. Не со­мне­ва­ясь в поль­зе ме­ди­цин­ских средств, мит­ро­по­лит Фила­рет, од­на­ко, боль­ше, чем на зем­ных вра­чей, по­ла­гал­ся на мо­лит­ву и ми­ло­сер­дие Небес­но­го Вра­ча душ и те­лес. Он рас­по­ря­дил­ся со­вер­шать крест­ные хо­ды с мо­леб­ным пе­ни­ем. В Крем­ле сам мит­ро­по­лит вме­сте с бра­ти­ей Чу­до­ва мо­на­сты­ря под от­кры­тым небом на ко­ле­нях мо­лил­ся о пре­кра­ще­нии мо­ро­вой яз­вы.
На за­ка­те зем­ной жиз­ни свя­ти­те­ля боль­ше, чем по­валь­ный мор, тре­во­жи­ла дру­гая на­род­ная бе­да – по­все­мест­ное рас­про­стра­не­ние пьян­ства.
Бла­го­го­вей­ный слу­жи­тель ал­та­ря, мит­ро­по­лит Фила­рет сво­ей важ­ней­шей ар­хи­ерей­ской обя­зан­но­стью счи­тал со­вер­ше­ние ли­тур­гии. Да­же в по­ру немощ­ной ста­ро­сти он слу­жил вся­кое вос­кре­се­нье, ес­ли толь­ко бо­лезнь не при­ко­вы­ва­ла его к од­ру. Несмот­ря на ти­хий го­лос, его слу­же­ние бы­ло ис­пол­не­но мо­лит­вен­но­сти и кра­со­ты. По­сле бо­го­слу­же­ния, сколь­ко бы ни бы­ло в хра­ме при­хо­жан, он бла­го­слов­лял всех, осе­няя каж­до­го неспеш­ным крест­ным зна­ме­ни­ем. Боль­шую ра­дость до­став­ля­ло свя­ти­те­лю освя­ще­ние хра­мов; за по­лу­ве­ко­вое слу­же­ние в Москве он освя­тил не один де­ся­ток но­воз­дан­ных церк­вей.
По­чти за каж­дым бо­го­слу­же­ни­ем свя­ти­тель про­из­но­сил про­по­ведь. Про­из­но­сил он их ти­хим, сла­бым го­ло­сом, по­чти ни­ко­гда не им­про­ви­зи­ро­вал, не го­во­рил на­изусть, а чи­тал по бу­ма­ге. На­мест­ник Лав­ры ар­хи­манд­рит Ан­то­ний (Мед­ве­дев) од­на­жды спро­сил свя­ти­те­ля: «От­че­го не бе­се­ду­е­те вы с на­ро­дом в хра­ме без при­го­тов­ле­ния? И в обык­но­вен­ном ва­шем раз­го­во­ре каж­дое ва­ше сло­во хоть в кни­гу пи­ши…» – «Сме­ло­сти недо­ста­ет», – со сми­ре­ни­ем от­ве­тил ве­ли­кий про­по­вед­ник, ко­то­ро­му дан был от Бо­га ред­кий дар сло­ва.
В управ­ле­нии епар­хи­ей мит­ро­по­лит Фила­рет не при­да­вал осо­бен­но важ­но­го зна­че­ния фор­маль­ным ре­зо­лю­ци­ям. В су­деб­ных ре­ше­ни­ях, ко­то­рые ему при­хо­ди­лось при­ни­мать как епар­хи­аль­но­му ар­хи­ерею, свя­ти­тель все­гда был спра­вед­лив и по рас­смот­ре­нии в од­них слу­ча­ях снис­хо­ди­те­лен и ми­ло­стив, а в дру­гих – строг и неумо­лим, ру­ко­вод­ству­ясь при этом не при­стра­сти­ем, а за­бо­той о бла­ге Церк­ви и о поль­зе че­ло­ве­че­ских душ.
Осо­бен­но при­сталь­но он на­блю­дал за со­сто­я­ни­ем Мос­ков­ской ду­хов­ной ака­де­мии. Без его ве­до­ма в ака­де­мии не со­вер­ша­лось ни­ка­ко­го важ­но­го де­ла. По его бла­го­сло­ве­нию и под его над­зо­ром про­фес­со­ра ака­де­мии при­ня­лись за ис­клю­чи­тель­но важ­ный труд – пе­ре­вод тво­ре­ний свя­тых от­цов на рус­ский язык.
Лю­би­мым де­ти­щем свя­ти­те­ля был Геф­си­ман­ский скит, устро­ен­ный в 1844 го­ду по по­чи­ну на­мест­ни­ка Лав­ры ар­хи­манд­ри­та Ан­то­ния. При освя­ще­нии скит­ско­го хра­ма мит­ро­по­лит Фила­рет об­ла­чил­ся в ри­зу пре­по­доб­но­го Сер­гия. Свя­ти­тель так по­лю­бил Геф­си­ма­нию, что она ка­за­лась ему ра­ем зем­ным, луч­шей оби­те­лью на све­те.
Вы­со­кие ино­че­ские по­дви­ги совре­мен­ни­ков, про­яв­ле­ния свя­то­сти вы­зы­ва­ли у мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та глу­бо­кий ин­те­рес и бла­го­го­ве­ние. Он был по­чи­та­те­лем пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, об уди­ви­тель­ном жи­тии ко­то­ро­го ча­ще все­го узна­вал из бе­сед с ар­хи­манд­ри­том Ан­то­ни­ем, вы­со­ко це­нил он ду­хов­ную муд­рость Са­ров­ско­го стар­ца. «Пре­кра­сен со­вет от­ца Се­ра­фи­ма, – пи­сал он, – не бра­нить за по­рок, а толь­ко по­ка­зы­вать его срам и по­след­ствия. Мо­лит­вы стар­ца да по­мо­гут нам на­учить­ся ис­пол­не­нию».
Мно­гие из­ре­че­ния мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та, ска­зан­ные в бе­се­дах с по­се­ти­те­ля­ми, по­ра­жа­ют глу­би­ной муд­ро­сти и си­лой сло­ва. Один из со­бе­сед­ни­ков в раз­го­во­ре о ча­стых па­де­ни­ях фило­со­фи­че­ски за­ме­тил: «Как быть? Дух бодр, да плоть немощ­на!» – «Не на­обо­рот ли бы­ва­ет, – воз­ра­зил мит­ро­по­лит, – плоть бод­ра, а дух немо­щен».
День свя­ти­те­ля на­чи­нал­ся обык­но­вен­но за­дол­го до рас­све­та утрен­ним пра­ви­лом и со­вер­ше­ни­ем бо­го­слу­же­ния или мо­лит­вен­ным уча­сти­ем в нем. По­сле ли­тур­гии пил чай – и на­чи­на­лись слу­жеб­ные за­ня­тия: до­кла­ды сек­ре­та­ря и слу­жа­щих в кон­си­сто­рии, при­ем по­се­ти­те­лей; меж­ду вто­рым и тре­тьим ча­сом лег­кий обед; по­том час или два от­ды­ха, ко­то­рый за­клю­чал­ся в чте­нии книг, га­зет и жур­на­лов; и опять де­ла – до­кла­ды, слу­жеб­ная пе­ре­пис­ка.
До­маш­няя об­ста­нов­ка его и в Тро­иц­ком по­дво­рье в Лавр­ских по­ко­ях бы­ла про­ста и скром­на. Люд­ские по­хва­лы, ко­то­рые до­хо­ди­ли до слу­ха свя­ти­те­ля, он счи­тал вред­ны­ми для ду­ши и уко­рял тех, кто об­ра­щал­ся к нему сло­ва­ми хва­лы, да­же и ис­крен­но ска­зан­ны­ми. «Сде­лай­те ми­лость, – пи­сал он, – не го­во­ри­те мне о мо­ем сми­ре­нии, ко­то­ро­го я не до­стиг, и не при­ла­гай­те мне имен, ко­то­рые по­не­сти я недо­сто­ин».
17 сен­тяб­ря 1867 го­да мит­ро­по­лит Фила­рет по окон­ча­нии ран­ней ли­тур­гии в Лавр­ской кре­сто­вой церк­ви ска­зал сво­е­му ду­хов­ни­ку ар­хи­манд­ри­ту Ан­то­нию: «Я ныне ви­дел сон, и мне ска­за­но: бе­ре­ги 19 чис­ло». – «Вла­ды­ко свя­тый! Раз­ве мож­но ве­рить сно­ви­де­ни­ям и ис­кать в них ка­ко­го-ни­будь зна­че­ния?» – усо­мнил­ся отец Ан­то­ний. Но свя­ти­тель с твер­дой уве­рен­но­стью про­го­во­рил: «Не сон я ви­дел – мне явил­ся ро­ди­тель мой и ска­зал мне те сло­ва. Я ду­маю с это­го вре­ме­ни каж­дое 19 чис­ло при­ча­щать­ся Свя­тых Тайн». 19 ок­тяб­ря, при­ча­стив­шись в до­мо­вой церк­ви, он опять от­был в Геф­си­ма­нию и, по­про­щав­шись с ней на­все­гда, воз­вра­тил­ся в Моск­ву на Тро­иц­кое по­дво­рье. В эти дни он ни­ко­му не от­ка­зы­вал в при­е­ме, но же­ла­ю­щим его на­ве­стить еще раз го­во­рил, чтобы они при­хо­ди­ли до 19 но­яб­ря.
За два дня до ис­хо­да свя­ти­тель по­чув­ство­вал се­бя бод­рее обык­но­вен­но­го и сам раз­га­дал при­чи­ну вне­зап­но на­сту­пив­ше­го улуч­ше­ния: «Пе­ред кон­чи­ной, – ска­зал он, – ста­рые лю­ди все­гда чув­ству­ют се­бя све­жее и лег­че». 19 но­яб­ря 1867 го­да, в вос­кре­се­нье, мит­ро­по­лит Фила­рет со­вер­шил ли­тур­гию в Тро­иц­ком по­дво­рье. По­сле служ­бы при­ни­мал по­се­ти­те­лей. Про­во­див го­стей, ар­хи­пас­тырь пе­ре­шел в ка­бинет за­ни­мать­ся де­ла­ми. Ке­лей­ни­ку, ко­то­рый несколь­ко ча­сов спу­стя при­гла­сил его обе­дать, он ска­зал: «По­го­ди немно­го. Я по­зво­ню». Но звон­ка не по­сле­до­ва­ло. То­гда обес­по­ко­ен­ный ке­лей­ник во­шел в ка­бинет. Мит­ро­по­ли­та там не ока­за­лось. Из ка­би­не­та он по­спе­шил в бо­ко­вую ком­на­ту – и там уви­дел ар­хи­пас­ты­ря на ко­ле­нях око­ло умы­валь­ни­ка.
Свя­ти­тель был без­ды­ха­нен. Умыв ли­цо свое, он ис­пу­стил дух.
От­пе­ва­ние Мос­ков­ско­го ар­хи­пас­ты­ря со­вер­ши­лось 25 но­яб­ря в тра­пез­ной церк­ви Чу­до­ва мо­на­сты­ря. Мо­щи свя­ти­те­ля Фила­ре­та по­ко­ят­ся в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре вме­сте с мо­ща­ми свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия Мос­ков­ско­го.
Ве­ли­кий мо­лит­вен­ник и пост­ник, свя­ти­тель Фила­рет по­дви­гом всей жиз­ни стя­жал бла­го­дат­ные да­ры Свя­то­го Ду­ха, ко­то­рые яв­ля­лись через него лю­дям.
В од­ном дво­рян­ском се­мей­стве брат и сест­ра не схо­ди­лись во мне­нии о мит­ро­по­ли­те Фила­ре­те. Сест­ра по­чи­та­ла его за про­зор­лив­ца, а брат вы­ска­зы­вал­ся о нем скеп­ти­че­ски. Од­на­жды брат воз­на­ме­рил­ся об­ма­ном ис­пы­тать его про­зор­ли­вость. Он пе­ре­одел­ся в бед­ное пла­тье и от­пра­вил­ся на Тро­иц­кое по­дво­рье. Мит­ро­по­ли­ту он ска­зал, что его по­стиг­ло несча­стье – сго­ре­ла усадь­ба – и по­про­сил о по­мо­щи. Свя­ти­тель вы­нес ему день­ги со сло­ва­ми: «Вот вам на по­го­рев­шее име­ние». Вер­нув­шись до­мой, он с по­хваль­бой рас­ска­зал сест­ре об об­мане, чем огор­чил ее. А на дру­гой день из его де­рев­ни при­шло из­ве­стие о по­жа­ре. По­ра­жен­ный этим со­бы­ти­ем, по­го­ре­лец от­пра­вил­ся на Тро­иц­кое по­дво­рье про­сить про­ще­ния у свя­ти­те­ля.
Еще при зем­ной жиз­ни мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та мно­гие из бо­ля­щих и от­ча­яв­ших­ся в по­мо­щи вра­чей ис­ка­ли чрез него, чрез его бла­го­сло­ве­ние и мо­лит­ву все­силь­ной по­мо­щи от Бо­га.
Дочь од­но­го мос­ков­ско­го диа­ко­на бы­ла при смер­ти. Несчаст­ный отец, от­прав­ля­ясь в цер­ковь, где дол­жен был со­слу­жить мит­ро­по­ли­ту Фила­ре­ту, про­стил­ся с ней, не на­де­ясь уже за­стать ее в жи­вых. Пе­ред ли­тур­ги­ей диа­кон по­про­сил свя­ти­те­ля по­мо­лить­ся об уми­ра­ю­щей до­че­ри. Свя­ти­тель ска­зал: «Мы вме­сте с то­бой по­мо­лим­ся», – и вы­нул за нее часть просфо­ры. «Не уны­вай, Гос­подь ми­ло­серд», – про­мол­вил он, бла­го­слов­ляя диа­ко­на по со­вер­ше­нии ли­тур­гии. До­ма диа­кон, к ве­ли­ко­му изум­ле­нию и неска­зан­ной ра­до­сти, за­стал дочь вне опас­но­сти. Вско­ре она со­вер­шен­но вы­здо­ро­ве­ла.
У мос­ков­ско­го куп­ца слу­чи­лось вос­па­ле­ние в ру­ке и вра­чи ре­ши­ли от­нять ее. На­ка­нуне опе­ра­ции к жене боль­но­го при­шла зна­ко­мая ста­ро­об­ряд­ка. Узнав о тя­же­лом со­сто­я­нии куп­ца, она с на­смеш­кой ска­за­ла: «По­че­му же вы не об­ра­ти­тесь к ва­ше­му мит­ро­по­ли­ту, ведь вы по­чи­та­е­те его за свя­то­го». Злую из­дев­ку же­на куп­ца при­ня­ла за вра­зум­ле­ние и тот­час от­пра­ви­лась к свя­ти­те­лю про­сить его по­мо­лить­ся о тяж­ко страж­ду­щем му­же. Мит­ро­по­лит Фила­рет, вы­слу­шав прось­бу, вы­звал к се­бе их при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка и ве­лел ему при­ча­стить боль­но­го и 40 дней по­ми­нать его о здра­вии за ли­тур­ги­ей. Ве­че­ром то­го же дня боль­ной уви­дел во сне мит­ро­по­ли­та, бла­го­слов­ля­ю­ще­го его. На дру­гой день, по­сле то­го, как ку­пец при­ча­стил­ся, к нему при­е­ха­ли док­то­ра де­лать опе­ра­цию, но с нема­лым удив­ле­ни­ем они уви­де­ли ре­ши­тель­ную пе­ре­ме­ну в со­сто­я­нии боль­но­го, и нуж­да в опе­ра­ции от­па­ла.
Один кре­стья­нин по пу­ти в Моск­ву сбил­ся с до­ро­ги и, не на­хо­дя ее по слу­чаю силь­ной ме­те­ли, в из­не­мо­же­нии упал. Но вот он ви­дит при­бли­жа­ю­щу­ю­ся к нему тень и, по­ла­гая, что это ка­кой-ни­будь зверь хо­чет его рас­тер­зать, он на­чи­на­ет мо­лить Бо­га о про­ще­нии гре­хов сво­их и при­зы­ва­ет на по­мощь всех свя­тых. По при­бли­же­нии те­ни он ви­дит стар­ца неболь­шо­го ро­ста в чер­ной ря­се и ша­поч­ке, ко­то­рый спра­ши­ва­ет его: «Кто ты и от­ку­да?» И ко­гда кре­стья­нин объ­яс­нил ему все по­дроб­но, ста­рец бе­рет его за ру­ку, го­во­ря: «Что ты так упал ду­хом, встань, я до­ве­ду те­бя до се­ле­ния». Кре­стья­нин, чув­ствуя, что его си­лы об­но­ви­лись, встал, и они вдво­ем лег­ко до­шли до се­ле­ния. До­шед­ши ста­рец и го­во­рит: «Оста­вай­ся, Гос­подь с то­бою, те­перь ты вне опас­но­сти». Кре­стья­нин со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти, упав на ко­ле­ни, спра­ши­ва­ет: за ко­го он дол­жен мо­лить­ся. Ста­рец го­во­рит: «Мо­лись за Фила­ре­та Мос­ков­ско­го» и с эти­ми сло­ва­ми стал неви­дим.
Дол­го по­том хо­дил этот че­ло­век в Москве по раз­ным мо­на­сты­рям, ста­ра­ясь отыс­кать сво­е­го из­ба­ви­те­ля и, хо­тя на­хо­дил мо­на­ше­ству­ю­щих это­го име­ни, но не узна­вал в них сво­е­го по­мощ­ни­ка. Про­жив в Москве несколь­ко дней, он уже со­брал­ся в об­рат­ный путь. Про­хо­дя ми­мо Ни­коль­ских во­рот Крем­ля, он встре­ча­ет­ся с неиз­вест­ным куп­цом, ко­то­рый, ви­дя его пе­чаль­ным и по­ла­гая, что он нуж­да­ет­ся в по­со­бии, на­ме­ре­вал­ся по­дать ему ми­ло­сты­ню, но тот не при­нял ее. На во­прос незна­ком­ца о при­чине его скор­би он рас­ска­зал о слу­чив­шем­ся. Вы­слу­шав его рас­сказ, незна­ко­мец го­во­рит: «Ве­ро­ят­но, те­бя спас наш мит­ро­по­лит», и ука­зал ему до­ро­гу на Тро­иц­кое по­дво­рье, ку­да кре­стья­нин от­пра­вил­ся немед­лен­но и при­шел в то са­мое вре­мя, ко­гда вла­ды­ка, воз­вра­тясь из Си­но­даль­ной кон­то­ры, вы­хо­дил из ка­ре­ты. Кре­стья­нин тот­час узнал его и, ки­нув­шись на ко­ле­ни, вос­клик­нул: «Вот мой из­ба­ви­тель!» Вла­ды­ка ве­лел ему за­мол­чать и сле­до­вать за со­бою в ком­на­ты, где кре­стья­нин рас­ска­зал ему все по­дроб­но. Вы­слу­шав его, вла­ды­ка ска­зал: «Не при­пи­сы­вай это­го мне, но мо­лись пре­по­доб­но­му Сер­гию – это он те­бя со­хра­нил». При этом вла­ды­ка дал ему об­ра­зок пре­по­доб­но­го Сер­гия.
Па­мять свя­ти­те­лю Фила­ре­ту, ка­но­ни­зи­ро­ван­но­му в 1994 го­ду, со­вер­ша­ет­ся 19 но­яб­ря – в день бла­жен­ной кон­чи­ны.

 

МОЛИТВЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Тропарь святителю Филарету, митрополиту Московскому и Коломенскому

глас 4
Ду́ха Свята́го благода́ть стяжа́в,/ богому́дре святи́телю Филаре́те,/ и́стину и пра́вду ра́зумом просвеще́нным/ лю́дем пропове́дал еси́,/ мир и ми́лость се́рдцем умиле́нным/ стра́ждущим яви́л еси́,/ я́ко учи́тель ве́ры и страж неусы́пный/ па́ству росси́йскую жезло́м пра́вости сохрани́л еси́./ Сего́ ра́ди ко Христу́ Бо́гу дерзнове́ние име́я,/ моли́ дарова́ти Це́ркве утвержде́ние,// и душа́м на́шим спасе́ние.

Кондак святителю Филарету, митрополиту Московскому и Коломенскому

глас 2
Я́ко и́стинный подража́тель преподо́бнаго Се́ргия,/ доброде́тель измла́да возлюби́л еси́,/ богоблаже́нне Филаре́те./ Я́ко па́стырь пра́ведный и испове́дник непоро́чный,/ по святе́м преставле́нии/ от безбо́жных поруга́ние и поноше́ния прия́л еси́,/ Бог же зна́меньми и чудесы́ тя просла́ви// и засту́пника Це́ркве на́шея яви́.

Кондак святителям Московским

глас 3
Во святи́телех благоче́стно пожи́сте,/ и лю́ди к Богоразу́мию наста́висте, и до́бре Бо́гу угоди́сте,/ сего́ ра́ди от Него́ нетле́нием и чудесы́ просла́вистеся,// я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.
Молитва святителю Филарету, митрополиту Московскому и Коломенскому
О, пресла́вне и богому́дре святи́телю Христо́в Филаре́те, Росси́йския Це́ркве свети́льниче, земли́ на́шея похвало́ и гра́ду Москве́ украше́ние! Ты житие́м и служе́нием твои́м трие́м вселе́нским святи́телем был еси́ подо́бник: Вели́кому Васи́лию – я́ко бытие́ су́щих изъясни́л еси́, Це́ркве Бо́жия и та́ин Христо́вых строи́тель до́брый яви́лся еси́, и́ноческих уста́вов быв ре́вностный исполни́тель и покрови́тель; Богосло́ву Григо́рию – я́ко, небота́инственных созерца́ний о Святе́й Тро́ице и о Бо́зе Сло́ве сподо́бивыйся, сих иску́сный провозве́стник яви́лся еси́; Златоу́стому Иоа́нну – я́ко неусы́пный пропове́дник и учи́тель покая́ния наро́да Бо́жия был еси́. И ны́не, вку́пе с ни́ми предстоя́ во сла́ве Престо́лу Бо́жию и хода́тайствуя о нас, моли́: Це́ркви Росси́йстей на ка́мени испове́дания правосла́вныя ве́ры утвержде́нней бы́ти, стране́ на́шей мир и едине́ние дарова́ти, па́стырем сло́во Боже́ственныя И́стины пра́во пра́вити, град Москву́ и па́ству твою́ от вся́ких напа́стей сохрани́ти. Святу́ю оби́тель, иде́же почива́ют честны́я мо́щи твоя́, по заве́том преподо́бнаго Се́ргия, я́ко учени́к его́ при́сный, до́бре упра́ви; и́ноки в по́двизех укрепи́; наста́вники умудри́; зва́нныя к па́стырскому де́ланию, уча́щияся ве́ре и благоче́стию в вертогра́де твое́м духо́внем, соде́лай избра́нны и досто́йны служе́ния сего́. При́зри с Небесе́, святи́телю, на ны, ча́да твоя́, и да́руй те́плым твои́м хода́тайством ко Го́споду в за́поведех Его́ нам преспева́ти, ве́ру тве́рду, любо́вь нелицеме́рну и благоче́стие до после́дняго часа́ сме́ртнаго сохрани́ти, да непосты́дно предста́нем Спаси́телю на́шему Го́споду Иису́су Христу́, Ему́же со Отце́м и Святы́м Ду́хом подоба́ет сла́ва, честь и поклоне́ние, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

 

АКАФИСТ СВЯТИТЕЛЮ ФИЛАРЕТУ, МИТРОПОЛИТУ МОСКОВСКОМУ И КОЛОМЕНСКОМУ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

Кондак 1
Избраннаго Богом на служение Церкве Российския и преемника святителей Московских, яко архипастыря Христова, поборника истины и ревнителя благочестия, достойно чтуще тя, Филарете, благодарственное пение восписуем о тебе Господу. Ты же, ходатайственно предстояй Престолу Божию, о нас присно молися, да с любовию зовем ти:
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Икос 1
Ангел паствы Российския явился еси в житии твоем, святителю Филарете, охраняя и защищая ю и болезнуя сердцем о Отечестве твоем. Ныне же, с лики Небесными совокуплен, наипаче молишися за ны, усердно прославляющих тя и зовущих:
Радуйся, святителей Московских преемниче и в благодати им наследниче;
Pадуйся, яко Петр град Москву возлюбивый.
Радуйся, яко Алексий о нем усердно моливыйся;
Pадуйся, яко Иона бодрственне град стрегий.
Радуйся, яко Макарий русских святых ревностно почитавый;
Pадуйся, Филипповым подвигом утверждавыйся.
Радуйся, Иовлеву благочестию подражавый;
Pадуйся, Ермогеновою любовию ко Отечеству распалаемый.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 2
Видяще Божия благодати обильное излияние, разумеем тя, святителю, яко сосуд, исполненный премудрости и разума, страха Божия и благочестия. Темже благодарственно вопием Подателю всех благ: Аллилуиа.
Икос 2
Разумея промышление Божие о себе, святителю Филарете, во вся дни живота твоего тщался еси присно воли Божией покарятися и на Господа единаго все упование возлагати. Темже мы прославляем тя сице:
Радуйся, от утробы матерни Господем избранный;
Pадуйся, от пелен твоих Его возлюбивый.
Радуйся, от юности твоея Бога взыскавый;
Pадуйся, до конца Ему верен бывый.
Радуйся, во вся дни Богу неленостно трудивыйся;
Pадуйся, и в нощи Ему бодренно моливыйся.
Радуйся, выну пред Господем ходивый;
Pадуйся, в сердце твоем присно Его носивый.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 3
Сила Вышняго умножи ревность твою ко благочестию, святителю Филарете, егда восприял еси монашеский чин и основание крепкое лествицы добродетелей поставил еси. Сего ради, прославляюще подвиги твоя, вопием хвалебную песнь Богу: Аллилуиа.
Икос 3
Имея разум богоприятный, востекл еси, святителю, к познанию истины Христовы. Мы же, словесы твоими в вере утвердившеся, похвалы, яко кадило умное и благовонное, приносим ти, взывающе сице:
Радуйся, Богом Словом наученный;
Pадуйся, Духом Святым вразумленный.
Радуйся, богодухновенныя книги изъяснивый;
Pадуйся, многия писания святых отец верным преподавый.
Радуйся, исповедание веры уяснивый;
Pадуйся, глад духовный словом Божиим утоливый.
Радуйся, свобождение угнетенным возвестивый;
Pадуйся, деяньми своими паству российскую духовно обогативый.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 4
Бурю внутрь имея помышлений сумнительных о житии своем, пиит российский в уныние прииде. Богомудрый же глагол твой услышав, святителю Филарете, яко не всуе жизнь от Бога нам дадеся, благодарне вразумися. Мы же, назидающеся сим, со умилением Богу вопием: Аллилуиа.
Икос 4
Слышавше пастыри Христовы по всей России славное имя твое, святителю Филарете, к тебе, яко премудрому архипастырю, притекаху, ищуще совета, наставления и защищения. Такожде и мы, от тебе наставление приемлюще, радостно взываем сице:
Радуйся, архиерейством от Бога почтенный;
Pадуйся, крест сего служения смиренно понесый.
Радуйся, тайн Божиих премудрый строителю;
Pадуйся, вечери Господней благоговейный совершителю.
Радуйся, апостолов и святителей преемниче;
Pадуйся, благодати их достойный наследниче.
Радуйся, лика святых сопричастниче;
Pадуйся, Царствия Небеснаго присный жителю.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 5
Боготечная звезда на небе церковнем возсиял еси, святителю Филарете, мрак греховный озаряя и тьму неверия просвещая. Темже явился еси всем ищущим спасения яко светильник путеводный, научая воспевати Христу Богу: Аллилуиа.
Икос 5
Видяще людие российстии, святителю Филарете, усердное твое служение во дни бедствий народных и сугубое попечение о сущих во узах, возблагодариша Господа, даровавшаго тя, столпа Церкве нашея. Мы же, прославляюще и тайная благая деяния твоя, ныне Промыслом Божиим явленная, воспеваем сице:
Радуйся, Коломны благое прозябение;
Pадуйся, Лавры Сергиевы благоуханный цвете.
Радуйся, града Петрова преизящный столпе;
Pадуйся, Твери преименитое укращение.
Радуйся, Ярославля преславное величание;
Pадуйся, первопрестольныя Москвы похвало.
Радуйся, Руси святыя ликование;
Pадуйся, всем притекающим к тебе радование.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 6
Проповедника златоустаго вемы тя, святителю Филарете, словом Истины нравы благия утверждая, заблуждшыя исправляя, грешныя обличая. Сего ради, восхваляюще тя, песнь Богу воздаем: Аллилуиа.
Икос 6
Возсиял еси евангельски на свещнице церковнем яко светильник, верху горы стояй, святителю Филарете, образ верным показав словом, житием, любовию, верою и чистотою. Сего ради вопием ти:
Радуйся, Христа ради во уметы вся вменивый;
Pадуйся, подвигом добрым подвизавыйся.
Радуйся, от юности себе воли Божией предавый;
Pадуйся, молитву всем сердцем возлюбивый.
Радуйся, слову Божию наученный;
Pадуйся, послушанию навыкнувый.
Радуйся, в терпении душу твою спасый;
Pадуйся, в смирении Богом превознесенный.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 7
Хотя в монашестве смиренно житие проводити, потщался еси, святе, суеты мира сего избегнути. Промысл же Божий, вящшее о тебе промышляя, постави тя священноархимандрита обители Сергиевы и святителя Церкве Российския. Мы же, дивящеся сему, поем Богу: Аллилуиа.
Икос 7
Новый показася рачитель и устроитель скитов и обителей, святителю Филарете, да вси, хотящии шествовати узким путем, спасительную жизнь в них обрящут. Темже вопием ти:
Радуйся, соблазнами мира не прельстивыйся;
Pадуйся, обеты монашества исполнивый.
Радуйся, преподобнаго Сергия от юности возлюбивый;
Pадуйся, посещением его утешенный.
Радуйся, преподобнаго Антония, яко духовнаго отца и собеседника имевый;
Pадуйся, преподобнаго Серафима усердно почитавый.
Радуйся, пустынное житие в сердце носивый;
Pадуйся, яко сего ради скиты в Лавре Троицстей насадивый.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 8
Странное и дивное чудо являет днесь храм Христа Спасителя, тобою, святителю Филарете, в воспоминание победы христолюбиваго российскаго воинства основанный, в годину же безбожия до основания разрушенный и ныне милостию Божиею возрожденный. Мы же, о сем благодаряще Бога, вопием: Аллилуиа.
Икос 8
Весь был еси всем, святителю Филарете, яко архипастырь милостивый и отец добрый чадолюбивый и всякое дело с разсуждением во благо Церкве Божия творяй. Темже зовем ти:
Радуйся, храма Христа Спасителя основателю;
Pадуйся, благолепия церковнаго ревнителю.
Радуйся, священства богомудрый архипастырю;
Pадуйся, монашествующих наставниче.
Радуйся, церковных уставов хранителю;
Pадуйся, лжемудрствований искоренителю.
Радуйся, во благих делех помощниче;
Pадуйся, в добрых намерениих поспешниче.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 9
Всяк возраст и чин человеческий удивишася обилию благодати Божией, в тебе действующей, еюже, немощь телесную духом препобеждая, многая труды подъял еси, Богу взывая: Аллилуиа.
Икос 9
Ветии многовещаннии и мудрецы века сего умолкаху при гласе богомудрых словес твоих, святителю. Мы же, дивящеся Духу благодати премудрости и разума, обильно действующу в тебе, верно вопием:
Радуйся, философе велемудрый;
Pадуйся, проповедниче преизящный.
Радуйся, благовестниче златоустый;
Pадуйся, наставниче предобрый.
Радуйся, заблуждших исправление;
Pадуйся, безбожных вразумление.
Радуйся, суемудрых посрамителю;
Pадуйся, боголюбцев покровителю.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 10
Спасти хотя душу твою, святителю Филарете, крест Христов яко благое иго на рамо подъял еси и с любовию за Господем последовал еси, поя Ему: Аллилуиа.
Икос 10
Стена крепкая был еси, святителю Филарете, Церкве и пастве твоей Российстей, защищая и ограждая от нападающих и гонящих ю. Темже мы, прославляюще тя яко поборника веры и благочестия, зовем:
Радуйся, о пастве твоей присно сердцем болезновавый;
Pадуйся, о благостоянии отечества твоего слезно моливыйся.
Радуйся, грядущая России, яко темный облак, предведевый;
Pадуйся, во искушениих к терпению паству твою призывавый.
Радуйся, ересей мужественный посрамителю;
Pадуйся, раскола ревностный врачевателю.
Радуйся, заблуждших кроткий вразумителю;
Pадуйся, отеческих обычаев твердый блюстителю.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 11
Пение всякое подобает воздати ти, святителю Филарете, ты бо смирением приобрел еси высокая, послушанием воли Божией стяжал еси благодать Святаго Духа. Сего ради прославльшему тя Богу вопием: Аллилуиа.
Икос 11
Яко светоприемное зерцало Христа, Солнца умнаго, начертал еси, святителю Филарете, в сердце твоем зраки Горних вещей, к разуму Божественному наставляя зовущия ти:
Радуйся, светильниче, миру Богом данный;
Pадуйся, к святительству Господем призванный.
Радуйся, под иго Христово выю преклонивый;
Pадуйся, бремя Его кротко подъемый.
Радуйся, искушения мужественне претерпевый;
Pадуйся, язвы Господа Христа в сердце твоем носивый.
Радуйся, любовию Христовою осиянный;
Pадуйся, светом ея просвещенный.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 12
Благодать святительства дарова Господь ти, богомудре Филарете, да грешныя обличиши, немощныя укрепиши, кающияся возставиши и всем вся будеши, да всяко некия спасеши. Сего ради благодарственно Богу поем: Аллилуиа.
Икос 12
Поюще честное преставление твое, святителю Филарете, в немже Господу с радостию предстал еси, прославляем тя, яко воистину умножившаго во сто крат данный ти талант, и с любовию вопием:
Радуйся, христианския кончины сподобивыйся;
Pадуйся, от родителя твоего усопшаго кончину предузнавый.
Радуйся, яко в день преставления твоего Божественную литургию совершил еси;
Pадуйся, яко на Небеси со святыми водворился еси.
Радуйся, во обители преподобнаго Сергия погребенный;
Pадуйся, от безбожных по смерти телесное поругание претерпевый.
Радуйся, яко мощи твоя во время благоприятно обретошася;
Pадуйся, яко в стольный град мощами святыми твоими возвратился еси.
Радуйся, святителю Филарете, веры Православныя богомудрый учителю.
Кондак 13
О, богомудре святителю Христов Филарете, учителю премудрый и златоусте Российский! Приими молебное сие пение и умоли Господа нашего Иисуса Христа сохранити в чистоте и святости Церковь Русскую, отечеству нашему благостояние даровати, нам же, ученьми и писаньми твоими наученным, Царствие Небесное улучити, идеже вкупе с тобою радостно будем воспевати Ему: Аллилуиа.
Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й и кондак 1-й
Молитва святителю Филарету, митрополиту Московскому и Коломенскому
О, преславне и богомудре святителю Христов Филарете, Российския Церкве светильниче, земли нашея похвало и граду Москве украшение! Ты житием и служением твоим трием вселенским святителем был еси подобник: Василию Великому – яко бытие сущих изъяснил еси, Церкве Божия и Таин Христовых строитель добрый явился еси, иноческих уставов быв ревностный исполнитель и покровитель; Григорию Богослову – яко неботаинственных созерцаний о Святей Троице и о Бозе Слове сподобился еси и сих искусный провозвестник явился еси; Иоанну Златоустому – яко неустанный проповедник и учитель покаяния народа Божия был еси. И ныне, вкупе с ними предстоя во славе Престолу Божию и ходатайствуя о нас, моли Церкви Российстей на камени исповедания Православныя веры утвержденней быти, стране нашей мир и единение даровати, пастырем слово Божественныя Истины право правити, град Москву и паству твою от всяких напастей сохранити. Призри с Небесе, святителю, на ны, чада твоя, и даруй нам теплым твоим ходатайством ко Господу в заповедех Его преспевати, веру тверду, любовь нелицемерну и благочестие до последняго часа смертнаго сохранити, да непостыдно предстанем Спасителю нашему Господу Иисусу Христу, Емуже со Отцем и Святым Духом подобает слава, честь и поклонение ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

 

 

 

Преподобные Варлаам пустынник, Иоасаф,
царевич Индийский, и отец его, царь Авенир

 

ЖИТИЯ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

В Ин­дии, неко­гда по­лу­чив­шей хри­сти­ан­скую ве­ру через бла­го­вест­во­ва­ние свя­то­го апо­сто­ла Фо­мы, пра­вил царь Аве­нир, идо­ло­по­клон­ник и же­сто­кий го­ни­тель хри­сти­ан. Дол­го не бы­ло у него де­тей. На­ко­нец, ро­дил­ся у ца­ря сын, на­зван­ный Иоаса­фом. При рож­де­нии ца­ре­ви­ча муд­рей­ший цар­ский звез­до­чет пред­ска­зал, что ца­ре­вич при­мет го­ни­мую его от­цом хри­сти­ан­скую ве­ру. Царь, же­лая предот­вра­тить пред­ска­зан­ное, при­ка­зал вы­стро­ить для ца­ре­ви­ча от­дель­ный дво­рец и рас­по­ря­дил­ся, чтобы ца­ре­вич не услы­шал ни од­но­го сло­ва о Хри­сте и его уче­нии.
До­стиг­нув юно­ше­ско­го воз­рас­та, ца­ре­вич ис­про­сил у от­ца раз­ре­ше­ния вы­ез­жать за пре­де­лы двор­ца и уви­дел то­гда, что су­ще­ству­ют стра­да­ния, бо­лез­ни, ста­рость и смерть. Это на­ве­ло ца­ре­ви­ча на раз­мыш­ле­ния о су­ет­но­сти и бес­смыс­лен­но­сти жиз­ни, и он стал пре­бы­вать в тяж­ких раз­ду­мьях.
В то вре­мя в да­ле­кой пу­стыне под­ви­зал­ся муд­рый от­шель­ник пре­по­доб­ный Вар­ла­ам. Бо­жи­им от­кро­ве­ни­ем он узнал о страж­ду­щем в по­ис­ках ис­ти­ны юно­ше. Вый­дя из пу­сты­ни, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам под ви­дом куп­ца от­пра­вил­ся в Ин­дию и, при­быв в го­род, где на­хо­дил­ся дво­рец ца­ре­ви­ча, объ­явил, что при­вез с со­бой дра­го­цен­ный ка­мень, об­ла­да­ю­щий чу­до­дей­ствен­ны­ми свой­ства­ми ис­це­лять бо­лез­ни. При­ве­ден­ный к ца­ре­ви­чу Иоаса­фу, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам стал из­ла­гать ему хри­сти­ан­ское ве­ро­уче­ние в ви­де притч, а за­тем и «от Свя­та­го Еван­ге­лия и Свя­тых Апо­стол». Из на­став­ле­ний Вар­ла­а­ма юно­ша ура­зу­мел, что дра­го­цен­ный ка­мень есть ве­ра в Гос­по­да Иису­са Хри­ста, уве­ро­вал в Него и по­же­лал при­нять Свя­тое Кре­ще­ние. Окре­стив ца­ре­ви­ча, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам за­по­ве­дал ему пост и мо­лит­ву и ото­шел в пу­сты­ню.
Царь, узнав, что сын его стал хри­сти­а­ни­ном, впал в гнев и скорбь. По со­ве­ту од­но­го из вель­мож царь устро­ил пре­ние о ве­ре меж­ду хри­сти­а­на­ми и языч­ни­ка­ми, на ко­то­рое под ви­дом Вар­ла­а­ма явил­ся маг и ча­ро­дей На­хор. На­хор дол­жен был при­знать се­бя в пре­нии по­беж­ден­ным и та­ким об­ра­зом от­вра­тить ца­ре­ви­ча от хри­сти­ан­ства. Через ви­де­ние во сне свя­той Иоасаф узнал об об­мане и при­гро­зил На­хо­ру лю­той каз­нью, ес­ли тот ока­жет­ся по­беж­ден­ным. Убо­яв­ший­ся На­хор не толь­ко по­бе­дил языч­ни­ков, но и сам уве­ро­вал во Хри­ста, рас­ка­ял­ся, при­нял Свя­тое Кре­ще­ние и уда­лил­ся в пу­сты­ню. Царь пы­тал­ся от­вра­тить сы­на от хри­сти­ан­ства и дру­ги­ми сред­ства­ми, но ца­ре­вич пре­одо­лел все со­блаз­ны. То­гда по со­ве­ту вель­мож Аве­нир вы­де­лил сы­ну по­ло­ви­ну цар­ства. Свя­той Иоасаф, став ца­рем, вос­ста­но­вил хри­сти­ан­ство в сво­ей стране, от­стро­ил за­но­во церк­ви и, на­ко­нец, об­ра­тил в хри­сти­ан­ство сво­е­го от­ца ца­ря Аве­ни­ра. Вско­ре по­сле Кре­ще­ния царь Аве­нир пре­ста­вил­ся, а свя­той ца­ре­вич Иоасаф оста­вил цар­ство и ушел в пу­сты­ню на по­ис­ки сво­е­го учи­те­ля стар­ца Вар­ла­а­ма. В те­че­ние двух лет стран­ство­вал он по пу­стыне, тер­пя на­па­сти и ис­ку­ше­ния, по­ка на­шел пе­ще­ру пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, спа­сав­ше­го­ся в без­мол­вии. Ста­рец и юно­ша ста­ли под­ви­зать­ся вме­сте. Ко­гда при­бли­зи­лось вре­мя кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, он от­слу­жил ли­тур­гию, при­об­щил­ся Свя­тых Та­ин и при­ча­стил свя­то­го Иоаса­фа и с тем ото­шел ко Гос­по­ду, про­быв в пу­стыне 70 лет из про­жи­тых ста лет. Со­вер­шив по­гре­бе­ние стар­ца, свя­той Иоасаф остал­ся в той же пе­ще­ре, про­дол­жая пу­стын­ни­че­ский по­двиг. Он про­был в пу­стыне 35 лет, ото­шел ко Гос­по­ду, до­стиг­нув ше­сти­де­ся­ти­ле­тия.
Пре­ем­ник свя­то­го Иоаса­фа по цар­ству, Вара­хия, по ука­за­нию неко­е­го от­шель­ни­ка на­шел в пе­ще­ре нетлен­ные и бла­го­ухан­ные мо­щи обо­их по­движ­ни­ков, пе­ре­нес их в свое оте­че­ство и пре­дал по­гре­бе­нию в церк­ви, воз­двиг­ну­той пре­по­доб­ным ца­ре­ви­чем Иоаса­фом.

 

МОЛИТВЫ

РАЗВЕРНУТЬ ТЕКСТ »

 Тропарь преподобному Иоасафу, царевичу Индийскому
глас 4
От духо́внаго наста́вника научи́вся,/ царю́ Иоаса́фе, Бо́га позна́ти,/ Креще́нием же просвети́вся,/ лю́ди к ве́ре обрати́л еси́,/ и отцу́ твоему́ от купе́ли прие́мник быв,/ ца́рство оста́вив, пусты́ню дости́гл еси́,/ и в ней трудолю́бне подвиза́лся еси́./ Моли́ Христа́ Бо́га со учи́телем твои́м Варлаа́мом,// спасти́ся душа́м на́шим.

Ин тропарь преподобному Иоасафу, царевичу Индийскому

глас 4
Из чре́ва ма́терня/ прекра́сное вселе́ние бысть Свята́го Ду́ха,/ пресла́вне Иоаса́фе,/ и от блаже́ннаго Варлаа́ма безце́нный би́сер, Христа́,/ в се́рдце свое́м прия́л еси́,/ и Боже́ственным Креще́нием Индию просвети́л еси́,/ оте́ческое же нече́стие испра́вль,/ приведе́ его́ от тьмы ко све́ту Богоразу́мия/ и, оста́вив тле́нное на земли́ ца́рство,/ пусты́ню дости́г и своего́ учи́теля,/ те́мже на Небесе́х от Живонача́льныя Тро́ицы/ венце́м ца́рским венча́ся,// моли́ о нас, чту́щих честну́ю твою́ па́мять.

Тропарь преподобному Варлааму Индийскому

глас 8
Слез твои́х исто́чники пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нныя, сия́я чудесы́, Варлаа́ме о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак преподобному Иоасафу, царевичу Индийскому

глас 8
Ве́дый твое́ из младе́нства благо́е изволе́ние, Иоаса́фе, еди́н сердцеве́дец Бог,/ и от ца́рствия земна́го в мона́шеское пребыва́ние приведы́й тя,/ вели́кому Варлаа́му после́довати сподо́би./ С ни́мже и ны́не го́рний Иерусали́м всесве́тлый оте́чество име́я,/ жела́емыя добро́ты красно́ наслажда́яся Святы́я Тро́ицы,/ мо́лим тя, ца́рская красото́,// помина́й нас, ве́рою чту́щия тя.
Ин кондак преподобному Иоасафу, царевичу Индийскому
глас 8
Ве́дый твое́ из младе́нства благо́е изволе́ние, Иоаса́фе,/ еди́н сердцеве́дец Бог,/ и́бо от ца́рствия земна́го во и́ноческое пребыва́ние приведы́й тя,/ и вели́кому Варлаа́му восле́довати сподо́би тя,/ и со А́нгелы с ним в Неизрече́нном Све́те водвори́ся;/ с ни́мже Святе́й Тро́ице предстоя́,/ мо́лим тя, ца́рское красото́,// помина́й нас, ве́рою пра́зднующих па́мять твою́.